Светлана Ледовская №1

Васильковый лорд

Васильковый лорд
Работа № 500 Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Пролог

Эта история произошла много лет назад, когда мир был моложе и мягче чем сейчас, и пока он был юн, на его просторах еще обитали удивительные создания. Все они были и в более молодом мире, в котором обезьяны еще не сделали свои первые орудия и не могли разжечь огонь. Все удивительные существа были здесь задолго до нашего появления. Но вот вопрос: останутся ли они в мире и после нас?

Глава 1

Мое повествование начинается вместе с одними из самых теплых летних дней в юном мире множество лет назад …

Стояла жаркая пора, бабушка Люсиль говорила, что ожидается самое высокотемпературное лето за всю ее долгую жизнь. Говорила она так еще в прошлом месяце, пока была весна, но вот уже две недели минуло, как лето вступило в свои права. Бабушка Люсиль конечно не ошиблась, по правде говоря, эта умудренная опытом женщина вообще никогда (как казалось Люсиль) не ошибалась. И вот прямо сейчас она в своем цветочном, как всегда, сарафане сидит на террасе, обмахивая лицо только что принесенным ей выпуском скучной региональной газетенки и делает очередной безупречно точный прогноз:

-Завтра, - говорит она низким, немного севшим голосом, - Будет еще жарче. Приготовься, моя дорогая, жара будет только усиливаться до конца, ммм, - она пожевала губы, стараясь, как можно точнее указать дату, - Пожалуй, до середины второго месяца. Да, точно так и будет, я тебе обещаю. Люсиль знала, что бабушка не бросает слов на ветер, и не доверять ее метеорологическому чутью у внучки повода не было. Бабушка Теффи всегда была довольно практичной особой: не ошибалась, не болтала по пустякам, и всегда, сколько Люсиль себя помнила, поступала самым рациональным образом. И вот сейчас ее самая практичная бабушка задремала на солнце, так и не изучив ни одной статьи в свежей газете. Возраст брал свое.

Люсиль сидела у окна в плетеном кресле с покатыми задними ножками. Пройдет еще несколько лет и такие кресла поставят на производственный поток и начнут называть "кресло-качалка". Но покаэто было всего лишь старое неудобное кресло, вечно оставляющее на ногах плетеные узоры.

Лу, сидя на неудобном кресле, наблюдала за стрекозой, случайно залетевший на застеклённую террасу. Стрекоза немного покружилась под самой крышей и сейчас безуспешно билась в грязное оконное стекло. Люсиль она казалась очень большой, и будь Лу чуть помладше обязательно бы испугалась такого гиганта и заплакала бы, а потом в истерике разбудила бы бабушку или спряталась в доме. Но Люсиль уже одиннадцать, она давным-давно не боится насекомых, даже таких громадных. Стрекоза, между тем устала от своих бессмысленных попыток и, утомленная, опустилась на нижнюю честь оконной рамы.

- Жалко тебя, - Лу и сама не поняла вслух она это сказала или только подумала, - Ты ведь не выберешься сама и помочь тебе не дашь, верно?

Лу аккуратно поставила локти на край рамы и положила голову на руки, так, чтобы она была как можно к стрекозе. Ей очень хотелось рассмотреть ее повнимательнее.

В ее квартиру в городе вообще редко влетало, что-то интересней тополиного пуха. В той квартире она любила наблюдать из окна только дождь. Именно в ливни она обязательно открывала окно и смотрела, как вода сбивает пыль с темного асфальтного покрытия, с окон стоящих напротив домов. Город Лу был маленьким, но промышленным, а потому душным и дымным, и дождь был единственной усладой любившей свежесть девочки. А еще на следующий день после дождя всегда был такой умопомрачительный рассвет. Лу могла встать и в четыре, и в пять утра, чтобы только взглянуть на него в распахнутое окошко. Проливной дождь всегда приносил за собой нечто прекрасное.

Лу уже почти месяц находилась в загородном доме бабушки Теффи, и за все это время тут не было ни одного дождя, что не могло не огорчать девочку. К тому же бабушка постоянно спала или читала скучные политические новости. Лу ее в этом не винила: такой уж у нее был возраст. Так что от скуки темноволосая головка девочки часами маячила перед окнами и во дворе.

Единственной ее отрадой был старенький, когда-то зеленый велосипед, катаясь на котором Лу едва дотягивалась до педалей. Ближайший соседский дом был в паре миль отсюда, достаточно далеко, чтобы одиннадцатилетняя девочка не осмеливалась брать на него курс. Поэтому чаще всего Люсиль колесила по полям недалеко от дома. Дорожек, даже протоптанных людскими ногами, тут конечно не было, но ведь так только интересней.

Любопытные глаза Люсиль постепенно оказывались все ближе к стрекозе, но та и не думала улетать. Девочка удивленно нахмурила тоненькие бровки и повернула голову на бок.

-Разрешишь мне тебя отсюда вытащить? - губы Лу были совсем близко к прозрачным крылышкам. Она могла бы даже укусить стрекозу за продолговатое тельце, но конечно она не стала этого делать. Вместо этого она аккуратно и очень медленно опустила на оконную раму свой указательный палец так, чтобы он оказался в нескольких миллиметрах от передних лапок стрекозы.

