Нидейла Нэльте №1

Когда идёт снег - теплее

Когда идёт снег - теплее
Работа № 647 Дисквалификация в связи с неполным голосованием

-Ишь, пошла, фифа… – пробурчал капитан Пратт вслед мисс Уэйн, тихо прошуршавшей мимо бортовой панели. Опять среди ночи соскочила и попёрлась на звёзды смотреть.

До Зеты-14 было ещё 12 часов пути. Спала бы. Нет ведь, каждые два часа тащится к иллюминаторам. На что там глядеть-то? Звёзды одни и те же, что слева, что справа, а если не одни и те же, то всё равно одинаковые. Визуально расстояние до цели не уменьшается. Сама планета – безжизненный, серый, гадкий и вгоняющий в тоску шарик. Чего туда смотреть?

Надо признать, Уэйн в своём облегающем синем комбинезоне на фоне звёздного полумрака выглядела эффектно. Да и вообще на любом фоне. Эх, а ведь кто-то её того, подумалось Пратту. Того этого. Кто этот кенгуру-джекпот, сорвавший куш в виде наследницы миллиардов старика Вигго Уэйна? Должно быть, идиот, если отпустил её летать по бескрайнему космосу на торговом судне, полном скучающих мужиков. Даром, что её папаша – владелец судна. Да и всей компании.

Джена Уэйн обхватила руками свои узкие плечики и, чуть ссутулившись, побрела назад в каюту. Видимо, задумавшись, толкнула плечом кофемашину. Та покачнулась, звонко стукнувшись об пол и дав капитану заслуженный повод высказаться:

-А можно поаккуратнее, мисс?! – гаркнул он так, что девушка вздрогнула. Это несказанно обрадовало капитана, в груди зарокотало мощное желание добить этот испуг. Пратт выпустил его наружу:

-Раз уж мы нормативный регламент нарушаем, имея, простите, Вас на борту, – капитан подметил про себя удачный каламбур, – Так уж будьте добры сидеть в каюте и не сверкать тут своим синим комбинезоном.

Мисс Уэйн окинула взглядом капитана, дёрнула уголком рта и спокойно сказала:

- Он сиреневый.

- Чего? – смутился капитан.

- Комбинезон сиреневый, а не синий. Доброй ночи.

Она молча удалилась, потирая ушибленное о кофемашину плечо. Капитан Пратт просидел некоторое время, глядя ей вслед и пытаясь подобрать остроумный ответ на наглость. Пока придумывал, остался один в кабине.

- Дура сиреневая, – нарочито усмехнулся капитан, хотя веселье попало. Развернулся к панели. На часах 2:42. Ещё почти полтора часа до конца смены. Старлей пусть тут глаза дерёт оставшиеся часы до прилёта, а старина Пратт выспится на славу. Два дня предстоит торчать на этой вонючей планете, на пыльном камне посреди космоса, на куске дерьма размером с… ну да, с планету. Пратт посмотрел на унылую серую громадину, медленно, но верно приближающуюся к кораблю. Чёртов уголь. На этой планете просто гигантский углевой пласт. Столько ископаемого топлива не найдёшь на всех двенадцати планетах нашей системы вместе взятых. Конечно, Вигго Уэйн тоннами пожирает этот уголь, чтобы впаривать его правительству и жировать на огромном бабле. Козёл старый. Из-за его проницательности каждые полгода приходится таскать на Зету-12 провизию для угледобытчиков. Две недели полёта туда, две недели обратно. Неделю смотреть на одинаковые грустные небритые рожи бурильщиков и охраны, количество которой, кстати, за последние два года увеличилось втрое.

А всё из-за проклятых гоблинов. Мерзкие твари, местные аборигены. Пратт видел однажды, как одного поймали и посадили в клетку на станции. Полтора на полтора, чёрная кожа, челюсть в полтуловища, лапы до колен. Клыки, когти. Запах убийственный. Только такие сволочи могут жить на этом куске грязи. Всё время нападали на бурильщиков в скважинах, рвали их на куски и жрали. Технику разворовывали. Последнее время стали сбиваться в стаи покрупнее и атаковали целые станции. Два года назад напали на квадрант 28. Всех убили, всё сожгли. Десантники нашли одни головёшки да обглоданные тела. Пратт поёжился – вспомнил клыкастую челюсть с желтоватой слюной и два белёсых глаза, не моргая глядевшие на него из клетки. Сволочь. Быстрей бы там всё разгрузить, бумажки заполнить и домой. Надо с этими полётами заканчивать. Ну его нафиг летать в этот ад, пусть даже за такие деньги.

Пока капитана Пратта посещали неприятные мысли, Джена Уэйн сидела в своей каюте. Не спала, не читала, просто сидела. Смотрела в одну точку на серой стене. Тонкими пальцами отбивала неровный ритм. Откуда-то издалека до Джены донесся зуд собственного плеча. Она медленно склонила голову набок, не в силах оторвать взгляд от стены, словно тело перестало слушаться. Наконец, выдохнула и пришла в себя. Закатала рукав – синяк. Это из-за дурацкой кофемашины. Ничего, заживёт.

