Нидейла Нэльте №1

Дневник алхимика

Дневник алхимика
Работа № 487

Мою историю надо начать с моей семьи. Точнее, дорогой потомок, с нашей. Наша семья, мягко сказать, с традициями. Я не знаю, как будет дальше, сохраню ли я эти традиции или нет, может так случится, что о ты о них узнаешь через сотни лет из этого дневника.

Одна из них это имена. Если беременной женщине снится член семьи, ребёнка называют в его честь. Собственно, прошу любить и жаловать – Анастас Поликарпович Мрак. Моё прозвище могло бы быть красивым и звучным – Мрак, и я мог бы соврать, что так оно и было, но я хочу, чтобы ты знал правду, кто я, какой я был. Я дрыщ, и, как ты уже догадался, меня называли Настей. Я себя успокаиваю тем, что в моей семье могло быть и хлеще. Например, моего деда звали Спиридон Капитонович. Но ты сам видишь, что Настя это самое низкое дно. Кстати, если ты мой тёзка, понимаю тебя как никто другой. Не буду о наболевшем и опишу день, который изменил всю мою жизнь.

Всё началось в ничем не примечательное утро 31 октября. Я шёл по улице, и его величество случай в виде осеннего ветра швырнул мне в лицо листовку весьма занятного содержания: "Данная листовка является пропуском на закрытое празднование Самайна. Начало в 22:00, отдельная просьба разойтись до рассвета, который состоится в 6:15. ВНИМАНИЕ! Необдуманные эксперименты и пьянки запрещены. Чокнутым учёным и чернокнижникам вход запрещен. Убедительная просьба воздержаться от разновсяческого непотребства и принять к сведению то, что мероприятие охраняет фирма Феникс, которая будет проводить фейс-контроль". Естественно, любопытство взяло верх над здравым смыслом, и я пошёл туда. Это был большой дом на самой окраине города. У входа стояли два огромных представителя лучшей охранной организации города. Я вошёл. Повсюду горели свечи, в основном трёхфитилевые, на стенах висели странные засушенные растения в рамках, витал необычный запах. И тут появилась девушка с длинными волнистыми волосами цвета раскалённой меди. Она очень органично вписывалась в интерьер своего дома.

– Меня зовут Хима, – сказала девушка.

Я никогда не забуду миг, когда я увидел её впервые. Она сказала всем взяться за руки вокруг неё. Она поджигала разные травы и цветы, затем варила что-то в огромном чугунном котле. Всё это придавало оттенок лёгкого безумия этому вечеру. Все послушно делали то, о чем просила хозяйка, в надежде, что в конце концов что-то произойдёт, или хотя бы она объяснит суть происходящего. Немного напрягало только то, что охранники стояли буквально в каждом углу. Когда ритуал был завершён, Хима чему-то чрезвычайно обрадовалась, на радостях запрыгнула на самого здорового охранника, что-то восхищённо шептала ему на ухо, периодически срываясь на писк. Что касаемо нас, простых смертных, то объяснений так и не последовало. После этого Хима потеряла всякий интерес к гостям, продолжая хихикать с охранником, который, кстати, продолжал держать её на руках. До рассвета было ещё четыре часа, я реально понимал, что это накаченное чучело физически в состоянии держать её все эти четыре часа. Наблюдать это зрелище просто не было сил. Я не хотел это видеть, но и уходить тоже не собирался. Мне невероятно повезло, и кто-то из присутствующих предложил поиграть в увлекательную игру "правда или действие". И благодаря любопытству некоторых присутствующих правда наконец вскрылась, зачем было организованно данное мероприятие. Оказывается, ей надо было провести некий эксперимент, и для успеха надо было собрать шабаш двенадцати незнакомцев. До рассвета оставалось чуть больше часа, и наконец мне представилась возможность задать ей вопрос.

– Чего бы ты хотела больше всего?

Хима рассмеялась так звонко, что её смех заполнил весь дом, затем ответила совершенно серьёзно:

– Я хочу полетать на метле.

Небо начало менять цвет с чёрного на тёмно-синий. Рассвет безжалостно приближался. Я стоял в прихожей, ждал, пока самый большой и грозный "феникс" дошмонает мелкого парнишку, который кое-что прихватил на память. Хима стояла рядом. Я не отрываясь смотрел на неё, пытаясь запомнить каждую чёрточку её лица. Мне было страшно, что сейчас я выйду за порог её дома и больше не увижу её. Кстати, в процессе игры выяснилось, что её отец владелиц фирмы "Феникс", более того, он создал эту фирму. Эти здоровые крепкие парни, больше похожие на сказочных богатырей, были ей вместо нянек в детстве, вместо друзей сейчас. Я понимал, что в реальной жизни я никогда не смогу пробиться через них. Эта мысль повергала меня в пучины отчаяния, и через миг, удивив самого себя, я схватил её и поцеловал. Она была так ошарашена моей наглостью, что не сразу отреагировала. Я чуял, что её ступор продлится недолго. В её глазах были шок и гнев одновременно. Я понимал, что одно слово, и её друзья отправят меня к праотцам. И, естественно, кинулся бежать. Я побежал так быстро как только мог. В голове была всего одна мысль: "Только бы не упасть". В тот момент я понимал смысл фразы "куда глаза глядят". Именно туда я и бежал. Когда я увидел, что улица заканчивается тупиком, было слишком поздно. Во-первых, сворачивать некуда. Во-вторых, силы уже покинули моё тщедушное тельце. Я начал истерически колотиться в тупиковую калитку с криками: "Откройте! Откройте! Мне очень нужно в туалет. А то обоссу весь забор и калитку". Самое ужасное, что страх боли довёл меня до кондиции, и я реально был готов слова дополнить делом. "Фениксы" приближались, я уже слышал их крики, что сейчас буду землю жрать и кровью харкать. Это не вызывало сомнений. Я сполз по калитке, уткнулся носом в колени и приготовился огребать. Именно в этот миг калитка открылась, и я упал за порог. После чего, к своему стыду, должен признать, что от страха и неожиданного спасения я лишился чувств.

