Светлана Ледовская №1

Он почти здесь

Он почти здесь
Работа № 605

Была осень. Холодная, если не сказать морозная. Слабо дул ветер, заставляя старые деревья кряхтеть и ругаться, солнце устало пряталось за напряженными тучами. Опавшие листья начинали гнить от вечных дождей, а те, что еще оставались на ветках, упрямо сопротивлялись ветру. Каждый сантиметр леса наполнялся хрустом, свистом и вездесущим шорохом.

Это вгоняло в тоску потерявшегося мальчика. Илья вытирал редкие слезы рукавом зеленой куртки, шмыгал носом и уже потрепал свои ботинки, постоянно спотыкаясь.

Он бродил по лесу в поисках знакомой тропы. Та потерялась несколько часов назад среди грязи, жухлой травы и сухих веток. Илья сошел с нее, чтобы справить нужду. Все дальше пробираясь через дикие кусты, он оказался у достаточно широкого дерева. Дорогу назад мальчик так и не нашел.

Каждый подозрительный звук заставлял сердце Ильи неприятно екать. Больше всего мальчик боялся встретить голодного и быстроногого хищника. Страх и усталость в конечном итоге взяли свое. Мальчик поцарапал щеку, чуть не упал, прикусил себе язык, спускаясь с крутого холма, но отыскал удобное место, где можно было прилечь.

Илья отстегнул капюшон, свернул его и положил под голову. Мальчик смотрел, как по траве бегают насекомые, даже пытался посчитать их. Он сбился уже на двадцать третьем муравье. Хрипу леса подпевали лягушки. Рядом булькало небольшое болото. От земли пахло сыростью, напоминающей о дожде. Вдруг мальчик заметил длинную ветку, из которой при должном старании можно было сделать дубинку, а то и копье. Илья потянулся к ней, но она встрепенулась, словно змея, и скрылась за стволом ясеня. Мальчик поднял глаза на дерево.

За ним стояло существо, скрывающееся в тени. Ростом оно едва не достигало четырехэтажного дома, а лапы чудовища больше походили на каменные столбы. Борода шелестела, как листья во время сильного ветра, а на голове сияли две зеленые точки.

Илья быстро развернул капюшон, накрыл им голову, поджал ноги и замер. Только его глаза бегали то вниз, то вверх, оценивая, чудовище съест его заживо или сначала забьет до смерти. Мальчик старался не дышать, в то время как из ноздрей существа валил горячий воздух, колыша траву и невысокие кусты. Чудовище сделало шаг вперед, но, пока сердце Ильи медленно спускалось к пяткам, встало на четыре лапы и побежало прочь.

Звуки шагов утонули в глубине леса, где-то посреди болота. Мальчик медленно сел и отдышался. Страх перед чудовищем соседствовал с радостью от внезапного спасения, так что на лице Ильи боролись улыбка и гримаса. Он поднялся, оперевшись руками о землю, отряхнулся и решил, что отдыхать в этой части леса очень неблагоразумно. Мальчик с трудом забрался на холм и побрел дальше, всматриваясь в кусты и траву. Он надеялся найти что-нибудь съедобное, но попадались только серые камни.

На правой стороне холма земля казалась не такой сырой. Мальчик пошел в ту сторону, хватаясь за ветки, чтобы не упасть. Вдруг между деревьями замаячило что-то белое. Илья улыбнулся, сочтя его добрым знаком. В конце концов, мальчик оказался на поляне, щедро усыпанной тысячелистником. Несмотря на осень, цветы еще красовались своими маленькими лепестками.

Илья провел рукой по нежному стеблю и наклонился, чтобы понюхать его, как вдруг заметил, что посреди поляны покоится скелет. Тот лежал ровно, если не сказать умиротворенно. Челюсть сомкнута, руки скрещены на груди. Казалось, что во время похорон кто-то забыл закопать тело. Илья, не разгибаясь, медленно сделал первый шаг назад, потом второй и, наконец, обернулся.

На вершине холма стоял незнакомец. Несмотря на прояснившуюся погоду, на него не падал свет, но мальчик смог разглядеть его толстые закрученные, словно бараньи, рога. Все тело незнакомца закрывал плащ, украшенный листьями, из-под которого торчали только руки.