Джена прошлась по каюте. Выглянула в маленький иллюминатор. Отсюда Зеты-12 не видно, только из кабины. Вздохнула, села на краешек матраса. Улыбнулась сама себе, покачала головой. Что за глупость. Хватит туда смотреть, корабль быстрее не полетит. Девушка легла на кровать, уставившись на серый потолок. Куда она летит? Что хочет найти? Зачем тешить себя глупыми надеждами? Огромная мрачная планета. Никаких известий. Ничего.

Дома осталась яркая жизнь, наряды, тусовки, танцы… Нормальная ванна, в конце концов. Всё это сверкающее, переливающееся всеми цветами радуги, ставшее вдруг никчёмным, ненужным… Одна только серость. И маленький лучик надежды. Скоро бесконечная темнота Зеты-12 поглотит и его. Чудовищных размеров небесное тело поглотит Джену целиком.

К горлу подкатил ком, но она сдержалась. Из краешка глаза сбежала прозрачная капля, но не более того. Достаточно слёз пролито. Они не помогают.

Джена закрыла глаза. Попыталась вспомнить что-нибудь хорошее. Вчера Сэм учил её управлять челноком. Смешной парень, очень милый. Добрый. Кажется, немножко в неё влюблён. Сэм – агент отца, он здесь специально, чтобы приглядывать за ней. Объяснял, как в скафандр быстро влезать. Быстро у Джены никак не получалось – она всё время путалась. Он ещё и тяжёлый, она выбивалась из сил протискиваться в него уже к середине. Было бы очень удобно лечь на пол и натянуть скафандр, как какие-нибудь колготки в детстве, но не будешь же валяться, извиваясь, перед всем экипажем.

Шлем скафандра застёгивался со смешным звуком. Как будто шарик сдувается. Сэм сказал, что без скафандра на Зете-12 нельзя – атмосфера очень вредная, она разъедает организм. На станциях поддерживается экологическая защита, но вне станции без скафандра смерть.

Смерть. Внутри всё сжалось.

Нет, нельзя. О таком думать нельзя. Хватит, Джена. Всё будет хорошо. Иначе не может быть. Иначе это не конец сказки.

Они сидели на краю небоскрёба. Было немного зябко, поэтому Джена ещё сильнее прижималась к Его груди. Под ними протянулась розоватая дымка, скрывающая безумную высоту, от которой их отделяли тонкие перила. Джена стиснула Его руку. Он высвободил её, и, обхватив своей ладонью её тонкую кисть, поцеловал.

- Смотри, – махнул Он направо, – Гелиос скрылся за горизонтом. А Митра только-только показала первый луч.

Второе Солнце высунуло кусочек своего ослепительно яркого лица из-за края облаков. Словно подглядывало, точно ли ушло первое.

- Смотри на цвет, Джена, – промолвил Он негромко, словно боясь испортить игру небесных светил.

Всё вокруг окрасилось сразу в десяток цветов. Здесь, под ними, всё было розовым, чуть дальше, вдоль линии облаков, сверкала яркая, апельсинового цвета, полоска, над ней разлилось удивительной чистоты голубое небо, с высотой становящееся всё глубже, пока не превращалось, наконец, в тёмно-сиреневое, скрывающее все тайны мироздания.

- Это длится всего несколько минут, – сказал Он, – Но за эти несколько минут понимаешь, насколько всё-таки прекрасна наша жизнь.

Она вдохнула свежий утренний воздух и улыбнулась.

Солнце ослепило Джену. Она зажмурилась, затем приоткрыла один глаз. Какое, к чёрту, солнце, его здесь не должно быть. Джена присела на кровати, неумолимо отгоняя приятную грёзу. Всё бы отдала, чтобы вернуться на ту крышу. Вернуться к Нему. Вернуть Его.

Вспышка. Что это такое? Джена явно видела по ту сторону иллюминатора яркий свет. Она встала с кровати и направилась посмотреть, как вдруг раздался оглушительный хлопок. У Джены заложило уши, и одновременно с тем пол ушёл из-под ног. Кровать ударила по голове. Пронзительно заверещала сирена, корабль затрясло. Джена попыталась встать, но не удержалась. Вцепилась в кровать и прижалась к ней всем телом. Вокруг всё рвалось и гремело, казалось, барабанные перепонки вот-вот лопнут. Джена зажмурилась и напряглась так, что заболели руки.

Нельзя, Джена, нельзя! Надо двигаться! Надо двигаться!

Она усилием воли оторвала руки от кровати и поднялась на ноги. Неровной походкой двинулась к выходу.

