Ольга Силаева №1

Жених из мира теней

Жених из мира теней
Работа № 648 Дисквалификация в связи с неполным голосованием

В этом году Айни исполнилось семнадцать лет. Пришла пора присматривать жениха, своей семьей обзаводиться. А тут и Алхаллалай подоспел. На празднество собрались эвенки из ближних родов Щуки и Сурка, а также из дальнего рода Дятла. Но никто из парней, весь день состязавшихся в беге с камнями, привязанными к икрам ног, в переправе по жерди через ревущий горный поток, в меткой стрельбе из лука, не заинтересовал девушку.

Айни пришла к своей бабушке. Призналась, что видела во сне юношу с ласковыми глазами. Он словно пустил в ее сердечко стрелу – оно затрепетало и сладко заныло. Но среди гостей на поляне, где курились костры, девушка парня не приметила.

- Не спеши, - успокоила ее аня-кан. - Еще якуты не подъехали. Может, твой избранник среди них.

Якуты прибыли к месту состязаний на нарядно убранных оленях, и показывали чудеса ловкости в состязаниях. Но и среди них не оказалось юноши из сновидения Айни.

- Аня-кан, - взмолилась внучка, - помоги узнать, отчего Тыкеру, пришелец из снов, не показывается наяву. Отчего сердит на меня?

А бабушка могла менять облик. Ночью она превратилась в сову, и полетела в Нижний мир – искать избранника внучки. Не нашла. Под утро возвратилась ни с чем.

Незнакомец опять приснился орочонке. Бледный, его облик словно истаял наполовину.

- Ты не узнала меня, - с упреком сказал юноша.

Айни утром в слезах кинулась к бабушке за помощью: - Аня-кан, беда! Мой суженый из снов на глазах тает, словно тень!

- Тень? - вздрогнула старая женщина. – Вот оно что… Придется отправиться на поиски твоего гостя из сновидений в Сумрачный мир, мир Теней, где бродят самоубийцы, не нашедшие покоя после смерти. Может, там разыщу его?

Она превратилась в сову, и улетела в темноту. Ее не было четыре дня и четыре ночи, уже Алхаллалай на исходе. Наконец, вернулась, еле живая от усталости.

Отдышалась кое-как. Сказала внучке: - Ну, отыскала пропажу на силу. Но своей находке не рада. Тыкеру - вождь племени в мире Теней. Когда-то в Срединном мире он разминулся со своей возлюбленной, и поэтому свел счеты с жизнью. В тебе увидел черты своей любимой. Но ты, внученька, должна крепко подумать, если хочешь быть с ним. В дневное время вожак будет принадлежать своим подданным, теням. Лишь ночью, на краткий миг – тебе. Долгие дни для тебя станут пыткой.

- Ах, аня-кан! – улыбнулась девушка. – О чем тут думать? Сердце за меня все решило.

Вечером, лишь солнце село за гору, вдали послышались удары в бубен, замелькали всполохи огня от множества факелов. Звуки все ближе, ближе к стойбищу эвенков… И сердечко юной орочонки тоже забилось громче, громче – в такт звучащим бубнам. Айни знала: это жених спешит. Вот процессия приблизилась, от нее отделился стройный юноша в тонкой нарядной парке отделанной мехом горностая, вышел на середину площадки у чума вождя племени. Склонил перед ним голову: - Я пришел за своей женой. Мы сговорились в сновидениях. Отдашь дочь – возьму, не отдашь – все равно уведу.

- Ее воля, - развел руками старик.

Айни уже направилась к свите Тыкеру, но бабушка остановила ее. Увела в чум. Произнесла заклинание: - Пусть твой нагрудник сохнет не просыхает, сгниет от сырости; а самой тебе вонять-провонять под лабазом.

Внучка знала: аня-кан желает, чтобы у нее родились дети, и фартук на груди был сырым от молока. А лабаз должен быть наполнен тушами зверей, оттого и хозяйка волей-неволей пропитается запахом добытого мяса.

Девушка поцеловала на прощание отца, бабушку, подружек, и, замирая от радостного ожидания неизведанной новой доли, села на навьюченного оленя задом наперед, как требовал обычай. Отправилась в края, где верховодил муж.

Они переправились через реку, попали в справное стойбище. Но подданные Тыкеру не поднимали глаз на избранницу вождя, не оказывали ей почестей. Странно! Оглянувшись, Айни поймала злобный взгляд нарядной молодой орочелки в расшитом горностаевом нагруднике. А та, будто нечаянно, скребком провела по ноге гостьи. Показалась кровь. Обитатели стойбища в ужасе отпрянули от Айни. Послышались возгласы возмущения: - Живая? Не место ей тут!.. Прочь! Прочь!

Тыкеру лишь глянул из-под лобья на толпу, взгляд его был как пущенная стрела из лука - суров и непреклонен; и крики стихли. Вождь увел молодайку в самый богато убранный на стойбище чум, они миловались всю ночь. Утомленная ласками, Айни под утро заснула.

Проснулась. Солнце уже в зените. Испугалась. «Что подумает о ней муж и ее новая родня? Уже полдень, а она еще очаг не запалила». Приподнялась на лежанке, и закричала от испуга. Там, где ночью горел любовью молодой богатырь, лежал стылый труп. А к ее плечу прислонился… голый череп с оскаленной челюстью!

Айни в ужасе отшвырнула прочь окостеневшего любовника. Выскочила наружу. Но что это? На месте крытых чумов - шесты с клочьями истлевших шкур, под ними вповалку - человечьи останки. У привязи валяются дохлые олени.

