Нидейла Нэльте №1

На отшибе Вселенной

На отшибе Вселенной
Работа № 604 Дисквалификация в связи с неполным голосованием

К научно-исследовательской станции "Потап" приближался боевой корабль "Викинг" земной империи. Путь сюда занял гораздо больше времени, чем планировалось. Кому вообще пришло в голову оставлять станцию на отшибе Вселенной? Из образцов для анализа на ближайшей планете лишь куча мусора от древних цивилизаций, да три вида мха Сириус-13, отличающегося друг от друга оттенками цветов, неразличимых человеческому глазу. Капитан "Викинга" потёр переносицу, за которой пряталась тянущая боль, и отхлебнул альдебаранский кофе. Не кофе, а сплошное недоразумение. Под стать жителям планеты. Улыбчивые альдебаранцы чувствовали потоки вечности, стремились к гармонии всего со всем и не имели никакого оружия, кроме хорошего отношения. Удивительно, но представителей бывшей Земли, а теперь звёздных колоний, это подкупило. Как и дешёвые естественные товары, возникающие на рынках в кошмарных количествах. Тот же эко кофе. Нежные бутоны дерева Во и тёртый молочный корень. По идее напиток приближает к внутреннему равновесию и познанию истины, но в итоге больше походит на шоколадное молоко и ни разу не бодрит. И такой дешёвкой завален весь продовольственный отсек. Самые отчаянные и сонные едят порошок ложками, даже не растворяя.

А заряд бодрости нужен немалый. В течение месяца в этом секторе пройдёт заключение договоров с практически незнакомой расой. Пару дней продлится обмен знаниями и культурными ценностями, после чего стороны разойдутся. "Викинг" здесь нужен как боевое такси для дипломата. При воспоминании о нём капитана скривило. Нервный мужчина, вцепившийся в ручку портфеля до белых костяшек, без конца поправляющий галстук свободной рукой. Очередной неудачник, которого захотели слить в подковёрных играх. Они на борту все такие, если подумать. Ему самому это задание вышло последним испытанием. Подчини корабль дураков, верни трусливого переговорщика живым, не забудь договоры и вон оно, долгожданное повышение и перевод на новый ранг.
За липкими мыслями капитан не заметил, как станция оказалась совсем рядом. Куда ближе, чем хотелось кому-либо на борту. Обшивку бортов объедало время, солнечные батареи словно вырваны из прошлого века, убогие внешние двигатели. С другой стороны, класс судна и не гоночный, к чему лишние финтифлюшки. Финтифлюшки. Слово-то какое мерзкое. Не иначе аура станции начала поражать мозг. Скоро он обнимет дипломата, пошлёт вместе с ним миссию и улетит в капсуле на Альдебаран постигать вечность и собирать лепестки дерева Во.
От внезапной мечты отвлёк гул внутренней связи. На экране наручного компьютера отразилось взволнованное лицо первого помощника.
- Тео, тут такое дело...
- Проблемы?
- "Потап" не хочет нас пускать. Не даёт разрешение на стыковку.
На миг Теодору показалось, что он ослышался. Никто прежде не отказывал его кораблю ни в чём, как не могла отказать императору простая наложница. Новый личностный опыт тяготил. Пауза затягивалась. На том конце коммуникатора это ощутили. Том заговорил быстрее, словно стараясь вывалить все слова разом.
- Ты не подумай. Они не совсем не пускают. На пункте охраны сидит дед. Не понятно, уже бредит или готовится. Говорит, приказа пускать не было. Или на борт к нему перейдёт капитан с техпаспортом "Викинга", или дипломат с депешей на операцию.
Капитан усмехнулся, представляя испуг парламентёра и восторг сторожа, поймавшего врага.
- Усложнять не будем. Нам с ними до конца месяца висеть. Передай, что капитан идёт.
У крытого выдвижного трапа, похожего на пуповину от "Викинга" к "Потапу" капитана собрались проводить члены его ближайшей команды. Теодор шутливо отдал им честь и шагнул в трубу. Где-то впереди его ждала неизвестность и безумный дед. Лучше бы кофе пил.
Выдвижной коридор выплюнул капитанское тело в отсеке, мало похожим на пост охраны или центральный вход. Скорее на технический лаз в стене. Стены опутывали толстые черви кабелей и коробки, набитые инфопортами и лампочками.