Хлопок! Джену подбросило к потолку и швырнуло вниз. Она успела сгруппироваться, но всё равно было очень больно. Вставай, вставай! Джена сделала рывок до двери каюты, врезавшись в неё со всей силы. Уцепилась правой рукой за поручень. Саднило висок. Тронула, посмотрела на ладонь – кровь. Двигаться, двигаться! Джена знала себя – стоит дать слабину, и она свернётся здесь калачиком и будет ждать конца, каким бы он ни был. Она не знала точно, что происходит, но в голове звенела мысль – корабль падает.

Она дотянулась до кнопки и распахнула дверь. Волна воздуха ударила в спину и повлекла за собой, Джена еле удержалась. Перед ней разверзлось адское зрелище: там, где был правый борт с турбиной, теперь зияла огромная, пылающая по краям дыра, с рёвом всасывающая в себя воздух, а вместе с ним все содержимое корабля. Джена мельком увидела человека, кого-то из команды: его бросало от стенки к стенке, словно тряпичную куклу, неестественно сгибая пополам. Тело ещё раз крутанулось в воздухе, махнув на прощание бесконтрольной рукой, и исчезло в небытие.

Нет! Нет! Нет! Одно слово в голове. Она не могла дышать. Было уже не страшно. Просто хотелось, чтобы всё кончилось. Как угодно, но кончилось. Пожалуйста, пусть это кончится…

Ищи, Джена, ищи! Ищи хоть что-нибудь! Взгляд цеплялся за всё вокруг пытаясь найти какое-то спасение. Челнок! Есть челнок, он цел! Но как до него добраться?!

Один шанс, Джена. Один шанс. Сейчас или никогда. Сейчас! Джена оттолкнулась ногами от стены и прыгнула вправо. Поток воздуха стремительно понёс её в обратную сторону. Но дуги хватило, и она со всего размаху влепилась в спасательный челнок. Тело превратилось в одну сплошную болевую точку. Кажется, переломано всё. Но только бы жить! Жить!

Джена со стоном вползла в челнок и вцепилась в рукоять люка. Давай, закрывайся! Пожалуйста! Джена взвыла и дёрнула рукоять, вложив в рывок последние силы. Тяжёлый люк поддался и захлопнулся. Она даже не слышала удара. Она уже ничего не слышала. Натянула на себя скафандр. Казалось, прошла целая жизнь. Деревянными пальцами закрыла клипсы на шлеме. Сейчас должен быть звук сдувшегося шарика. Точно должен быть.

Ремни. Джена вжалась в кресло и рванула рычаг. Мир завертелся.

Он сидел на её кровати и смотрел сверху вниз своими оливковыми глазами.

- Я говорила, что от твоего взгляда ледники тают? – улыбнулась Она.

- Говорила, – улыбнулся Он.

- Тайлер?

- Джена.

- Тайлер.

- Джена. Мне пора.

- Побудь ещё пять минут.

- Я бы очень этого хотел. И пять, и десять, и миллион. Я скоро вернусь. И мы будем валяться на этой кровати сутками напролёт.

- И ты будешь меня обнимать?

- Очень крепко.

- Обещаешь?

- Обещаю.

Он наклонился и поцеловал её. Встал и направился к двери.

- Тайлер! – позвала Она.

Он обернулся. Она не знала, зачем его окликнула.

- Шесть недель, Джена. Всего шесть недель. Ты не успеешь закончить свою картину, а я уже буду здесь. Привезу тебе какой-нибудь чахлый камень с Зеты-12.

- Лучше напиши моё имя так, чтобы его было видно на снимках из космоса.

- Договорились.

- Тайлер?

- Что?

- Не знаю. Возвращайся скорее.

Он улыбнулся и сделал шаг за дверь.

- Тайлер!

- Что?

- Ты меня защитишь?

- От всего и всегда.

Серый снег бесшумно падал на стекло. Холодно. Тихо до звона в ушах.

Джена попробовала пошевелить рукой. Больно. Но рука двигается. Вторая – нет. Чем-то зажата, но не сломана. Ноги – двигаются. Туловище – нет. Намертво прижато к креслу, потому и цело.

Вокруг Джены по-прежнему был челнок. Точнее, его часть. Рваный металл с левого борта смешался с бурой скалой. Тусклый свет аварийной лампы еле-еле высвечивал бесконечную тьму вокруг. Джена потянулась к клипсе ремня. Не достать. Она с усилием подняла голову и увидела люк. Оттуда медленно спускались снежинки, красиво проходя сквозь короткий луч света. Не самая плохая картина. Не самая плохая смерть. Жаль только, что так холодно. Джена сморгнула слезу. Потом другую.

С другой стороны, это закономерно. И даже романтично. Он исчез здесь четыре года назад. Теперь и ей суждено уйти вслед за ним. Как же это страшно. Джене стало жалко себя. Слёзы покатились по щекам уже без остановки. Ну почему, зачем? Что за тяга была лететь сюда? Все говорили, говорили тысячу раз, чтобы она забыла, чтобы похоронила его. Что за глупая наивность? Трусость признать, что его больше нет. Получай Джена, так тебе и надо.

