Ирис Ленская №1

По ту сторону купола

По ту сторону купола
Работа № 513

Он проснулся ранним утром. Протер глаза и осмотрелся. Пыль золотыми частицами дышала в воздухе. Он не спеша подошел к окну и толкнул рукой тяжелую створку. Воздух обжег ему легкие, как ненасытное пламя обжигает протянутые к нему заледеневшие руки.

Он смотрел за стекло. Вглядывался в густые зеленые деревья, в шумные потоки далекого водопада и слушал. Слушал, как тихо, капля за каплей, утекает Время. Сегодня ему исполнялось восемнадцать. Отец собирался отвести его к обрыву — туда водили всех, кто достигал совершеннолетия. Это был ритуал. Особый обряд посвящения.

За стеной он услышал шорох легких шагов. Обернулся и, встретившись глазами с отцом, опустил голову в знак уважения. Широкая шершавая рука потянулась к нему и мягко взъерошила волосы.

—Ты готов?— Спросил отец.

Он кивнул головой.

— Я покажу тебе то, что когда-то показывал мне мой отец. Следуй за мной.

Они покинули дом и пошли по широкому полю по направлению к горизонту.

—Как ты себя чувствуешь? — Спросил отец после долгого молчания.

— Как будто я изменился.

— Так и должно быть. В восемнадцать лет все меняются.

— Что со мной будет? — Спросил юноша и немного поежился.

—Ты научишься видеть. Как наши предки.

— Но я же вижу все вокруг прямо сейчас.

— Это другое. Ты поймешь со временем.

Он кивнул.

— А что еще?

— Ты научишься слышать.

— Как краснокрылая птица? — и его глаза загорелись подобно звездам.

— Именно, — и отец рассмеялся.

На дорогу ушла большая часть дня.

К закату они пересекли черту, отделяющую этот Мир от того, что лежал далеко внизу.

— Вот мы и на границе, — в голосе отца звучала тревога. — Будь осторожен. Здесь очень древние ступени.

Они медленно спускались внутрь широкой пропасти. С каждым их шагом солнце оказывалось все ниже, пока совсем не скрылось из виду. Яркие полосы розовой краски, разлитые по небу, стекали за его край. Юноше показалось, что стало тише. Они достигли последней площадки, прижимающейся к отвесному утесу. Когда отец остановил его, преградив рукой путь, юноша не слышал ничего. Будто в мире и вовсе не существовало звуков. Но потом раздался голос отца — такой непреодолимо громкий, что хотелось зажать уши.

— Смотри! Вон там, внизу, — то, ради чего мы здесь.

Юноша напряженно вглядывался в пропасть, стараясь разобрать хоть что-то сквозь молочную пелену тумана.

— Я ничего не вижу! — С жаром воскликнул он.

— Подожди немного. Твои глаза скоро привыкнут.

Он всматривался, слезы мешали ему смотреть, но он утирал их и всматривался снова. И вдруг туман отступил, и он увидел бесконечный прозрачный купол, а под ним целый Мир и едва различимые фигуры, не останавливающиеся ни на минуту.

— Кто это? — Спросил он у отца.

— Это люди. Я уже рассказывал тебе про них.

— Что они делают? Почему двигаются так быстро?

— Это способ их жизни. С рождения они стремятся стать старше, потом создать семью, а потом не успевают оглянуться, как смерть подступает совсем близко.

— Зачем ты показываешь мне это? Зачем привел сюда?

—Люди могут многому тебя научить. Смотри, как они стараются опередить Время. Настолько, что, порой, сами забывают, кто они на самом деле. Не все, конечно, живут в таком темпе. Есть те, которые чувствуют Время и свободно движутся в его потоке. Но таких очень мало.

Юноша смотрел вниз, сквозь купол, на фигуры, мелькающие повсюду. Он видел тех, кто бежал из последних сил, а потом падал замертво. Он видел тех, кто поднимался, едва упав, и начинал нескончаемый круг заново.

— Почему они падают?

— Они умирают. А потом поднимаются, но ничего не помнят, и все повторяется вновь.

Внутри юноши что-то сжалось в комок и никак не хотело распутываться.

— Освободи их! — Вдруг закричал он. — Освободи, разве ты не можешь?