-Залезай.

На удивление бесстрашно стрекоза последовала прикажу и взгромоздилась на палец, еле уместившись на нем. Определенно для ее внушительного тела была необходима вся ладонь. Люсиль осторожно подставила вторую ладонь вертикально перед стрекозой, чтобы ее не снесло задувавшим в двери сквозняком. Спустившись по трехступенчатому крыльцу и оказавшись на улице, Лу подняла руку со стрекозой высоко над головой.

-Все, можешь улетать, - Люсиль вскинула голов, обращаясь к спасенной. Та, в свою очередь, лениво махнула крыльями, как бы проверяя, что ветер, обдувающий ее, настоящий и громко затрещав стартовала в сторону леса. Небо было безоблачное, безукоризненно синее, и Лу еще долго могла наблюдать удаляющуюся от нее фигурку.

Глава 2

Вернувшись на крыльцо, Лу обнаружила, что бабушка до сих пор спит, мирно посапывая. Ей не хотелось нарушать ее сон. Осторожно закрыв за собой дверь, девочка вышла во двор. Окину взглядом небольшой участок. Лу не обнаружила на нем ничего, что могло бы ее заинтересовать: кирпичные вены дорожки, как артерии, расходились от крыльца дома, до немногочисленных построек. Ржавый железный монстр с разинутой пастью - гараж, уже давно не привлекал Лу. Она прекрасно знала, что внутри он даже не треть не такой загадочный, как снаружи. Покосившаяся запертая баня и дырявый со всех четырех сторон сарай тоже были скучными и бесполезными для Люсиль. Девочка направилась по кирпичной вене-дорожке к сараю. Отодвинув щеколду, она с силой дернула металлическую дверь.

Велосипед был тяжелый, но Лу давно научилась сама вытаскивать его из сарая. Никакой подножки у него конечно не было, поэтому докатив его до края дорожки, девочка положила его прямо на газон и побежала закрывать сарай. Вернувшись, она почти на бегу подняла железную махину и побежала рядом с ним, хрустя ботиночками по щебню, разгоняясь. Трогаться с места на таком аппарате ей пока плохо удавалось, но она нашла способ обойти эту преграду. Набрав нужную скорость, Лу ловко запрыгнула на раму велосипеда и, быстро перекинув через нее свободную ногу, начала крутить педали. Бабушка Теф разрешала Лу уезжать без присмотра, так что об этом девочка не волновалась. Бабушка проснется только около обеда, и к тому времени, а может и раньше, ее внучка точно уже будет дома.

Выехав из двора, Лу повернула налево и несколько метров проехала по еле заметной колее от машины ее родителей. Потом повернула на право. Если бы кто-то наблюдал за ней сейчас, он бы увидел как девочка на старом велосипеде съехала в правую от нее канаву. На самом же деле Лу сейчас ехала по очень тоненькой тропинке и почти наверняка свалилась бы в сухую канаву, если бы не проезжала здесь уже тысячу раз до этого. С этим стареньким и большим для нее велосипедом Лу обращалась как нельзя лучше. Проехав этот опасный склон, она так же оставила позади болотце, довольно опасное раньше, но сейчас засохшее и обмелевшее. Потом она миновала поле, проехав его по самому краю, там, где заканчивалась, когда-то возделанная земля и начиналась роща орешников. За полем повернула налево и поехала вдоль песчаного карьера. Ее мама говорила ей, что давно, в ее детстве в склонах этого карьера строили свои дома ласточки и вся эта земля ни на минуту не затихала, что когда она приходила сюда ребенком, ее встречали тысячи встревоженных голосов, а она садилась на песок и смотрела, как стройные птички снуют туда-сюда возле аккуратных дыр в склоне, их гнезд. Сейчас Лу сложно было представить, что в этом безмолвном мире когда-то кипела жизнь.

Сразу за карьером начинался небольшой пролесок. Проехать там на велосипеде Люсиль не могла. Она аккуратно положила его в кустах перед входом в лесок. "Входом" она называла место, где два рядом стоящих дерева сплетались кронами, образуя естественную арку.

Лу знала, что вокруг никого нет, но на всякий случай оглянулась, прежде чем шагнуть в тень деревьев. Это место было ее тайной, и ей нравилось думать, что она единственная, кто когда-либо побывал здесь.

Под сенью леса было прохладнее чем в душном карьере, но солнечные лучи заглядывали и сюда сквозь плотный зеленый покров, причудливо переливающийся всеми оттенками изумрудного. Девочка медленно и почти не слышно шла вдоль мерно покачивающихся стволов, прислушиваясь к звукам леса. В это самое летнее утро лес гудел. В отличии от поля, болота и карьера, лес был самым настоящим мегаполисом. После тишины всех этих мест лес оглушал. Даже прислушиваясь, нельзя было отделить звуки друг от друга. Это была одна сплошная беспрерывная тирада жизни.

За несколько минут Лу неспешным шагом смогла пройти пролесок насквозь. После влажных и терпких лесных запахов в нос ей ударил сочный запах свежей травы. Солнце нагревало темноволосую макушку целовало веснушчатые щеки Лу. Через лес она снова вышла к полю, идущему далеко-далеко направо, на юг, и заканчивающемуся лесом слева. Прямо перед ней простиралось самое настоящее зеленое море с редкими островками кустиками. И это море плавно втекало в хрустальное озеро, разливавшееся синевой в самом сердце долины.

