Эрато Нуар №1

Солнце

Солнце
Работа № 522 Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Проснулся (или лучше- очнулся?) я в палатке один, стало быть, Солнце уже поднялся; так и думал, что встает он рано, даром что ли- Солнце. Голова раскалывалась, страшно хотелось пить, видимо, мой план по накачиванию себя спиртным реализовался успешно. Выбравшись на воздух, я увидел всех троих у разгоравшегося костра, и, широко махнув рукой в знак приветствия, пошел к дереву умыться водой из подвешенной к суку перевернутой пластиковой бутылки с обрезанным дном- гениальное походное изобретение по-моему. Слегка открутил крышку, чтобы прохладной вода полилась на руки, и уронил в ладони лицо. Пальцы слегка подрагивали.

-Кофе будешь?- спросил Серега. Я бы не отказался от глотка холодного пива, но не был уверен, что не опустошил вчера все запасы и кивнул.

-Искупаемся потом,- сказал Миха,- жара.

Искупаться хотелось. Освежить голову. И пива.

Вообще вылазка на природу в эти майские оказалась не такой уж плохой затеей, спасибо парням, что вытащили, иначе я бы опять шлялся по барам или сидел дома, набираясь. Невелика разница, что здесь, что в городе, но все лучше, чем одному. К тому же, если обычное твое душевное состояние- мука. Одиночество располагает к смакованию этого состояния.

Я умылся, сел рядом с ребятами и взял из рук Солнца стаканчик из твердой пластмассы со свежезаваренным кофе, жалея о притупленной похмельем остроте обоняния. Солнце же, напротив, с шумом вдохнул воздух над своим дымящимся стаканом и улыбнулся, подобно влюбленному.

Миха принялся нанизывать на шампуры мясо.

Как будто бы дождь обещали к вечеру,- закуривая сказал Серега,- надо бы выехать, чтоб успеть до него.

-Не будет дождя,- подал голос Солнце, по-детски обхватывая стакан обеими руками и повернулся к Мише,- помочь тебе?

Он отмахнулся:

-Успеете еще. Там мяса много.

На замечание Солнца по поводу дождя мы никак не отозвались- привыкли уже. Сказал не будет, значит, скорее всего, не будет. Но можно и поспорить: раньше мы частенько заключали пари, и я был в числе тех, кто всегда ставил на слова Солнца. Случалось и проигрывать.

Плотно вкрутив кружку в землю- она поначалу заваливалась набок, я пошел за телефоном в палатку. Открыл ленту новостей по привычке, отработанной годами с тех самых пор, как лет в 17 начал торговать акциями на бирже. Пробежал глазами по первым строчкам. Открыл ссылку. Продолжил читать. Сердце мое провалилось вниз.

-Пацаны,- севшим голосом позвал я и пошел вперед,- эй, парни,- и начал вслух.

- В метрополитене Москвы произошла серия из 4 терактов. Взрывные устройства сработали с периодичностью от семи до одиннадцати минут в вагонах поездов между станциями...

-Что?- потрясенный Миша встал.

Я не мог продолжать и протянул ему телефон.

- Там те же станции. Прочти.

- Твою мать,-сказал он.

- Какие те же станции?..,- Серега тут же запнулся и беспомощно посмотрел на нас,- как, те же станции?..

-Твою мать...-повторил Миха уже тише, вчитываясь.

-Надо узнать, как у всех дела. Поблизости ведь никто не живет? Я позвоню домой.

-Я наберу тоже... Миш?

-Да?

-Позвони, пожалуйста, Кате. Она все равно не возьмет, если я... Даже если все хорошо,- я не мог подобрать слова,- У тебя ведь есть ее номер?

Он кивнул.

Мы не отрываясь смотрели друг на друга, пока раздавались гудки в телефонах. В моем послышался далекий голос мамы. Очень далекий.

-Алло? Сынок?

-Да, мам. Вы в порядке? Ты ведь смотрела новости?

