Вадим Буйнов №3

Одинокий полярник

Одинокий полярник
Работа № 492

На улице радостно щебетали птицы, а ветер шелестел листьями деревьев, словно играл ими, обдувая с разных сторон. Иногда он просачивался и в открытое окно, заставляя шторы колыхаться. Принося с собой утреннюю прохладу, ветер наполнял небольшую комнату свежим воздухом с запахами цветов и листвы. Иногда редкие птицы садились на подоконник в поисках жучков или семян, но почти сразу улетали, пугаясь темноты, царившей в комнате.

Постепенно звуки на улице становились громче, порывы ветра теплее, а запахи все менее насыщенными. Зной полуденного солнца постепенно нагревал воздух, и тёплый летний бриз потихоньку подменил прохладный утренний ветерок. Пение птиц с каждой минутой всё больше заглушал шум окружающего мира. Со временем стали слышны звуки машин, собак, кошек и людей, наполнявших улицы, соседние дома и дворы.

С силой выдохнув воздух, Борис лежал на спине, не шевелясь, прислушиваясь к каждому звуку окружающего его мира. Его лицо было безмятежным и не выражало никаких эмоций. Оно выглядело настолько расслабленным, что, наверное, даже если пристально смотреть на него, не отводя глаз, то можно не заметить момент пробуждения.

Чуть прикрытый одеялом Борис чувствовал каждую мышцу своего тела. Постепенно приходя в сознание, мужчина ощущал, как кровь течёт по его венам, снабжая кислородом его накаченное тело. Он чувствовал, как из приоткрытого окна в комнату периодически врывается ветер и обдувает его ногу, высунутую из-под одеяла. Приходя в себя, он всё больше начинал ощущать неудобную, скомканную на уровне поясницы простынь, чуть мокрую от пота подушку и чей-то пристальный взгляд.

Стоило лишь чуть-чуть его сердцу начать бится бытрее, и тело под одеялом вновь нагрелось и начало потеть. Мужчина понимал, что долго лежать и выжидать у него не выйдет, и постепенно стал готовиться к нападению.

Стараясь не шевелиться и не подавать виду, он потихоньку начал разминать чуть онемевшие от долгого сна руки и ноги. Наблюдатель, не издавая ни звука, смотрел и ждал. Попытавшись увидеть его, Борис решил приоткрыть глаза, но, к сожалению, не смог никого обнаружить и гадал, откуда ждать нападения.

С каждой секундой ситуация накалялась. Не выдержав напряжения, он резко открыл глаза и, приподнявшись, понял, что совершил ошибку. Нежно промяукав, кошка, сидевшая на спинке кровати, чинно опустила лапу на его затылок. Улыбнувшись, Борис размял лицо руками, а кошка стала ему на плечо, начала мурлыкать и, подаваясь вперёд, старалась коснуться мордочкой его затылка. С шумом выдохнув, Борис буквально упал на подушку и, улыбнувшись, потеребил пытавшуюся сохранить равновесие кошку, сгоняя её со спинки кровати.

Спрыгнув на пол, питомец побежал к двери, мурлыкая на ходу так громко, словно в комнате было огромное стадо мурчащих питомцев или как минимум целая машина. Размяв шею, повернув её в разные стороны, Борис потянулся до хруста в позвоночнике и соскочил с кровати, чем испугал кошку, ждавшую его у двери. Издав мурчащие звуки, она умчалась в сторону кухни. Ухмыльнувшись, он включил музыкальный центр и лёгкой походкой направился в ванную.

Почти закончив утренние процедуры, мужчина снова услышал мурчание позади себя и, не отрываясь от чистки зубов, стал разглядывать в зеркале питомца. На него смотрела темно-рыжая, с серыми пятнами и белой манишкой, очень пушистая и грациозная кошка. Она была очень ухоженной, несмотря на то, что большую часть времени находилась на улице. Чёрный ошейник с маленьким серебряным амулетом в виде цветка был словно новый и идеально смотрелся на животном. Уже давно взрослая кошка часто вела себя как котёнок, постоянно играя даже с пёрышком, стоило тому залететь в дом. Плавно махая пушистым хвостом, она старалась выразить своё недовольство от голода.