Когда пришёл в себя я увидел, как шестеро человек, одетые в чёрную ритуальную одежду, что-то шепчут, глядя на восходящее солнце, и накладывают на себя что-то вроде христианского креста, только не на четыре точки, а на пять. Завершив ритуал они повернулись ко мне и сказали следовать за ними. Меня привели в баню. Дали такой же балахон с капюшоном, в которые были одеты сами. Не буду врать, за последний час мой организм выработал такое количество адреналина, что я бы легко мог претендовать на место в книге рекордов Гиннеса, как самое больше сыкло мира. Пока я одевался, я слышал их разговор. Оказывается, "откройте, мне надо в туалет" – это их позывной. Вообще, вполне логично, кто будучи в здравом уме скажет такую фразу в шесть часов утра под чужим забором. (Я помню как сейчас, что в тот момент я подумал: какова вероятность того, что я сказал нужную фразу в нужное время в нужный день и под нужным забором. Может, это судьба?) Через пять минут эта мысль казалась мне самой нелепой в жизни.

Войдя в парилку я без малого не упал, там было ужасно жарко. В центре стояла бочка с кипятком. Самый старый из этих странных людей достал чёрную кошку из клетки, взял чёрный нож и резким движением перерезал ей горло. Затем жрец сцеживал кровь, пытаясь выжать кошку до капли. Я молчал, было страшно даже дышать. Он бросил тело кошки в бочку, и через мгновение мерзейший запах распространился по всему помещению. Должен признаться, что все силы были направлены на то, чтобы сохранять спокойствие, каменное лицо и стараться не блевануть. Что-то мне подсказывало, что если моя реакция будет отличаться от реакции присутствующих, то я могу легко последовать за покойницей. Естественно, у этих живодёров не было никакой реакции, будто они делают это каждый понедельник. Я, наверное, никогда в жизни ни о чём так не жалел, как о том, что постучал в эту калитку. Сейчас я даже не представлял, что мне поможет выбраться отсюда живым. Если честно, то я бы лучше огрёб от "Фениксов", шансов выжить побольше.

Мои размышления и рвотные позывы прекратились, когда над бочкой с кошкой появился силуэт. С каждым мгновением он впитывал пар и становился более чётким и реалистичным. Что-то в лице появившегося демона мне показалось знакомым. Понимаю, это прозвучит дико, но меня больше волновало не то, что появился демон, а то что его лицо было до боли знакомым. Я мучительно перебирал в памяти лица. Раз уж речь зашла, то открою секрет, если какое-то лицо мне показалось знакомым, причём совершено не важно, это прохожий в магазине или актёр кино, то я не могу успокоиться, пока не вспомню, где его видел. Кстати, именно эта мания и спасла мне жизнь. Как выяснилось позже, это ритуал вызова демона-алхимика при посвящении новичков. Следят за реакцией на появление демона. Если новенький испугается, то его принесут в жертву данному демону. А если не испугается, то демон будет обучать тайному мастерству алхимиков. Я принял посвящение. Теперь я алхимик. Демон щёлкнул пальцами, и в его руке появилась книга. Он открыл её и начал читать о соединении металлов, и как на это влияют разные фазы луны. Он жестикулировал и дополнял текст личными комментариями. Один алхимик всё время переспрашивал, и демон вскрикнул:

– Топор! – он протянул руки, и в тот же миг в них блеснул топор. Он занёс его над головой.