-Ой, да, милый, такой кошмар!...Столько взрывов в один день! Я уже позвонила тете Наташе- они собирались сегодня за шкафом ехать, забирать, помнишь я говорила? Они еще папу попросили помочь собрать его и я...ох, это так страшно!- в этот момент Миша покачал головой и беззвучно произнес: "Не берет." и я прервал взволнованную скороговорку матери,- мам, я рад, что с вами все в порядке. Прости, мне тут нужно позвонить еще кое-куда, ладно? Узнать, как дела. Самое главное, вы в норме.

- Да, милый, конечно, если что- звони!

- Целую, мам.

-Не берет,- повторил Миша вслух, когда я нажал на кнопку завершения вызова.

- Гудки идут?

-Да.

Сердце мое бешено стучало.

Серега, поговорив по телефону, и видимо, обретя присутствие духа, подошел к Солнцу и что-то тихо сказал ему. Солнце дернул вверх плечами:

- Я знаю. У них все хорошо.

Мы приблизились.

- Что- знаю?- с подозрением спросил Миша.

- Про теракты. Они мне сразу написали. Чтоб не переживал.

- Ты знал? Почему ты нам ничего не сказал?

Он виновато посмотрел на нас сверху вниз.

- Извините, ребят, я подумал- а что изменится? Даже если я скажу? Все ведь уже произошло.

- Блять, чувак, даже для тебя это уже перебор!- взорвался я, но тут же взял себя в руки.- слушайте, я поеду. В город. Мне нужно выяснить все ли в порядке с Катей.

Миша посмотрел на меня.

- Мы с тобой. Подвезем тебя. Чего тут торчать теперь.

- Нет, я,- и тут же осекся.- До города хорошо. Потом я сам.

Мне казалось, это действительно было нечто особенное. Любовь мне не пришлось завоевывать, все произошло обоюдно естественно: нам было легко друг с другом с первой же минуты знакомства, и эта непринужденность, помимо всего, что в ней радовало меня, будто стала залогом того, что рядом- мой человек. Я считал себя неплохим парнем, и мне пророчили вполне себе будущее. Я был доволен тем, что жизнь уже преподнесла мне и что обещала. С Катей я стал сильнее во сто крат. Стал жаднее до жизни во сто крат. Мне казалось- перед нами весь мир и мы его без труда завоюем, даже нет, он просто покорится нам, увидев, какие мы, бессовестно влюбленные и полные решимости быть счастливыми. Но я совершил банальнейшую ошибку всех влюбленных- начал рассматривать этот мир только как приложение к любимому человеку.

Она ушла за 15 недель до свадьбы, спустя три месяца, как сказала "да". Не спрашивайте почему- я и сам не имею представления. Другой мужчина, страх перед новым этапом отношений, неуверенность в сделанном выборе- я изводил себя предположениями о причинах ее ухода, после того, как месяц пытался добиться от нее объяснения. Всего каких-то четыре недели ада, исчисляемого для меня дежурствами у ее подъезда, и я наконец-то понял, что все кончено. Свет померк, конечно же, а я не придумал ничего лучше, чем запить.

Странно, что ни родители, обнаружившие тем несвойственную им чуткость, ни друзья не трогали меня, видимо, рассчитывая на то, что я сам возьму себя в руки. Что ж, спасибо за доверие, отвечал я мысленно, но это не входит в мои планы. Я боялся реальности, ибо реальностью была боль, и если уж алкоголь не справлялся с вверенной ему ролью болеутоляющего, то, упаси меня Господь, сталкиваться с явью на трезвую голову.

Пил я преимущественно в одиночестве. У меня сохранились кое-какие сбережения, отложенные на свадьбу и медовый месяц, да и первое время игра на бирже проходила в авторежиме, но скоро ошибки стали наслаиваться друг на друга, что не могло не сказаться на доходе. Не так давно я понял, что вот-вот окажусь в долговой яме. Однако поделать с собой ничего не мог. Я спекся. А все потому что безрадостное будущее замаячило на горизонте в то самое мгновение, когда я понял, что потерял ее, и все остальное уже меня не волновало.