Вдруг послышался треск. Илья неохотно обернулся и выкрикнул единственное слово, которое мама запрещала ему произносить. Скелет стал расти, сминая тысячелистник. Мальчик застонал, пытаясь найти выход, как вдруг оказался между ребер скелета, словно в тюрьме. Илья славился своей проворностью, ему не составило труда выдохнуть и протиснуться наружу

Мальчик бежал почти полчаса, пока его горло не загорело, а дыхание совсем не сбилось. Он остановился возле старого сломанного забора, за которым тянулось небольшое кладбище. Кривые кресты уже почти касались земли.

Над кладбищем возвышался дом. Он напоминал ветхую деревянную церковь. Второй этаж почти полностью разрушился от времени и дождя, крыша из черепицы рассыпалась, стекла в окнах были разбиты. На одном из подоконников стоял горшок с засохшим тысячелистником. Илья подошел к дому и заглянул внутрь. Красные обои отслаивались от сырости, обнажая страшные стены. Сквозь дощатый пол пробивалась трава, а сами доски почернели от гнили и плесени.

Мальчик вошел внутрь. В нос ударил резкий запах гнили и будто бы табака. Илья порыскал по небольшим шкафчикам, устало прислонившимся к стене, но еды найти не удалось. Напуганный, расстроенный и голодный мальчик попытался выйти на улицу, но дверь оказалась заперта. Старая древесина оказалась удивительно прочной и не поддалась даже после удара плечом. Илья отошел от двери и приметил окно, в котором уже не оставалось осколков стекла. В нем виднелся лес. Такой спокойный, такой умиротворенный. Совсем непохожий на то место, где заблудился мальчик. Вдруг по раме забегали черные пальцы. За ними появилась рука и схватила обои на стене, сорвав целый лоскут. Илья кинулся к другому окну, но из него торчали уже четыре руки, сбросившие горшок с цветком. Мальчик понял, что ему некуда бежать. Он в панике бросался из стороны в сторону, спотыкаясь о неровный пол. На второй этаж вела лестница, но прямо посреди той сияла дыра размером с кровать.

Илья поднял длинную прочную доску, из которой торчали ржавые гвозди, и с криком кинулся на черные руки. Мальчик бил без пощады, отчаянно и сильно. Ломал пальцы, разрывал гвоздями кожу.

Вдруг послышались стук и треск. Кто-то снаружи бил топором, разрубая руки и оконные рамы. Илья сильнее сжал доску и атаковал еще решительнее. Со стороны это напоминало бейсбол. Мальчик будто бы отбивал невидимые мячи не самой удачной битой.

Около двух десятков безжизненных рук повисло на окнах, остальные же куда-то отступили, растворяясь в воздухе. Они будто впитывали в стены самого дома. Илья с криками продолжал махать доской, снова и снова нанося гулкие удары по мертвым рукам. Его костяшки побелели, а лоб засиял от пота.

Со скрипом и громом дверь рухнула под напором топора. Мальчик крепко вцепился в свое оружие, когда внутрь вошел немолодой мужчина в серой куртке и болотных ботинках. Его топор сверкал, хотя света почти не было.

– Что ты здесь делаешь? – спросил мужчина. Илья не ответил. – Это жуткое место, тебе надо идти домой.

– Я заблудился, – сказал мальчик, опустив доску и недоверчиво наклонив голову.

– Пойдем, я выведу тебя.

Илья согласился. Неловкими шагами он покинул странный дом, но прихватил с собой доску с гвоздями, спасшую ему жизнь. На улице успело похолодать и даже потемнеть. Над землей появилась дымка, отчего кладбище перед домом смотрелось действительно устрашающе.

Они молча шли по лесу, специально пропуская незнакомые тропы и дороги. Примерно через час они вышли к небольшой реке. Та журчала уже не так весело, как раньше, да и течение стало куда слабее. Казалось, река уже долгое время болеет и вот-вот должна умереть.

– Перейдешь на другой берег и пойдешь вперед. Как раз будешь в городе, – сказал мужчина.