Отец с удивлением посмотрел на сына.

— Я бы с радостью это сделал. Но, видишь ли, тут я бессилен. Ведь люди сами делают это с собой.

— Но должен же быть выход!

— Он найдется, со временем. Когда они все поймут, и сами разорвут эту бесконечную цепь.

— А пока мы будем просто смотреть на них?

— Да. А что нам еще остается? В Мире, где бессильны Боги, люди обладают невероятной силой.

Юноша смотрел на прозрачный купол, и сердце бешено нашептывало ему свои мысли. Он дотронулся рукой до того места, где под кожей оно наливалось свинцом, и попытался хоть немного успокоить его. Но от этого его тело лишь сильнее содрогнулось.

— Видишь? — Спросил отец. — Они бегут, чтобы обогнать Время, не задумываясь над тем, что это в принципе невозможно. С момента возникновения нашей вселенной они стремятся совладать с ним, не понимая, что чем больше они пытаются взять его под контроль, тем быстрее оно сокращает им жизнь. Это взаимообратный процесс.

— Значит, чем больше обращаешь внимания на Время, тем быстрее оно течет?

— Да. И чем меньше ты думаешь о нем и чем больше просто наслаждаешься моментом — тем оно бесконечней.

— Это и есть посвящение?

— Еще нет. Оно будет завтра на рассвете. А теперь нам нужно устроиться на ночлег. На этом уступе не так уж удобно, но что поделаешь.

Отец быстро уснул, но юноше никак не спалось. Он придвинулся к самому краю уступа и, свесив голову, стал разглядывать Мир из теней и света. И не заметил, как глаза его закрылись, а густой туман вместе с воздухом заполнил легкие.

Яркий свет, направленный прямо на него, заставил открыть глаза. Он сразу понял: что-то изменилось. Дыхание. Оно стало учащенным. Сердце. Оно стало биться в десять раз быстрее. Он огляделся: повсюду были те самые фигуры. «Люди...», — подумал он. Вдруг кто-то толкнул юношу с такой силой, что его отнесло к ближайшей стене дома.

— Дорогу! Дорогу! — Крикнул кто-то и исчез в калейдоскопе диковинных фигур.

Он с трудом поднялся на ноги и сделал несколько шагов. Могучий поток быстро движущихся существ подхватил его и понес в неизвестном направлении. Ему пришлось бежать, чтобы сохранить себе жизнь.

— Куда все бегут? — Крикнул он фигуре, бежавшей рядом с ним.

— Время! Его слишком мало! — Ответил ему кто-то из толпы и указал рукой назад.

Юноша обернулся. Во всю ширину горизонта расползалась черная грозовая туча, постепенно накрывая весь Мир.

«Смерть…», — догадался он.

Вдруг в нескольких шагах от него человек, начав задыхаться, упал на землю. Юноша хотел помочь, но потом осознал, насколько бессилен. Он продолжил бежать. Повсюду мелькали лица, голоса, обрывки домов и полей. Но вскоре силы стали покидать его. Юноша почувствовал резкую слабость и упал навзничь, стараясь поймать ртом воздух. Последнее, что он видел — серые фигуры, бегущие в непрерывном потоке...

Кто-то с силой теребил его за плечо. Он открыл глаза и с жадностью вдохнул. Отец, склонившийся над ним, не спускал с него глаз.

— Ты в порядке?

Юноша отчаянно замотал головой.

— Что ты чувствуешь?

— Страх. И отчаяние. Но, в то же время, и спокойствие, ведь я уже в безопасности.

Серебристые глаза отца смотрели внимательно и выжидающе.

— Неужели в действительности всё так? Где-то далеко есть существа, которые не умеют ощущать жизнь? Как же они живут?

— Ты видел, как они живут.

— Но ведь это не жизнь! Настоящая жизнь не в погоне за Временем, а в ощущении момента.

— Я рад, что ты это понял.

— Теперь я научусь видеть?

— Всему свое время. Сначала тебе нужно осознать то, что сейчас произошло.

— И потом я буду готов?

— Да, потом ты будешь готов. Теперь нам пора возвращаться.

— Но как же те люди, под куполом?

— А что ты можешь сделать?

— Ничего..., — Ответил юноша и отвернулся.