Миха позвонил мне около недели назад и начал сразу с предложения выехать с ними на природу на все праздничные выходные.

-Отказы не принимаются!-противно ликующим голосом завершил он. После нескольких минут моих неуклюжих отговорок и его резонных возражений я ощутил, как во мне поднимается раздражение.

-Я не хочу, Миш. Прямо не хочу. Совсем. Давайте вы сами, а? Без меня.

Воцарилось молчание.

-Солнце отпускают с нами, знаешь,- сказал он вдруг серьезно. Снова выдержал паузу. Артист, блин. ,- Впервые за 7 лет, говорят, они отпускают его куда-то одного. Но он наотрез отказался без тебя. Я думал сделать тебе сюрприз, но ты упрям как осёл.

-Солнце?

-Да. Он сказал- либо вчетвером, либо никак.

Солнце был негласным талисманом нашего хоть и любительского, но любимого футбольного клуба, в котором мы с Серегой и Мишей играли трижды в неделю, хотя, по правде сказать, я уже больше года, как не играл ни во что, кроме...в общем, ни во что я не играл.

Обычной реакцией Солнца на все были молчание и улыбка. Иногда он невпопад разражался смехом, и это единственное с чем пришлось мириться в нем, но мы смирились очень быстро, так же быстро, как привязались к нему. Солнцем он стал из-за не сходящей с лица улыбки. Его обычно приводила мать, реже- отец, и всегда только на тренировки: выводить на поле родители его остерегались, поскольку чрезмерное волнение ему было противопоказано. Говорили, он перенес трепанацию черепа, когда ему только исполнилось 15 и так и не восстановился полностью. Но, кроме прочего, он был невероятно быстр в движениях, что заставляло нас частенько сожалеть, что он не в обязательном составе команды. И, хотите верьте, хотите нет, но с какого-то дня мы заметили, что если тренировка накануне игры проходила вместе с Солнцем, победа всегда оставалась за нами.

Солнце был Катиным любимцем. Она, мечтавшая стать писателем, выбрала его в герои своего первого рассказа- образ талантливого, но умственно ограниченного юноши пленил ее. Хотя, вероятно, пленил ее конкретно этот улыбающийся юноша.

Они могли подолгу разговаривать, устроившись на трибунах, и лицо ее в эти моменты освещалось нежностью. Никакой снисходительности, только живой интерес. Так, думал я, она будет смотреть на наших детей. Мне казалось, я знаю ее всю. И от этого всего сладко кружилась голова. Черт, так она мне нравилась.

Я не ожидал, что что-то заставит меня передумать, но это что-то нашлось.

-Окей,- сказал я,- я с вами.

А через четыре дня мы сидели в придорожной шашлычной, знаете, в каких, как правило, подают хорошее мясо и дешевую выпивку, и придумывали вопрос. Это когда-то сложилось у нас в традицию: выдумка несусветицы, подчиняющейся логическим законам. Что-то в духе Кафки, если пожелаете. И чаще всего она начиналась с вопроса: "А что если?.."- Миша стянул вопрос у Кинга из его книги про то, как сочинять истории. Обычно, после тренировок или игры, мы ехали компанией из 5-7 человек к Сереге, предварительно закупившись мясом и алкоголем, жарили у него на кухне ароматные стейки и со вкусом, немного, пили. Хотя, всякое бывало: иногда и надирались, иногда срывались в бары и надирались там- но все это с мальчишеской удалью, без желания забытья.

И всегда успевали задать вопрос: "А что если новая соседка сверху на самом серийный убийца, пытающаяся втереться в нашу компанию?", зная о том, что Серега на эту соседку с первого же дня запал.