Закончив чистить зубы, Борис сполоснул лицо, набрав воду в ладошки, и на секунду замер. Оторвав взгляд от капающей с рук жидкости, он перевёл его на зеркало, оценивающе смотря на себя. Чуть мокрые волосы, коротко постриженные казались темнее, чем были на самом деле. Карие глаза сияли радостью, а небольшая щетина прибавляла ему несколько лет, но вовсе не старила. Борис был среднего роста, подтянут, а накаченные мышцы говорили о регулярных занятиях спортом. Улыбнувшись своему отражению, Борис умыл лицо, а затем резко развернулся и потрепал кошку, сидящую на краю ванны, согнав её на пол.

Отряхнувшись от воды, питомец побежал на кухню, а Борис уверенной походкой направился следом. Идя по тёмному, серому коридору, мужчина наслаждался свежестью после душа, иногда обращая внимание на кошку, которая шла перед ним и озиралась по сторонам. Добежав до кухни, она села у входа и уже хотела постучать лапой по двери, но Борис опередил питомца. Повернув ручку, мужчина, не успев зайти, почувствовал резкий запах прокисшей еды. Поморщившись, он вспомнил о вчерашнем недоеденном ужине, который остался на столе. А кошка, едва задев косяк, буквально просочилась на кухню, не дожидаясь хозяина.

"Маша", — выдохнув, прошептал он, хлопнув себя по лбу, вспоминая вечер накануне. "Наш вчерашний разговор стоил мне ужина".

С досадой он поднял со стола тарелку и, посмотрев на остатки ужина, пожал плечами.

«Ну во всяком случае трёхчасовая беседа по телефону того стоила…», — воскликнул он и, улыбаясь во весь рот, выбросил остатки еды с тарелки в мусорное ведро.

Тем временем обеспокоенная отсутствием сухого корма в миске кошка сделала несколько витков вокруг ног хозяина и начала скрести дверцу холодильника. Споткнувшись, Борис обратил внимание на питомца и достал кошачью еду из тумбочки. Под радостное мычание он насыпал приличную горсть сухого корма в миску и стал готовить еду себе.

Это был достаточно простой и очень скромный завтрак, состоящий из яичницы, крепкого кофе и приготовленного ещё вчера овощного салата, который Борис не удосужился убрать в холодильник. Уплетая еду, мужчина периодически оглядывался на кошку, которая трескала сухой корм, грызя его с такой силой, что хруст от поедаемых подушек заглушал пение птиц за окном. Несмотря на мерзкий запах прокисшей еды, который наполнял кухню, Борис остался доволен завтраком. Только лишь поморщился от вполне нормального, но немного обветрившегося салата.

Удовлетворённая кошка, поев, давно покинула кухню, оставив хозяина наедине со своими мыслями, которые опять были посвящены красавице Маше и романтическому ужину. Мужчина с нетерпением ждал это свидание и почти каждый день продумывал его до мелочей. Уже который месяц он ухаживал за девушкой, добиваясь её расположения, и наконец она ответила ему взаимностью. Вчера они весь вечер обсуждали свидание, которое должно состояться в субботу, уже буквально через несколько дней.

Закончив завтракать, мужчина начал мыть посуду под звуки будильника из спальни. Сирена буквально заглушила музыку, сообщая о том, что пора собираться на работу. Домыв посуду, он поставил тарелки в сушку, вытер руки и направился в комнату собираться.

Недолго думая, Борис оделся по вчерашней погоде. Надев обычные синие джинсы и чёрную футболку, мужчина лишь выглянул в окно, чтобы удостоверится в том, что дождя нет и он не предвидится. Кеды, стоящие у порога, дополнили его образ, в который также вошли стальные, довольно объёмные, серые часы, серебряный перстень на большой палец и толстая цепочка. Проходя по коридору, он забрал с комода ключи, сотовый телефон и вышел из дома, заперев за собой дверь.

Вдохнув свежего воздуха, мужчина отправился вверх по улице в сторону больницы, где работал уже пять лет со дня окончания университета. По образованию Борис был фельдшером и очень любил свою профессию. Ему нравилось лечить людей, помогать им справляться с болезнью или просто чувствовать себя лучше. Однако в последнее время с финансированием у больницы было достаточно туго, и его перевели в морг. Работая патологоанатомом, мужчина уже год следил за мертвецами, выявляя причины смерти обитателей и гостей города, и его это совсем не огорчало. Всю свою жизнь Борис был человеком спокойным, оптимистичным и очень общительным, но работа с людьми не радовала врача, а, напротив, скорее раздражала.