Лу как раз направлялась к озеру, когда вдруг услышала шорох слева от себя, оттуда, где поле граничило с лесом. Она еще ни разу не видела тут других людей, а потому испугалась и отступила в тень деревьев прежде, чем рассмотреть источник шума.

На самом краю поля Лу увидела двоих. Первый стоял к ней спиной, но она могла видеть его зеленый жилет на бледных, почти синих плечах, странного вида головной убор, под ним связанные в узел темные волосы и зеленые шорты на длинных белых ногах,.. Не касающихся земли. Он как бы застыл в воздухе в нескольких сантиметрах от края низкорослой травы. Но больше ее удивил второй незнакомец.

Он находился дальше о места, где пряталась Лу. У нее никак не получалось разглядеть его, он стоял в самой густой тени на всех поляне. Когда же ее все-таки удалось рассмотреть его, глаза ее округлились от ужаса, а руки инстинктивно потянулись к лицу. Это мало походило на что-либо виденное Люсиль до этого. Оно явно сидело на коленях, но все равно было намного выше парня перед ним. Она его неимоверно длинная рука обвивала несколько раз колени, а вторая была направлена на его собеседника. Оканчивалась эта рука двумя острыми закорючками (подробнее Лу разглядеть не могла), именно эти закорючки выглядывали из тени деревьев на солнце и блестели, словно металлически. Голова существа была очень длинной, так что подбородок, если это можно так назвать, почти касался согнутых колен. И все его туловище было черным, то есть не темным, а иссини черным. Даже стоя в тени он как будто излучал свет наоборот, делая сумрак рядом с собой еще гуще.

Двое этих удивительных создания явно говорили друг с другом. Лу не могла различить слова, о хорошо слышала низкое шипение из тени. Она боялась шевелиться, так и стояла с поднятыми руками и широко открытым ртом.

Прошло еще немного времени, прежде чем существо-из-тени опустило свою руку и, шикнув на последок что-то чуть громче предыдущего разговора, буквально растворилось в полумраке леса за спиной. Потом Лу услышала тяжелый вздох в такт поднявшимся плечам оставшегося незнакомца и как раз подумала, что пора бы делать ноги, но она слишком долго об этом думала. Одно мгновение и незнакомец оказался на середине поля лицом к ней. Зажатое в его руке лезвие опасно блеснуло на солнце.

-Я тебя вижу. Покажись.

Глава 3

***

-Покажись.

Незнакомец говорил это спокойно, не повышая голоса, но у Лу от страха побежали мурашки. В панике промелькнула мысль, что он сейчас обращается не к ней. Что он все еще говорит с тем существом, но он стоял напротив нее и оружие было направлено в кусты, где она пряталась.

-Еще раз повторять я не стану, - он чуть выше поднял руку с зажатым в ней острием.

Конечно он обращался к Лу. Больше вокруг никого не было, теперь она это точно знала. Девочка опустила трясущиеся руки, прижала подбородок к груди и заставила непослушные ноги сделать шаг вперед. Она сжала ладони в кулаки, стараясь изо всех сил сдержать накатывающие волнами слезы. Паника сдавила ей горло. Лу понимала, что сейчас один только взмах сияющего оружия и она.. Метавшиеся в голове Люсиль мысли и ужасные видения прервали звуки доносящиеся от того, кто сейчас решал ее судьбу. Забыв о страхе, Лу подняла голову на неизвестного, чтобы убедиться, что звуки эти, то что она подумала. Посмотри она на него чуть раньше, могла бы увидеть, как тот удивленно поднял брови, когда Лу оказалась в свете солнца и звонко расхохотался. Это она и услышала.

Теперь девочка могла рассмотреть его получше. Это был самый обычный мальчишка, каких полным-полно во всем мире. Его бледные, но совершенно обычные мальчишеские руки обнимали его бока, пока он заходился хохотом. Голова была закинута назад, открывая тонкую шею и острый подбородок. Странный головной убор на его темноволосой макушке оказался гигантским цветком колокольчика и причудливо переливался фиолетово-синим на солнце. Забыв об опасности, которую представлял этот парень, Лу воинственно шагнула ему на встречу:

-Над чем это ты смеешься?! - девочка почти выкрикнула эти слова. Она ни за что не позволит этому обычному мальчишке насмехаться над ней. Юноша ответил ей не переставая хохотать:

-Я было подумал, что это серьезный противник.. Приготовился к схватке.. А ты просто девчонка.. - его прервал новый приступ смеха.

