Ольга Силаева №1

Каждому псу нужен поводок, каждому поводку нужна рука

Каждому псу нужен поводок, каждому поводку нужна рука
Работа № 642

Каждому псу нужен поводок, каждому поводку нужна рука, каждой руке нужен хозяин, чтобы спустить пса.

Осенний дождь как пулемет строчи по карнизу за окном уже не первый час. Доктор сидел за письменный столом, лицом к непогоде. Время от времени на столе мерцала лампа. Лаборатория доктора находилась в горах. Погода здесь была непредсказуема и часто генераторы выходили из троя от удара молнии. Лампочка пару раз моргнула. Доктор достал из-под стола подсвечник и зажег все пять свечей. Ему оставалось описать некоторые тонкости последнего эксперимента.

Пулеметная очередь за окном из капель дождя сменилась тихим шепотом осеннего плача. Каждая капля уносила с собой мгновения 1937 года. Доктора отвлек луч света, пробежавший по его окну. Он встал и выглянул во двор. Дождь не давал четкой картины происходящего, но одно было понятно точно, длинная и черная машина остановилась у парадной. Из нее вышли трое, все в форме. Солдаты, охранявшие вход в парадную отдали знак уважения, вскинув правую прямую руку вверх, выше горизонта. Офицеры ответили им тем же, но с гораздо меньшим рвением. Двое из трех офицеров закурили под козырьком парадной. Они о чем-то переговаривались и смотрели, как длинный и черный автомобиль разворачивается в небольшом дворе замка.

Докурив, офицеры открыли дверь и прошли внутрь, в последний момент один из них обернулся и посмотрел прямо на окно доктора. Это был мимолетный взгляд, но он все понял, к нему пришли.

Доктор спрятал кое какие незашифрованные записи и документы в тайник замаскированный под сервант и накинув пиджак вышел из кабинета, направившись в гостиную. На ходу он попытался привести свои непослушные волосы в порядок, но сделал еще хуже. Подходя к дверям гостиной, он надел на лицо маску нетерпимости и загадочности. Примерив новую личину, он уверенно открыл двери и вошел в гостиную.

Офицеры рейха, все с высокими званиями и наградами, сидели за небольшим столом и пили его абрикосовый бренди. Когда доктор вошел, они встали и приветствовали его как полагается. Доктор ответил тем же.

– Доктор Зев Зиммерман! – воскликнул офицер с нашивками унтерштурманфюрера. Зев знал этого наглого и жестокого юнца по имени Ульрих. – Мы к вам как всегда без приглашения.

Доктор учтиво склонил голову и жестом показал, что им всегда здесь рады.

– Присоединяйтесь к нам, – пробормотал другой офицер на звание выше. – Ваш бренди как всегда прекрасен, особенно в такую погоду. Знаете ли, до вашей крепости не так уж и просто добраться, – он сделал символический глоток. – Вы представляете? Мы два раза чуть не упали с обрыва…

«Жаль, что лишь чуть», – подумал Зиммерман.

…машину так и дергало из стороны в сторону!

–Да это было то, что надо Ганц! – торжественно воскликнул лейтенант, в глаза которого читалось безумие озорства. – Надо отдать нашему водителю должное. Он Асс!

Пока оба обсуждали их увеселительную «прогулку» по горной дороге, сидя в удобных креслах вокруг деревянного столика, старший из всех трех офицеров встал и подошел к камину. В свете огня его фигура казалась зловещей. Звали этого человека Дитрих Румор. Он был оберфюрером воск СС. Имел ученые звания и степени. Зиммерман знал, что он одним из тех, кто был вхож в круг доверия Фюрера. Два младших офицера, прибывших с ним, были его верными псами.

Пока доктор наблюдал за Румором, он совсем потерял нить беседы двух офицеров и обратил на это внимание только тогда, когда сам Румор чуть повернул голову в его сторону. Только сейчас доктор понял, что в комнате стоит громовая тишина, а младшие офицеры вопросительно вскинув брови, смотрят на него.