Мысль о бегущих фигурах не давала ему покоя.

«Я должен как-то помочь…, — шептал он себе. — Но как?».

«В Мире, где бессильны Боги, люди обладают невероятной силой»,—вспомнились ему слова отца. Наконец, он принял решение. Тихо прошел по полу и выпрыгнул через окно на мягкую траву. И побежал изо всех сил к границе Миров.

У обрыва его встретил рассвет. Юноша улыбнулся ему и спустился по ветхим ступеням. Добравшись до последней площадки, покрытой мхом и усыпанной камнями, он подобрался к самому краю и изо всех сил зажмурил глаза.

Сначала ничего не выходило. В голове было слишком много мыслей, которые не давали покоя. Но потом он кое-что вспомнил. «Слушать», — сказал он себе. И расслабил каждую клеточку своего тела. Вокруг стояла полная тишина, только мысли звучали внутри, словно песня сотен голосов.

«Их нужно чувствовать,— прошептал он, — вдыхать, как воздух, пропускать сквозь себя».

За вдохом последовал толчок. Юноша открыл глаза: и снова тени, бегущие вперед. Он посмотрел на свои руки: они были прозрачными, как и все тело.

— Им не увидеть меня! — С досадой воскликнул он. — Почему же вчера было иначе?

Люди проносились мимо, пробегали сквозь него и совершенно не замечали. Юноша встал в самую середину потока, широко раскинув руки, но никто даже не посмотрел в его сторону. В миг, когда он окончательно потерял надежду, что-то с силой врезалось в него, сбив с ног. Он с испугом осмотрелся — перед ним стоял человек, и не меньший испуг и удивление горели в его глазах.

— Кто ты? — Выдохнул незнакомец.

— На вашем языке мне не дано имени, — уклончиво ответил юноша.

— Почему ты здесь? — спросил человек, стараясь устоять на ногах — настолько силен был поток бегущих людей.

— Я здесь, чтобы помочь все изменить.

— О чем ты говоришь?

— Я говорю про твою жизнь. Про жизнь каждого, кто находится здесь.

Незнакомец молчал. Он смотрел по сторонам, и глаза его все больше расширялись от удивления.

— Да что же это! — Вдруг закричал он. — Что же мы делаем?

Незнакомец вгляделся в тучу, которая приближалась с горизонта.

— Смысл не в том, чтобы ускорить Время, и не в том, чтобы замедлить его. Смысл в том, чтобы чувствовать его и ощущать,— прошептал он.

Пробегающие бросали удивленные взгляды на одинокую фигуру, стоящую на месте посреди огромного потока.

— Не дури! — Услышал он чей-то пронзительный крик. — Времени слишком мало!

Незнакомец посмотрел на говорившего. Он впервые в жизни спокойно разглядел чье-то лицо.

— Остановись! — Крикнул он в ответ. — Остановись хоть на минуту!

Человек замедлил шаг и подошла к нему.

— Смотри! — Незнакомец развел руки в стороны. — Когда прекращается бег, вокруг тебя возникает целый Мир!

Человек с удивлением смотрел по сторонам. На его глазах бесконечные серые стены, кроме которых, как казалось, не существовало ничего, вдруг исчезли, а вместо них появился лес, наполненный птичьими песнями и голосом ветра.

— Как же здесь красиво! — Прошептал он. — Я помню, как гулял здесь в детстве.

— Помоги мне остановить всех! — Крикнул незнакомец и растворился в шумном потоке.

Они останавливали людей, и те, вздохнув полной грудью, помогали им остановить остальных. Когда их стало достаточно много, они преградили всем путь, встав во всю ширину потока. И те, кто останавливался хоть на миг, замечали преображение Мира.

Потом кто-то указал на небо. Туча почти совсем перестала приближаться.

— У нас получилось! — Слышались голоса со всех сторон.

Незнакомец с улыбкой оглядел толпу. Ему показалось, он увидел смутное очертание маленькой фигуры, наблюдающей за происходящим. Он пристально посмотрел на нее и опустил голову в знак уважения.

***

И снова кто-то настойчиво тряс его за плечи. Юноша открыл глаза и увидел испуганное лицо отца.

— Что ты наделал? — Воскликнул тот.

