Олег Шевченко №1

Викс. Из воспоминаний внучки хранительницы Диоль...

Викс. Из воспоминаний внучки хранительницы Диоль...
Работа № 519

Я была еще ребенком, когда бабушки не стало. Она была хранительницей Оракула в том времени, где нам больше никогда не оказаться. История ее жизни будет восхищать тауков даже спустя поколения. Ее воспоминания бережно хранятся потомками и передаются из рук в руки, из уст в уста. Она была частью чего-то большего, чем мы являемся сейчас. Она жила на границе двух миров: нашего мира и мира душ, который был утерян для нас, который отныне мы познаем лишь после смерти. В ее памяти восхождение последнего да’Лорда Лардана, легенды о любви да’Лорда и Инги, его великая жертва ради спасения своего народа, великое переселение, явление наследницы правящей династии и ее правление, становление нашего народа. Им мы обязаны жизнями. Их жертвы позволили нам обрести наше будущее, отчего она останется в моей памяти навсегда. Она прожила счастливую жизнь, но век ее закончился раньше, чем должен был. Болезни взяли над ней верх, но это не помешало ей стать частью меня и моей жизни. Я помню, как она рассказывала мне о своей судьбе.

«Я расскажу тебе историю. Эта история принадлежит многим таукам. Я одна из них. Когда-то давно мир был совсем другим. Пандора была нашим домом. За ее щитом мы чувствовали себя в безопасности. Нами правила да’Лорд Касайге́бе́. Я помню ее, как мудрую и справедливую правительницу. Знаешь, ведь раньше женщины не могли править. Трон переходил по наследству от отца к сыну. Она чудом взошла на престол. Под ее началом мы процветали. Я тогда была еще ребенком. Моя семья погибла. Мама пожертвовала жизнью, что бы спасти мою сестру, а отец, пожалуй, отца у меня и не было никогда. Я для него была важна только как наследник, но не более. Его заменил мне отец сестры. Он любил меня искренне и не забывал никогда, пока был жив. Но он не мог взять меня к себе. Я осталась совсем одна. Именно она помогла мне. Она пристроила меня, отдала под опеку хранителей. Хранитель Марра вырастил и воспитал меня. Помню, как впервые увидев меня, он сказал, что направит на истинный путь. И он не нарушил своих слов. Однажды его не стало, он навсегда остался жить в моем сердце. Тогда я приняла решение стать хранителем. Хранители на Пандоре были особенными тауками. Они помогали да’Лорду поддерживать связь с Оракулом, через который наш правитель был связан с Повелителем. Ше’Рон, так звали нашего Повелителя, жил в мире душ, параллельном нашему. Он оберегал нас во времена Великой боли – межгалактической войны. С его помощью да’Лорд Касайге́бе́ когда-то одержала победу в битве, ставшую переломной в войне, которая длилась пять поколений правителей. Хранители поддерживали баланс между душой да’Лорда и Ше’Рона, помогали ему сдерживать его. Это опасная работа. Однажды я могла лишиться жизни, как уже однажды было, когда да’Лорд Касайге́бе́ взошла на престол. Трон пустовал всего день, но стоило это нескольких жизней. Но мне было все равно. Я мечтала об этом с тех самых пор, как умер хранитель Марра. Служение женщин было не возможным. Слишком велика ответственность и риск, но желание мое было столь велико, что даже Оракул подчинился ему. Я стала хранителем. С тех пор благосостояние Оракула и правителя стало моим главным долгом и целью.

Я знаю, тебе сейчас не понятно кто такие хранители. В нашем новом мире они больше не нужны. Мы победили своего главного врага, того, который многие годы мы считали нашим покровителем. Но тогда хранители служили великой цели – сохранение баланса между мирами. В этом равновесии заключалась наша великая сила. Мы могли проникать в мир душ и черпать из него знания, которые делали нас сильнее. Даже будущее было открыто нашему правителю. Это помогло нам стать самой развитой и мощной цивилизацией в Коалиции и даже за ее пределами. Никто не мог сравниться с нами. Но мы платили большую цену за такую власть. Многие отдали за это свои жизни. Но это была цена за спасение миллиардов жизней тауков на всей планете, и за ее пределами. Ведь Пандора – столица Коалиции, и если ее не станет, в Коалиции наступит хаос. Наши враги ждут этого, ждут возможности взять верх, но им придется ждать еще очень долго.