Больница, как и его дом, находилась в пригороде, и это было очень тихое и спокойное место. Маленькие уютные дома окружали большие пышные деревья, в которых иногда даже водились белки. Улицы как всегда были безлюдны, поскольку Борис заступал на вторую смену, а все уже находились на работе в двенадцать часов дня. Пару раз по пути ему встретились престарелые жители города, выгуливающие собак или ухаживающие за двором. Они приветливо здоровались и дальше занимались своим делом, даже не пытаясь завести с ним разговор. Похоже сама мысль о смерти вселяла им ужас, стоило им вспомнить, кем работал Борис.

Больница была одним из самых высоких зданий в пригороде, помимо неё возвышались над домами торговый центр, часовня и несколько административных зданий. Это был очень старый трехэтажный особняк, построенный почти два века назад. Находясь на холме, он будто бы возвышался над городом, словно особняк мэра или дворец наместника.

Несмотря на то, что строители каждые два года обновляли фасад, ремонтировали стены и парк вокруг дома, здание все же выглядело старым и затхлым. В больнице было два корпуса. В главном находилось основное отделение, где лежали стационарные пациенты и располагались кабинеты врачей, ведущих приём населения. Рядом стоял небольшой пристрой, в котором как раз находился морг, где и работал Борис.

Когда-то давно это были два разных здания. Большой корпус для врачей и пациентов и маленький для проживания медицинского персонала. Со временем доктора обзавелись своими домами, и здания решили соединить коридором и отдать пристрой под морг и лабораторию.

Двор больницы был как всегда почти пуст. Небольшие аллеи, засаженные кустами и мелкой травой, тянулись по всему двору и огибали здание, уходя за дом, где соединялись в замысловатом рисунке. Несколько пациентов прогуливались, задумчиво глядя вдаль или перед собой, даже не замечая его прихода.

Больные были погружены в свои мысли, скорее всего, о здоровье, чего им и пожелал Борис, заходя в больницу. В приёмном покое было свежо и тихо, лишь странный скрип и равномерное гудение кондиционера нарушали эту тишину. Глубоко вдохнув прохладный воздух, Борис провёл рукой по волосам ото лба до затылка и направился к стойке администратора. Его шаги в этой тишине звучали словно удары грома и эхом разносились по коридору.

«Привет Борис!», – радостно поздоровалась медсестра, стоило ему сделать всего пару шагов. «Что-то ты сегодня рано».

«Хмм..мм..Маша, привет», – пробурлил он, расплывшись в улыбке. – «Да как обычно, пробок не было просто…».

«Ум-м-м…С каких это пор пробки на тротуарах появились в наших краях?», – улыбнувшись, она протянула ему журнал приходов и уходов. За стойкой администратора сидела молодая, миловидная девушка с пышными тёмными волосами. Распущенные, они нежно словно вода свисали до плеч, облегая лицо и шею. Из-под пышной чёлки смотрели на мир её голубые глаза, которые светились от радости в приятном полумраке приёмного покоя. Маша была обладательницей достаточно пышных форм, однако оставалась худой девушкой, чем регулярно привлекала к себе множество мужских взглядов. Как минимум раз в месяц появлялся ретивый ухажёр из города, осыпавший её бесчисленным числом букетов и подарков. Но, к сожалению, как и многие другие, через пару недель исчезал, не сумев заполучить расположения Марии.

Расписавшись в журнале, Борис увидел ещё пару глаз, которые с сильным любопытством уставились на него.

«Эй! А это кто тут у нас?», – сказал мужчина, смотря на ребёнка, чуть заглянув через стойку. От таких резких движений девочка сразу решила спрятаться за медсестру подальше от мужчины.

«Это Нина, моя племянница, сестра подкинула мне её утром». – сказала Маша, выдохнув. и закатила глаза. «Видите ли, её няня заболела, а корпорация ни за что не позволит присутствие ребёнка на рабочем месте…как будто она там рейдерский захват утроит!»