Развилка. Одинаковые ветви коридора уводят в разные стороны. Теодор чертыхнулся и попробовал связаться с кораблём. Коммуникатор молчал. Старое судно душило своей обшивкой волны связи. Не удивительно, что приказ не дошёл. Интересно, хоть внутри связь работает? Размотав проволоку у щитка - живут в своём каменном веке и в ус не дуют- капитан "Викинга" подключился к официальному каналу. И тут началось.
- Он даже не заметил, что я ногти в его любимый цвет накрасила...
-...акция на сковородки. Два дня ...
- ...знакомься у каждого с мамой. Вот ещё...
- ... а тётя Марта нагадала мне...
-...дура, разогревшая в репликаторе еду. Если поймаю-...
Теодор вырвал коммуникатор из стены. За ним крысиным хвостом тянулся вырванный провод. Последний раз такое количество женских голосов он слышал ещё в школе, перед поступлением в лётное училище. И надеялся больше не услышать. В памяти зашуршали дребезжащие смешки за спиной, корявые отвергнутые признания в любви и прочие букеты полузабытых юношеских комплексов. Делать нечего. Жить ему, в любом случае, на родном звездолёте. Эта мысль успокаивающе холодила.
Всё ещё нужно найти вредного охранника, иначе операция под угрозой. Левый коридор. Железная лестница вывела Теодора в подобие спального крыла. Сейчас здесь не за кого было зацепиться взглядом и спросить дорогу. Двигаясь по коридору отметил, что вещей практически нет или все универсальные, безликие. Неприятный штрих, подчёркивающий общую заброшенность. Есть ли на борту вообще кто-то живой? Вдруг Том разговаривал с автоматической голограммой, а всё это лишь ловушка пришельцев?

В комнате впереди что-то звякнуло, разрывая тишину. Рука молодого человека потянулась к поясу, на котором обычно висел бластер, но ничего не нашла. Оружие он сам оставил на родном борту, чтобы лишний раз никого не провоцировать. Зря, как чувствуется. Звук повторялся, зацикливался. Знакомый, точно не один раз слышал. Только вот где. Осторожно заглянув в комнату, капитан увидел мерцание лампочки холодильника. Такие выпускали лет пятнадцать назад, специально для любителей ночных перекусов. В темноте они освещали всё бледным светом, не давай свалить стол или опрокинуть на себя кастрюлю с борщом. Какая рухлядь. Огонёк светового датчика дрожал, почти ничего не показывая. Глаза медленно привыкали к темноте. Звук повторился и весь образ схватился целиком: чашка с ложкой в ней, силуэт, смотрящий в окно. Даже из коридора различался рассыпанный в чёрном небе бисер звёзд.
Капитан кашлянул, чтобы привлечь внимание. Ничего не произошло. От более громкого кашля силуэт дернулся и отскочил от окна. Свет зажёгся, ослепляя. Перед ним пыталась проморгаться смущённая девушка, словно пойманная за чем-то постыдным. Взгляд цепляет детали. Отсутствие официальной формы, свободная причёска, пара украшений. Как давно он не видел гражданских. Это может осложнить работу.
- А вы кто?
После тихой фразы девушка покраснела ещё сильнее.
- Теодор Вайнер. Капитан боевого звездолёта "Викинг". Прибыл в качестве сопровождения дипломатической миссии. Вы?
- Северина Урбан. Младший научный сотрудник. Занимаюсь изучением памятников инопланетной литературы в этом секторе.
Вайнер поморщился. Гуманитарии со школы казались ему бесполезными просиживателями штанов, оправдывающими свою глупость и лень творческим складом личности и прочими абстрактными вещами. Северина мгновенно почувствовала всю глубину презрения, которое он не успел спрятать. Собственные её эмоции обрубились, ушли на дно, даже краснота с щёк спала. Место смущения заняла ледяная вежливость.
- Думаю, вам лучше говорить с комендантом. Прошу за мной.
Всю дорогу до нужной каюты Теодор рассматривал крылья чужих лопаток. Больше Урбан не сказала ему ничего.

