Валентина Савенко №1

Страшная история про любовь

Страшная история про любовь
Работа № 483 Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

"Он чувствовал, что скоро умрет».

Слышав, эту фразу, я задавался вопросом: «А как это чувствовать приближение своей собственной смерти?»

Теперь я это знаю!

Я знаю, как душа, то мечется внутри, предчувствуя неизбежное, то успокаивается и смиренно ждет конца!

Я знаю, как хочется прибежать к родным, схватить их в охапку, обнять, что есть силы и просить прощения за все обиды, причиненные за эти годы!

Я знаю, как потом хочется убежать ото всех, остаться одному, чтобы никто не знал, что ты чувствовал приближение смерти!

Я вышел на улицу из здания ночного клуба и медленно побрел по заснеженному тротуару в сторону автобусной остановки.

Была полночь.

Когда вдруг понимаешь, что жизнь ничтожно коротка, начинаешь ценить каждое мгновение.

В преддверии смерти, ощущения обостряются, и весь окружающий мир начинаешь воспринимать, как новорождённый.

Ты начинаешь радоваться тем вещам, которые уже давно потеряли смысл. Получаешь удовольствие от природы, на которую уже давно перестал обращать внимание.

А самое главное, все правила и принципы, придуманные за годы жизни, летят к чертям, и ты понимаешь, истину!

Ту истину, по которой следовало бы жить!

Но уже поздно.

Ничего не вернуть. И теперь остаётся только уповать на Господа Бога. И надеяться, что он простит!

Я и не заметил, как дошёл до остановки. Почти сразу подъехал автобус. Я купил билет у водителя, сел возле окна и снова погрузился в свои мысли.

Это случилось два дня тому назад. Мне приснился сон. Я не помню его, но точно знаю, что она приходила ко мне.

Приходила, чтобы предупредить.

Так было странно. Я проснулся среди ночи и понял, всё конец. Я скоро умру.

И мне не было страшно. Внутри было пусто.

Только сегодня утром я задался вопросом, почему, за что я должен умереть. Мне всего 20 и неужели мои грехи столь велики, что заслуживают только такой расплаты.

Но сейчас я понимаю. Раз Бог так решил, значит так и должно быть.

Человек умирает тогда, когда его жизненный цикл на земле завершен. Всё! Он исчерпал себя!

Автобус остановился на конечной остановке.

Я даже и не заметил, как проехал свой дом, но сейчас это было не главное. Передо мной было шоссе, по которому беспрестанно мчались машины. Они гипнотизировали и влекли меня.

И вот я уже стою посреди дороги с закрытыми глазами и жду. Жду, когда же, наконец, настанет миг, после которого я перестану существовать. Порывы ветра от проезжающих мимо машин, бросали меня из стороны в сторону, а я продолжал стоять.

Ну, когда же. Когда всё закончится.

Я развёл руки в стороны и закричал, что было силы:

- Господи я готов. Ну же забери меня. Ты же этого хочешь. Я готов

Из глаз потекли слёзы, и я открыл их. Что- то невероятных размеров неслось на меня. Но это была не машина.

Это была моя смерть!

Слёзы не давали разглядеть её, но это было и не к чему.

И вдруг чёрное пятно остановилось в нескольких метрах от меня. Из-за спины у неё появились огромные чёрные крылья. Она взмахнула ими, и поток ледяного снега поднялся с земли и хлынул на меня, сбив с ног.

Я больно ударился об асфальт, и на доли секунды перед глазами потемнело. Когда тьма рассеялась, шоссе было пустым.

* * *

Я падал куда-то всё глубже, и глубже и казалось, не было конца этой пропасти. Но, наконец, под ногами почувствовалось что-то твёрдое.

Всё вокруг полыхнуло красным пламенем, из неоткуда рядом со мной появился человек в бордовом балахоне с капюшоном на голове.

- Добро пожаловать – произнёс он.

Я огляделся.

Это была огромных размеров пещера, из стен тут и там, выступали глыбы камней. Перед нами виднелось три туннеля.

- Нам сюда – произнёс человек, и прошёл в средний туннель.

Я не хотел идти, но какая-то неведомая сила заставила меня это сделать.

- Где я? Куда я попал?

- Сейчас ты и сам всё поймёшь.

Мы продолжали идти, и с каждым шагом проход становился всё уже и уже. Воздух наполнял нестерпимый смрад, дышать становилось всё труднее.

- Кто вы? – спросил я у попутчика.

В ответ он только раскатисто рассмеялся.

- Вот мы и пришли.

Неожиданно туннель исчез, и передо мной открылась ужасающая картина.

Невероятных размеров озеро, а на нём на маленьких огненных островках корчились в адских муках люди.