«Какая милая девочка!», – улыбнувшись, Борис заметил кучу фломастеров, и небольшой рисунок, начиная понимать, что за странный звук он слышал, когда вошел в больницу. Расписавшись в журнале, мужчина взял в руки листок, над которым корпела девочка. На бумаге была изображена пара - мужчина в синей футболке и джинсах и женщина розовом платье. Счастливо улыбаясь, они стояли на фоне гор и заходящего солнца.

«Это просто фантастика!», – сказал он, восторгаясь действительно красивым творчеством ребёнка. «Этот рисунок словно фотография!»

«Да, у Нины талант, и сестра всеми силами пытается его развивать», – Мария потеребила девочку по голове. «А племянница рисует с каждым разом лучше и лучше, наверное, скоро можно будет устраивать распродажи».

«Кстати, ты так и не ответил…», — почти шёпотом сказала Маша, когда Борис развернулся чтобы пойти в морг.

«На что?» Явно не поняв суть проблемы, мужчина замер, слегка наклонив голову.

«На СМС, я писала тебе утром». Засмущавшись, она опустила глаза, а Борис потянулся за телефоном и, нажав на несколько кнопок, лишь с досадой положил его на стол.

«Похоже мы вчера его полностью разрядили. Я и не подумал поставить его на зарядку, даже ужин недоел, уснул вчера сразу же, как мы закончили разговор».

«Ну вот зарядишь и посмотришь». Коварно улыбнувшись, она протянула ему ключи от дверей больницы. «За работу, Борис! Тебе уже как пять минут нужно было подменить дневную смену!»

«Но…», — попытался запротестовать мужчина.

«Иди работай уже!», – прервала его Мария.

Выдохнув, он с застывшей на лице улыбкой направился на рабочее место, не оборачиваясь на сдавленное хихиканье Марии.

Внутри больница была достаточно ухоженной даже несмотря на то, что финансирование часто урезали, а пациентов в ней находилось достаточно много. Стены выглядели как новые, зелёные, хорошо покрашенные, от них идеально отражалось эхо от его шагов, а ровный свет от ламп освещал каждый сантиметр коридора.

Свернув несколько раз, Борис остановился у комнаты отдыха, там он планировал найти дневную смену, а именно - Семена, второго патологоанатома больницы. Открыв дверь, мужчина услышал звуки одной из телепередач для домохозяек, что-то вроде сериала про семью, закадровый смех заставил его немного поёжиться. Войдя, Борис увидел Семена там, где и ожидал. Распластавшись в кресле, врач мирно спал, оставив недопитую чашку с кофе рядом с собой на столе.

Седые, местами растрёпанные волосы деда были коротко стрижены, обнажая старый морщинистый лоб и скулы. Суровое, квадратное лицо медика даже во сне оставалось серьёзным, лишь становилось немного расслабленным. Иногда Борису казалось, что его сменщик думает даже во сне. Сам патологоанатом был худым и жилистым. Жир в его организме почти совсем не приживался, и через клетчатую зелено-синюю рубашку были видны контуры рёбер и грудной клетки. Халат уже давно смотрелся на старике словно балахон, и с каждым днём обвисал всё больше. В оттянутых карманах лежали разные мелкие вещи в том числе шило, которым не так давно старик делал новую дырку в поясе, без которого коричневые брюки начали спадать.

Руки Семена уже пожелтели, а сам он исхудал и начинал походить больше на брюзгливого старика, чем на опытного и энергичного врача с огромным стажем. Работал доктор от скуки, в чём его нельзя было упрекнуть, ему давно перевалило за шестьдесят, жена покинула этот мир уже как двадцать лет назад, а дети разъехались по разным городам. Иногда Борис с ужасом понимал, что рано или поздно ему придётся копаться в старике, и, чтобы побыстрее прогнать эти мысли, мужчина выключил сериал и разбудил врача.

«Как смена, Семён Николаевич?» Борис тихонько потряс деда за плечо, и улыбнулся, стоило врачу открыть глаза.

«Смена, смена…скверная смена…», — пробубнил старик и поёжился, прогоняя сон. «Привезли какую-то женщину, очень странную…»

«Ты становишься ворчлив». Борис присел рядом, чтобы выслушать его. «Все они странные, что не так с этой?»

«Она замёрзла во льдах». Он взглянул на Бориса с неподдельной скорбью. «Причём непросто окоченела, похоже, что она молилась…»

«Молилась? То есть её убили? Отчего же её привезли сюда, мы почти на экваторе?»