Она плакала. Всхлипывала, задыхалась. Папа! Папочка! Забери меня, прилети. Пожалуйста, папа, прилети. Пожалуйста. Она смотрела наверх, в густую черноту, откуда медленно и равнодушно падал снег. Казалось, что в груди образовался сгусток огня, заставляющий выпрыгнуть прочь и побежать сломя голову куда угодно, только бы не оставаться здесь. Не умирать здесь. Ну, почему, почему…

Скрежет. У Джены остановилось сердце. Скрежет и лязг. Осыпался ворох снега. Слёзы высохли в секунду. Громкий лязг и металлический удар. Прикованная к креслу Джена не могла извернуться, чтобы увидеть, что там происходило. Лязгнуло последний раз и затихло. Джена слышала собственное дыхание, которое почему-то стало очень громким.

Звенящая тишина. Что это? Может быть, что-то просто отвалилось от корабля и ничего не…

Что-то большое и тёмное рухнуло перед Дженой. Содержимое грудной клетки исполнило кульбит. Она перестала дышать.

Чёрная тень застыла в паре метров. Было слышно только мерзкое сопение. Джена съёжилась в своём скафандре, отчаянно чувствуя, что на неё смотрят. Тень не шевелилась и от этого выглядела ещё более угрожающей. Существо издало гортанный рокот и, двинувшись с места, попало под свет аварийной лампы. Чёрная обезьянья рука тронула ошмётки металлического корпуса. Блеснули угольки глаз. Джене хотелось оказаться где угодно, в любой самой страшной жизненной ситуации, только подальше отсюда. Зверь шаркнул когтистой лапой по металлу и частично вылез на свет. По-звериному согнутое туловище не могло скрыть мощи и размеров. Желтоватые клыки торчали над выпирающей нижней губой. Широкие ноздри с сопением втягивали холодный воздух, выпуская белый пар. На облезлой чёрной груди наподобие доспехов торчали неровные железные пластины. Отвратительную башку венчала каска-котелок. Существо покрутило головой в разные стороны. Замерло. Джена едва не лишилась чувств. Да и лишилась бы, не сковывай её животный страх: взгляд чудовища был направлен прямо на неё. Нависший сморщенный лоб скрывал глаза, но Джена знала – оно её видит. Сердце глухо колотилось где-то внизу живота. Существо чуть подалось вперёд, оказавшись целиком в луче света. Пригнулось. Джена поняла – готовится к прыжку. Зажмурилась. Папа, помоги, прошу, помоги, прошу, папа…

Трррах! Сердце увеличилось до размеров планеты, а затем свернулось в песчинку. По телу пробежала дрожь, словно разряд молнии. Джена услышала возню. Секунда. Другая. Третья. Четвёртая. Она приоткрыла один глаз. Вывод первый: она жива. Вывод второй: громкий звук был вызван появлением ещё одного существа. Оно стояло совсем рядом с Дженой. Протяни руку – коснёшься холодного металла на чёрной коже. Тварь стояла к Джене спиной, и, кажется, общалась с первой. Они по очереди издавали рокочущие гортанные звуки.

С неба спрыгнули ещё двое. Четыре существа стояли перед Дженой, но, кажется, не замечали её. Тот, что был первым, махнул своей лапищей на дверцу, за которой были ящики с медикаментами, запасами еды и воды. Другая обезьяна подползла к дверце, поддела её длинными пальцами и без видимых усилий сорвала с петель. Существа начали вытаскивать ящики и осматривать содержимое.

Они её видят, или нет? Тот первый, точно видел. Или нет? Джена посмотрела на первое существо. Оно стояло спиной к Джене и наблюдало за другими обезьянами. Неужели не видел? Может, они сейчас всё заберут и уползут восвояси? Хоть бы, хоть бы, хоть бы...

Джена осмотрела существ внимательнее. Уродов нельзя было назвать животными – на них присутствовало некое подобие одежды, или какой-то боевой экипировки. У того, что появился первым и указал на ящики, была каска и металлические доспехи, кажется, вросшие в чёрную с белёсыми проплешинами кожу. На задних лапах было некое подобие штанов и бесформенные куски резины, служившие сапогами. За бугристой спиной висело оружие, снятое, похоже, с одного из охранников-людей. Но главное, чего Джена не заметила поначалу: правая рука. Точнее, её отсутствие. Из плеча торчал широкий металлический протез. Пальцы со скрипом шевелились.

Существа закончили возню. Главарь повертел своей квадратной башкой в разные стороны, пробежав два раза по месту, где застыла еле живая от страха Джена. Поднял вверх свою механическую лапу и прокряхтел что-то нечленораздельное. Остальные подцепили железные ящики к тросам и потянулись наверх. Через минуту в разрушенном челноке осталась только Джена наедине с воспалённым сознанием.

Она судорожно выдохнула и заплакала. Ушли! Как же хорошо! Как же хорошо!