– Простите господа! – учтиво извинился Зиммерман. – У меня был тяжелый день. Я немного рассеян.

– Бывает, – бросил ему Ульрих. – Когда хорошо отдохнём в «Бешеной Марте», – подмигнул он Ганцу. – С нами и не такое бывает.

При этих словах оба громко рассмеялись.

– Если я не ошибаюсь, – начал доктор в своей уважительно холодной манере. – Вы должны били приехать только завтра утром, с каким-то важным гостем.

– Да, да! Именно! – подтвердил Ульрих. – Ты прав, но Дитрих…

–Ульрих, – голос Румора прозвучал холодно и жестко. На лицах его подчиненных отразилось замешательство, а после промелькнул страх. – Думаю нам предстоит нелегкая дорога назад, идите проверьте машину и отнесите водителю чашку горячего кофе.

Оба офицера переглянулись, после чего встали и прошли мимо доктора к дверям, ведущим из гостиной.

– Доктор, – наигранно улыбнулся Ульрих. Вслед за ним Ганц просто кивнул головой и оба вышли.

В камине потрескивал огонь, отражая свой свет на граненых бокалах с недопитым бренди. Доктор подошел к столу, взял стаканы офицеров и присоединился к Румору у камина. Офицер жестом отказался, и доктор вылил янтарный напиток в огонь. Тот вспыхнул, и доктор на мгновение увидел странные тени, неестественно пляшущие на лице Дитриха, а после, когда пламя угасло, увидел философское выражение лица, как будто тот познал истину.

– Они хорошие солдаты доктор и могут воспитать таких же хороших солдат, но вот с дисциплиной у них…

Зиммерман задумчиво покрутил стакан в руке, после чего вернулся за стол и сел. С подноса на втором ярусе стола он взял перевёрнутый стакан и налил себе немного бренди.

– Фюрер мною не доволен? – спросил доктор ровным голосом. Ему было жизненно важно выяснить причину столь спонтанного визита.

–Нет, – растягивая буквы, ответил офицер.

–Мною не довольны вы?

В ответ офицер лишь отрицательно покачал головой.

– Тогда позвольте узнать? – серьезно продолжил доктор. – Что вы делаете здесь, в такую погоду?

За окном сверкнула молния, за ней небо пронзили ее сестры. Офицер повернулся к Зиммерману в тот момент, когда лампочки начали мерцать, а вспышки от молний пробившись через окно вновь предали его фигуре странный, отчужденно потусторонний вид. Молнии утихли, и лампочки неспешно накалились, говоря о том, что генератор стабилизировался. По выражению лица офицера доктор понял, что разговор будет, и он будет серьезным.

– Нам необходимо обсудить кое-что крайне важное и срочное, – произнес офицер, поворачиваясь обратно к камину. Он явно чувствовал себя как дома.

– Само собой, – отозвался доктор. – По тому что сюда приехали вы, да еще и на личной машине. Следовательно, тайно. Боюсь, что разговор наш пойдет не о моей работе, а…

– Как раз наоборот, – перебил его Румор. – Это напрямую касается вашей работы.

Доктор напрягся. Что-то было явно не так. До него доходили слухи о том, что им не довольны в Берлине. Многие видные умы считывают его шарлатаном. Он до сих пор не в лагерях, только благодаря человеку, стоявшему напротив него, он дал ему другую фамилию, документы и эту работу. Вся жизнь доктора Зева Зиммермана завесила от этого офицера СС, но как ни странно он был склонен доверять ему. В конце концов, они когда-то были друзьями, однокурсниками. Румор не когда не блистал умом, но был крайне дисциплинирован, педантичен и прилежен. Это и позволило добраться ему до вершин не только в науке, но и во власти. По сути, его должность была никем не контролирована, кроме самого фюрера.