«Да, молилась. Она местная, жила тут». С шумом выдохнув, он поворочался в кресле. «А работала на полюсе полярником, непонятно где, её нашли недалеко около одной из баз, но никто не признал, вот и отправили домой, даже не размораживая».

«И что с ней?»,— прошептал Борис, немного оторопев.

«Ну что, оттаивает, ждёт тебя». Зевнув, старик отпил кофе. «Документы я подготовлю и передам, а затем, может, домой пойду. Иди уже, переодевайся».

Оставив Семена наедине с мыслями, Борис направился в раздевалку, которая находилась в соседней комнате. Рабочая одежда была намного теплее. Натянув брюки с начёсом, халат, кофту, кожаные ботинки, мужчина с печалью взглянул на мобильник и, решив оставить его в раздевалке, небрежно кинул на полку. Выложив из кармана все лишнее, Боря почувствовал, как начал вспотевать от обилия тёплой одежды. В ней было жарко везде, кроме морга, где постоянно стоял холод.

Закончив сборы и закрыв шкафчик, врач направился на рабочее место. С приближением к моргу стены больницы становились все более неопрятными, краска была тусклее, а свет темнее. Это неудивительно, поскольку крыло посещали не так часто, а делать ремонт в проходе, ведущем к пристройке, все сложнее, особенно из-за холода в морге. В конце коридора его дожидались громоздкие стальные двери, чуть обшарпанные от столкновения с каталками.

Войдя в морг, Борис по обыкновению поёжился от холода, и по телу пробежали мурашки. Сделав пару уверенных вдохов, он свыкся с температурой и, закрыв за собой дверь, быстрым шагом направился к трупам. Пол был выложен старым жёлтым кафелем, а у стен стояли стальные кушетки и стеллажи для трупов. Помещение, наполненное преимущественно серо-жёлтыми тонами, нагоняло тоску и печаль, несмотря на яркий свет в комнате. Лишь голубые простыни иногда сменяли эту расцветку.

К его удивлению, старик уже был на месте, склонившись над мёртвой женщиной со скальпелем, не переставая что-то нашёптывать. Рядом со столом лежал поднос с вещами умершей, там был клочок фотографии, странный, метательный нож, рация и пустая аптечка. На кусочке бумаги почти ничего не было видно, лишь часть руки, куст и что-то синее, очень напоминавшее ткань или одежду.

«Как думаешь, что делает метательный нож у медсестры?», – поинтересовался Борис, разглядывая предметы, лежащие на столике рядом с трупом. «Или он был в девушке, и ты ошибся подносом?»

«Я не ошибаюсь», – проворчал старик, не отрываясь от своего дела. – «Она держала нож в одной руке, а в другой кусок фотографии».

«Даже странно, что нам её отправили, по-моему, тут пахнет криминалом».

«Не говори ерунды». Выдохнув, старик посмотрел на Бориса, отложив скальпель. На лице у врача появились странные жёлтые точки, а на маске было большое, темно-жёлтое пятно. «Она просто замёрзла во льдах с ножом в руке. Слушай, люди в походах и с топорами в обнимку замерзают, а ещё бывает, туристы идут в горы, и с собой у них чего только нет. Что тут криминального?».

«То, что это не обычный нож, а метательный, такой в городе то сложно найти, не то что во льдах», – сказал Борис и почесал затылок. «И что за странные пятна у тебя на лице?»

«Да волдырь какой-то у женщины на плече был, я скальпелем ковырнул, он и лопнул, наверное, нагноение от раны».

«Ты бы вытерся, кто знает, что это за зараза».

«Маша делает тебя мягкотелым», – ехидно прошептал старик, ухмыльнувшись во весь рот. «Вытрусь, вытрусь, когда закончим».

«Закончим? Я думал, что ты домой пойдёшь». Борис посмотрел на него с недоумением.

«А что там делать? Никого нет, скучно, а тут хоть ты есть». Старик почесал голову и оттянул маску. «Пару часов посижу да пойду».

«Похоже этот случай не на шутку заинтересовал тебя», — сказал Борис, разглядывая труп.

«Там у неё на месте гнойника жуть какая-то, словно кусок вырван».

«Да?» Борис потянулся, но старик жестом остановил его.