Дикие крики проникали в каждую клеточку моего мозга. Я закрыл уши руками, но от этого они не стали тише.

- Добро пожаловать в ад, Павел - торжественно произнёс человек в бордовом балахоне и засмеялся.

Я вскочил в кровати, чувствуя, как капельки пота струятся по лицу.

Сон. Это был всего лишь сон. Нет, это был ад, самый настоящий ад. Видимо туда мне и дорога.

Так странно. Всё так странно,

Я был готов умереть сегодня, но Господь Бог не забрал меня. Наверно у него другие планы.

Зачем он тянет? Чего он ждёт?

Знаю!

Последние годы своей жизни я вёл себя эгоистично и мерзко по отношению к девушкам.

Бог дал мне внешность, о которой многие только мечтают, но видимо забыл добавить к этому мозгов и элементарного сострадания.

И я пользовался всем этим на полную катушку. Встречался с одной, параллельно заводя знакомства с другими девушками. И меня это ни капельки, ни мучило.

Моя жизнь превратилась в необузданную гонку за сексом и развлечениями. В какой-то момент я даже чуть не женился.

Моя бедная, бедная Наденька. До свадьбы оставалось две недели, и она уже купила платье. Она прибежала ко мне радостная и довольная, хотела что-то сказать, но не смогла, застав меня в объятьях очередной красотки. С тех пор я её больше не видел.

Прошло уже больше месяца, и только сейчас я понял, каким мерзавцем, и подонком был!

Часы на стене показывали три часа утра, но я больше не мог ждать. И так столько времени потратил впустую.

На цыпочках, чтобы не разбудить маму я прошел в прихожую и прикрыл дверь. Не включая света, я взял телефон и набрал Надин номер. Как не странно, но трубку взяли сразу. Это была её тётя.

- Я вас слушаю.

- Доброй ночи Людмила Васильевна. Это Павел. Простите, что беспокою так поздно, но мне очень, очень нужно поговорить с Надей.

- Ах, Павел. Я вас помню. Как Вера Васильевна?

- Спасибо с мамой всё хорошо, я хотел бы поговорить с Надей.

- Зачем вам это нужно? Вы уже сделали ей больно.

- Я очень виноват перед ней и хотел бы попросить прощение.

- Вот так просто «попросить прощение» - произнесла она. – Когда вы появились в её жизни, Наденька от счастья парила на седьмом небе. Она безумно любила вас, я никогда не видела свою племянницу в таком состоянии. А как она выбирала платье. Она делала это так тщательно, старательно. И всё для вас, ради вас. А потом, когда вы ей…- Людмила Васильевна умолкла, и я услышал всхлипы в трубке. Она плакала.

- Она чуть не умерла – продолжала тётя Нади. – Наденька так страдала, мы не знали, как ей помочь. И родители решили отвезти её, в другую страну, чтобы она хоть немного развеялась.

- Людмила Васильевна, можно я сейчас приду. Я не могу так больше жить. Я всё понял, осознал все свои ошибки.

- Не стоит Павлик, не стоит. Это мало что изменит.

- Я скоро умру – не знаю, зачем сказал я.

- Мы все скоро умрём. Совсем скоро. Каждому отмерен свой отрезок времени. И я думаю, настал момент, когда вы должны узнать правду.

- Правду о чём?

- Перед отъездом в Испанию, Наденька узнала, что…- Людмила Васильевна сделала паузу. – Вы должны были стать отцом.

- Я? Отцом? А почему «должен был»? Она сделала аборт?

- Нет что вы, мы бы не позволили ей совершить этот грех.

- Тогда почему? Она не хочет меня больше видеть, она ненавидит меня? Это правильно, но я постараюсь, чтобы она простила меня, я буду умолять её на коленях.

- Наденька любила вас до последней секунды…

- Я не понимаю вас – по спине побежали мурашки, а на лбу выступила испарина.

- Неделю тому назад Наденька с родителями прилетели из Испании. Когда они ехали из аэропорта домой, водитель не справился с управлением…. Знаете, Павел, перед смертью она сказала, что очень сильно любит вас.

Боль пронзила сердце острой иглой. Я сполз по стене на пол, трубка выпала из руки.

Господи, не может быть. Этого не может быть. За что, за что ты забрал их.

- Сынок: что случилось? – услышал я сонный голос матери.

- Я виноват, во всём виноват только я – слёзы хлынули из глаз, растекаясь по щекам.

Мама села рядом и прижала меня к груди.

- Ну что ты, успокойся. Пашенка: миленький, что случилось?