– Я недавно был у нашего вождя, – продолжил Румор . – И вот что я тебе скажу Зев. Он смотрит не туда. Он хочет начать войну, которую проиграет. Он хочет начать геноцид трудоспособного и не глупого населения. Некоторые его идея – это просто абсурд. Он как одержимый! – на мгновение офицер остановился и продолжил в более спокойной, но не менее жесткой манере. – В общем, я скажу прямо. Как говорил всегда. Тебе здесь не безопасно. Многие хотят тебе зла в Берлине. Особенно тот выскочка, со своей командой физиков и био-инжинеров. Думаю, на время тебе лучше… исчезнуть.

В голове доктора заметались разные мыли и вопросы: «Может он решил от меня избавится? Или он и вправду хочет мне помочь? Правда ли все что он говорит? Или хочет вывести меня на тропу, на которой пути назад не будет?»

–Я вижу твои сомнения, но поверь, другого выбора нет.

–Выбор долен быть всегда, – начал Зев крепко сжав стакан в ладонях. – Я так много сделал, я уже так многого добился. Я научился синтезировать свободные от носителя клетки! Они могут стать идеальными переносчиками! Я добился адекватной реакции от паразитной формы, он практически полностью контролируемы! Я не могу все бросить сейчас! Переезжая куда-то мы потеряем месяцы исследований!

– Тогда ты должен показать самое лучшее, что у тебя есть Рейху, – офицер обернулся, как будто не хотя отрывая взгляд от камина. – Не просто разработки, теории и достижения в науке. Им нужно оружие. Сделай его, и ты будешь защищен, получишь любое финансирование и множество гарантий.

Доктор в ответ отрицательно замотал головой.

–Что? – не поняв жеста удивился Румор. – Что ты имеешь ввиду?

–Тебе ведь нужно не это, – ответил доктор кивая головой будучи на все сто уверенным в своих домыслах. – Скажи мне сразу. Чего ты хочешь? Я многим тебе обязан и жизнью в том числе. Скажи прямо! Не юли.

Какое-то время они смотрели друг на друга. Потом офицер подошел к столу, сел и жестом велел налить ему. Бренди игриво омыло стенки стакана и замерло на дне. Осушив, стакан одним глотком он произнес то, что со временем доктор Зев Зиммерман назовет «Спущенным псом». В этом была определенная ирония:

– Я хочу стать фюрером.

Они вновь уставились друг на друга. Офицер с уверенностью и непоколебимостью во взгляде, доктор с удивление и недоверием.

–Фюрером? – переспросил Зев.

–Именно. Нынешний вождь – это личность, он герой, кумир, его воспринимают чуть ли ни как бога, – последние слова прозвучали с презрением. – Но со временем его поступки приведут к краху нашей империи. И мне придется это допустить, лишь отчасти, чтобы подорвать его авторитет, а после спасти Рейх. Для этого мне понадобиться твоя помощь, – Зев хотел было что-то ответить, но Дитрих не дал ему и рта раскрыть. – Ты создашь для меня армию. Армию, которая принесёт победу Рейху в будущей войне. Я создам не просто государство на века. Я создам утопию! – последнее предложение было сказано на столько хладнокровно и яростно одновременно, что доктору показалось, будто бы на мгновение у офицера вспыхнули глаза.

Зиммерман задумался. Такое заявление услышишь не каждый день.

– Я поддерживаю твои стремления и интересы, но боюсь, то что ты просишь, невозможно, все находится на стадии прототипов, а испытания прошли, мягко говоря, не удачно. Все подопытные умерли.

– Но твоя методика сработала! – чуть ли не выкрикнул Румор. – Я читал твои отчеты!

–Что!? Как? – удивился доктор. – Я же их….

– Да, – кивнув головой, жестко ответил офицер. – Я давно нашел код к твоему шифру, но сейчас не об этом. Ты мне говорил, что это невозможно, но сам добился этого.