Я скучал по всему этому, да. Но на этот раз вопросы все не клеились. Мы с Солнцем сидели напротив кассы, и прямо перед нами, под потолком висел маленький телевизор, транслирующий фильм про террористов.

- Их поймают в конце,- сказал Солнце.

- Фильм с печальным финалом,- усмехнулся Серега.

- А что если,- подхватил Миша ,- нам нужно устроить идеальный теракт? В метро, к примеру?

- О, круть,- сказал я,-Только идеальный- это какой?

- Ну минимум потерь с нашей стороны, максимум воздействия на мирных жителей, ну и чтобы главных зачинщиков, то есть- нас, не поймали.

- Или вообще избежать жертв с нашей стороны.- предложил я.

- Это как?

Когда я учился в колледже я постоянно искал способы подзаработать. Не то чтобы я рос в малообеспеченной семье, и не мог позволить уделять все свое время только учебе, но, как я уже говорил, я был неплохим парнем, а родители и так платили за мое обучение около ста тысяч в год. К тому же, в этом возрасте, уже острее встает вопрос о личных деньгах, а многие ребята обзаводятся отношениями, из которых, как следствие, вытекает необходимость трат на кино и цветы. Отношения, закончившиеся, правда, через пару лет, у меня были. Я был вполне влюблен и вполне самостоятелен, вот и ездил по разным собеседованиям. Но, учитывая, что мне не исполнилось и 17 лет, даже на постоянную работу курьера не приходилось рассчитывать, так что я перебивался случайными и сезонными заработками, вроде раздачи листовок у метро к случаю открытия нового салона красоты и уборки гаражей у соседей родителей. Хотя были и такие, от которых я открещивался сам.

Как-то я поехал на другой конец города, где меня и еще парочку ребят пригласили в обшарпанный подвал, вся обстановка которого состояла из стола, школьной доски на стене за ним и нескольких стульев, на которые нас и усадили. Вкратце обрисовав обязанности, нам выдали по огромной черной спортивной сумке, под завязку забитой книгами, и снабдили адресами офисов, детских садов, школ, в зависимости от жанра литературы, и пожелали нам прекрасных продаж. Меня хватило на полдня.

-А что если в этих сумках были бы не только книги?,- сказал я, после того, как живоописал эту историю 7летней давности.

Возникла пауза, давшая им время вникнуть в суть моего вопроса.

Миша закончил:

-И вы бы не знали, что вам и не нужно добираться до конечного пункта назначения.

-Точно,- подтвердил я,- И всем нам нужно было оказаться приблизительно одновременно в разных точках города.

-Прикольно.,- произнес Мишка после еще десятисекундного молчания.- На самом деле прикольно.

Солнце, поочередно смотрел на нас всех с обычной своей нездешней улыбкой и не особенно понимал, о чем мы говорим. А, возможно, и понимал, но молчал. Такой уж он был, никогда не угадаешь- с нами или нет. Сергей закурил. Я тоже потянулся за сигаретами.

-И какие бы это были станции?- спросил он.

-Ну, если предположить, что однодневный офис нашего ИП расположился бы где-нибудь в центре, для пущей солидности- должны же быть у террористов деньги, нет?- я зашел в интернет с телефона, загрузил картинку со схемой метро и положил телефон в центр стола,- то можно было бы наших ребят разослать, ну к примеру- сюда, сюда, сюда и сюда.- я ткнул в четыре точки на карте в разных частях света, почти случайно указав одной из станций ту, рядом с которой жила Катя. Видимо, не совсем случайно, поскольку тут же проговорил их названия вслух и развернул телефон к ребятам- со мной рядом сидел Солнце. Миша, знавший Катин адрес задержал на мне взгляд, но промолчал.

-Если соединить их ровного круга не выйдет,- заметил Сергей.