Как же так? Стой тварь хоть на полметра ближе, она бы точно её заметила. Как же так повезло? Папочка, как же так повезло?! Джена тихо всхлипнула, но показалось, что звук громом разнёсся по округе. Девушка замерла. Тишина.

Всё, надо выбираться отсюда.

В челноке должно быть какое-то средство связи. В крайнем случае, передатчик с сигналом SOS. В темноте ничего не видно. Джена поёрзала, пытаясь хоть как-то ослабить ремни. Бесполезно. Чёрт, что делать-то? Думай, Джена, думай!

Шорох. Снова упал ворох снега. Джена окаменела. До неё донеслось кряхтение и шорох. Бух! Опять рухнула чёрная тень. Джена похолодела. Они же ушли, нет, они же ушли… Существо приблизилось к ней.

- Мисс Уэйн?

Если бы у неё ещё осталась вода в организме, она бы снова заплакала.

- Сэм! Сэм! Сэм! – только и могла она шептать.

- Тише, тише… – Сэм вытащил нож и разрезал ремни. Джена буквально вывалилась из кресла и упала на грудь к спасителю, – Мисс Уэйн, нас могут услышать. Эти существа близко.

Джена посмотрела наверх. Там зияла чернота, обрамлённая покорёженным металлом.

- Идите за мной.

Сэм карабкался первым, останавливаясь на каждом выступе и подтягивая Джену. Она еле держалась. Голова звенела, руки дрожали не то от холода, не то от трудного подъёма. Сердце превратилось в комок: они ведь упали неизвестно где. Вокруг на тысячи километров, может быть, ни души. Да, рядом Сэм, но что с того? Что, если их поймают чудовища? Что, если она погибнет здесь без необходимой для жизни атмосферы? Что делать? Куда идти? Что делать? Куда идти?

Сэм вытянул Джену наружу.

Как оказалось, челнок влетел в подножие чёрной скалы и застрял между выступами. Каменный исполин, вобравший в себя хрупкий металл, уходил своей вершиной высоко в небо и сливался там с темнотой. Звёзд не было. Вдоль горизонта серела тусклая полоса, дававшая хоть какой-то свет в этом царстве вечной ночи и холода. Вокруг Джены было нагромождение камней, чёрного щебня, останков кривых металлических конструкций.

Сэм встал рядом и положил руку на плечо.

- Нам нельзя здесь оставаться, – его голос нелепо искажался шлемом, – Мы должны уходить.

Куда уходить? Что им делать в этом пустом мире? Здесь сгинул Тайлер, теперь и они сгинут…

Джена кивнула и двинулась за Сэмом. Тяжёлые ботинки оставляли крупные следы на сером снегу. Страшные обезьяны найдут их. Убьют и съедят.

Мимо проплывали тёмные силуэты скал. Было холодно. Они брели вперёд, в неизвестность. Спустя несколько минут Джена нарушила тягучее молчание.

- Что… что случилось с кораблём?

Сэм встрепенулся и поравнялся с ней.

- Подбили, похоже! – живо, и даже как будто радостно сказал он. Храбрится, решила Джена. Это чтобы меня подбодрить, – Может, астероид, но я думаю, что подбили.

- Кто? Зачем?

- Эти… – Сэм помолчал, подбирая слова, – Звери. Не знаю, у них есть оружие. Они воровали его у наших, снимали с убитых. Вполне вероятно, смогли добраться до ракетной установки.

Джена заметила, что впереди маячит что-то большое. Сначала казалось, что это каменный утёс, но вблизи стало ясно, что это строение. Точнее, нагромождение железяк, некогда бывших чем-то упорядоченным.

- …я был в кабине, – продолжал Сэм, – Не знаю, остался ли там кто-то ещё, было темно и тихо. Я чуть не умер от радости, когда увидел челнок.

Джена смотрела на то, что осталось от конструкции. Нога шаркнула по какой-то железке.

- …увидел этих существ, сперва хотел сбежать. Но что-то меня остановило, и я так рад, что остановило! Там ведь были Вы… То есть… Я рад, что Вы целы и невредимы…

На щебне лежала припорошенная снегом ржавая пластина. Джена присела и провела по ней ладонью.

Надпись на железном листе гласила: «Champ de Mars».

- Как повезло, что Вас не нашли эти животные. Они не щадят никого. Влачат свою жалкую жизнь на этой планете. Догнивают. Жалкие, а оттого безжалостные. Озверевшие от того, что с ними сделала природа.

Джена огляделась. Серая пустыня. Километры вокруг. Вечный мрак и вечный холод. Если когда-то на крыше с Тайлером она увидела рай, то ад… Ад определённо был здесь. И она застряла в нём навсегда.

Дикий вопль раздался так внезапно, что Джена вцепилась в Сэма.

- ААААААА!!! АААА!!! СТОЙТЕ!! СТОЙТЕ!!!!

К ним спешил человек. Живой и прямоходящий.

- Это… это капитан? – пробормотал Сэм.

Да. К ним, подволакивая левую ногу, скакал капитан Пратт. Без скафандра.