- Надя умерла. Мам понимаешь, она умерла. Только я в этом виноват. Какое же я чудовище, Боже мой. Я должен вымолить у неё прощение, но как, как это сделать, если её больше нет!?

От одной только мысли, что я потерял Наденьку и нашего ребёнка, что я их больше никогда не увижу, боль пронизывала сердце тысячами иголок. Что мне делать, я никак не мог исправить ситуацию. Да, единственный выход-это смерть!

Я не помню, как оделся и ушёл из дома.

Я не помню, как дошёл до кладбища.

Я ходил от могилы к могиле, выискивая на памятниках знакомое лицо или имя, но всё время натыкался на неизвестных.

Как же их было много. Смерть уровняла всех, и взрослых, и детей, не оставляя шанса никому.

Снег падал с неба плотной стеной, мешая смотреть. Голова начала кружиться. Перед глазами мелькали, возникая то тут, то там могилы и памятники. Я закрыл лицо руками, а когда открыл, ужасающий танец продолжался.

Ещё около часа я бродил по кладбищу, но так и не смог найти могилу Нади.

Она не простила меня и даже после смерти не хочет видеть.

Я покинул кладбище и направился к дороге. Не видя ничего перед глазами, я вышел на проезжую часть и…

Визг тормозов…

Удар…

Темнота!

Белый снег кружился надо мной и нежными перышками ложился на лицо.

Ну, вот и всё, я умираю

Ноги и руки ломило от нестерпимой боли, голова раскалывалась на части, казалось, в ней поселилась стая дятлов, которая беспрестанно стучала в кору головного мозга в поисках добычи.

И что теперь? Я один на безлюдном шоссе, и никто мне не поможет, хотя это ни к чему, я всё равно умру. Умру как моя милая Наденька, как мой бедный ещё не родившейся ребёнок.

Как поздно. Как поздно я всё осознал. Как поздно я понял, что люблю её.

И только одно меня успокаивало в преддверии смерти, я скоро увижу их. Увижу, и буду молить о прощении.

Перед глазами побежали картинки прошлого. Как будто кто-то включил видеофильм, давая возможность в последний раз увидеть свою жизнь. И я плакал и смеялся, я видел всё то, чего не видел раньше.

И я увидел смерть, спускающуюся с хмурого неба. И мне не было страшно, только, как будто внутри погас огонёк, огонёк моей жизни. И она накрыла меня своими чёрными крыльями, принимая в свои объятья. И закружились небеса в сумасшедшем вихре, забирая меня у земли.

Яркая вспышка перед глазами. И вот я уже стою в окружении двух ангелов, рядом со своим бездыханным телом. Я вижу, как из леса на той стороне шоссе выбегает моя мама. Обливаясь слезами, она бежит ко мне. Она упала на колени, схватила мою голову и закричала. Я хотел подойти к ней, успокоить, сказать, что всё будет хорошо, но ангелы не пускали меня, держа за руки.

- Не волнуйся, она справится! - сказал один из них. – А теперь нам пора.

В ту же секунду на нас снизошёл серебристый луч света, от которого внутри стало тепло и спокойно. Мы оторвались от земли. Свет обнимал нас и ласкал, мы как будто растворялись в нём, и мою душу наполнило вселенское счастье.

Мы поднимались всё выше и выше, и вскоре луч погас, а мы оказались в бесконечно длинном коридоре.

- Сюда – произнесли ангелы, пропуская меня вперёд. И мы тронулись в путь по длинному бесконечному коридору. С каждым шагом на стенах вспыхивали факела, освещая дорогу. Этот коридор был полной противоположностью туннелю из моего сна. Там было душно и не уютно, если так можно сказать, когда попадаешь в ад. А здесь душа парила от счастья, в предвкушении какого-то чуда.

В конце коридора показалась дверь.

- Дальше ты сам – произнесли ангелы и исчезли.

- Спасибо – сказал я в никуда и открыл её.

Я оказался по среди парка. Вокруг была зелёная трава и деревья. Таких я ещё никогда не видел. Они были высокие, с пушистой, сочно-зелёной кроной. Яркое солнце ласкало своими золотистыми лучами землю, если конечно можно применить это понятие к месту, куда я попал.

Вдруг до меня донесся детский смех. Я пошёл на его звуки и около первой попавшейся скамейки остановился.

Из-за холмика, вдалеке, показалось две фигуры. Женщины и девочки. Они подкидывали вверх мяч, прыгали и смеялись.

Моё сердце сжалось от долгожданной встречи. По коже забегали мурашки.

Вот они весёлые и счастливые.

И мне так сильно захотелось остаться здесь, рядом с ними. Любить их, заботиться, всегда!

И вот я уже вижу, как они заметили меня, взялись за руки и идут ко мне.