«Маску одень и ещё очки, этот гной отвратно пахнет, лучше его остерегаться». Старик снял маску и перчатки, бросив их в ведро. «А я пойду воды выпью и умоюсь, а ты пока покопайся».

«Хорошо», — ответил мужчина, с интересом разглядывая тело девушки.

Шаркая ногами, Семён медленно покинул морг, оставив Бориса одного. Тяжело вздохнув, увидев ужасное состояние старика, он надел перчатки, очки и маску, а затем склонился над трупом, стал внимательно изучать его.

Женщина была одета в обычный, серый рабочий комбинезон, который используется, наверное, на всех станциях на полюсе, никаких документов при ней не нашлось, как и опознавательных знаков. По всей видимости, полярнице было лет тридцать или около того, хотя пару седых локонов и застывшая на лице гримаса отчаяния весьма старили её. На одежде были видны следы крови и борьбы, местами комбинезон был порван, будто она пробиралась сквозь завалы. Одно плечо сильно повреждено, а рана походила на укус. Создавалось впечатление, что большой ломоть мяса вырвала собака с огромной пастью.

Борис аккуратно отодвинул комбинезон, чтобы разглядеть рану, и из неё тут же потёк гной вперемежку с кровью, а внутри в плече что-то шевельнулось. Он хотел было посмотреть поближе, но рука полярницы дёрнулась, а затем зашевелилась грудь. Опешив, он отошёл от трупа на несколько шагов, продолжая держать в руке скальпель. Грудь женщины ещё какое-то время двигалась не очень естественно, словно в ней что-то было, а затем опала, издавая при этом слабое шипение. Казалось, рёбра и органы исчезли из тела.

Сглотнув, Борис осторожно, держа перед собой скальпель, сделал несколько неуверенных шагов в сторону трупа и замер на месте от ужаса. Грудь женщины приобрела ядовито-зелёный цвет и начала расти в форме шара, а руки и ноги стали втягиваться в этот пузырь с чавкающим звуком. Борис хотел было закричать, но ужас сковал его горло, и, выронив скальпель, он помчался что есть мочи, сбив с ног откуда ни возьмись проявившего Семена.

Повернувшись, чтобы поднять старика, он увидел, как из его головы, пробитой ударом об пол, вытекает странная, зелёная жижа, от вида которой его стошнило. Вытерев рот, он посмотрел на искажённое до неузнаваемости лицо старика и выскочил в коридор. Подперев собой двери, Боря нервно смотрел вперёд, пытаясь услышать, что происходит в морге, но, собравшись с мыслями, начал искать ключи, копошась в карманах.

Вытерев лицо от пота, который уже стал попадать в глаза, Борис резким движением вытащил из кармана связки ключей, но, не успев запереть дверь, отлетел от неё. Упав на пол, мужчина проскользил несколько метров, немного оцарапав лицо. Даже не думая о ключах, Борис на секунду обернулся, чтобы увидеть, что же отбросило его от двери. Огромная зелёная тварь, чем-то похожая на насекомое, замерла в проходе и издавала странные стрекочущие звуки. Рядом стоял его сменщик Семён.

У существа было несколько лап, все они вылезали из разобранного комбинезона, в котором недавно было тело полярницы. Присмотревшись, он увидел фрагменты волос, одежды, обуви, свисающих с существа, и понял, что это нечто когда-то и было полярницей, мирно лежавшей на операционном столе. Какое-то время Семён стоял лицом к монстру, но затем повернулся к Борису. Голова старика изменилась до неузнаваемости. На месте рта появилась пасть, дыра в черепе была покрыта зелёной коркой, а из тела стали появляться новые конечности, тонкие, как лапы насекомых.

Существо медленно шло по коридору в его сторону, издавая разные звуки, бурчания, шипения и скрежетания. Весь забрызганный зелёной жижей врач, шатаясь, направился к Борису. Ползая по коридору спиной вперёд, мужчина наконец наткнулся на двери комнаты отдыха, и, соскочив, забежал внутрь. Затем, не растерявшись, мужчина, схватив почти пустую кружку из-под кофе со стола, швырнул в голову своему бывшему коллеге. Пошатнувшись, старик зашипел и сделал несколько шагов назад, но снова пошёл в сторону Бориса. Понимая, что существо смертно, мужчина взял старый большой огнетушитель и с силой обрушил его на голову подошедшему Семёну.