– А вы? – спросил мальчик. Он все еще крепко сжимал в руках доску и оглядывался по сторонам.

– Я ищу свою дочь. Она пошла собирать тысячелистник, но не вернулась.

– Я видел этот цветок в том доме, – заметил Илья и добавил после небольшой паузы: – И есть поляна, где они все еще цветут.

– Помнишь, где эта поляна?

– Нет. Я убежал оттуда.

Мужчина не стал расспрашивать. Он похлопал мальчика по плечу, заткнул топор за пояс и побрел обратно в тот старый дом, отмахиваясь от надоедливых веток, словно от комаров.

А Илья, сжав доску, изрядно намочил одежду, прежде чем перебрался через реку. На другом берегу и света стало больше, и деревья сидели реже, и даже слышалось пение птиц. Мальчик выдохнул и пошел прямо, как ему посоветовал незнакомец с топором.

Время шло. Год, за ним еще один, потом десяток, а следом и другой. Илья забыл о своем давнем приключении и превратился в примерного семьянина, который каждый вечер приходил домой с работы, ужинал с любимой женой и играл с озорной дочкой. Та пошла в отца. Непоседа, желающая заглянуть в каждый уголок вселенной, чтобы метлой выгнать оттуда всех пауков.

Одним холодным сентябрьским днем дочь Ильи накинула синий дождевик, натянула резиновые сапоги с цветочками и, по очереди поцеловав родителей, выбежала из дома. Девочка стремилась сорвать несколько цветков тысячелистника для своего гербария. Она обещала отцу вернуться домой к семи.

Илья сидел перед телевизором, постукивая пальцем по пульту, и время от времени посматривал на настенные часы. Стрелки крутились очень медленно, но уже совсем скоро пробило семь. Илья обернулся, словно его дочь уже вернулась домой. Он живо представил, как она, одной рукой пытаясь стянуть с себя грязный дождевик, размахивает цветами и хвастается уловом. «А вы говорили, что они в сентябре не растут, ха», – крикнула девочка в воображении ее отца. Но в дверь никто так и не постучал.

Часы пробили восемь. По телевизору начались вечерние новости. Ведущий приветливо улыбнулся, незаметно поправил свой текст и начал тараторить. Илья подскочил, вытащил из шкафа старую серую куртку и болотные ботинки.

– Дорогой? – спросила его жена, услышав шум. Она выглядывала из кухни, поправляя волосы.

– Пойду встречу Алину, – пробормотал Илья. – Уже восемь, она опаздывает.

– Дай дочери спокойно поиграть. Она наверняка потеряла счет времени.

– Вечером лес – не самое лучшее место для игр. Да и биологические часы Алины работают точнее этих, – Илья махнул рукой на стену, где стрелки показывали уже 20:02. – Она всегда точно знает, когда начинаются ее любимые мультики. Не волнуйся, я быстро.

Илья поцеловал жену в щеку и захлопнул за собой дверь.

Примерно через двадцать минут он подошел вплотную к лесу и заметил, что кто-то оставил свой топор в одном из пней. Илья с трудом вытащил его и заткнул за пояс. Он осмотрел траву и деревья перед собой. Осень выдалась дождливой и холодной, так что «золотым» этот сентябрь назвать было сложно. Скорее «серым».

Илья шел осторожно, но быстро. Вскоре показалась тоненькая река. Скорее, даже ручеек. Вода еле текла, унося с собой небольшие листья. Мужчина легко перешел на другой берег и вдруг услышал детский крик. Илья, слегка пригнувшись, побежал на помощь. Через несколько минут он стоял возле небольшого дома, по которому ползали черные руки. Они облепили стены, как комары. Казалось, что старое здание пыталось обнять само себя. Илья нахмурился, вытащил топор и замахнулся им.

Уже после нескольких ударов мужчины, руки начали отступать. Он улыбнулся, отошел от окна и нанес сокрушительный удар по двери. За ним еще один и еще, пока дерево не поддалось и не повалилось на пол. В доме стоял мальчик, едва ли старше дочери Ильи. Весь грязный, уставший, напуганный. Он держал в руках длинную доску и был готов избить ею любого.