Комендант оказался крепким мужчиной в полувоенной форме. Одежда компенсировала ребяческий задор в глазах, укрывала его обёрткой серьёзности. После короткого разговора комендант подтвердил получение приказа и парой резких команд велел посту охраны подготовить всё к стыковке. Вайнер задумался о взаимодействии двух земных команд и решил утрясти некоторые формальности.
- Комендант...
- Грушка. Вит Грушка.
- Комендант Грушка. Как будет регламентироваться перемещение команд?
- Вам разве не сообщили? Ваш высший состав имеет право попадать на территорию "Потапа" и место проведения встречи, остальным служащим покидать звездолёт запрещено. И вы должны находится у нас, пока всё не закончится.
- Кто распорядился на мой счёт?
Грушка подтолкнул Теодору планшет с открытым текстом документа. Специально не поставили в известность заранее, чтобы не успел выкрутиться. А на "Варяге" дипломат. Игра усложняется на каждом шагу. Вместе со злостью по жилам иголочками побежало чувство драйва. Ещё не военные действия, но уже не мёртвое болото. Как давно он этого ждал. Кажется, даже воздух стал вкуснее.
- Планета вращается быстро. Моргнуть не успеете, как месяц пролетит.
Нашёл. Лазейка.
- Будет ли вашим сотрудникам комфортно находиться рядом со мной на борту? Я, к слову, запрошу у своего помощника бластер. Вашим женщинам комфортно спать с вооружённым воякой на борту? Вдруг сойду с ума и начну ночью палить во все стороны.
Лоб Вита пересекли несколько глубоких морщин, выдававших истинный возраст, и тут же исчезли.
- Сколько, по — вашему, людей на "Потапе"?
Теодор мысленно прикинул размеры корабля.
- Человек пятьдесят? В крайнем случае пятнадцать.
- Пятеро. Я, пара из охранного блока, Северина, которая вас привела, и Лассе, который круглосуточно ставит опыты и собирает анализы, лишь бы не идти служить.
Лазейка исчезла. Пятеро на такой корабль. Не удивительно, что он выглядит таким заброшенным, а спальни пустыми.
- Я отправил вам на коммуникатор основные данные сотрудников, которые могут понадобиться.
Вайнер кивнул, всё ещё пытаясь обработать несколько мыслей сразу.
- Вит.
- Да?
- Выделите две спальни. И передайте своим подчинённым: скоро сюда прибудет мой дипломат.
Когда приведённый переговорщик перестал устраиваться по-удобнее в соседней комнате, Теодор понял, что уснуть ему не удастся. То ли день здесь и правда оказался короче и не успел устать, то ли тукающий в висках адреналин не давал покоя. Даже чужие занудные анкеты не помогли. Логичным казалось пройтись. Тем более с бластером. Капитан ухмыльнулся. Теперь все будут играть по его правилам.
Тяжёлые ботинки наступали в мелкий мусор и к концу прогулки собрали на себе слой пыли. Роботов-пылесосов на них нет. И расстрелов. В груди что-то незримо тянуло на уровне сердца и вело в никуда. После многочисленных коридоров, ржавых лестниц и технических лазов ноги принесли Теодора к кухне. Светодиод холодильника поломался совсем. Зато комнату освещала древняя настольная лампа, рисовавшая на полу рыжий круг. Спиной к нему склонившись сидела Северина. Рядом с ней остывала чашка кофе, больше похожая на скромную супницу

Настоящий земной кофе. Последний раз он видел такой на картинках и в музеях о прежней жизни. Вайнер неслышно подошёл к девушке сзади. Желание дурачиться и шутить жгло. Хотя бы выхватить из- под носа чашку и выпить горячий и горький, чтобы не уснуть до утра совсем.
- Можете сделать себе в автомате или репликаторе.
- Как вы...?
-Отражение в лампе.
Неприятное создание. Даже такую глупую шутку умудрилась испортить.
- Потрясающая логическая цепочка. Особенно для женщины и гуманитария.
Теодор никогда не упускал случая погладить окружающих против шерсти и посмотреть, что будет. Тем временем репликатор выплюнул ему полный до краёв стакан. Приходилось нести к столу аккуратно, чтобы не разлить и не обжечься.
- " Великое не приходит случайно, его нужно упорно добиваться".
- Какая мудрая мысль. Может ещё и автора подскажите?
На обложке красовались алые буквы. Ван Гог "Письма брату Тео". Очень смешно. Маленькие и острые зубки.