-Ах ты, глупый мальчишка! - Лу переполняла злость. Ее ярость запросто вытеснила страх. Она резко вскинула уже сжатую в кулак руку к плечу и вместе с этим побежала на нахала, стоящего в паре метров от нее. Ей нужны были какие-то три секунды, чтобы добраться до него и вмазать по нахальному лицу и она уже начала тормозить, а рука ее полетела вперед, прямо в его подбородок,.. когда он вдруг увернулся. Даже не увернулся, он прямо-таки выскользнул у нее из-под руки. В самый последний момент лицо его перестало смеяться: рот закрылся, глаза, до того узкие щелки, распахнулись, ноги резко оттолкнулись от земли и он всплыл в воздух в полуметре над полем справа от Лу. Не ожидая такого трюка и не рассчитав силы, девочка потеряла равновесие и упала на траву, где мгновение назад стояла цель ее удара. Быстро перевернувшись на спину и приподнявшись на локтях, Люсиль во все глаза уставилась на зависшего в воздухе обидчика. Он больше не смеялся. Одна его рука сжимала рукоять вложенного в ножны оружия. Юноша смотрел на Люсиль сверху вниз с одобрением и уважением.

-А ты не просто девчонка. Я чуть не попался, - он опустился на землю рядом с Лу и, протянув ей руку, опять улыбнулся, - Будем друзьями?

***

Теперь, когда он склонился над Лу, она могла рассмотреть его лицо. Кожа, показавшаяся ей голубоватой издалека, была на самом деле просто бледной и очень гладкой, как у фарфоровых кукол. У него были тонкие бледные губы, растянутые сейчас в улыбке, ровные белые зубы за ними и "клычки" чуть длиннее обычных. Несмотря на белизну кожи, волосы у него были темные, почти черные, и немного вьющиеся, они были собраны в узел на его затылке, но непослушные пряди все равно выбивались из-под лепестков его шляпы. У него были высокие, тонкие скулы, прямой нос и такие же темные как волосы брови. А глаза у него были цвета самого синего неба, не голубые ясные небеса или лазурные водные просторы, а темно-синее небо перед грозой, далекая глубина океана. Никак не голубые, как у ее отца глаза, они были темно-синие, будто нарисованные плотной густой гуашью. Под левым глазом у него была родинка, добавлявшая асимметрии его лицу, делая его более живым ( с ней он меньше походил на куклу).

Это был удивительный мальчишка. Лу почувствовала, что сейчас, в этом покинутом людьми месте, она наткнулась на что-то важное. Важнее ее жизни в городе, важнее времени, в которое она должна была вернуться домой, важнее всего, что когда-либо встречалось ей в жизни. Она поняла, что ее ждет нечто невероятное, и это было связано с мальчишкой, стоявшем над ней с протянутой рукой. Лу искренне широко улыбнулась и взялась за его руку, чтобы подняться:

-Да, давай будем друзьями. Как тебя зовут? - она отряхивалась от приставшей к одежде травы.

-Васильковый Лорд, приятно познакомиться, - он шутливо согнулся, изображая старомодное приветствие.

Лу недоверчиво нахмурилась:

-А имя то у тебя какое?

Парень разогнулся:

-Я же сказал, Васильковый Лорд, - он тоже нахмурил брови, - Что непонятного то?

-Ну "Васильковый Лорд" это скорее прозвище или титул, а спросила, как тебя твои родители и друзья называют

-Родителей у меня нет, а все остальные так и называют. Имя у меня такое - Васильковый Лорд, - он еще раз повторил свое имя по буквам.

-Странно, - Лу задумалась, - Я раньше никогда не слышала таких причудливых имен, - правда, чтоб мальчишки летали она тоже ни разу не слышала, но вот он стоит перед ней - удивительный мальчишка со странным именем, - Можно я буду называть тебя Василёк, как цветы?

-Конечно, - он бесстрастно пожал плечами, - Как угодно, хоть луковицей.

Оба рассмеялись.

-Очень приятно, Лорд Луковица, - она театрально вскинула руки, - Меня зовут Люсиль.

Васильковый Лорд склонил голову в приветствии:

-Ну раз ты называешь меня, как цветок, то и я так же буду, - он замялся, подбирая ей новое имя, - Лютик! Да, тебе подходит.

Лу была не против. Ей нравились лютики, впрочем так же, как и васильки.

-Будем знакомы!

***

Солнце поднималось все выше и выше. Было непривычно жарко. По всему полю летали насекомые. Пчелы беспокойно носились от цветка к цветку, неторопливо и грациозно порхали вокруг бабочки., в высокой траве стрекотали кузнечики, а в небе гудели стрекозы. В пролеске, из которого пришла Лу, на все голоса щебетали неугомонные птицы. Это были самые живые и свежие звуки, какие только можно услышать.

Лу с Васильковым Лордом устроились в теньке под одним из немногочисленных деревьев на поле.

-Мне ведь не показалось, да? - Лу активно размахивала руками в такт своим словам, - Ты ведь и правда летал, да?

В голове у нее крутилось много вопросов, но этот волновал ее детское сердце больше других.

-Конечно летал. А ты что не умеешь? - он сидел на траве, вытянув бледные ноги на солнце. Лу только сейчас заметила, что он абсолютно босой.

-Не умею, - девочка тяжело вздохнула и опустила голову, - Я всегда хотела, но у меня не получается. Как ты этому научился?

-Я не знаю, - его синие глаза с сочувствием смотрели на Лу, - Всегда умел , сколько себя помню.

-Повезло тебе. Ты можешь улететь куда угодно.

-Да нет, - Васильковый Лорд смущенно пожал плечами, когда Люсиль подняла на него глаза, - Я не очень высоко летаю. Иногда чуть выше деревьев, но дальше никак. Это сложно знаешь ли!