Жизнь хранителя не отличается разнообразием, но было в ней то, ради чего многие отдали бы все, что у них было. Мы имели доступ к абсолютному знанию. Все тауки были связаны между собой. Мы могли общаться мысленно, могли делиться знаниями. Хранители имели особый доступ к этим знаниям. Внутри Пандоры располагался Арканиум. Это огромная библиотека, вместилище для мудрости целых поколений. В нем всем правили его служители. Они собирали знания по всей Вселенной и сохраняли их там. Мы же делали их частью нас и общества. Вот что мы знаем о Занзе до великого переселения? Ты знаешь, что она была необитаема. Ее просторы были пустынными, пока да’Лорд не приняла решение о строительстве колоний для нашей эвакуации. Она ведь предвидела, что нам придется покинуть Пандору, только вот она думала, что Пандора погибнет, а все сложилось совсем иначе. Я узнала об этом из Арканиума. Я проводила там половину своей жизни. Вторую половину я проводила у Оракула. Две составляющие моей души: знания и чувства. Да, Оракул был проводником души, а значит и ее чувств. Как удивительно было переживать, пропускать через себя эмоции других тауков. Я чувствовала боль потери ребенка, не имея детей на тот момент, я не один раз хоронила родителей, хоть и не своих. А сколько раз я выходила за муж, сколько раз я обретала и теряла, не совершая этого. Чувствуя то, что чувствуют другие, ты меняешься. Ты начинаешь понимать остальных, потому что проживаешь с ними их жизни. Это помогает обрести и собственный покой, особенно когда в твоей жизни именно покоя и не хватает.

Еще в детстве я познакомилась с Ларданом. Это сын да’Лорда Касайге́бе́, наследник правящей династии, в чьих жилах текла королевская кровь. Я всегда считала его своим другом, как и он меня. Наша шайка, состоящая из его двоюродного брата, сына Мракаала, Греймена и невесты Лардана Силеции, с которой мать обвенчала его еще в подростковом возрасте. По положению нашей шайки никто из нас не имел право быть собой. На нас всегда смотрели, равнялись, хотели быть похожими. Но Лардан всегда оставался верен себе, и это мне нравилось в нем. Я знала, что он никогда не предаст, потому что не умеет врать и притворяться. Но правду он всегда говорил в глаза, отчего конфликты были частыми. Греймен же, напротив, был полон загадок, как и его отец, его сердце полыхало огнем горячим и ярким. Силеция всегда была словно каменная. Непреступная и сильная, но даже малейший удар мог расколоть ее на части. Ее улыбки удостаивались лишь избранные. Я в их числе никогда не задерживалась.

Однажды да’Лорд вызвала меня к себе. Она долго говорила о судьбе Коалиции, о моей роли в ней. Но больше всего мне запомнились ее слова о ее сыне. Она свято верила, что он изменит наш мир, что в этом его предназначение, и что каждый имеет свою роль в его пути. Я тоже имела ее. Она спросила, смогу ли я поклясться ей в вечной верности ее сыну. Я поклялась, не раздумывая, в туже секунду. Она благословила меня. Я тогда поверила в ее слова, слепо поверила, и только потом осознала, насколько она была права. Шли годы, а я все яснее видела это.