Некоторое время пили молча. Девушка утыкалась в книгу, но он видел, как взгляд её то и дело поднимался на него. Фоном что-то шуршало. Похоже на голоса в голове параноика. На полке Вайнер увидел чёрное зеркало сенсорного передатчика чуть ли не со времён Земли. Вот откуда были те голоса с разговорами о чужих мамах и ногтях.Осудить учёных капитан не мог. Лучше слушать записанные речи мертвецов, чем сходить с ума в пустоте.

Дверной проём за спиной Северины осветился резкой вспышкой, словно разом зажглись все имеющиеся лампы, чтобы вмиг погаснуть обратно.

- Что это было?

- Вам разве не сказали, что дни здесь куда короче7

Теодор не подозревал, что настолько.

- Сколько же длиться ночь?

- Фиксированного времени нет. Не может же полный корабль гуманитариев вычислить это.

Злопамятная язва.

- Почему на борту так грязно? Или не ведите со своего места на кухне? Пылесос запустили хотя бы.

Прямой взгляд девушки оказался неожиданно холодным и тяжёлым. Как в сатурианскую реку упал. Сейчас она выплеснет ему кофе на лицо, он стремительно начнёт расти вниз в своей шинели, пока не запутается в ней окончательно и не упадёт, не полетит по колодцу памяти вниз, туда, где его выбитый кровью статус ничего не значит.

- На нём ездит комендант.

Он так и не встал, чтобы проводить его и пожать руку.

- После чего?

- Сначала стычка у Бетельгейзе. Сейчас возраст.
- Почему остаётесь здесь? В досье сказано, что вы владеете несколькими языками, нужными в разных углах Галактики. На эти деньги могли бы жить даже ваши внуки. Почему?
- А вы видели, какие здесь звёзды, капитан?

Из-за спины накатила очередная вспышка. Северина не закрывала глаз, словно стараясь впитать в себя весь доступный свет.

Стакан перестал жечь пальцы, теперь можно спокойно обхватить его руками и греться. Кометы и туманности начинали плыть за закрытыми веками. К щеке его прижались чужая холодная кисть, которую он накрыл своей.

-Думаю, вам пора на боковую.

Он не стал спорить.

Утро началось с безумной суматохи. Дипломат на ходу завязывал свой застроганный галстук, Том пытался растолкать Теодора, что-то крича про команду, миссию и время. У двери ждал незнакомый неприятный юноша. Видимо, тот самый Лассе. Застёгивая на бегу последние пуговицы на шинели, Вайнер наконец собрал в голове картину происходящего. Время здесь действительно летело в разы быстрее. Встреча с иной расой сегодня. Они опоздали.

Зал переговоров казался вырванным из другого корабля. Может самими пришельцами. Нет времени схватить детали и понять. Всюду пульсировали искры, потоки энергии, точки созвездий и полупрозрачные силуэты гостей. Полуастралы. Ясно, почему о них известно так мало. Покорив космос и его законы, люди так и не научились управлять собственным сознанием. Ни один корабль не вошёл бы в их порт и не причинил вреда. Просто потому что не нашёл. Разве что предприимчивые альдебаранцы обсудили вечность за чашечкой кофе.

К голове дипломата потянулся серебристый прозрачный щуп ментальной связи. Такой же связывал Северину с другой особью. Она выступала парламентёром со стороны «Потапа». В руках девушка сжимала книгу. Зачиталась. Капитан не удивился бы, если на кухне всё также стоит чашка остывшего кофе. Тем временем на бумагах дипломата расцветали знаки серых теней. Останется только довезти обратно договоры — на самого переговорщика наплевать- и повышение в кармане. Щуп как раз отсоединился от его головы и втянулся обратно в тень. Мужчина часто заморгал, словно только проснувшись. Очнувшаяся Урбан улыбалась и почти светилась от одной ей известной радости.

Слишком быстро и непонятно. От недосыпа трещит голова. Вчерашний прекрасный кофе оставил после себя лишь сухость. Дипломат бережно складывает листы, будто корявые знаки превратили их в золотые. Щупальца тем временем передавали книгу девушки от одной фигуры к другой. Скоро невозможно стало понять, куда она исчезла. Один из них начал расти вверх, раздуваться, пока не стал похож на висящий прямоугольник. Замерцал и открыл в себе туннель, уходящий вдаль. Дверь. Один из пришельцев накрыл Северину. Походило это на попытки переварить. Девушка оставалась невозмутима.