– Мрак, – я с трудом узнал свой голос. Это был мой предок. С его лица начиналось моё фамильное древо, его портрет висел над камином в гостиной именно с этим топором в руках. Нереальность происходящего сводила меня с ума, и в этот момент я подумал, что вероятно "Фениксы" всё же догнали меня, я уже поел земли, похаркал кровью, уже лежу в коме и вижу наркотические сны. Демон повернулся, резко схватил меня за руку, когтем проколол мне палец и попробовал кровь. Он начал тяжело дышать, становилось ясно, что его охватывает ярость. Он повернулся к алхимикам и зарычал на неизвестном мне языке. Мрак сверкнул глазами. Несколько взмахов раскалённого топора, и от присутствующих остался лишь прах. Демон повернулся ко мне и сказал:

– Время жертвы подошло к концу, а вместе с ней и моё время. Запомни, если я понадоблюсь тебе, иди в подвал нашего дома, отсчитай пятый камень от нижнего угла северной стены, ударь его ногой что есть силы, и откроется дверь в моё подземелье. В центре ты увидишь место для костра. Разведи огонь, подвесь над ним мой котел, он находиться отдельно от других. Тебе для ритуала понадобится ведро речной воды. Когда вода закипит, протяни руку над котлом и пролей столько капель крови, столько потомков у меня было, каждая капля это имя, последнее имя должно быть твоё.

– Мрак ...

Вместо него остались только клубы пара с запахом крови.

Вернувшись домой я первым делом пошёл в подвал. Когда я оказался там, до меня неожиданно дошло, что я совершенно не ориентируюсь где север. Мелькнула мысль, что можно взять компас, и снова я почувствовал себя лошарой, потому что не умею им пользоваться. Не без труда методом тыка я нашел нужную стену. Под одним из моих ударов камень сдвинулся. Сотни лет не прошли даром, механизм мягко говоря застоялся. Я молчу о том, что любимым ботинкам пришла хана, и онемели пальцы обеих ног. Немного напрягало то, что в недрах ботинка что-то хрустнуло. Наконец-то заветная каменная стена со скрежетом начала двигаться. Я вспомнил историю про Пандору, честно сказать, никогда не понимал её, думал как можно было так накосячить. Но сейчас я сам был в такой же ситуации, и я мало того что понял её, более того, я стал ею. Я сделал шаг в другой совершено иной мир. Конечно, я понимал, что войдя туда я узнаю всё о своей семье, узнаю историю своей крови, узнаю, почему все в моём роду рождены в затмение. Я ожидал, что там будет пахнуть сыростью и плесенью, но там было вполне терпимо. Вскоре я заметил, что все пять алхимических печей были подсоединены к общему дымоходу, и работали вроде вентиляции. Первое, что я увидел, это множество котлов самых разных размеров. Отдельно стоящего котла нигде не было. Моё внимание привлекли несколько шкафов, один с разной стеклотарой. Там двадцать баночек с пальцами ног и рук, причём, для каждого пальца отдельная баночка (должен отметить, что наиболее популярны большой палец правой ноги и указательный левой руки), разные части змей и других гадов, причём всё крайне аккуратно. Другой шкаф был наполнен книгами и непрозрачными баночками, признаюсь, что я забздел их не то что открывать, даже трогать. Напротив этих стояли два других приблизительно таких же, только менее мерзких по содержанию. На полу стояли два сундука, мне безумно хотелось открыть, но я не решался, по факту это был уже мой дом, но по праву хозяином здесь оставался Мрак.

На стенах были разные картины и, естественно, его топор. Одна из них была просто восхитительной. На ней был Мрак в ритуальной одежде алхимика и с топором палача, рядом с ним его жена, она была в чёрно-зелёном плаще и остроконечной шляпе. Между ними сидела маленькая девочка, одетая как маленькая принцесса. Картина словно показывала их скрытую суть.

Более часа я искал котёл Мрака. Когда я совсем отчаялся, я сел на пол и случайно посмотрел наверх. Именно там под потолком висел котел с цепью для спуска. Я развёл огонь, подвесил котёл, самое трудное это было порезать руку. Проклятый инстинкт самосохранения, оказывается, он у меня очень хорошо развит. Кого я обманываю, я просто трус. Около получаса мне потребовалось, чтобы собраться с силами и сделать это. Как только капля крови с моим именем упала в котёл, пошли густые клубы пара, и через мгновение появился Мрак. Надо отдать ему должное, он знал, что я хочу знать всё. И мой прародитель начал свою историю.

– Меня назвали Мрак, потому что в миг моего рождения было полное затмение. В нашей семье все занимались медициной, я не был исключением. Однажды, вернувшись домой из длительной поездки, мы с отцом попали аккурат на казнь. На табуретке с петлёй на шее стояла девушка с длинными рыжими волосами. Она еле стояла на ногах. Было явно видно, что она подвергалась длительным пыткам. Меня охватила невероятная ярость, палач был фанатом своего дела и редким садистом. Наш дом стоял рядом с площадью, я много раз слышал, как он пытал даже тех, кто не был приговорён к пыткам, я ненавидел и презирал его. Не знаю, как это произошло, но через несколько секунд я уже стоял рядом с ней. На меня кинулся палач. Так вышло, что я случайно убил его, кстати, его же топором. Толпа людей, которых я знал с самого детства, смотрели на меня совершено иначе, с презрением и осуждением. Только сейчас я осознал, что с этого момента моя жизнь изменится. Подул ветер, и я повернулся к той, которую спас. Её волосы развевались на ветру, словно хвост кометы. У неё был очень измождённый вид, но её дух был не сломлен, это было видно в её ярко-зелёных глазах. Я снял петлю с её шеи, и взял на руки. Я смотрел на неё, и вокруг нас как-будто всё закружилось с неистовой скоростью, весь мир изменился, точнее, я держал весь мир на руках. Естественно, убийство палача (а это не очень вакантное место) и свадьба с девушкой, которую весь город считал ведьмой, не пошли на пользу репутации семьи. Я уговорил отца забрать мать и переехать подальше от этого позора, которым я покрыл себя и свой род. Я понимал, что теперь как медику мне нет веры, так же ясно я понимал, что знания анатомии делают меня самой привлекательной кандидатурой на вакантное место палача. И рано или поздно мне придётся им стать. Так я стал палачом. Денег не хватало, и однажды ночью ко мне пришёл человек и предложил огромные деньги за некоторые части тела и жидкости умерших насильственной смертью. Я согласился. Так я начал работать с алхимиком. Со временем я стал обучаться этому ремеслу. Оказалось, что алхимики следили за мной, мне было суждено стать одним из них по праву рождённого в затмение. Они пришли ко мне, когда я был готов принять это ремесло. Согласись, что далеко не каждый может топить жир повешенного и собирать лимфу утопленника. Кстати, запытанные до смерти ценятся вообще на вес золота.