Думаю, у каждого в жизни наступает момент, когда жизнь делится на «до» и «после». У меня таких моментов было не мало, и я расскажу тебе о некоторых из них. Инга появилась на Пандоре внезапно. Как горели ее глаза, когда она впервые шла по Пандорианскому дворцу. Я наблюдала со стороны. Словно тень я преследовала ее. Мне хотелось узнать Ингу прежде чем знакомиться. И я узнала. Я узнала в ней себя. Как явно, словно я смотрела в зеркало. Мы отличались с ней лишь обстоятельствами, но не более. Как завороженная она смотрела на мой мир. Я однажды так же смотрела на Землю. Все так знакомо, но так необычно. Словно я снова дома, хоть и впервые здесь. Наша мама еще была жива. Видеть Ингу спустя столько лет для меня было невероятно, тем более что она не знает обо мне и о том, что я ее сестра. Она легко влилась в нашу компанию. Я не смогла сказать ей сразу, да и остальные не знали. Я молчала. Но мы сближались. Однажды наши жизни оказались под угрозой. Я испугалась, что мы умрем, а она так и не узнает правды. Я выпалила ей все тут же. Одно мгновение мне понадобилось, что бы усомниться. Вдруг она не полюбит меня, вдруг не примет. Она приняла это, но поистине увидела во мне родного человека только спустя пару дней. Она так крепко и тепло обняла меня, что я поняла, что теперь не одна. Помню, как мы впервые поссорились, в Арканиуме, из-за Лардана. Я даже не понимаю, как это вышло. Она вдруг стала кричать на меня. Только потом поняла, что она попросту ревновала.

О любви Инги и Лардана ходят легенды. Ведь эта любовь вечная и нерушимая. Он отдал свою жизнь ради своего народа, а она, не раздумывая, последовала за ним во имя их любви. Такая великая и такая противоречивая их любовь потрясла всех. Он помолвлен, она наследница титула ре’ргара Земли. При этом он постоянно борется с Ше’Роном, который время от времени одерживал над ним верх и завладевал его телом. Когда это происходило, никто не был способен остановить его. Одной силой мысли он приковывал людей к земле, пронизывая невероятной болью. Один из таких моментов я запомнила особенно. Я стояла за дверьми, наблюдала. Инга шла вдоль комнаты к нему ровно, боль не могла охватить ее. Лардан не позволял ему. Он не мог сдержать его против себя, но не против нее. Я тогда даже не представляла, что любовь может быть настолько сильна. Я всегда считала Лардана привлекательным, он был приятен мне, но не более. Он относился ко мне так же. Но как нежно он касался рук Инги. Когда он поцеловал ее, всю планету накрыла волна. Ше’Рон не выстоял против нее. Это и была любовь, ее сила, ее всепоглощающая сила. Я мечтала полюбить когда-нибудь так же.

Когда Ше’Рон пал и Пандора погибла вместе с ним, планета переродилась, впитав душу Лардана. Инга осталась с ним. Она объявила, что они поженились и Лардан желает, что бы Силеция и Греймен повели нас за собой в новый мир. Я тогда виделась с ней в последний раз. Таукам нельзя было возвращаться, пока Лардан полностью не возродится. Мы улетели. Тогда я впервые узнала о том, что Греймен и Силеция влюблены друг в друга. Их чувства не были похожи на любовь Инги и Лардана, но все же они были вместе до самого конца. Я улетела вместе с ними. Я была еще очень слаба. Последствия покушения на мою жизнь еще давали о себе знать. Меня серьезно ранили, а потом еще несколько раз, пока я убегала. Я выжила лишь потому, что была хранителем, мою боль со мной разделили остальные тауки. Все мы связаны, были связаны. Теперь все иначе. Той связи больше нет, и никогда не будет. Мы можем сами вершить свои мысли, мы свободны, но мы так же одиноки и потеряли способность сочувствовать.