- Стойте! Стойте, чёрт бы вас всех! Возьмите меня! Возьмите меня!

Правый глаз капитана бешено вращался, левый заплыл кровавым месивом. Он схватил Джену за руку, она попыталась отстраниться.

- Капитан, успокойтесь! – растерянно воскликнул Сэм. Джена выдернула руку и ударила капитана по щеке. Он перестал её трясти и уставился своим единственным безумным глазом.

- Капитан, где вы упали? – пытался достучаться до него Сэм, – И где ваш скафандр?

Капитан был серым. Не бледным, а именно серым. Его вывернуло кровью. Джена прислонила руку к своему шлему, по привычке пытаясь прикрыть рот. Капитан заплакал.

- Помогите… Помогите мне, пожалуйста…

Он попытался дотронуться до Сэма, но рука шаркнула по оболочке скафандра, сковырнув два ногтя. Пратт завыл, глядя на свои кровоточащие пальцы.

- Мутация, – проговорил Сэм, – Он разваливается по частям. Тело адаптируется к ядовитой атмосфере.

Джене хотелось отвернуться. Капитан плакал, уткнувшись лицом в свои руки. Он провёл рукой по волосам, оставив на ладони слипшийся комок. Вдруг Пратт затих и поднял на Сэма единственный глаз.

- Отдайте мне скафандр, – сказал он неожиданно спокойно, отчего Джене стало страшно.

- Капитан, нам нужно на базу. Мы вас доведём.

- Снимай скафандр, Сэм.

Пратт шагнул к нему. Или это был уже не Пратт.

- Снимай сейчас. Или я сдеру его с тебя сам.

Джена выставила перед собой руки:

- Капитан, успокойтесь…

- Заткнись, сука! – рявкнул он, – Тварь! Ты и твой отец! Все вы твари! Я же не виноват! Я не виноват! Я жить хочу! Жить хочу! Жить хочу! Я не виноват!

Пратт схватил Джену за плечи и начал трясти. Сэм пытался остановить его, но это было бесполезно. Джена упала. Капитан придавил её к земле, его руки оставляли кровавые следы на стекле шлема. Девушка завизжала. Она ничего не видела, просто колотила руками по нападавшему. Она чувствовала, что его руки действуют не слаженно, но в нужно направлении. Щёлкнула клипса на шлеме.

- НЕЕЕТ! – заорала она не своим голосом, - НЕТ! НЕТ!

На секунду мелькнула вспышка, и что-то прожужжало в воздухе. Руки капитана двумя безжизненными червями шмякнулись на Джену. Всё затихло.

Она по-прежнему ничего не видела. Тяжесть исчезла – её уже никто не прижимал к земле. Она вытерла кровь со шлема и увидела капитана Пратта, лежавшего без движения. Его спина была разорвана посередине, из раны вилась тонкая струйка дыма. Джена обернулась и увидела Сэма: он сидел на земле и молча смотрел девушке за плечо. Она медленно обернулась.

Существо стояло в трёх шагах от неё. Чёрное тело, стальная рука, сжимающая оружие. Взгляд из-под низких надбровных дуг был направлен на Джену.

Ей не было страшно. Эмоции словно улетучились. Она медленно поднялась на ноги и встала перед чудовищем. Только девушка, монстр и гнетущая тишина. Давай же быстрее, делай, что нужно. Не тяни, а то снова станет страшно. Джена устала бояться.

Но существо не шевелилось. Просто стояло и смотрело. Взглядом, совсем не злым и не страшным, а преисполненным вселенской тоски и усталости. Взглядом, помутневшим от долгих лет беспамятства. Смирившимся со своим изуродованным планетой телом. Измученным заведомо проигранной войной с завоевателем, союзником по долгу, но врагом по справедливости.

Взглядом глубоких оливковых глаз.

Когда-то давно отец сказал ей странную вещь: когда во время мороза начинает идти снег – становится теплее. Джена видела снег только на планете Брава, они с папой ездили туда отдыхать пару раз, катались на лыжах. Было совсем не холодно тогда. Она любила это воспоминание. Такие моменты дарили ей радость, даже когда всё остальное казалось пустым.

Чего стоят воспоминания, когда ты так далеко от дома? Когда одна жизнь определённо закончилась, а другая не сулила никакого света. У Него оставалась одна маленькая звезда далеко за пределами галактики. И такая же маленькая надежда, что всё когда-нибудь сбудется. На Зете-12 всегда идёт серый снег. Но только сегодня Ему наконец стало тепло.

Она чувствовала твёрдость металла сквозь перчатку своего скафандра. Прикосновение, которого она ждала четыре бесконечных года. Сквозь звёзды и тьму.

Сквозь звёзды и тьму.