— Я хотел лишь помочь им,— ответил юноша, но внезапный оглушительный треск заставил его замолчать и посмотреть вниз.

— Купол! — Раздался пронзительный возглас отца. — Он рушится!

Далеко внизу невидимая людям стена начала рассыпаться. Она падала легкими хлопьями, как падает снег ранней зимой. Люди не видели этого, но чувствовали, что что-то меняется.

— Они смогли..., — прошептал отец. — Теперь все в их руках. Что ты сделал? — Спросил он юношу.

— Я всего лишь открыл им глаза.

— Похоже, ты слишком уж быстро взрослеешь, — улыбнулся отец и протянул ему руку. — Теперь нам придется придумать новый обряд посвящения.

Они поднялись по ступеням и направились к дому.

Многие с тех пор приходили к границе и наблюдали за людьми.

И учились у них тому, чему не может научить ни одно бессмертное существо.

И однажды туда пришел тот, кто навсегда изменил обряд посвящения.

Его восемнадцатилетний сын удивился жителям невиданного Мира.

И когда они поднялись по ступеням, за их спинами заиграл рассвет.

И первые лучи солнца осветили две фигуры, пересекающие границу Миров.

-1
511
Гость
12:20
Мощно. Душевно. Жизненно и все остальные синонимы.
Я даже не знаю можно ли это отнести к фентези. Это скорее философия. Автор посторался. Спасибо
01:56
Это похоже на рассказ-притчу. Начало прописано неплохо, потом все действие кажется смазанным. Особенно та часть, где юноша попадает под купол. Уж слишком схематично и в то же время размыто. tired
Чистый текст, что встречается очень редко. Есть попытки собственной стилизации, это хорошо.
Стоящая за рассказом мысль актуальна, общество западного образца действительно бежит вперёд и не смотрит по сторонам, тем самым упуская саму жизнь. Да, этот рассказ – попытка пофилософствовать, рассказ-притча.
Но с философией нужно уметь обращаться. Её нужно прятать под сюжетными линиями либо агрессивно атаковать ею. Третьего варианта не дано, потому что третий вариант – вялотекущее действие с уклоном в морализаторство, а это скучно и нудно.
Не впечатляют боги, отстранённые от мира познавшие дзен высшие существа. Такая подача богов не просто избита, а растоптана толпой всех пожелавших ею воспользоваться. Хорошо, что среди них возник бунтарь, который решил во что бы то ни стало донести дзен до людей, это хоть немного скрашивает стандартную подачу.
Но и историю такого бунтаря нужно уметь преподнести, уметь показать все действующие в ней силы. Потому что такой бунтарь столкнётся с сильнейшим противодействием как богов, так и людей: никому не нравятся попытки пойти против устоявшегося положения вещей. Этого противодействия здесь почти нет. Что, снова, выливается в низкий градус накала и приходит к той же проблеме ничем не прикрытого морализаторства.
00:33
Итак, люди совершают ошибки. Убивают друг друга, предаются порокам, и так далее. Но это их выбор. Их самостоятельное решение, так жить, и этом заключается определенная сила, как справедливо замечает герой повествования. Оказывается, стоит сказать им банальщину сорта «Смысл не в том, чтобы ускорить Время, и не в том, чтобы замедлить его. Смысл в том, чтобы чувствовать его и ощущать», как все проблемы человечества решаться сами собой. Так ли это? Для проверки предлагаю читателю обращаться с этой мантрой к случайным прохожим и повторять ее самому примерно с такой же частотой. Если оно поможет – то мы узнаем об этом из газет, потому что человечество «перескочит» на новый виток развития. Только не думаю, что оно поможет. Путь человечества труден и тернист.
Я не сторонник литературы, показывающей как «одним ударом» решить все проблемы. Это подход скорее боксерский, да и притом на соревновании, на ринге. В жизни, увы, по-другому получается.
Философию из повествований не уберешь, если к этому есть склонность, но надо убирать догматизм и раскрывать характеры героев, тогда, как приправа к пище, она сделает ее вкуснее, а не уничтожит вкус, заменив его привкусом.
12:28
слишком много «он»
вторично, банально, пошло
нового ни на грамм
ценность текста нулевая
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин

Загрузка...
Ekaterina Romanova №1