Перед тем, как исчезнуть в туннеле, она повернулась, посмотрела прямо на него и показала знак на универсальном жестовом космоязе. Звёзды. И всё.

Помещение стремительно свёртывалось, пока не приняло свой естественный размер. «Потап» попрощался с ещё одним человеком. Делать здесь больше нечего.

На родном «Варяге» Вайнера встречали как победителя. Будто он что-то выиграл и вообще мог изменить и повлиять. За корявыми шутками и напускным спокойствием пряталась беспомощность. Лететь чёрте сколько, чтобы всё проспать. Казалось бы, он должен быть доволен, но это чувство всё не приходило. Почему она не согласилась на перевод, но так легко ушла с полуастралами? Теперь можно только гадать.

Звездолёт уходил всё дальше от научной станции в вечную ночь. Вайнер знал, что больше никогда не сможет вернуться сюда и найти ответ. Ему оставался только долгий одинокий путь в историю. В его каюте потолок имитировал изображение вечернего земного неба. Поставив на зарядку коммуникатор, юноша набрал своего помощника.

- Том.

- Да, кэп?

- Найди мне в базе одну книгу.

- Будет сделано.

Когда синтезированный голос воспроизводил первые слова книги, Теодор начал дремать.

- «В твоем письме была фраза, поразившая меня: «Я хотел бы уйти от всего, я сам причина всего и доставляю другим лишь неприятности, я один навлек эту беду на себя и других».

К концу этих слова капитан уже провалился в сон. Там его ждал настоящий ароматный кофе и вспышки солнца на чужом бледном лице. 

Другие работы:
-1
479
10:28
+1
Сумбурно. Стилистические ошибки присутствуют, неразбериха в названии корабля. В начале рассказа он называется «Викинг», потом вдруг «Варяг». Я понимаю, что древние славяне считали эти слова синонимами, но название должно быть одно. Автор похоже не определился. Смазанная концовка, мало понятная.
Итог: 4 из 10. Я бы такую работу на конкурс не отправил.
Mik
20:20
Общее впечатление:
Слишком быстро и непонятно.

Это цитата из текста. И так же, как всё осталось непонятным Теодору, ничего не понял и я. Что это было, почему и зачем?
А жаль. Умеет ведь автор писать. Язык у него хорош, персонажей прописывать умеет, а вот над сюжетом как следует не потрудился.

Сюжет
Капитан звездолёта отправляется в дальнюю командировку, чтобы отвезти дипломата к представителям чужой расы. По прибытию на место капитана не пускают на корабль, и вообще происходят странные вещи. Пока всё интересно, завязана интрига. Что везёт дипломат? Что за раса их ждёт? Почему именно там? Почему капитана не пускают?
А дальше всё будто сдулось. Сцена с девушкой ничего не добавляет. Сцена с комендантом ничего не проясняет и могла бы быть сокращена до абзаца. Снова сцена с девушкой. Сцена с переговорами – скомкано и непонятно. Конец.
Как мне кажется, автор писал от завязки, куда «выведет», не продумывая заранее концовку и смысл всего этого. Потому что завязка достаточно подробная и красочная. А потом, когда Теодор оказался на станции, стало всё скучно. Может, писал в сжатые сроки?

Главный герой
— Теодор Вайнер. Капитан боевого звездолёта «Викинг». Прибыл в качестве сопровождения дипломатической миссии.

Достаточно интересный персонаж. Но, как это часто бывает, герой ничего сюжетообразующего не совершает, а просто созерцает события. Выполняет роль фокального персонажа, чтобы читатель видел картинку его глазами. В финале он ничего не понял, а значит, скорее всего, и читатель не поймёт. Я, например, не сообразил.

Мир
Окраина обитаемой Вселенной. Обшарпанная космическая станция. Интересная локация, напомнившая старые добрые боевички Л.М. Буджолд. Особенность локации – высокая скорость вращения планеты, отчего дни очень короткие. Деталь не просто приделана для антуража, она ещё и влияет на сюжет – герои теряются во времени и опаздывают на переговоры.

Описание места действия
Первую часть рассказа занимают мысли и внутренний монолог капитана, и через его отношение к происходящему мы видим картинку. Хороший приём, описания удались. Понятно и где всё происходит, и примерный «расклад» в обитаемом космосе.