– Что ты здесь делаешь? – спросил мужчина. Мальчик не ответил. – Это жуткое место, тебе надо идти домой.

– Я заблудился.

– Пойдем, я выведу тебя, – глаза Ильи забегали. Что-то в его голове било тревогу.

Мальчик согласился. Илья вел его знакомой дорогой, игнорируя обходные тропки. Вскоре они услышали журчание воды. Мужчина снова нахмурился, оглядываясь, и сказал:

– Перейдешь реку и пойдешь вперед. Как раз будешь в городе.

– А вы? – спросил мальчик. Он никак не выпускал из рук доску.

– Я ищу свою дочь. Она пошла собирать тысячелистник, но не вернулась.

– Я видел этот цветок в том доме. И есть поляна, где они все еще цветут.

– Помнишь, где эта поляна?

– Нет. Я убежал оттуда.

Этого ответа хватило Илье. Он и сам припоминал, что когда-то видел такую поляну.

Солнце почти село. Лес превратился в старую черно-белую фотографию. Илья спустился вниз с холма, придерживая топор, и оказался среди тысячелистников. На поляне все еще лежал огромный скелет. Мужчина хмыкнул и пошел глубже в лес.

Вскоре он оказался на широкой и длинной дороге. Не было видно, куда уходил один ее конец, но второй точно вел в стерильно-белый дом, идеально симметричное здание. Два окна, угловая крыша, ровные доски, но крыльцо словно кто-то не достроил, к двери вела лишь небольшая, на четыре ступени, лестница.

Возле этого дома мужчина и заметил свою дочь. Она старательно собирала волосы в хвост, пока ветер трепал ее воздушное белое платье. Мужчина чуть не заплакал. Он бросился обнять девочку, как вдруг его сбил с ног человек в черном плаще.

Илья встал на ноги и осмотрелся. Вокруг уже никого не было. Даже его дочь куда-то исчезла. Мужчина осторожно подошел к дому. За дверью слышались детские голоса, но слишком тихие, чтобы разобрать их. Илья потянул за ручку и вошел в дом.

Дверь захлопнулась. Мужчина оказался внутри кирпичного здания, отдаленно напоминающего больницу. Только у этой больницы отсутствовала крыша, все окна были закрыты решеткой, на полу валялись бумаги. Обугленные стены никто не чистил уже десятки лет. Столы, стулья, кровати и диваны, расставленные по всему зданию, выглядели старыми и ненужными.

Илья обернулся, но дверь исчезла. Вместо нее появилась голая стена. Мужчина кинулся к ней, прижался ухом, но ничего не услышал. Тогда он достал топор и ударил по кирпичу, но лишь сбил немного старой краски и оставил неглубокий след.

По всему дому прокатился детский смех. Илья обернулся. Внутри здания будто бы поднялся ветер. Бумаги зашелестели, стали на манер перекати-поля кочевать из комнаты в комнату. Мужчина почувствовал запах гари. Он пошел искать выход.

Дом напоминал лабиринт. За каждым поворотом скрывался еще один. Илья все шел и шел, доверяясь своей интуиции. Он старался запомнить каждую комнату, которую проходил, но вскоре они смешались в одну неразборчивую картину. Мужчина даже не заметил, как начал ходить кругами. И детский смех никак не умолкал.

– Папа. – Вдруг услышал Илья голос своей дочери.

Он осторожно, держа топор наготове, заглянул за грязный диван. Мужчине казалось, что его звали именно оттуда. Вдруг из обивки появилась чья-то рука и тут же исчезла. Илья отпрыгнул. Он стал стучать пальцами по груди, пытаясь успокоиться. На диване появился мальчик лет пяти. На его коленях лежала открытая книга.

Вокруг Ильи стали появляться другие дети. Кто-то ходил кругами, изучая бумаги под ногами. Кто-то играл в телефон, облокотившись о стену. Кто-то просто сидел, зажавшись в угол.

– Эй, – тихо прошептал мужчина.

– Что эй? Что эй? Что эй?!