-Ну и что? Разница в 5-10 минут роли не сыграет, к тому же, в этом своя соль. Кто поручится за то, что после 1го взрыва будет второго? Или, что после 4го не будет 5ого? Штука в том, чтобы они не успели оклематься и среагировать.

-Кто- они?- спросил Миша и, мы будто слегка отрезвленные, поняли, как увлекла нас эта идея. Серега улыбнулся.

-Кто-нибудь. А вообще забавно. Можно написать об этом рассказ :"Идеальный теракт." Или пособие по терроризму.

-Да, как у Чака Паланика про создание бомбы.

-Да-да.- Миша кликнул официантку, чтобы заказать еще выпивки. Два бокала пива. Серега за рулем, Солнцу мы не наливали.

Выезжали к реке мы потом вместе с Солнцем на заднем сиденье- он захотел, и я радовался такой вот легко обнаруживающей себя привязанности.

-Ты все еще скучаешь по ней, да?- спросил он вдруг с серьезностью ребенка.

-Нет.- сказал я скорее от неожиданности, а не от желания отмахнуться, однако, ответ был засчитан тут же.

- Врешь,- с грустью произнес он и отвернулся к окну. Вру, подумал я. А еще подумал, что сегодня снова напьюсь.

Не стану утверждать, будто начал что-то подозревать на въезде в город. Слишком много мыслей роились в голове. И готов биться об заклад, думали все приблизительно об одном. Однако, никто не проронил ни слова о произошедшей трагедии в городе, в ключе шуточно выдуманного нами плана накануне. Четыре взрыва. Четыре станции метро. Это было слишком невероятное совпадение. И явно не из тех, которое хочется обсуждать.

Серега подал голос с заднего сиденья. В голосе слышалась тревога.

- Парни. Солнцу плохо.

Я обернулся. Солнце круто запрокинул голову на спинку сиденья и часто-часто дышал. Выглядело это и впрямь паршиво.

-Эй,- позвал я его,- Эй, чувак, ты чего?

-Что там?- Миша не отрываясь смотрел на дорогу.

- Хреново ему.

Солнце закрыл глаза и медленно по капле выдавил из себя.

-Все хорошо. Хорошо. Это от. Перенапряжения. Просто. Везите меня. Домой.

Слово перенапряжение не то, что бы насторожило меня, но на углу сознания мелькнуло:" От чего? Он ведь даже глазом не моргнул от всех этих новостей."

-Как скажешь, старина,- Миша бросил на меня взгляд,- ты с нами?

-Я доеду с вами до Ульянова, дальше сам.

-Окей.

Москва встретила нас своим обычным ритмом. Хотя, я не был уверен, что представляю, как должен выглядеть город после череды взрывов. Толпы людей на улицах, плачущие женщины, автомобили, брошенные в беспорядке на дорогах? Таксисты- волонтеры, подбирающие людей с остановок? Вероятно, что-то близкое к тому и происходит в центре, но на въезде в город все виделось спокойным.

Только вот Солнцу становилось все хуже. Дышал он уже не с такой частотой, напротив, медленно и неглубоко, будто боялся расходовать кислород. И находился в полной отключке.

"Надо поднажать.",- несколько раз чуть не вырывалось у меня, скорее просто из-за нервной необходимости нарушить тишину, но зная, что Миша и так жмет насколько это возможно, я молчал.

Мы все молчали.

- Странно в городе, да? То есть- странно, что все в нем так, будто ничего и не случилось.

Значит, не я один думал об этом.

-Наверно, странно. Я не знаю, как это бывает.

-Мама мне стала говорить что-то про бесплатное такси в городе, но из за ужасной связи, я толком не разобрал ничего,- отозвался Серега за моей спиной.

Я соглашаясь, кивнул. Связь и вправду оставляла желать лучшего.

Далекий голос мамы. Слишком далекий.

В голове моей что-то щелкнуло.

Повинуясь подспудному толчку, и обзывая себя последним дураком, я взял телефон и набрал мамин номер. И ставил лишь на то, что странностей сегодня и так предостаточно. Одной больше, подумаешь?