+4
853
15:08
Спойлерить не буду. Концовка удивила тем, что слегка не обоснована текстом, хотя всё остальное написано в духе НФ со скафандрами и челноками. И написано хорошо.
17:06
Была пара ляпов, вроде: тело превратилось в болевую точку и содержимое грудной клетки сделало кульбит. А в остальном читаемо, интересно.
Однако не понятно, почему за столько лет люди не поняли, что делает воздух планеты и что звери — бывшие люди? Чего вдруг он её вспомнил?
Почему звери воюют с людьми? Тут конечно можно додумать, но вроде как должно быть раскрыто.
Что произошло на корабле вообще не понятно, картинка не нарисовалась, кроме летящего (куда?) Человека. Чего ее не вынесло? В общем хорошо, хоть и не ново, но доработать бы.
22:31
канцеляризмы…
что за кофемашина на космическом корабле? что за бред?
и что за бред добывать уголь на другой планете? зачем он нужен?
Откуда-то издалека до Джены донесся зуд собственного плеча какие широкие плечи…
а как гоблин на станции дышал, сидя в клетке?
не совсем понятен смысл
3-
23:12
Кофемашины присутствовали на кораблях в «Чужом», «Масс Эффекте», «Стар Треке» и новеллизации «Звездных Войн». Канон.
20:34
+1
а еще в «Чужом» я помню компьютеры с ЭЛТ-монитором. канон?
серьезнее аргументов нет?
в «Из пушки на Луну» месье Верна бульонные кубики разводили. канон? почему у Вас нет бульонных кубиков???
15:07
ага, то примеры вы можете и сами привести. тогда скажите мне, что общего у компьютеров с ЭЛТ-монитором и бульонных кубиков в сай-фае.
что такое сай-фай?
15:23
sci-fi, загуглите. ну так вот, общего у бульонных кубиков и элт то, как автор показывает рабочую обстановку, комфорт и бытовые удобства на космическом корабле исходя из придуманного им сеттинга. вы критикуете следствие, а не причину. если вас не устраивает сам сеттинг, обоснуйте, почему в его рамках на космическом корабле кофеварки быть не может.
вам предложить советский учебник по космонавтике к прочтению?
15:30
где автор сказал, что описывал советский космический корабль из учебника по космонавтике?
15:35
+1
а что, физика космических полетов на американском и советском кораблях сильно различаются?
15:38
сильно различается таймлайн. скорость с которой космический корабль движется к цели, описание интерьеров и отсутствие невесомости не наводят вас ни на какие мысли?
наводит. а что он не все время будет с такой скоростью двигаться, вас не смущает?
16:13
отклоняетесь от темы. так на какие мысли вас наводит отсутствие невесомости?
на ускорение
16:40
«силушка богатырская равна произведеньицу массушки на ускореньице» ©

Автор описывает космический корабль нового поколения, сконструированный по технологиям таймлайна, которых не будет в советском учебнике (гоблины могли бы навести на мысль, о них в ссср тоже знали не очень много). Каюты, комбинезоны, прогулки с целью посмотреть на звезды, скорость хода, отсутствие невесомости — у такого космического корабля больше общего с морским лайнером, чем с МКС.
16:47
+1
в чем суть технологии?
откуда Вы знаете, какую технологию автор имеет в виду? только на основании кофеварки?
17:08
в чем суть технологии?

спросите у автора после деанона. Откуда вы знаете, что автор пишет по советскому учебнику, но с кофеваркой? На основании ее же?
я вообще не знаю, про какую технологию он пишет. из текста это совершенно не понятно
или кофеварка должна все объяснить? а если там будет посудомойка, то это другая технология?
нашел еще одну такую технологию litclubbs.ru/writers/1625-elvira.html
17:36
я вообще не знаю, про какую технологию он пишет