Лу рассмеялась, услышав его оправдание, но он, казалось, ничуть не обиделся.

-А что ты вообще здесь делаешь? - Люсиль никак не ожидала встретить в этом месте кого-то кроме насекомых, - Я точно знаю, намного миль отсюда нет ни одного жилого дом или деревни.

-В смысле человеческого дома? Да, ни одного. Но неужели ты думаешь, что я человек? - он повернул голову к Люсиль и подмигнул ей.

-Нет, - девочка только сильней убедилась в необычности ее нового знакомого, - Я так не думаю. Но кто же ты тогда? И ты так и не сказал, почему ты здесь?

-Я защитник и нахожусь тут, чтобы защищать мой дом, - с этими словами спина его распрямилась, а плечи как будто стали в половину шире. Мальчишка поглядел на Лу с наигранным высокомерием.

-Защитник? Ты? - в голосе девочке сквозило недоверие и едкая нотка сарказма, - Ты же еще совсем мальчишка, какой из тебязащитник?

-Да что ты об этом знаешь, человек? - он резко развернулся к ней всем телом и тяжело посмотрел ей в глаза. Таким серьезным Лу видела его лишь однажды - в тот самый момент. Взгляд его вовсе не был злым, но Люсиль испугалась. На его идеально гладком лице, как будто мгновенно, пролегли глубокие морщины, брови его, до того приподнятые, тяжелыми дугами опустились. Васильковый Лорд рассеянно перевел взгляд с растерянного лица Люсиль на траву, которую вцепились его длинные пальцы. Девочка наконец смогла разглядеть в темно-синих глазах то, что так напугало ее. Это была боль. И она была какая-то старая и дикая, как это место и вместе с тем такая простая, неимоверно простая, но Лу никак не могла понять ее. Васильковый Лорд закрыл глаза.

-Я гораздо старше, чем тебе может казаться.

Тут он неожиданно вскинул руки вверх, к веткам дикой яблони под которой они сидели и завалился на спину, положив руки под голову. Когда он открыл глаза, лицо его снова приобрело бестолково-веселый вид, как у всех настоящих людских мальчишек.

-Послали меня сюда, конечно потому что я лучше всех, да и потому что некого больше посылать.

Удивительно, как только Люсиль могли померещиться морщины на этом безукоризненном лице.

-А зачем это место защищать то? Да и кому оно нужно? Просто поле ведь, - Лу привалилась спиной к стволу яблони.

-Эх, Лютик, ничегошеньки ты не понимаешь,- парень улыбнулся, глядя на небо через густую листву, - Оглянись вокруг, прислушайся, принюхайся, - Люсиль последовала его совету, стараясь сделать все сразу, - Это все жизнь. Все насекомые и животные, цветы и травы, деревья и сама земля здесь - все это жители долины, и их нужно защищать.

-Я чувствую это! Я вижу! - голову Лу вскружила мысль о живом поле. Она еще сильнее осознала важность и хрупкость этого места, - Ты охраняешь все это от того существа? - девочка с опаской покосилась на лес слева от нее.

-И от него в том числе. Хотя по сути своей он вполне безобидный, но наш союз с лесным народом и без того очень хрупок, не стоит его испытывать.

-Лесным народом?

-Ну да. Те кто живут в поле - народ простора, в чащах - лесной народ, в водоемах - озёрный.

-Ааа, - Лу понимающе покачала головой, - Поэтому у тебя меч? Потому что ты защитник границы, да?

-Точно, - Васильковый Лорд вытащил клинок из ножен и поднял над головой, чтобы Лу могла его рассмотреть, - Только это не совсем меч, это сабля.

Она была очень красивой. Длинная и даже на вид острая, она переливалась небесной синевой и сверкала на солнце. Парень казалось очень гордился этим клинком.

-Она из особого цветочного металла и изготовлена специально для меня. Другой такой во всем мире не найти. Я не расстанусь с ней до самой смерти, - он любовно дотронулся до сабли и убрал ее в ножны.

***

-А ты не хочешь искупаться, Лютик?

-Чего?

Васильковый Лорд резко поднялся и вскочил (а может и взлетел) на ноги.

-Жарко говорю, пойдем купаться!

-Купаться? А тебе разве можно оставлять свой пост? - Лу недоверчиво посмотрела на оживившегося парня. Тот в свою очередь нарочито пристально огляделся по сторонам.

-А почему нельзя? Тут никого нет, да и озеро в трех шагах, - он махнул рукой в сторону берега, - Не бойся, пошли уже!

-Ничего я не боюсь, - проворчала Лу, вставая, - Идём, идём

До озера и правда было рукой подать. Ветра сегодня так и не предвиделось и на озере был полнейший штиль. Огромное сверкающее зеркало переливалось радугой в центре долины. На другом конце водоема строили свои гнезда водоплавающие птицы, но на этом берегу не было бы ничего, что могло бы нарушить спокойствие водной глади. Здесь суша плавно впадала в озеро, и где-то на расстоянии в полметра от берега возвышался травяной островок с тонкоствольной ивой, опускающей свои ветки прямо в воду.