-Алло, сынок?

-Привет, мам. Как вы?

-Все хорошо, милый, смотрим сериал. Вы уже возвращаетесь?

-Да мам, возвращаемся,- я помолчал, не зная, как задать вопрос и не показаться при этом идиотом,- буду где-то часа через полтора,- с учетом заезда в Катин район выходило около того.

-Хорошо, дай мне знать за полчаса, я поставлю разогревать ужин.

-Хорошо. И мам?

-Да?

-Как там в городе?

-Что ты имеешь в виду?

-Ну все спокойно?

-В городе? Ну да. Обещали дождь, правда, но пока так и не пошел.

-Ну, значит, нам повезло. Ждите скоро. Обнимаю.

-Целую, сынок.

-Целую.- я нажал на кнопку отбоя.

Посмотрел на Мишу.

-Ребят, не скажу, что я в этом до самого конца уверен, но, кажется, никакого теракта не было.

-Как не было?

-А вот так. Мама ни сном ни духом.

-Ты же разговаривал с ней,- Он крепче сжал руль,- ты же звонил ей сразу после того, как мы узнали. И Серега звонил.

-Да, разговаривал. Или не с ней. Черт его знает. Но сейчас на вопрос о том, что в городе происходит, она начала говорить мне про погоду.

- Охренеть.

-Серег, позвони своим.

Он позвонил.

Через две минуты мы уже точно знали, что в городе все было в порядке. Никаких взрывов. Никаких смертей. Никаких пострадавших. Все шло своим чередом. Не считая, разумеется, прошедших праздников, и большего, чем обычно, сплыва людей за город.

-Это что за херня такая происходит, а?-Миша бросил в зеркало заднего вида быстрый взгляд,- самая небывалая херня в моей жизни. Может кто-то объяснить в чем дело?

Серега молчал.

-Вряд ли мы понимаем больше твоего,- произнес я.

Но, думаю, мы все понимали. Хотя, понимание - не совсем верное слово для того, что мы чувствовали. Я обернулся назад. Солнце оставался без сознания. "Ты все еще тоскуешь по ней, да?" Черт, ведь даже про шкаф тети Наташи знал.

-Высади меня на повороте, Мих. И везите его домой.

-Ты все таки поедешь? К Кате?

-Да. Сдается мне ради этого все и делалось.

-Что ты имеешь в виду?

-Не знаю. Я не знаю.

-Набери, когда будешь дома.

-Обязательно.

Я попрощался и вышел.

Доехал я до ее района на метро, что случалось довольно редко, когда мы встречались, и боль узнавания поначалу не давала о себе знать. Но когда я пошел по дороге по направлению к ее дому меня проняло. Я остановился. В глазах закипело, но, слава Богу, удалось сдержаться. Как удивительно, что мы так крепко чувствуем себя связанными с людьми, и местами, где были вместе с ними. Черт, ну не заплачу же я, так ведь? Не заплачу? Я с осторожностью, будто раненый, двинулся вперед. Потом ускорил шаг. Обогнул дом, противоположный Катиному, но значительно меньших размеров, и встал рядом с ним, прямехонько напротив ее подъезда. Что делать дальше, я не знал. И это замешательство привело меня к утешающей мысли, что сейчас я хотя бы понимал, насколько глупо вот так вот стоять и просто ждать, когда она пройдет мимо. Да, частный детектив из меня вышел бы первоклассный, но совершенно нечего тут торчать, проверяя себя на выносливость. Единственное, что я хотел узнать- в порядке ли она. Или, точнее- не стану ли я причиной того, что с ней будет что-то не в порядке. Жил же я без новостей о ней все это время. Я полез в задний карман джинс за зажигалкой и тут увидел ее. Черт побери, тут я ее увидел. Она поднималась по ступенькам, ведущим во двор- я зашел с другой стороны- слегка, будто бы сосредоточившись на какой-то светлой мысли, подняв лицо к небу. Как будто бы совсем не изменившаяся за..за полтора года года? А что могло в ней измениться за каких-то несчастных полтора года? Все такая же красивая. Не ослепительно, но умиротворяюще. В коричневом платье чулке, так она их называла, подчеркивающем все линии ее гибкой миниатюрной фигуры. Каштановые прямые волосы, темные глаза- в пору нашей любви я вглядывался в ее совершенные черты лица и мое сердце заходилось от осознания обладания ею. Моя девочка, моё золотое сечение.