и вот. вы не знаете, что критикуете. вы не знаете, совпадает ли модель корабля в вашей голове с моделью автора. вы не знаете, это корабль с кофеваркой или нет. в чем смысл такой критики?
Да, конечно, пусть будет кофеварка, в самом деле. Вон у некоторых вообще целое почтовое отделение на корабле laugh
17:42
+1
кофеварка та лан, но как такое понимать? «Та покачнулась, звонко стукнувшись об пол и...» так она покачнулась или упала на пол? как то я слабо представляю себе, что можно покачнувшись, звонко стукнуться об пол…
17:42
-1
Докажите, что кофеварки быть не может, основываясь только на тексте. Не на своих домыслах, только на фактах автора. Давайте, пусть будет спортивно.
17:44
+1
вообще автор для того и пишет, что все это описать читателю… а если этого нет, а только отдельные «образы» из модели автора, то сложно сопереживать повествованию имхо.
17:51
+1
я вообще из описания никакой модели корабля не вижу. только кофеварку. но эта кофеварка уже не единична.
вот думаю, может производитель кофеварок заказал эти рассказы? macho
17:52
+1
не)) просто пишут любители кофе. без кофе ну никуда, даже в фантастику))
17:54
за повествованием сложно следить, если автор пускается в долгие и подробные описания особенностей космического кораблестроения в 2108 году, включая сплавы металлов и сорта топлива. это информация, интересная только для специалистов узкого профиля.
17:54
+1
да лан вам) вон у автора вместо одной стены корабля уже огромная дыра в открытый космос, а по кораблю люди ходят без скафандров, спасения ищут и находят же!)))
17:55
а зачем из крайности в крайность? нельзя ли в общих чертах?))
17:55
если дыру проделала не лазерная кофеварка, то я начинаю быстро терять к ней интерес.
17:56
+1
Сугубо из спортивного интереса. Зачем ГГ надевала комбинезон, находясь на «палубе» и не являясь частью команды? То есть это рабочее пространство для погрузки (корабль же грузовой)? Зачем тогда там кофеварка в рабочем пространстве? Вот и всё из-за чего эпизод с кофеваркой показался странным. Понятно, что автор ходил запустить взаимодействие персонажей и выбрал привычный антураж, совместив его с космическим. Поэтому всплыли и остальные вопросы.
17:56
+1
))))))))))) к дыре или кофеварке?))))
18:00
+1
Вот так и познаёшь особенности гендерного восприятия литературы… Простите, не удержалась… Не смогла…
18:09
+2
лучше бы они уроки физики любили pardon
19:53
Автор не указал точное место действия. Для меня это например неважно. Но в данном сеттинге я бы охотно предположила, что кофеварка спокойно себе захватывала мир, в смысле варила кофе, в пищеблоке.
19:56
если вы с точки зрения зацикленности мужчин на технических подробностях, не имеющих отношения к литературной ценности текста, то да. laugh
20:18
Псс, тут есть рассказ про большие, эмм, сферы. Но нам девочкам это, увы, неинтересно, чего это я… И кофеварки там нет. Короче, зачем я такое плюсовала? blush
13:01
+2
Эта ветка войдёт в историю как «Великая битва за кофеварку». А потом участникам медали выдадут))) Один точно заслужил орден «За защиту кофеварок в космосе»)))
Как-то меня на романтику потянуло) Понравилось настроение рассказа. Она летит туда, где исчез её любимый. Грустно.
А в остальном, довольно традиционно и скучно.
Идея с превращением людей в инопланетян под действием атмосферы планеты, очень хорошо раскрыта в рассказе Рэя Бредбери «Золотоглазые» аж в 1949 году (рекомендую). А сказка «Красавица и Чудовище» написана ещё раньше ;), но перенести её в космос — идея оригинальная.
Спасибо, Автор. 6
17:46
+1
Как хорошо началось: «Как-то меня на романтику потянуло) ...» И как печально закончилось: «Спасибо, Автор. 6». ))) Я и то со своими придирками, меньше 7 не дам))
Ну таки идея не новая. Вот если бы был прямой перенос сказки «Аленький цветочек» в условия космоса было бы выше
18:06
+1
Неа… мне чего-то не вспомнился «Аленький цветочек» вроде он из другой оперы… А тут останется ли она с любимым, став тоже мутантом или попытается спастись из этого мира? Вот интересная дилемма. имхо. Тут «границы» любви…
18:11
Александр, «Идея — это то, что хотел сказать автор по выбранной теме»…
18:01
+1
Идея рассказа интересная, немного хотелось бы пояснить, какая же будет развязка… Но в принципе атмосфера хорошая, рассказ в целом понравился, но автору обязательно нужно работать над текстом. С опытом будет все отлично! Удачи автору.
18:18
+1
— Это длится всего несколько минут, – сказал Он, – Но за эти несколько минут понимаешь, насколько всё-таки прекрасна наша жизнь.
А чё это он ей объясняет как не местной? Или совсем несмышленой.
Или она вчера родилась? Или только приехала?

Кофеварка.
Опять эта кофеварка.
Если кофеварка стояла в пищеблоке, то какого хрена конструктор спроектировал корабль так, что центральный проход шел именно через этот пищеблок?
Если пищеблок был там, где ему и полагается (по логике), то есть в корме, то какого хрена спрашивается эта кофеварка делает на центральном проходе?

Далее.
Дырку, которая пробоина, она увидела из каюты. Как она выбралась, стукаясь об пол, я не буду рассматривать, я хочу заметить другое — когда она успела надеть скафандр?
Автор как-то забыл меня об этом информировать.
Я понимаю всё восхищение всех высказавшихся, но я у себя как-то восторга не наблюдаю.
Не впечатлило.
Даже не смотря на наличие скафандров, челноков, не впечатлило.

Ну и еще немного.
Как тут уже успели заметить, про мутацию.
Что более сообразительных, чем эта визгливая блондинка среди побывавших на этой планете не было?
Следующий момент — они мутировали, у них когти и лапы — а кто ему протез зафигачил?
Это как с кофеваркой на ЦеПе.
Повторяюсь, не впечатлило.
Плюса не будет, правда и минусовать тоже не хочу…
11:27
Эх, автор! Ну что ж Вы с голосованием так…
Загрузка...
Светлана Ледовская №1