Греймен и Силеция часто обращались ко мне за советом. Перед ними стал большой вопрос, когда мы все добрались до Занзы. Все тауки были обеспечены ресурсами, у них был кров и защита в колониях. Но что дальше? Нам пришлось начинать жизнь с чистого листа. Не было ни привычного для нас общества, ни правителя, ни духовного чина. Тауки в одно мгновение осиротели. Сначала шок не давал им даже пошевелиться, но время шло, и они начинали понимать, что контроль потерян. Общество никто не строил, и оно взяло на себя эту заботу. Беспорядки охватили нас всех. Каждый тянул одеяло на свою сторону, но оно натянулось между тысячами рук, и вот-вот должно было лопнуть. Инга снова совершила великую жертву. Нет ничего дороже для матери, чем ее дитя. Она отдала таукам свой самый великий дар – свою дочь. Я прилетела за ней на Лардан. Он весь полыхал словно еще один круг ада. Я не видела ее, она покорно наблюдала откуда-то издалека, как дитя покидает ее. Я чувствовала на себе ее взгляд, она была счастливой. Ей было горько отдавать единственное свое счастье, но ради благополучия дочери и народа она была готова сделать это. Появление малышки на Занзе стало спасением для всех нас. В ее жилах текла кровь правящей династии, ведь это была дочь Инги и Лардана. Ее право на трон было неоспоримо, поэтому борьба за власть прекратилась. Ее признали и приняли как правительницу. Отныне трон наследовался женщинами. Мы решили, что рождение девочки было знаком тому, что нам пора что-то менять. Силеция растила ее как дочь. Теперь их с Грейменом слово уважали и слушали. Они подняли тауков с колен, а юная да’Лорас Валь’Дарэ помогла нам снова подняться на самый верх иерархии Коалиции.

Я расскажу тебе еще об одном моменте моей жизни, который изменил меня. В те времена возникло много легенд. Одна из них о великой дитхе.

«Когда наш мир нетленный пал,

Нас всех его огонь объял.

Но приручив его в руках,

Мы обрели власть в двух мирах».

Она появилась внезапно, ее сила росла с каждым днем. Она жила в каждом из нас, но не каждый смог ужиться с ней. Я ощутила ее присутствие спустя несколько недель после великого переселения. Руки были теплее, чем обычно. Иногда казалось, будто они горят. Потом это тепло стало разливаться по телу. Меня бросало в жар, стоило мне разозлиться. Когда на меня попытались напасть, она проявилась впервые. Сложно сказать, кто это был. Возможно те, кто совершил покушение на меня, пытались довершить начатое, возможно это был случайный таук. Он напал на меня, ударил. Я упала на землю. Из моих рук вдруг разлилось голубое пламя. Земля горела, как и мои руки. Это пламя не жгло меня, я только чувствовала то самое тепло. Потом пламя объяло нападавшего. Он кричал, он горел в этом огне и погиб. Когда это случилось, огонь вдруг исчез. Его тело было обуглено, но ни на земле, ни на мне не было ни следа. Я испугалась и убежала. С тех пор я боялась, что это снова повторится и кто-нибудь еще пострадает. Я сторонилась других тауков. Когда жар охватывал меня, я убегала прочь. Меня спас твой дедушка. Он показал мне, что эту силу можно обуздать. Я не поверила ему, тогда он протянул мне руку и на его ладони вдруг появился голубой огонь. Он объял его пальцы. Твой дедушка прикоснулся ко мне, но огонь не обжигал меня. Потом он погас, а моя рука осталась в его руке с тех пор и на всю жизнь. Сегодня его нет с нами, но его огонь все так же горит в моей ладони и моем сердце.

Спустя несколько лет дитхе стала сильнее. Ее сила проявлялась в каждом тауке, прилетевшем на Занзу. И чем лучше ты владел ей, тем больше она становилась. Я, как и все, обучалась управлять ей. Дитхе можно было использовать в самых разных целях. Каждый сам выбирал, как применить свою силу, каждый имел свой талант. Я же скорее из любопытства, чем ради какой-то цели, изучала ее. Была и еще одна причина. Без контроля дитхе была опасна. Тауки поняли это позже, когда стали погибать в пожарах и взрывах. Порой дитхе принимала самые удивительные формы. Каждый сам создавал ее образ. Для меня это было пламя, как и для твоего дедушки. Для других она была похожа на поток энергии, третьи представляли ее как жидкость, четвертые вовсе как нечто твердое, например камень или металл. Позже тауки научились притворять ее в ту форму, которая была полезнее. Для защиты дитхе становилась твердой стеной, для нападения плазменным шаром, для исцеления живящей энергией и так далее. Мы многое потеряли, но обрели еще больше.