Это был крик. Противный, как скрип ножа по стеклу. Илья обернулся. К нему прыгало кресло, разодранное, словно на то напал бульдог. Из спинки торчала голова, брызжущая слюной, с отвратительной копной сухих соломенных волос. Мужчина внезапно даже для самого себя поднял топор и ударил им наотмашь, вонзив лезвие в вопящую голову. Та хрипло вздохнула, словно кто-то наступил на игрушку со свистелкой.

– Думаешь, это все? – послышалось за спиной Ильи.

Он обернулся.

На очень пожилую пару падал свет, словно от прожектора. На вид им было далеко за сто. Дряхлая серая кожа, пигментные пятна по всем рукам, выцветшие волосы и глаза. Они танцевали, одевшись в свадебные наряды. На Нем был смокинг, перчатки и высокий цилиндр, а Она красовалась в идеально белом кружевном платье.

– Это не все, – сказала Она.

– Все будет, когда ты умрешь, – подтвердил Он.

– Мы не убили тебя тогда, еще мальчишкой.

– Обычно мы убиваем детей. Но иногда и взрослых.

– Особенно, если не убили их детьми.

– О да, особенно.

Они смеялись и кружились, кружились. Илья никогда не видел, чтобы кто-то так отлично танцевал вальс, тем более без музыки. Он не мог пошевелиться, не мог ничего сделать, только смотреть.

– Мы убьем тебя, – сказал Он, – и Дьявол придет. О, он почти здесь.

– Его дети здесь. Мы здесь. И он тоже скоро будет здесь.

– Всего несколько детей.

– Всего несколько.

– Моя девочка, – вдруг заплакал мужчина. Его бил озноб, зуб не попадал на зуб, колени тряслись, внизу живота что-то копошилось, не предвещая ничего хорошего.

– Добейте его, надоел ныть, – сказала Она.

Небо загородило огромное лицо. Мужчина узнал глаза чудовища. Две сияющие зеленые точки. Существо медленно занесло огромную лапу и опустило ее прямо на Илью. Послышались треск и хруст.

А танец все продолжался.

+2
1034
12:07
Чрезвычайно интересный и хорошо написанный рассказ. Читается легко, да и объем небольшой. Концовка только вызывает ощущение разочарования. Автор пессимист. Оценка 9 из 10. Желаю рассказу и его создателю победы в конкурсе.
Mik
19:07
+3
Общее впечатление:
Видимо, это задумывалось как ужастик. Но не получилось. Сумбурно, без эмоций.

Сюжет
Сюжет склеен очень небрежно. Мальчик теряется в лесу. Каком лесу? Как он там оказался? Непонятно. Он блуждает, встречает чудовищ, прячется в доме, потом его спасает мужчина, потом мальчик вырастает, взрослым отправляется в лес, встречает там себя маленького, спасает, потом вообще какая-то мешанина из образов, и непонятно, где явь, а где бред. Персонаж просто перемещается из одной локации в другую и видит разнообразные страшилки. Может, автор думал, что чем непонятней, тем страшнее? Не знаю. По-моему, правдоподобность персонажей и ситуаций, наоборот, добавляет достоверности тексту. Подобие завязки присутствует, кульминации и развязки не обнаружено.

Главный герой
Мальчик Илья. Ничего внятного не совершает. События просто с ним случаются. И если для ребёнка это более-менее сойдёт, то пассивное поведение взрослого Ильи выглядит совсем недостоверно. Очень странный персонаж.

Мир
С миром ничего не ясно. Илья, значит, Россия. Всё. Какое время (год, век)? Какой регион? Или вообще альтернативная реальность? Персонаж будто плавает в вакууме, куда добавили для красочности жутких образов.

Описание места действия
Была осень. Холодная, если не сказать морозная.

Так холодная или морозная? И разве одно исключает другое? Либо автор не определился, либо присутствует речевая избыточность.
солнце устало пряталось за напряженными тучами.

«Напряженными тучами» — это как? Неудачное определение. Может, хмурыми? Тяжёлыми? Тёмными?
Каждый сантиметр леса наполнялся хрустом, свистом и вездесущим шорохом.