-Вода в такую погоду должна быть горячущей! - спокойствие озера нарушил мальчишеский окрик.

-Я не пойду в воду. Бабушка вряд ли бы мне разрешила, да и одежда промокнет, - Лу беспомощно развела руками. Ей бы очень хотелось искупаться.

-Ладно, как хочешь, - ее новый друг на удивление легко с этим согласился.

Васильковый Лорд подбежал к берегу и быстро скинув ножны и шляпу-колокольчик понесся в воду. Вода в панике всколыхнулась, она никак не ожидала такого бесцеремонного вторжения. Забежав в озеро по пояс, мальчик плюхнулся на спину и поплыл дальше от берега. Он смеялся, и Лу, стоя на берегу, видела как намокает его зеленый жилет. Внезапно Васильковый Лорд изменился в лице. Глаза его округлились от страха. Он резко принял вертикальное положение и вскинул руку к стоящей на берегу Лу.

-Лютик, по..! - закончить фразу он не успел. Девочка увидела. Как из воды за его спиной вынырнула полупрозрачная рука и, ухватив его за плечо, утянула вниз. Лу не знала насколько там глубоко. Было страшно, ужасно страшно, но она чувствовала, что должна помочь своему другу. Разбрызгивая воду, она бросилась в озеро и забежала почти по плечи, когда почувствовала, как ее схватили за ногу. "Конец мне" только и успела подумать девочка. Справа от нее из воды поднимались пузырьки воздуха, а вслед за ними из воды показалась уже знакомая ей темноволосая макушка.

-Прости, Лютик, - смеющиеся глаза и вечно счастливая ухмылка, - Я знал, что ты хочешь купаться.

Он встал в полный рост и был сейчас по грудь в воде. За его спиной возникли прямо из озера две одинаковые почти прозрачные женские головы. Они почти не были заметны, сливаясь с гладью воды. Проследив за восхищенно-обескураженным взглядом девочки, Васильковый Лорд пояснил:

-Это наяды, Лютик, не бойся. Они веселые, хотя и молчаливые.

-Наяды.. - растерянно повторила Люсиль, переводя взгляд м прозрачных созданий на мальчика, и неожиданно для самой себя рассмеялась очень громко и очень счастливо.

Вся одежда Лу промокла, и ее волосы промокли. Но ее это больше не беспокоило. Вода в озере была теплой, почти горячей. Васильковый Лорд и тут не ошибся.

Они вместе с еле заметными наядами брызгались, ныряли, задерживали дыхание, устраивали соревнования и очень много смеялись. Наяды, как и сказал Васильковый Лорд не проронили ни слова, но они тоже смеялись. Их голоса походили на плеск тоненького лесного ручейка. Люсиль смеялась вместе с ними, и Васильковый Лорд смеялся, и их звонкий смех будоражил залитую солнцем долину.

***

Неизвестно сколько времени прошло, прежде чем утомленная, но счастливая Лу решила вылезти из воды. Попрощавшись с этими удивительными водными созданиями, за ней последовал и Васильковый Лорд. Оба упали на спину прямо на траву, не доползая до тени под яблоней. Лу улыбалась. Ей так нравилось это место: эта щекочущая затылок трава, это ослепительное солнце, спокойствие воздуха и гудение насекомых. Люсиль наконец поняла, что значит чувствовать себя на своем месте. Она принадлежала этой долине. Каждый ее вздох, каждый взмах ресниц принадлежали простору.

-Да, - лежащий рядом с ней парень почти прошептал это, - Я тоже это чувствую.

Люсиль не ответила. Она даже не удивилась тому, что мальчишка похоже читал ее мысли и все знал. Он все на свете знал.

-Расскажи мне, - попросила девочка, - Я тоже хочу знать.

Васильковый Лорд повернул голову на нее. Он наконец смог разглядеть цвет ее глаз. Темно-зеленый и местами коричневый, а сейчас, когда она смотрела в небо, эти глаза блестели драгоценными камнями. В долине было много таких камней, мальчик сам их видел, но ни один их низ не сверкал так ярко.

-Хорошо. Слушай..

И он рассказывал ей обо всем. Обо всем, что знал сам. Он говорил о жителях долины, в основном о представителях народа простора. О растениях, названий которых Лу до этого даже не слышала, о том как он получил свою саблю во время войны с лесным народом, о существа , что он видел в чащах и рощах. Рассказывал он и о мире между всеми существами долины, о гигантских рычащих чудовищах, выбрасывающих яд прямо в воздух далеко на юге, о твердой черной реке, по которой плывут эти существа, о том что на поле больше нет мышей, что они уходят в леса на севере, но и там, как он слышал, не все в порядке. Потом он говорил о детях лесов, о Боквусе и его сыновьях, о панах, фавнах и Зеленом Джеке. Васильковый Лорд все говорил, а Лу так нравилось его слушать. Она прикрыла глаза, чтобы лучше представить то, о чем он рассказывал. Люсиль провалилась в сон, но даже через забытье она слышала его тихий голос, рассказывающий о горных орестиадах, дальних родственницах озерных наяд. Она видела сны полные причудливых образов существ о которых он говорил ей.

Так они и лежали. Он рассказывал, она слушала.