Нам с твоим дедушкой хватило нескольких месяцев, что бы понять, что мы созданы друг для друга. Я полюбила его с первого взгляда, с того самого момента, как он коснулся моей руки. Мы поженились. Спустя несколько лет у нас родился сын. Потом еще один ребенок. На этот раз дочь – твоя мама, и еще один сын. Я обрела любовь и семью. Тогда мое сердце и душа обрели покой. Такая судьба постигла многих. На Занзе снова воцарился мир».

Ее подвиги воодушевляли меня всегда. Я хотела быть похожей на нее. Быть такой же смелой, мудрой, сильной. Она всегда была для меня примером, моим героем. Я помню ее последние слова. Она говорила обо мне. Всю жизнь я старалась следовать им.

«Ты еще совсем малышка. Твоя жизнь только начинается. Тебе предстоит еще так много увидеть, так много познать. Запомни, ты должна быть сильной. Никто и никогда не должен помыкать тобой. Живи так, словно каждый день дарован тебе свыше последним, но помни о том, что в жизни для тебя действительно важно, иди к своей цели и не останавливайся ни перед чем. Я верю в тебя, я знаю, что твоя судьба особенная. И я благословляю тебя».

Она ушла. В мире душ стало одной светлой душой больше. Она всегда была его частью и теперь обрела в нем покой. Наш мир не идеален. Нам многому предстоит научиться, но я верю, как верила и она, что мы справимся, что мы будем сильными и она, возможно однажды вернувшись к нам, будет нами гордиться.

-1
536
23:38
+1
Это больше похоже на синописис масштабного романа. Читать рассказ в таком формате подачи информации непереносимо скучно. Герои напоминают картонные декорации. Какая-то сухая героическая хроника с воспеванием жертвенности и любви. Хитросплетения родственных связей может быть и сыграли бы, если бы этот конспект развернуть, вдохнуть в него жизнь и так далее.
02:45
+1
Обилие географических названий, странных слов и вычурных апострофов заставляет пожалеть об отсутствии алфавитного списка с объяснением того или иного слова и географической карты местности, а еще лучше в сочетании с астрономической картой, показывающей, где именно во Вселенной разворачивается описываемый эпос.
Такого рода карты не новость для фантастики, возьмите хоть Земноморье Урсулы Ле Гуин, спроецировавшей фантастические по красоте пейзажи Орегона на созданный ей мир волшебников.
Обилие патетики не позволяет проследить сюжетную линию, если она вообще есть.
Так что, как говорится, читайте классиков.
Мне кажется, что, в силу определённых причин, автор заслуживает похвалы уже за то, что написал на конкурс рассказ, который ещё и приняли.
А в общем… Люди по-разному реагируют на такое количество любви в тексте. Любовь – великая сила и в литературе тоже, но ей нужно уметь пользоваться, как «дитхе» из рассказа. В двух словах, чем глубже любовь спрятана в сюжетных линиях, тем она сильнее.
10:03
+1
Здравствуйте. Очень хороший конкурс и очень плохая работа. В действительности я уже написала 2 книги объемом в сумме около 500 тыс. знаков, плюс в процессе третья. Я влюблена в этот мир, поэтому хотела познакомить остальных с ним и написать как бы кратко обо всем. В итоге получилось не очень. Сейчас читала отзывы, критика уместна. Рассказа из двух с половиной книг не получилось, согласна. Сейчас развиваюсь в направлении рассказа. На самом деле очень сожалею, что не отправила сюда нормальный рассказ, а не пересказ книги. Но, честно, только благодаря этому конкурсу и критике, смогла увидеть, что могу писать и рассказы, короткие, интересные, с сюжетом. Не видела себя раньше в этом направлении. Пусть средний балл моего этого творения около двух с половиной))))))))) но я смогла увидеть, что могу больше и в следующий раз все получится)) спасибо за честную здоровую критику)
15:06
громоздко, коряво, скучно, путано
ничего нового
Касайге́бе́ это что за двойное ударение?
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Светлана Ледовская №1