«Сантиметр» неуместно здесь смотрится, и «вездесущий шорох» — это как-то комично. Лес был наполнен хрустом, свистом и шорохом.
Описания какие-то грубые. Вперемешку с описаниями зачем-то прямо разъясняется происходящее.
Была осень.

Раз уж вы показываете детали осеннего леса, и у читателя возникает сама по себе определённая картинка, зачем отдельно это прописывать? И так ясно, что это не жаркий летний пляж.
Это вгоняло в тоску потерявшегося мальчика.

То же самое. Раз уж написали:
Илья вытирал редкие слезы рукавом зеленой куртки, шмыгал носом и уже потрепал свои ботинки, постоянно спотыкаясь.

то и так понятно, что ребёнок напуган и подавлен.
Дальше в том же ключе. Над описаниями нужно ещё поработать.

Представление персонажей
Мальчик Илья. Одет в зелёную куртку и ботинки. Потерялся в лесу. Всё.
Что за мальчик? Сколько ему лет? Как он оказался в лесу один? Что он там делал? Почему не мог найти свою тропу?
Вот как читатель должен представить себе героя? Мальчик – это ведь и восемь лет, и четырнадцать, и семнадцать? Нужно добавить хоть одну деталь, указывающую на возраст. И на причину его пребывания в лесу. Корзинку для грибов, например. Зачем? Для придания достоверности истории.
Герой показан очень небрежно.

Язык
Тут тоже есть над чем потрудиться. Нелепые обороты вычитывать и выбрасывать, убирать лишние слова. Использовать синонимы. Персонаж по очереди называется то Ильёй, то мальчиком. Можно же ещё как-то назвать? Ребёнок? Подросток?
Была осень.

Если уж очень хотите использовать такую фразу, напишите «стояла осень». А лучше уберите эту фразу, и замените «напряжённые тучи» на «осенние тучи».
Страх перед чудовищем соседствовал с радостью от внезапного спасения

Канцеляризм.
на лице Ильи боролись улыбка и гримаса.

Во-первых, это вообще трудно представить. Во-вторых, мальчик, будучи фокальным персонажем, не может видеть своё лицо со стороны.
Илья сильнее сжал доску и атаковал еще решительнее. Со стороны это напоминало бейсбол.

То же самое. Кто мог видеть это со стороны, чтобы сообщить читателю об этом? Зачем вообще эта фраза?
Мальчик выдохнул и пошел прямо, как ему посоветовал незнакомец с топором.
Время шло. Год, за ним еще один, потом десяток, а следом и другой.

Дурацкий переход. То события плелись, то вдруг сразу такой скачок. И вообще, при первом прочтении кажется, что десяток лет прошёл, пока мальчик шёл туда, куда советовал незнакомец.

Атмосфера, эмоции
В рассказах подобного типа самое главное – соответствующая атмосфера. Если читателю стало страшно, он закроет глаза и на невнятный сюжет, и на логику, и на плоских персонажей, ведь именно ради острых ощущений читают и смотрят ужастики. Атмосферу создать не удалось. Вместо ярких деталей и образов – нудный пересказ событий. История не показывается, а рассказывается.
Напуганный, расстроенный и голодный мальчик

Автор пишет это прямым текстом. Но не прописывает через детали. Что говорит о том, что мальчик напуган и расстроен? Ничего. Он спокоен, как терминатор. Шастает по страшным местам, ровно реагирует на смену декораций, лупит доской жуткие руки. Спас незнакомец – хорошо. Сказал: иди туда – мальчик пошёл.

Название
«Он почти здесь». Очень общая фраза. В тексте отсылка к названию есть. Несёт ли оно какой-то особенный смысл? Видимо, нет.

Первая фраза
Была осень.

Плохая первая фраза. Нет действия, нет интриги, нет событий. Есть только скучное описание осенней погоды. Можно было начать с фразы: «Он потерялся». А описание пустить следующим абзацем.

Диалоги
А они тут вообще есть?
– Что ты здесь делаешь? – спросил мужчина. Илья не ответил. – Это жуткое место, тебе надо идти домой.
– Я заблудился, – сказал мальчик, опустив доску и недоверчиво наклонив голову.
– Пойдем, я выведу тебя.