Уже протянувший к нему руки монстр упал, но не умер, а, издавая звуки похожие на ворчание, попытался подняться. Борис, понимая, что преимущество на его стороне, нанёс ещё несколько ударов огнетушителем бывшему коллеге, и, не заметив активности или признаков жизни, попятился к выходу.

Сделав несколько шагов, мужчина увидел, как тело Семена начало резко оседать, и из-под него стали появляться мелкие жучки. Маленькие, зелёные насекомые с огромной скоростью направились в сторону Бориса, а тело старика исчезло совсем, оставив на его месте кучу одежды.

Понимая, что шансов на победу у него нет, Семён бросил огнетушитель в монстра, который когда-то был полярницей, и побежал к выходу из больницы, на бегу выкрикивая предупреждения о пожаре. Не оглядываясь, он нёсся по коридору, крича и стуча по дверям. Ориентируясь по цветам коридора, он уже почти добежал до выхода, но, заметив коробку пожарной сирены на стене, остановился и со всей силы ударил по ней кулаком. Разбив её, Борис потянул рычаг окровавленной рукой, включая сирену.

Как только звуки пожарной сигнализации наполнили больницу, он согнулся, и, тяжело дыша, стал смотреть в коридор, держась рукой за стену. Чудовища он не видел, но слышал крики, вопли и звуки бегущих по коридору людей. Чуть отдышавшись, Борис снова побежал к выходу, но, устав от бега, уже прилично скинул скорость. Колотившееся в груди сердце мешало дышать, а пот все сильнее застилал глаза. Снова ухватившись рукой за стену, он согнулся, и, оглянувшись, увидел, как пол в конце коридора застилает полчище мелких, зелёных жучков. Словно жидкость они растекались по полу, полностью покрывая его.

Обомлев от ужаса, Борис попытался сглотнуть, но пересохшее горло лишь заболело, а сердце замерло в груди, и мурашки пробежали по его телу. Продолжая наблюдать надвигающийся рой, Борис обомлел от ужаса, а затем, истошно крикнув, рванул к выходу, не замечая усталости и выглядывающих на него больных из палат. Уже добежав до конца коридора, мужчина сбил с ног выскочившую на него Машу, и, повалив девушку на пол, обернулся назад.

«Что происходит, Борис?!», – крикнула медсестра, скидывая, сталкивая врача на пол.

«Бе..Беги…», — прошептал он дрожащим голосом, откашлявшись. «Там монстры…».

«Что? Какие к черту монстры?!» Мария с удивлением смотрела на него.

«Не знаю…Они убили Семена и идут сю…» Обернувшись на истошный вопль из коридора, Борис соскочил и, схватив Машу, потащил её к стойке администратора.

Приблизившись к столу, мужчина запустил руку в ящики, достал ключи от машины Марии, а потом заметил обезумившие от ужаса глаза маленькой девочки.

«Хватай её, нам нужно бежать!», – крикнул он, но медсестра так и не сдвинулась с места, только стиснула его руку.

«МАША?» Оглянувшись, Борис увидел, что она с ужасом смотрит в коридор, где уже появился монстр. Это была громадная туша, примерно два метра в высоту, с огромными клешнями и пастью как у жука. Уверенно стоя на своих исполинских лапах насекомого, монстр раздирал одного из больных, пожирая его по кусочкам. Вокруг чудовища весь пол покрывали маленькие жучки, подъедая остатки и капли крови, падающие на пол.

«МАША, ПОШЛИ!», — крикнул Борис и сунул в руку очнувшейся от ужаса девушке ключи от машины. «СКОРЕЕ!!!»

Зайдя за стойку, он схватил замершего ребёнка и побежал за медсестрой на улицу под вопли выскочивших из палат перепуганных больных. Девочка обмякла и повисла на руках, когда взглянула в коридор. Пробегавший мимо них больной споткнулся и, упав, повредил ногу, крича о помощи. Уже у дверей Борис обернулся, с ужасом надеясь, что монстр не добрался до выхода, но картина была ужасней. Тысяча маленьких жучков окружила упавшего пациента и буквально поглощала его на глазах. Каждый из них, поедая больного, становился всё больше, а затем распадался на десяток маленьких жучков.