– Я должен буду расчленять трупы?

Мрак рассмеялся:

– Ты ещё скажи, что насмерть кого-нибудь запытаешь, чтобы было кого расчленять. Анастас, я уже начинаю сомневаться в твоих интеллектуальных способностях. Сейчас такое время, что купить можно почти всё. Дай денег патологоанатому.

– Меня поражают твои знания об этом времени.

Он пропустил мою реплику и ударился в воспоминания.

– Моя дочь появилась на свет в миг лунного затмения, естественно, я понимал, что настанет день, и к ней придут. Силана чуть не сошла с ума, думая о том, что наша дочь будет заниматься этим. Она успокоилась только когда я поклялся, что избавлю наш род от затмения. Когда мой наставник умер, он передал мне свою книгу мастерства. Из неё я узнал, что можно снять эффект затмения, способ знает только демон-алхимик, но чтобы он пришёл, нужно собственноручно создать мощный артефакт. Через год я уже создавал зомби, начал работать над философским камнем, и начал создавать свой артефакт. Силана тоже ворвалась, и мы вместе создали мазь для полёта. Про эликсиры и зелья я молчу. С металлами тяжелее. Там важно в какой фазе и в каком знаке зодиака луна.

Я его слушал и не верил, что всё это реально, хотя почему нет, я разговариваю с демоном-алхимиком, он прадед моего прадеда. Это более невероятно, чем зомби и мазь для полётов. Мрак продолжал рассказывать, и тут меня словно током дёрнуло. Полёт!

– Мазь для полёта. Что для этого нужно?

– В твоём времени это практически невозможно. Мандрагору вообще сложно найти, а то, что она нужна не моложе трёх лет, и она даст свою силу только если ты будешь первым человеком, который её коснется, об этом я вообще молчу, да и жир некрещёных детей практически невозможно найти. Христианство нереально развернулось. Каждый второй того и гляди заорёт: "Я раб божий". Откуда эти рабские порывы, не могу понять.

– Почему именно некрещёный?

– Как бы попроще объяснить. Например, человек был свободен, его похитили, поставили клеймо и продали в рабство. То же самое и крещение, это отличительный знак, то же самое клеймо. Если человек был крещёный, то хоть накорми его мазью полёта, он уже не свободен духом и не оторвётся от земли.

– А ты был крещёным?

– Нет, конечно, я же медик, наши предки всегда верили в науку. Это традиция семьи. Там ещё необходимо перо хохочущий совы, проблема в том что она занесена в красную книгу и обитает только в горах Новой Зеландии, хотя я допускаю, что в какой-нибудь колдовской семье хранятся эти перья. И необходима трава нечуй-ветер, взять её может только слепой, но если ты дойдешь пешком от своего дома до реки с завязанными глазами, то это тоже подойдёт, и взять её можно только ртом. Перед смертью один колдун провёл для меня ритуал. Я становлюсь демоном, взамен алхимики не приходят к моим потомкам. Я увидел тебя и сорвался, не думал что ты мог оказаться там случайно. Насмешка судьбы.

В этот момент я понял, что мне представилась уникальная возможность узнать о нём, о его жизни, о моей семье, а я смотрю на него исключительно как на демона-алхимика. Мне стало так стыдно. В тот вечер я больше не говорил о частях тела, алхимии. Я говорил с ним как с человеком.

Тем не менее мазь для полёта не шла из головы. Я не буду говорить о том, через что мне пришлось пройти, чтобы раздобыть корень трёхлетней мандрагоры, дикорастущей, естественно. На счёт жира я так и не решился на подкуп работника морга, каким бы жадным человек не был, но не до такой же степени, всё-таки дети. Это либо статья, либо дурка.