***

Первое что увидела Лу, когда открыла глаза, было темнеющее небо. Она повернула голову в сторону Василькового Лорда и увидела, что он сидит, обхватив руками колени.

-Проснулась наконец? Ну ты и соня, - он ухмыльнулся не поворачивая головы, но в голосе его не было привычной иронии. Девочка бодро потянулась.

-Ага. Слушай, Василёк, мне домой уже пора, - она обернулась на пролесок позади низ, в котором только что утонуло солнце. Лу прекрасно понимала, что сильно опоздала к обеду, но как и раньше этот факт не особо ее заботил.

-Что-то происходит, Лютик. Я не знаю, что, но я это чувствую, понимаешь, - Лу посмотрела на своего друга. Он не был напуган и говорил как бы констатируя факт. Взгляд его был устремлен на горизонт за озером, откуда сейчас приходила ночная тьма. Он все так же не смотрел на Лу, - Я останусь тут, чтобы ни произошло, Лютик, понимаешь? Здесь есть то, что нужно защищать, - Васильковый Лорд повернулся к ней, и его темно-синие глаза смотрели на Люсиль с нежностью и надеждой.

-Ты же вернешься сюда, правда? Ты обещаешь?

-Да, я обещаю. Я помогу тебе защитить это место, - Лу вложила в эти слова всю свою твердость, все свое мужество, а их у этой одиннадцатилетней девочки было не мало.

-Я верю тебе, Лютик, - мальчишка, казавшийся несколько часов назад Лу опасным незнакомцем, улыбнулся уже такой полюбившейся Люсиль улыбкой, - Я тебя провожу.

Они вместе дошли до пролеска, за которым был спрятан велосипед Лу. Небо становилось все темнее.

-Я приеду завтра, как только смогу выскользнуть из дома.

-Хорошо, я буду тут, ждать тебя под яблоней.

Она улыбнулась и сделала неуклюжий реверанс.

-До завтра.

Он сложился пополам в ироничном поклоне.

-До завтра.

Выйдя их пролеска, Лу вытащила велосипед из кустов и привычно запрыгнула на него. Набрав достаточную скорость, она оглянулась через плечо на пролесок, из которого вышла. Над макушками деревьев она увидела знакомую мальчишескую фигурку. Даже отсюда она могла видеть, как блестит в последних солнечных лучах его сабля.

Эпилог

Было лето. Примерно середина июля. Месяц выдался жарким, хотя и дождливым. Солнце нагревало землю так, как будто собиралось поджечь ее. Ветра почти не было. Было очень тихо.

По старой дорожке- артерии от сарая к дому шла аккуратненькая седая старушка. Дойдя до дома, она поднялась по трем ступеням крыльца и тяжело опустилась на неудобное кресло с покатыми задними ножками, которое все уже давно называли "кресло-качалка". Сев в кресло, она наконец смогла отдышаться. Начав ровно дышать, она подняла глаза на оконное стекло идеально чистое с двух сторон. Ни паутины на раме, ни птичьих отметин, ни случайно залетевших мух. Ничего. Насекомые здесь давно перестали водиться. Старушка медленно окинула взглядом крыльцо и входную дверь дома. Последний раз Люсиль здесь была в одиннадцать лет. Точнее сейчас она уже бабушка Люсиль. Воспоминания вдруг приливной волной хлынули в ее голову. Она помнила, как разговаривала на этой самой веранде с бабушкой Теффи, как каталась на старом велосипеде по округе. Наверняка он до сих пор стоит в почти обвалившемся сарае. Лу вспомнила все время, что она провела здесь, но вот беда, почему ее увезли отсюда, она вспомнить не могла. Она вроде бы чего-то ослушалась или не вернулась домой вовремя. Она вспомнила, как плакала мама, когда она маленькая Лу заходила домой, бабушка пила какие-то таблетки, а папа очень рассердился и в тот же вечер увёз ее обратно в город. Люсиль вспомнила, как плакала и кричала, когда папа почти силой заталкивал ее в машину. Она даже помнила, что поцарапалась о дверной косяк, когда цеплялась за него в попытках остаться. Но почему она так не хотела уезжать, понять не могла.

Тогда ее все же увезли, и все лето она провела в душном городе. Зимой того же года бабушка Теф оставила их, и этот дом перешёл к их семье. Но родители так ни разу и не смогли приехать сюда, и дом потихоньку рассыпался, как бывает с каждым домом, в котором никто не живет. Но вот на старости лет приехала Лу, посмотреть, что с ним стало и пригоден ли он для жилья или пора сносить его и продавать участок. Тем более недалеко отсюда построили несколько огромных заводов и промышленный городок для рабочих. Этот участок теперь с руками оторвут.

-Дивные места, - несколько лет назад у Лу появился склероз, а вместе с ним пришла привычка озвучивать свои мысли, чтобы не забыть. Она посмотрела на старые наручные часы на ее запястье. Майк (ее старший сын) должен был заехать за ней после работы, и времени у нее еще оставалось очень много. Сделав вывод, что дом вполне еще пригоден для жизни, Лу даже думала о том, чтобы ей самой тут поселиться, она заперла дверь в дом и решила неспешно прогуляться по округе.