А сейчас я смотрел и не понимал, что я ощущаю- радость, боль? И если радость, то от чего? Боль- от чего?

Мне вдруг стало спокойно. Магия не развеялась, нет, но вот горечи поуменьшилось. Я подумал о том, что вижу девушку, просто девушку, какая могла бы обратить на себя внимание, проходи я мимо, в которую я, наверно, мог бы даже снова влюбиться, если бы...И вот эта мысль, и последующая за ней уверенность, не применительно к ней, а вообще: "Я мог бы влюбиться."- приятной тяжестью осела в моей голове. Я развернулся и, все еще сжимая зажигалку в руке, пошел прочь.

-3
627
00:56
И смех, и слезы и любовь и теракты. Все смешалось в доме Облонских. Продирался с трудом, с тайной надеждой, что сюжет хоть в какой-то момент «зацепит». Но не зацепил.
Понравилось описание туристского быта, виден опыт в этом автора.
01:15
В авторской речи проскакивает много выражений, которые не клеятся с образом героя. Речь слишком литературна. Сам сюжет довольно размыт. Можно делать только смутные догадки о том, что же произошло на самом деле. И это не лучшим образом сказывается на восприятии всего рассказа. Да, шутки чуваков о терактах вообще режут глаз. С таким азартом они принялись за дело, как будто всю жизнь мечтали об этом!
20:32
+3
Свежий подход: связать теракты с силой мысли. Этот рассказ – не на избитую тему, здесь происходит поиск новых форм. Интересен умственно-отсталый персонаж, герой-загадка, благодаря вмешательству которого главный герой излечивается от своей болезни. Хорошо, что персонаж-загадка продолжает интриговать до самого конца истории.
К сожалению, много ошибок. В первом же абзаце пять штук – это ещё суметь надо.
Мне лично не хватило напряжения. Читая это, я шёл по льду и видел под собой холодную воду. Но лёд под моими ногами разве что только похрустывал, а не опасно хрустел, угрожая разломиться.
В общем и целом, хорошая идея, но произвела бы куда более сильное впечатление, будучи тщательнее проработанной. Места хватило бы, в нынешнем виде использована только половина допустимого на конкурсе объёма.

А теперь включаю «расшифратор-mode» musicне автор этого рассказа!):
В результате лоботомии (или что там с ним сотворили?) у Солнца кое-что убыло, а кое-что прибыло. Убыла часть разума, а прибыла способность изменять реальность. Солнце – своего рода джин, исполняющий желания своих друзей. Ему только нужно понять, что они хотят.
Победы на матчах, на генеральных репетициях перед которыми Солнце присутствовал. Задумка терактов, к которой Солнце внимательно прислушивался – это прописано в тексте. Отмена терактов, когда Солнце понял, что друзья на самом деле не хотят их. И «отвязка» главного героя от девушки, которую тот никак не мог оставить в прошлом: не просто так Солнце вслух заметил, что герой «всё ещё скучает по ней».
21:14
+1
sos Чёрт, без расшифратора снова никак! ) А вот теперь пазл сложился. wonder
Рад стараться laugh crazy .
sue
18:22
Не автор, но явно его хороший друг)
Наверно, это хорошо, что произвожу такое впечатление music .
21:30
+1
Где фантастика или мистика и проч?
Загрузка...
Илона Левина №2