Теперь я всё свободное время проводил в подземелье. Тут девять книг мастерства, написанных рукой Мрака. У нас с ним похож почерк. Одна книга посвящалась пыткам, другая ингредиентам из тел умерших насильственной смертью, третья ингредиентам из животных, четвертая о растениях, пятая посвящена металлам, шестая луне, седьмая рецептам всевозможных зелий, восьмая философскому камню, и наконец девятая это его личный алхимический дневник, вроде того, что я пишу сейчас, только там меньше соплей и больше алхимии. Там он рассказывал об артефакте, над которым работал. Оказывается, что он работал над поясом. Этот пояс был из алхимического золота, вместо камней Мрак вставлял в него зубы. Он считал, что волосы хранят нашу память, и чем чаще их стричь, тем больше забываешь. Ногти показывают нашу тайную суть, например, отрезанный ноготь необычного человека (мага, алхимика, ведьмы и т. д.) растёт ещё сутки после того, как был отрезан. А зубы сохраняют наш характер, нашу самую сильную сторону. В этом поясе был зуб Мрака, символизировавший жертвенность и силу. Ещё там были зубы, символизирующие мудрость, благородство. Ещё там был совершенно особенный зуб, он принадлежал его близкому другу, он был очень гордым человеком, свою честь он ценил выше жизни, и погиб защищая её. Власть (этот зуб принадлежал правившему тогда Василию III). Магию, это зуб его Силены. Особенно меня поразило, что там был зуб Да Винчи, сразу символизировавший ум, изобретательность и свободу мысли. И было одно последнее свободное место. Чей зуб должен быть там, Мрак не написал. С внутренней стороны пояс был покрыт какой-то каменной крошкой, больше походившей на окаменелую чёрную плесень. Как-то обидно стало видеть артефакт Мрака в таком состоянии. Естественно, я счистил этот налёт. Случилось невероятное, золотой пояс буквально на глазах стал меняться, сначала пошли серые прожилки, потом они стали расширяться, и в конце концов в моих руках лежал пояс из свинца. Я сразу призвал Мрака. Он был в бешенстве, если бы я не был его потомком, то он бы точно убил меня. Как оказалось, это была крошка философского камня. Мрак читал нотации и сыпал терминами. Я ничего не понял, когда мне читают нотации мой мозг отключается, и я время от времени говорю "Да". Я очнулся на фразе: "Хорошо, что тебе всё понятно, дерзай". В этот миг мне стало понятно, что я живу под лозунгом "Лох–это судьба".

Что я только ни делал с этим поясом, даже пытался вдавить назад эту философскую крошку, всё без толку. Спустя две недели поисков нужной лаборатории и ещё две недели лабораторных исследований я узнал, почему Мрак за основу использовал именно свинец. Оказалось, что свинец и золото имеют почти одинаковую молекулярную решётку, но непонятно откуда это было известно несколько веков назад. Ясно было одно, что философский камень меняет молекулярную решётку ровно до тех, пор пока непосредственно контактирует со свинцом. Но оставалось неясным, почему при контакте камня и свинца вторично свинец не преображается. В процессе исследования выяснилось, что до наших дней сохранились монеты алхимического золота со знаком серы и ртути датированные 1617 годом... Я снова увлёкся. Оно и понятно, свинец, золото, ртуть, эту чёртову лабораторию, всё это уже во сне вижу, а хотел бы видеть в гробу. Когда ум окончательно зашёл за разум, я в тысячный раз почувствовал себя лошарой, когда увидел надпись прямо перед собой. Этот миг навсегда останется в моей памяти, это произошло в половине четвёртого утра. Я совершенно отчаялся, глубоко вдохнул, решив сдаться и послать всё, так сказать, "заре на встречу". И в этот миг я увидел прямо перед собой надпись: "всё бывает лишь однажды". Это оказалась книга мастерства Силаны. (Кстати, советую ознакомиться, она стоит на третьей полке сверху, вторая справа). Увидев её, меня словно молнией ударило. А что если это правило распространяется буквально на всё. Я взял осколок философского камня и положил его на свинец, который не имел отношения к артефакту, который я купил на днях, так, на всякий случай. Он стал золотым. После того, как я убрал камень, золото снова стало свинцом. Стало ясно, что камень одноразовый, да и метаморфоза свинца вторично невозможна. Мне потребовалось три месяца, чтобы создать точную копию пояса. Было любопытно, когда я выковыривал зубы из пояса Мрака, их словно притягивало магнитом, и то же самое притяжение было, когда я вставлял их в свой пояс. Естественно, я провел эксперимент и попытался вставлять зубы в отличном от Мрака порядке. Результат был шокирующий, перепутать зубы невозможно. Точнее перепутать возможно, но вставить невозможно. (Естественно, перед тем, как это выяснить, я облажался. Когда я выковыривал зубы, я их складывал в кучку, добыв половину я подумал, что теперь точно до пенсии буду тасовать их в поисках верной комбинации.) Мне нереально повезло, что зубы притягивались. Когда всё было готово, я призвал Мрака. Он оценил пояс, сказал, что сделано терпимо, но, цитирую, "топорно". Забавно слышать это слово от бывшего палача. Хотя палачи бывшими не бывают.

– Теперь тебе осталось только найти нужный зуб.