Она вышла из двора, повернула налево, через несколько шагов направо, через давно уже сухую канаву. Дальше прямо, мимо места, где когда-то было болотце, потом по краю орешника, сейчас очень бурно разросшегося, но когда-то в этом месте были невспаханные поля. В конце орешника налево и вдоль песочной насыпи, бывшей в ее детстве карьером.

Люсиль не думала о дороге, которой пришла, ее больные ноги сами неспешными короткими шагами привели ее сюда. Прямо перед ней высился небольшой лесок. Он ни капельки не изменился. Именно таким Лу его помнила. Тонкие деревья, солнечные лучи, проникающие сквози лиственные кроны и арка из двух деревьев на входе. Но что удивительно: Люсиль совсем не помнит, что находиться за ним.

-Ну-ка посмотрим, - с этими словами старушка Лу шагнула в тень леса.

Здесь было прохладно и тихо. Безмолвие нарушали только шаркающие шаги Люсиль. Она прошла пролесок насквозь быстрее чем ожидала. Вот она наконец вынырнула из-под сени деревьев на солнце. Перед глазами ее предстал чудесный вид. Справа от нее простиралось высохшее, но все еще прекрасное поле. Слева чернел густой лес. А прямо перед Лу переливалось на солнце матовое озеро. Оно было когда-то зеркалом небес, но сейчас потускнело, как будто просто запотело, но Лу знала, что это не так. На берегу озера склонилась к воде сломанная грозой ива.

Люсиль не могла поверить своим глазам. Она столько раз видела это место во сне, как же она могла все забыть?! На негнущихся ногах она пошла к озеру. Ее дыхание гулким эхом отдавалось в звенящей тишине. Лу дошла до старой яблони, когда почувствовала, что на ступила на что-то. Осторожно нагнувшись, она раздвинула непослушными пальцами сухую траву. Проникнувшие сквозь ветки яблони солнечные лучи заиграли на голубоватом металле клинка. "Не клинка, сабли", поправила сама себя Люсиль. Она аккуратно, точно ребенка, вытащила саблю из травы. Солнечный зайчик от нее пробежался по старому стволу дикого дерева. Лу посмотрела на его след. В дереве были вырезаны буквы. Они были написаны так давно, что дерево обросло вокруг них, но слова еще можно было разобрать.

"Защити это место"

-Конечно.

Пошёл дождь. Тяжёлый капли падали на лепестки синих, как глубины океана цветов, устилавших всю долину.

-Конечно, - повторила она, - Я же обещала.

Другие работы:
+1
785
17:38
Знаете, автор, во мне борются противоречивые чувства… Объясню почему.

С одной стороны вот редко когда встретишь рассказы от нашей молодёжи, где они обращаются к сказкам. Да, вот к таким старым-добрым английским сказкам в стиле «Питера Пена» (а, признайтесь, им же навеян или там каким-нибудь «Маленьким принцем» рассказ), и за это вам огромный плюсище. Плюсище двойной ещё и потому, что вы, на мой вкус, весьма достойно завершили рассказ, закольцевали его интересно, с лёгким грустно-эмоциональным окрасом. Тут мои глубокие поклоны.

Но! Все вот ваши хорошие начинания очень портит язык — стилистика изложения, вихляющие обороты, несуразные образы, — вот зачем вы так со СРЛЯ? Приведу примеры, чтобы не быть голословным:

«кирпичные вены дорожки, как артерии», «Ржавый железный монстр с разинутой пастью – гараж», «лес был самым настоящим мегаполисом», «Вода в панике всколыхнулась» – думаю, подобного рода образы не приходили в грёзах к Бобу Марли даже после скурки самого толстенного, тридцатисантиметрового косяка. Вот это вот всё портит очень даже хорошую задумку, тут надо переписывать всё (притом, что диалоги у вас опять же более или менее хорошие).

И да, что у вас с форматированием рассказа, как это понимать изволите:

"-Я тебя вижу. Покажись.
Глава 3
***
-Покажись".

Тут либо убрать эти главы (они реально ни к чему в таком коротком рассказе) и оставить точечки, либо сделать всё же более логичную поглавную разбивку. Ну это впрочем такое, чисто техническое.

В целом, идея-то хорошая. Тут есть в чём размахнуться — можно вспахать целый цикл рассказов с Васильковым Лордом, включить в сюжет ещё каких-нибудь ребятишек, описать приключения — сказочные и не очень на 10-15 глав, и получится, в принципе, неплохая книга. Беда, боюсь, в том, что именно у вас это не получится с таким языком=(((.

Я поставлю рассказу пятёрку, 5 из 10-ти баллов, поскольку мне понравилась идея и даже сюжетная составляющая (все эти наяды, бабушка Люсиль), но учтите, — над рассказом надо сильно много работать, чтобы превратить его в нечто осмысленно-хорошее.
Гость
06:20
При прочтении первой главы у меня возникла некая путаница с бабушками: то бабушка Люсиль, то бабушка Тэффи… Разделить образы бабушки и Люсиль мне удалось позже. Не думаю, что в планы автора входила эта путаница. Точнее надо обращаться со словом. И анатомию подучить — вены не могут быть как артерии, у них разное предназначение, тут уж либо вены, либо артерии. Для детской книжки замысел неплох. Троечка.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1