Ком подкатил к горлу, от волнения я не мог дышать.

Боже мой, сколько я ждал этого мгновения, как я надеялся увидеть своих двух любимых женщин. Вот они рядом, со счастливыми улыбками на устах.

- Любонька – произнесла Надя, когда они подошли – Вот и наш папа.

Девочка бросилась мне на шею.

- Папочка, любименький; - я так тебя ждала – произнесла она, крепко меня обнимая.

Слёзы рекой полились из моих глаз. Это были слёзы счастья. Я прижал её к себе, чтобы почувствовать её маленькое тельце, чтобы, наконец, увериться в том, что это не сон.

А потом мы гуляли по парку. Играли с мячом, шутили и ни разу, ни я, ни Надя не упомянули о прошлом, как будто его и не было. И как прежде Надя смотрела на меня счастливыми, влюблёнными глазами и я отвечал ей взаимностью, потому что любил, любил до потери сознания.

Спустя несколько часов мы вернулись на нашу скамейку. К нам подошла женщина в белом балахоне и произнесла:

- Любонька, нам пора.

Девочка слезла с мох колен, подошла к Наде и поцеловала её.

- До завтра, мамочка.

- До завтра, солнышко.

Потом она подошла ко мне, крепко обняла и спросила:

- Папуль, а мы ещё увидимся.

- Конечно, увидимся, радость моя. Обязательно увидимся.

- А куда её повели? – спросил я у Нади, когда мы остались одни.

- В этом месте, Пашенка: дети находятся отдельно от взрослых.

- Пойдём к реке – после не долгого молчания, произнесла она.

И уже на берегу я сказал ей:

- Наденька, прости меня.

- Я уже давно простила, Пашенка... Когда умирала, тогда и простила.

- Я люблю тебя, я так сильно люблю тебя.

Я обнял её и почувствовал, как она прижалась ко мне.

- Но ничего, теперь мы будем вместе. Ты, Я и Любонька.

- Нет, Пашенка: не будем. Ты должен вернуться.

- Но я не хочу. Мне тут, с вами так хорошо. Я не хочу, снова вас терять.

- Надо Пашенка: Ты должен продолжать жить. Всевышний хочет понять, готов ли ты и заслуживаешь ли этой награды.

- Но как, как мне снова жить без вас?

- Теперь ты знаешь, что я простила тебя. На тебе нет никакой вины. Ты вернешься на землю «чистым», как ангел. А дальше ты должен сам выбирать. Сможешь прожить отмеренное время достойно, вернешься к нам, а если нет…

- Я смогу, я обещаю, я всё смогу.

Я выпустил её из объятий, и в моём сердце поселилась пустота.

А потом я оказался в лодке, которая уносила меня прочь от моей любимой.

- Я буду ждать тебя, любимый – на прощанье сказала она мне.

И больше я не видел её.

Я открыл глаза и понял, что нахожусь в морге. Спустя, несколько минут я вышел на улицу. Халат, который я украл в морге, не спасал меня от зимнего холода, но сейчас для меня было главное найти маму.

Я шёл по дороге к больнице, озираясь по сторонам, и на одной из скамеек я заметил сиротливую фигуру женщины. Это была она.

Она подняла на меня заплаканные глаза и еле слышно произнесла:

- Сынок, это ты?

Я обнял её, что было, силы и прошептал:

- Я мамочка, я.

Она начала целовать меня причитая:

- Господи, чудо то, какое. Как бы я без тебя, сыночек. Родненький ты мой, кровиночка моя.

Она схватила меня в охапку и прижала к себе.

- Боже мой, да ты ведь совсем голый, пойдём скорее отсюда.

- Мама, она простила меня – со счастливой улыбкой произнёс я.

И мы пошли, пошли навстречу новой жизни. Которую я знаю, как прожить, ведь есть три женщины, которые Верят, Надеются и Любят меня!

-3
609
23:03
Сейчас рассказ больше похож на сценарий для короткометражки — очень все кинематографично, картинки легко визуализируются — это плюс.
Но именно с литературной точки зрения, к сожалению, пока что много минусов.
Сейчас героям текста очень сильно не хватает мотивации — неясно, почему главный герой начинает бояться смерти, почему он задумывается о том, что жил неправильно. Не всегда четко различима грань между сном и явью — текст скомкан. Пока что, мне кажется, он довольно сильно нуждается в вычитке и поправлении темпа — это наверняка сделает его гораздо более приятным для чтения.
Желаю автору продуктивной работы и терпения — по ощущениям от текста, он(а) пока что в начале пути, а это всегда непросто.
Загрузка...
Илона Левина №1