– И что теперь? Мне нужно поступить в мед. Институт, стать стоматологом? Через шесть лет института и ещё шесть лет интернатуры и ещё лет через десять практики может быть я буду лечить зубы сильных мира сего. Мне очень крупно повезёт, если я найду зуб до выхода на пенсию, и ещё больше повезёт, если к этому моменту у меня не будет прогрессирующей болезни Паркинсона, и я буду в состоянии вставить этот зуб.

Мой оптимистический прогноз прервал смех Мрака.

–Ты как всегда не ищешь лёгких путей. Я буду приходить к тебе раз в неделю, продолжать открывать таинства алхимического мастерства. Кстати, не забудь про ритуал на восходе и закате, тебе это особенно необходимо. И даже к пенсии ты не завершишь моё дело.

– Потому что я лошара?

Мрак снова рассмеялся.

– Не без этого конечно. Но твоя основная беда в том, что ты считаешь себя совершенно никчёмным. Хотя лично я не встречал человека, к жизни которого судьба прикладывала руку чаще, чем к твоей, – с этими словами Мрак исчез.

Потрясающе, судьба к моей жизни прикладывает руку, я это понял сразу, как только меня в детском саду первый раз назвали Настей. Кстати, это была воспитательница, а дети подхватили.

Купаясь в судьбоносных воспоминаниях я уснул. Проснулся с болью во всем теле, лёжа на столе, лицом на поясе, как алкаш в салате. Моему удивлению не было предела, когда я почувствовал, что моё лицо прилипло к поясу, словно язык к металлу на морозе. Я не буду описывать, чего мне стоило отодрать лицо от этого зубатого пояса. У меня появилось безумная мысль, правда ради этого эксперимента мне пришлось найти свой зуб мудрости, который мне вырвали в прошлом году и отдали на память. Не понимаю, зачем я его забрал, и почему не выкинул, а кинул в бабушкину чашку в старом серванте. Я вставил его в свободное углубление, пояс засветился тёплым жёлтым светом и самопроизвольно появился Мрак. Он надел наш артефакт и сказал:

– Мне не хватило жизни, чтобы создать его, а ты завершил моё дело меньше чем за год. Сейчас понимаю, что мне не хватало лишь одного зуба, судя по всему, зуба человека отмеченного судьбой. Он начинается с алхимика, и должен закончиться алхимиком. Этот пояс замыкает круг, начатый мной и завершённый тобой. Я же поклялся Силане освободить наш род от затмения, поэтому я и заключил договор с демоном-алхимиком. Я занял его место. Пока я был демоном, я контролировал алхимиков. Сейчас, когда пояс завершён, я могу навсегда снять затмения с нашего рода, и ты последний алхимик в нашей семье.

– Ты говоришь так, как будто я тебя больше никогда не увижу.

– Думаю, больше не увидишь, – он повернулся ко мне спиной, мне стало так грустно, Мрак ещё не ушёл а, из моих глаз уже предательски побежали слёзы. Мрак обернулся и добавил: – Сколько я бился над тобой, а ты так и остался размазнёй. Анастас, перестань ныть, ты же потомок палача. Кстати, у меня подарок для тебя. Силана в своё время была одержима желанием летать и создала свой артефакт. Метлу. Она посадила дерево в бочку и буквально поливала его мазью полёта, так что мазь тебе не нужна. Только не убейся и не угробь свою рыжую, – с этими словами Мрак подмигнул мне и исчез, остался лишь пар с запахом крови.

Ещё долго я не мог успокоиться. Я оплакивал смерть человека, который умер несколько веков назад. Через несколько часов вспомнил слова Мрака: "Сколько я бился над тобой, а ты так и остался размазнёй". Мрак всё время говорил, что мы с ним невероятно похожи. Я не мог понять, чем. Ясно было, что я размазня, а Хима, находясь рядом с качком, вряд ли предпочтёт труса и дрыща. У меня было два варианта, или отказаться от неё, или измениться. Я решил, что самый верный способ измениться и стать сильнее, это побороть свои страхи. Мои основные страхи: полёт, высота, вода ночью, глубина, быть съеденным, чудовища, список можно продолжать долго. Но это самые сильные.

Я решил немного посидеть на метле как бы в воздухе. Только я зажал метлу между ног, как меня с неистовой силой бросило через дымоход на улицу. Я визжал так сильно и громко, что не мог узнать свой голос. Я понятия не имел, куда лечу. Думал только о том, что Мрак даже после смерти продолжает глумиться. Наверное, только благодаря своему невероятному инстинкту самосохранения я не упал с метлы, ну или скорее всего из-за того, что у меня от страха пальцы свело, и вытащить метлу из моих рук вряд ли возможно. Через несколько минут полёта я перестал визжать и смог выровнять дыхание. Совершенно неожиданно мы остановились напротив окна на третьем этаже, и я увидел её. Она сидела на руках того самого качка и плакала на его плече. Это вечное дежавю меня просто убивало. Прошёл час, но она не переставала плакать и всхлипывать. Он гладил её по голове, а она рассказывала о том, что клан ведьм не приняли её. В этот момент мне стало ясно, что её одержимость ведьмами это единственный козырь, который я могу использовать. Мне нужен Мрак, нужен как никогда.