–О боги, – тяжело вздохнул Зиммерман. – Все это замечательно, но если ты вдруг не научился воскрешать людей из мертвых, то боюсь что с армией, которая проживет 3 дня, ты вряд ли сможешь что-то или кого-то победить.

– Тут ты прав, – лукаво улыбнулся офицер. – Поэтому я кое-что очень долго искал… и нашел.

– И что же?

– А ты не догадываешься?

Доктор пожал плечами.

–Вспомни, – офицер наклонился над столом. – Как мы росли в доме твоего деда. Как он учил нас. Какие байки нам рассказывал. А потом твоя находка. Тот листок с непонятными каракулями и небылицами. Я нашел такой в центральном архиве. Он привел меня к очень интересной информации.

В голове доктора пронеслась мысль: «Мой дед… исследования моего деда. С зеленым грифом. Он искал способы, как избежать смерти».

Доктор тоже наклонился над столом.

– Он был прав, – закивал головой и улыбнулся офицер. – Твой дед. Он был прав во всем. Смерть можно обмануть.

С этими словами он достал портфель, которого доктор раньше не заметил и положил на стол.

–Вот ознакомься и дай мне завтра знать, когда я приеду, что ты решил.

С этими словами он встал и вышел. Оставив ошеломлённого Зиммермана со своими мыслями, бренди и портфелем.

Более получаса он сидел за столом, держа в руке стакан с бренди, и слушая, как в камине догорают бревна. Когда гул огня стих он встал и подошел к камину подкинуть пару дров. Потом допил остатки бренди в стакане и, сделав глубокий вдох, взял старый потрепанный портфель из бежевой кожи.

Открыв его, он увидел вышитые инициалы своего деда, на обратной стороне застежки.

-Дедушка, почему они все умерли, а я нет?

-Тебе повезло внучек, твой дедушка успел все сделать вовремя.

Момент из прошлого яркой вспышкой пролетел в его голове и погас так же стремительно, как и появился.

Он достал из портфеля несколько папок. Все они были под разными цветами и номерами. Так же внутри лежал отдельный листок. Доктор взял его и прочел. Подчерк был Румора: «Все передается по наследству»

Наследство, Зев. Помни! Твое наследство — это моя работа. Больше я ничего не смог тебе оставить. Прости.

Он помнил тот вечер. Он успел приехать, когда дед уже умирал. Ему было восемьдесят восемь лет. У него была тяжелая пневмония. Все ухудшало то что у него было только одно легкое, второе удалили после того нападения в доме приюте. Дед тогда убил обоих нападавших, но сам был ранен. На следующий день после этого Зев нашел ту самую бумажку с зеленым грифом, когда убирал его кабинет после перестрелки.

Старик долго боролся, но болезнь измотала дряхлое тело и приказала долго жить. Слова о наследстве были первыми и последними, что услышал Зев. Стрик очнулся лишь раз. Ясными глазами посмотрел на своего внука. Выдал короткую речь и почил с миром.

Доктор знал, что имел ввиду Румор. Он говорил о шифре. Шифре, который использовал его дед, чтобы прятать очень редкую и ценную информация на виду у всех. Он создал свою систему кодов и шифров, основанных на древних мифологиях, стихиях, времени и забытом наречии персидского языка.

Суть такого шифра была в том, что набирался текст, после чего автор решал, как его закодировать. Создав коды и шифры буквы разбивались на слова, которые при прочтении давали звучание того самого вымершего персидского диалекта. Знавший этот язык, мог бы выстроить буквы в нужном положении, а после, применив еще несколько простеньких шифров прочитать. Сама хитрость была в том, что каждый раз применяя шифр, вы натыкались на волне осмысленный и интересный текст. Вряд ли у вас возникала идея, что предложения могут быть зашифрован дальше.