Вытерев пот со лба, мужчина побежал на улицу к Марии, которая уже ждала его у машины.

«Скорее, Борис!», – крикнула она, нажав несколько раз на гудок.

Открыв дверь, он закинул девочку на заднее сидение и, оглянувшись, на секунду задержал внимание на пациенте, который бежал за ними. На месте, где он был, не осталось ничего кроме одежды. «Эти подлые твари сожрали все!», — подумал Боря, поджав губы, и сел на переднее сидение.

«Куда ехать?», – подавленно прошептала девушка, поглядывая на спутника.

«Нам надо взять документы и добраться до города, чтобы предупредить всех». С тревогой посмотрев на собравшихся больных во дворе, он открыл окно и крикнул им: «Бегите отсюда, эта тварь опасна!»

Затем Борис попытался найти свой телефон, но вспомнив, что он остался лежать в раздевалке, с досадой выдохнул.

«Маша, мне нужно позвонить…я возьму твой сотовый?»

«Да, конечно». Оторвав руку от руля, она начала искать телефон в халате, но, не найдя, печально посмотрела на Бориса. «Похоже он выпал, когда мы столкнулись…»

«Ладно, не нужно». Выдохнув, мужчина указал пальцем на подъезжающие машины полиции и пожарных. «Скоро и так все узнают, поехали к тебе, заберём документы».

Выехав на дорогу, они направились к дому Маши. Мимо промчались с сиренами пожарные и полиция. Успокоившись, Борис стал оглядываться по сторонам. Город жил обычной жизнью, и никто не догадывался, о том, что они в смертельной опасности. В зеркало он увидел, как девочка все ещё лежит на заднем сидении без сознания. Мужчина хотел было привести ребёнка в чувства, но, повернувшись, заметил на полу фотографию. Очень потрепанная фотокарточка, один из углов которой был оторван, лежала на коврике.

Взяв её в руки, Борис заметил женщину, ту самую, что лежала в морге сегодня утром, и мужчину в синей футболке. Клочок фотографии был оторван как раз с его стороны. На фотокарточке отсутствовала рука и часть футболки. На секунду Борис вспомнил о клочке фотоснимка, который видел сегодня в морге. Взглянув в зеркало, мужчина ужаснулся, обнаружив только одежду, которая осталась от девочки. Посмотрев вниз, Боря увидел, как тысяча маленьких монстров ползли по его ногам вверх, потихоньку поглощая его плоть. Выронив фотографию, он повернулся к Марии.

По щекам девушки текли слезы. Паучки уже съели её ноги, не оставив даже костей, и уже вовсю поедали тело. Не издавая ни звука, она протянула руку к Борису. Её кисти потемнели, а затем маленькими кусочками рассыпались на пол. Тяжело вздохнув, мужчина протянул свою руку к ней. Когда расстояние между их пальцами составляло всего несколько миллиметров, их руки стали рассыпаться. Словно пепел сотни маленьких жучков падали вниз, не давая им коснуться друг друга. Борис смотрел на Марию, которая постепенно начала распадаться у него на глазах. Затем тело девушки стало истончаться, и, когда даже волосы стали опадать вниз в виде маленьких паучков, Мария напоследок улыбнулась и рассыпалась сотней крошечных монстров, которые упали на сиденье и пол машины. Это было последнее, что увидел Борис.

-4
03:50
637
02:14
Добротный фанфик по фильмам «Нечто». Скучный по началу сюжет превращается в феерическое побоище. Написано хорошо, особых огрехов не заметил, был поглощен действом. Это первый фант ужастик, виденный мной на этом конкурсе. 9 из 10. Удачи на конкурсе.
20:45
Постепенно звуки на улице становились громче, порывы ветра теплее, а запахи все менее насыщенными. Зной полуденного солнца постепенно два постепенно в соседних предложениях
тёплый летний бриз потихоньку подменил прохладный утренний ветерок кто кого подменил?
Со временем стали слышны звуки машин, собак, кошек и людей что за звуки собак и кошек?
окружающего его мира
Его лицо было
Чуть прикрытый одеялом Борис чувствовал каждую мышцусвоего тела а когда накрывался полностью, то переставал чувствовать?
корявый, неуклюжий, бедный язык
скучные описание
слишком много «его» и «он»
препинаки
скука, вторичность, банальность
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Анастасия Шадрина