Метла снова полетела. Я оказался в подвале своего дома, перед шкафом с прахом предков. Я понял, что метла летит, повинуясь только моим желаниям, и скорость полёта зависит от силы самого желания. И я вспомнил про чёрное море, оно для каждого имеет свой запах, для меня оно пахнет рыбой. Я совершенно сознательно представил море и полетел, скорость была вполне умеренная, и я смог насладиться полётом и пейзажем. Невозможно описать чувства, которые я испытывал во время полёта. Лес ночью поражал красотой, особенно если летишь над ним, цепляя верхушки ногами. Я уже чувствовал еле уловимый запах моря. В какой-то момент мой взгляд остановился на идеальном диске луны. Она все-таки невероятно прекрасна, даже несмотря на несимметрично расположенные пятна. Луна была напротив меня и как будто становилась всё больше и ближе. Неожиданно для себя я очухался от странного головокружения, стало тяжело дышать. Я глянул вниз и нецензурно выругался, я даже не мог предположить, на какой высоте нахожусь. Я понял, что я сбился с курса подсознательно, изменилось моё желание и, соответственно, изменился курс. Через несколько минут вернувшись к прежнему курсу, я вспоминал уникальное и ужасающее зрелище сверху. Как говорится, всё бы ничего, но пальцы скрючило такой судорогой, как никогда прежде.

Я увидел море, был сильный шторм. Оно было сильным, неистовым, злым. Увидев его таким я испугался. Мне казалось, что если я слезу с метлы и стану на землю, то оно просто поглотит меня. До этого зрелища я хотел лететь в открытое море. Но сейчас эта мысль казалась безумной. Пока я был на метле, я чувствовал себя в безопасности, я чувствовал поддержку своего рода. Я должен побороть страх. Я пытался заставить свои скрюченные пальцы отпустить древко метлы. Но руки не слушались. Я не мог понять своё тело. Может быть мой разум наконец-то избавился от страха и стал свободным, но тело отказывалось подчиняться. Титаническим усилием воли я заставил свои цепкие дрыщёвские пальцы отпустить метлу, я снова встал на грешную землю. Я больше не боялся высоты, и решил побороть страх ночной воды и глубины одновременно. Я медленно подходил к воде. Она была чёрной, пугающей, агрессивной, волны с чудовищным грохотом обрушивались на берег. Чем дольше я смотрел на него, тем сильнее страх сковал меня. Мне казалось что вот-вот и очередная волна накроет меня и утащит, а там в морских пучинах притаилось немыслимое чудовище, и меня ждёт ужасная участь, я буду съеден. Поднялась огромная волна, меня сбило с ног и затянуло, вода невероятно сильным напором хлестала в уши и нос, меня крутило и кидало под водой как марионетку в руках очень сильного ребенка. Я подумал, что это мой бесславный конец, как глупо погибнуть вот так ни за что. Я всегда думал, что умирать будет страшно, а оказалось, что умирать обидно. В этот миг меня вытолкнуло на поверхность, и я вдохнул. Затем снова накрыло и снова вытолкнуло. Это уже больше походило на издевательство, чем на смертный час. Вдруг я зацепился за что-то ногой, первая мысль была: "вот и оно, плотоядное чудище". Никогда не думал, что наступит момент, когда перспектива быть съеденным принесёт мне облегчение. Я расслабился и приготовился принять свою участь. Но жуткой расправы не произошло. Это была всего лишь веревка буя. Когда в очередной раз меня выкинуло на поверхность, я схватился за буй.

Долгое время я не мог отдышаться. Шторм не затихал, холодный ветер продолжал завывать, ночь не отступала. Вдруг что-то большое и сильное коснулось моей ноги. "Наверное рыба", – подумал я и тут же поймал себя на мысли, что впервые в жизни моё воображение не нарисовало немыслимое чудовище, хотя в данной ситуации это было бы вполне логично. Шторм кончился, я оставил своего красного спасителя за спиной и поплыл к берегу. Я ещё никогда не чувствовал себя таким свободным и счастливым. Я изменился, страх более не властен надо мной. Сейчас я вспоминал свою жизнь и мне казалось, что как минимум половина была как будто не со мной. Немного передохнув на жёлтом буйке я добрался до берега. Ноги практически не слушались. Над горизонтом показалась лёгкая синева, я встречал первый рассвет своей новой, свободной жизни. Город ещё не проснулся, когда я вернулся домой.