Доктор открыл одну из папок. Там были засекреченные данные по находкам в Египте, Саудовской Аравии, Бангладеш, Индии, Сомали, южной Америки и т.д. Все на немецком языке. На против строк стояли символы. Знак воды или огня. Образ древнего героя и отправка к определенному событию в прошлом.

Зиммерман взял лист бумаги и расшифровал несколько страниц. Информация были интересная, но не более. Говорилось о том, что многие мудреце из разных стран говори о жизни после смерти, не как о чуде, а как о вполне себе обычных и повседневных вещах.

Ученый взял папку с желтым грифом. На ней на немецком языке красовалась лишь одна надпись, оставленная изящным и витиеватым подчерком деда: «HYPERBOREA».

+3
491
20:26
Осенний дождь как пулемет строчиЛ по карнизу
выходили из Строя от удара молнии
Пулеметная очередь за окном из капель дождя окно из капель дождя?
длинная и черная машина остановилась «и» убрать
Солдаты, охранявшие вход в параднуюзпт
отдали знак уважения это не знак уважения, а партийное приветствие
как длинный и черный автомобиль разворачивается тавтология
с запятыми автору надо поработать, так же как и с вычиткой
Он Асс! имя?
Он был оберфюрером воЙск СС
что он был одним из тех
Вы должны биЫли приехать
недовольны в Берлине
Вся жизнь доктора Зева Зиммермана завеИсила от этого
Румор неИ когда не блистал
Выбор долЖен быть всегда
Я добился адекватной реакции от паразитной формы, онИ практически полностью контролируемы
но болезнь измотала дряхлое тело и приказала долго жить болезнь не могла в данном контексте так поступить
СтАрик очнулся лишь раз
СоздавШИЕ коды и шифры буквы разбивались на слова хотя фраза неверна
находкам в Египте, Саудовской Аравии, Бангладеш, Индии, Сомали, южной АмерикЕ
в каком году Бангладеш возникла? Сомали?
Информация былА интересная
автору внимательнее работать над текстом и над деталями
и лучше брать менее избитую тему
3+
рассказ не завершен, даны только намеки
01:04
Клевый рассказ, если бы не пара пропущенных букв и запятых. А так легко читался, от начала и до конца.
13:15
Он Асс!


Он ас, от фр. as — туз, первый в своей области. С маленькой буквы.


Приключения Аненербе начинаются?
13:19
Или от английского ass...
13:42
закуски в асс. laugh
Очень много ошибок. Постоянно запинался при прочтении.
Фашисты с их безумными экспериментами и секретными экспедициями — почва для рассказов, конечно, благодатная, но требующая тщательного подхода к деталям и достоверности фактов. Например, термин «геноцид», упомянутый Дитрихом, был предложен в 1944 году польским юристом еврейского происхождения Рафаэлем Лемкиным, а действие рассказа развернуто в 1937 г. Да и само массовое уничтожение людей нацисты не планировали за много лет до его начала. Всё куда страшнее и бесчеловечнее оказалось. Они планировали переправлять пленных в Китай на рудники, или куда-либо ещё, но экономически это оказалось крайне не выгодно, поэтому стали строить концлагеря… Это очень тяжёлая тема и крайне чувствительная, поэтому оговорюсь, что я написал одну из версий.
Про фант часть вообще мало что понял. Речь идёт про какое-то биооружие, но не ясно про какое…
Спасибо, автор. 4.
00:46
Даже на знаю что сказать.Очень противоречивые ощущения оставил рассказ.С одной стороны мне очень понравился.я бы прочитала продолжение и развитие идеи. А с другой, ошибки и они портят все картину....

Я так поняла, что речь идет об эксперименте над воскрешение людей или созданием армии сверх людей, верно?
Вот эти проекты все, эксперементы и тд — очень интересно… образ фашистов, с одной стороны как абсолютного зла, с другой, таких же людей....

По пятибалльной поставила бы 5 с 3мя -, так как много ошибок…
Загрузка...
Светлана Ледовская №1