Представление персонажей
Смутил момент с возрастом Теодора. Вначале я представлял себе человека в возрасте.
Ему самому это задание вышло последним испытанием. Подчини корабль дураков, верни трусливого переговорщика живым, не забудь договоры и вон оно, долгожданное повышение и перевод на новый ранг.

То есть я представил эдакого ветерана, старательного, исполнительного, но неудачливого в службе, которому предстоящее задание видится последним шансом сделать карьеру.
А оказалось, что капитан – молодой человек, а в одном месте его даже называют юношей. И вот вопрос: а стал бы молодой капитан, вчерашний курсант, так переживать о повышении по рангу? Какие его годы? Какой-то он слишком нервный и боязливый. И сотрудницу эту прямо боялся.
А вот характер героя раскрыт хорошо: ёмко и понятно. Очевидно его презрение к дипломату, снисходительность к старой технике и робость по отношению к девушке.

Язык
Теодор вырвал коммуникатор из стены. За ним крысиным хвостом тянулся вырванный провод.

«вырвал», «вырванный» — повторы.
А вот тут рассолгасование времён глаголов:
Капитан кашлянул, чтобы привлечь внимание. Ничего не произошло. От более громкого кашля силуэт дернулся и отскочил от окна. Свет зажёгся, ослепляя. Перед ним пыталась проморгаться смущённая девушка, словно пойманная за чем-то постыдным. Взгляд цепляет детали. Отсутствие официальной формы, свободная причёска, пара украшений. Как давно он не видел гражданских. Это может осложнить работу.

«Цепляет» — в настоящем времени, остальные – в прошедшем.
То ли день здесь и правда оказался короче и не успел устать,

День не успел устать?

В общем, не хватает вычитки. А в целом, язык хорош. Яркие, ёмкие образы.

Атмосфера, эмоции
Тут порядок. Эмоции передаются читателю посредством выражения отношения капитана к происходящему. Теодор – фокальный персонаж, то, что видит и чувствует он, ощущает и читатель. Всё сделано грамотно и достоверно.

Название
«На отшибе Вселенной». Общее, ни о чём. Что на отшибе Вселенной? Ничего. Вроде ничего особенного не произошло, значит, и название не несёт смысла. А что, если бы переговоры проходили в системе, которая расположена среди обитаемых миров? Ничего бы не поменялось.

Первая фраза
К научно-исследовательской станции «Потап» приближался боевой корабль «Викинг» земной империи.

Обычное начало. Заурядное. Ну, приближался. Читатель ещё не понимает, имеет ли это какое-нибудь смысл. Может, герои сейчас высадятся на планету, и тогда и корабль, и станция не будут иметь значения? Интриги нет, конфликта нет. Можно было начать как-то вроде:
«Никогда в жизни ему не поручали столь дурацкого задания».

Диалоги
Хорошие диалоги, естественные. Только девушка говорит как-то пафосно и слишком непонятно.

Грамотность
Звук повторялся, зацикливался. Знакомый, точно не один раз слышал. Только вот где.

После «где» потерян знак вопроса.
по-удобнее

Слитно.
по — вашему

Тут не нужно пробелов, и ставится дефис, а не тире.

Больше вычитки!

Идея
Высокомерие приводит к конфузу?
Капитан не принял всерьёз Северину, а она взяла, и всех обскакала на переговорах? Не знаю, не знаю. Может, идея и закладывалась, но я не понял.

Тигель (мотивации персонажей)
Теодор – выполнить задание и получить повышение
Дипломат – не провалить переговоры
Вит – послужиться до пенсии
Безумный вахтёр – развлечься
Другая раса – непонятно
Северина – непонятно.
Вообще, Северина – слабое место рассказа. Ей уделено очень много времени, но какой она привносит смысл? Её мотивы неизвестны, её поведение на переговорах непонятно, её судьба – загадка. И как читателю она мне не понравилась. Этакая возвышенная, тонкая натура, любующаяся звёздами; презирает тупых технарей и не считает себя обязанной что-то им объяснять. И тут, типа, инопланетяне вдруг одни и поняли, какая она замечательная и забрали её с собой. Бред какой-то.

Итог: хороший рассказ со своей атмосферой, но со скомканной концовкой. В целом понравилось.
Что можно порекомендовать:
Сюжет делать чётче. Концовку – более внятной. Проходным персонажам уделять меньше букв. Внимательней редактировать.
Автору успехов!
Загрузка...
Константин Кузнецов №2