Вечером я снова спустился в подземелье Мрака. С помощью книги мастерства Силаны я опустил на город густой туман. Фамильные часы пробили полночь, и я полетел к Химе. Я увидел её окно издалека, из него лился тёплый оранжевый свет, и оно было открыто. Я влетел в её комнату и повис в воздухе. Хима спала, на тумбочке рядом с кроватью горел ночник. О Боги, взрослый человек спит с ночником. Её рыжие волосы покрывали половину кровати. Она очень забавно спала. Одна рука была под щекой, вторая обнимала игрушечного медвежонка. Одна нога лежала поверх покрывала, и нельзя было не заметить, что на ней была смешная пижама. Она была розовая, с зайцами и котятами, сидящими в облаках, была радуга. Бриджи были чуть ниже колен с огромной пышной кружевной оборкой. Нельзя было не заметить, что медвежонок был одет в такую же пижаму. Она была очаровательна. Я усмехнулся, и она проснулась. Она закричала, я вылетел в окно. На её крик примчались двое охранников. Этот её любимый качёк вбежал первый. Она испуганно всхлипывала как ребенок. Её комната была противоречивой, там были атрибуты ведьмы, хеллоуина и мягкие игрушки. Особенно меня поразила гигантская мягкая игрушка змея Горыныча, мирно сидящего в углу. Глядя на её комнату можно сказать, что там живёт ребёнок. Её качек зажёг большую гирлянду из тыкв хеллоуина.

– Так лучше? Посмотри, твои любимые тык-тык-тыквы.

Она улыбнулась и обняла его.

– Посмотри, там, за окном, там кто-то есть.

Он выглянул, я поднялся на крышу.

– Никого там нет.

– Никита, а ты не уйдёшь?

– Конечно не уйду, сегодня же моя смена. Если что, зови, я за дверью, – он встал, поцеловал её в лоб и вышел за дверь.

Через час она уснула, я снова влетел в её комнату. Сел на подоконник. Я чувствовал себя извращенцем. Наблюдать за спящей девушкой это аморально. Мои размышления прервал её голос.

– Что тебе нужно? – она неожиданно открыла глаза.

– Я тебе всего лишь снюсь, – это первое, что пришло мне в голову. Она очень звонко рассмеялась. Естественно, качёк подал голос.

– С тобой всё хорошо?

– Всё хорошо, я просто решила почитать перед сном, – затем она прошептала: – Ты мне ещё расскажи про то, что это оптический обман зрения. Если я сплю с медвежонком, это ещё не значит, что я так наивна.

– Даже если у вас с ним одинаковые пижамы? Я хочу извиниться за свою выходку на Самайне.

– Хочешь, извиняйся, – наигранно надменно сказала девушка.

– Извини.

– Красноречив чёрт, после такой тирады как не простить.

Я подумал о своей метле, и она влетела в комнату. Я сел на неё, глаза Химы разгорелись.

– Прокати...

Я не знал, возможно ли взять её с собой, но очень хотел. Она села сзади и обхватила меня руками. Мы вылетели в окно и устремились вдаль под ведьмин хохот моей будущей жены.

-4
718
16:40
Адский сумбур из корявых фраз и стилистических ошибок, вроде: «Надо отдать ему должное, он знал, что я хочу знать всё» и «Купаясь в судьбоносных воспоминаниях я уснул».

Много нелогичных ходов: «должен отметить, что наиболее популярны большой палец правой ноги и указательный левой руки». Если с ногами еще как-то понятно, но как он отличит между собой пальцы рук?

Вообще, персонаж мужчина с именем Настя, это что-то. Видимо автор хотел добавить элемент юмора, вместо этого только усилился накал бреда.

Текст трудно читается, еле добрался до конца. Автору предстоит еще долгий путь к успеху…
17:00
+1
Треш неплохой smile Легчайший привкус бала Воланда, «Кубка» Жуковского, побольше любовного романа (диалоги, поведение и описание героев, начало и концовка). Но само произведение самостоятельное. В финале полёт а-ля Аладдин. Сюжетообразующий посыл уловила: он интересен.
Общее впечатление: «прикольно». Не больше и не меньше.
Комментарий удален
Комментарий удален
21:53
+3
Добрый вечер! Это недопустимо до окончания конкурса — в противном случае меня дисквалифицируют. Поэтому не «буду добра». Если отзыв (на мой взгляд, нейтральный) Вас как-то ранит, просьба сообщить модератору или по-человечески мне написать — удалим, не проблема. С Рождеством.
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
06:44
Мою историю надо начать с моей семьи. Точнее, дорогой потомок, с нашей. Наша семья ОНА, мягко сказать, с традициями.
Если беременной женщине снится член crazy хорошо, что не мужчине
Я дрыщ, и, как ты уже догадался, меня называли Настей на основании чего читатель дневника (прочитавший ровно столько сколько и я) может догадаться, что ГГ зовут Настей? crazy
Я себя успокаиваю тем, что в моей семье могло быть и хлеще. Например, моего деда звали Спиридон Капитонович.
Но ты сам видишь, что Настя это самое низкое дно что значит, «самое низкое дно»?
Кстати, если ты мой тёзка, понимаю тебя как никто другой
много словесного мусора. пора уже рассказам присваивать «мусорные» рейтинги
Я шёл по улице, и его величество случай в виде осеннего ветра швырнул мне в лицо листовку весьма занятного
канцеляризмы
скучно, сюжета нет. непонятно, зачем все это написано
Я никогда не забуду миг, когда я увидел её впервые
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Константин Кузнецов №2