– Пойду встречу Алину, – пробормотал Илья. – Уже восемь, она опаздывает.
– Дай дочери спокойно поиграть. Она наверняка потеряла счет времени.
– Вечером лес – не самое лучшее место для игр. Да и биологические часы Алины работают точнее этих,

Всё же есть.
Не сказать, что очень плохие. Обычные. Для сообщения информации. Ни эмоций, ни подтекстов. Да и ненатуральные. «Биологические часы»?

Грамотность
Нормально. И орфография, и пунктуация в порядке.

Идея
Опасно потеряться в лесу?
Это не идея, это тема. А идеи и нет, потому что нет сюжета.

Тигель (мотивации персонажей)
Вот тут совсем туго. Действия героя настолько неестественны, что там, где должны вызываться эмоции страха, ощущается лишь тупость и комичность.
Он бродил по лесу в поисках знакомой тропы. Та потерялась несколько часов назад среди грязи, жухлой травы и сухих веток. Илья сошел с нее, чтобы справить нужду. Все дальше пробираясь через дикие кусты, он оказался у достаточно широкого дерева. Дорогу назад мальчик так и не нашел.

Раз мальчик умудрился потеряться, значит, это не просто лесопосадка, а настоящий дикий лес. Итак, почему ребёнок бродит по лесу один? Может, он собирал грибы? Или решил срезать дорогу от автобусной остановки? Или гуляет? Неясно. Ну, ладно. Но зачем ему понадобилось уходить в чащу, чтобы справить нужду? Это же тупо. От кого он прятался в глуши? Кто его там увидит? Сел бы возле тропы и сделал свои дела. Автор просто не придумал внятной причины, по которой ребёнок убежал бы в чащу.
Вдруг по раме забегали черные пальцы. За ними появилась рука и схватила обои на стене, сорвав целый лоскут. Илья кинулся к другому окну, но из него торчали уже четыре руки, сбросившие горшок с цветком. Мальчик понял, что ему некуда бежать. Он в панике бросался из стороны в сторону, спотыкаясь о неровный пол. На второй этаж вела лестница, но прямо посреди той сияла дыра размером с кровать. Илья поднял длинную прочную доску, из которой торчали ржавые гвозди, и с криком кинулся на черные руки. Мальчик бил без пощады, отчаянно и сильно. Ломал пальцы, разрывал гвоздями кожу.

Вот уж, действительно, поведение напуганного уставшего ребёнка. Да там взрослый в обморок бы грохнулся от страха. Или обделался.
Это жуткое место, тебе надо идти домой.

Логично.
Илья забыл о своем давнем приключении

Такое позабыть?
превратился в примерного семьянина

Отличный семьянин. Отпустил дочку в лес, где обитает такая жуть. Да ещё и на ночь глядя. И вообще, почему он там живёт?! Да он должен был на другой конец планеты переехать, после того, что пережил!
– Вечером лес – не самое лучшее место для игр.

Наконец-то понял.
Илья, слегка пригнувшись, побежал на помощь. Через несколько минут он стоял возле небольшого дома, по которому ползали черные руки. Они облепили стены, как комары. Казалось, что старое здание пыталось обнять само себя. Илья нахмурился, вытащил топор и замахнулся им.

Опять спокойствие, как у терминатора.

В общем, персонажу не верится ни на каплю.

Итог: сырой текст. Не понравилось.
20:48
прикусил себе язык
Ростом оно едва не достигало четырехэтажного дома слово пропущено
в то время как из ноздрей существа валил горячий воздух, колыша траву и невысокие кусты. если с такой высоты колыхал кусты, то мальчика должно было снести с ног
в глубине леса, где-то посреди болота либо в глубине леса, либо посреди болота
Илья улыбнулся, сочтя его добрым знаком кого «его»?
Илья славился своей проворностью, ему не составило труда выдохнуть и протиснуться наружу очень коряво
скучный, корявый текст
канцеляризмы
сюжет отдает бредом
С уважением
Придираст, хайпожор, истопник и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Светлана Ледовская №1