Девушка в ужасе бежала, не разбирая дороги, наступая на черепа и скелеты людей и животных, расшвыривая кости. Но негде укрыться. Всюду на ее пути следы разложения. Она вернулась в чум Тыкеру, в страхе забилась в дальний угол.

К ночи, как скрылось солнце, послышался недовольный ропот толпы. Это воспряли мертвецы. С раздробленными костями, проломленными черепами и раскрошенными ребрами, они поднялись с земли, окружили чум вождя - требовали выдать им гостью из мира живых людей. На расправу.

Тыкеру тоже встряхнулся, поднялся на ноги. Но что это? От его былой красоты и следа не осталось. Голова у вождя моталась на шее, как при сильном ветре пустой бычий пузырь на шесте.

Орочелка в горностаевом нагруднике ворвалась в чум первой, скребком изготовилась пробороздить лицо ненавистной соперницы, пришелицы из Дэлин Буга, Срединного мира. Вождь успел, заслонил собой Айни.

От наседающей толпы отделился старик в шаманском одеянии. Обратился к Тыкеру: - Остановись, безумец! Племя не примет живую женщину. Женись на ровне, одной из твоих подданных, и тени по-прежнему подвластны тебе.

- Чем я плоха? – обиженно скривила губы воинственная орочелка.

Но Тэкеру лишь крепче сжал в руках древко пальмы. К вождю примкнули его верные товарищи. Калеки загораживали смельчакам проход, но вожак и его друзья все же сумели достичь реки. Они посадили Айни на оленя, переправили на другой берег. К полуночи достигли стойбища эвенков.

Сородичи молодоженки высыпали из своих чумов, стояли молча. Ждали. Вождь племени Теней был зол:

- Забирай, отец, свою дочь обратно: она не готова к замужеству. Мои подданные хотели разорвать ее на части, еле отбил.

- За дело? – лишь спросил старик.

- О-оо! Айни, как разбушевавшаяся медведица, крушила все вокруг. Меня вот тоже не пощадила, уродом сделала, - его голос упал.

Тут вперед выступила аня-кан. Возмущенно вскрикнула: - Ка! Ка! Побереги слова, неразумный. Зачем жену виноватишь? Молодая она еще, девчонка неопытная… Ты сам торопился любить, не научил ее жить в твоем сумрачном мире. Не объяснил, что мертвецов в дневное время нельзя тревожить, а их кости сдвигать со своего места. Откуда ей было знать, что вы можете быть людьми лишь ночью?

После притянула к себе юношу, вправила ему позвонки на шее, и голова его снова гордо воссела на плечах.

Айни заметно приободрилась, смотрела на мужа без страха. Готова была вновь следовать за ним.

- Нет! - сказал, как отрезал Тыкеру. – У нас разные тропы. Тебя жизнь в своих объятиях держит. - И растворился в темноте вместе с попутчиками, лишь вдали на реке раздался слабый всплеск воды.

Девушке в журчании водных струй послышалось: - Жи-и-ы-вым среди людей-теней не ме-е-е-сто-оо!

…Дни потекли своим чередом. К Айни сватались многие парни, но она не могла забыть ту единственную жаркую ночь с Тэкеру. Всем отказывала. Грустила, глаза ее не просыхали от слез. Вспоминала, как отважный вождь грудью заслонил ее от рассвирепевших соплеменников, которым она раздробила кости. Не побоялся их гнева.

Молодая женщина терзалась от своей вины: она должна вернуться в оживающее лишь по ночам стойбище, вправить кости подданным Тыкеру. Иначе как они будут бегать на охоту? Пасти оленей? Снова призвала на помощь бабушку. Та строго сказала: - Ты и без меня знаешь свой путь.

И тут Айни впервые за много дней вытерла слезы. Да, она знает.

Орочонка поднялась на гору Тот, иначе прозванную вратами в мир самоубийц, и бросилась на камни вниз с ее вершины. Теперь любимый муж не сможет отправить ее обратно. 

+4
710
14:34
Так тэкеру или тыкеру? Очень очевидная концовка, понятная с момента, как узнаешь о вожде.
«бабушка могла менять облик.» Слишком в лоб, слишком выпадает из общего слога.
Персонажи нераскрытые совсем. Первый абзац не очень удачный, т.к. непонятен несведущим.
Откуда там пальма?
Не все понятно в рассказе, много вопросов остаётся. Но стилистика мне понравилась.
14:55
Я не согласна, это стилизация под северную сказку. В сказке волк разговаривает потому что может, герой втыкает нож в пенек, прыгает через него и перекидывается. А бабушка превращается в сову, потому что стилизация предполагает, что она может.
15:12
Так я и не против. Превращается и пусть. Мне не понравилось само предложение, оно выпало из слога. На фоне размеренного, как качели слога начала, оно было слишком в лоб. Перефразировать и впишется идеально.
15:26
Все еще не согласна. Сказка не требует отдельного представления сверхспособностей героев, тем более, при мифологическом мышлении. Нормальная бабушка, нормальная сова.
15:38
Я опять не о том. Я предлагаю просто подбить одно отдельно взятое предложение под общий ритма, слог, тон рассказа. Ничего не надо представлять и пояснять. Вот только это предложение.
22:47
а где тут фантастика?
я такое в детстве читал. «Сказки народов СССР» называется
09:25
Так ведь сказка — это фантастика…
давайте определимся, что мы вообще пишем (и зачем)
22:48
Нет, давайте лучше выясним наверняка фантастика ли сказка?)
по мне, так это разные вещи
10:32
Ладно, в целом я согласна. Сверилась с инетом))
11:09
+1
Зря. Сказка — это фантастика, тут нечего обсуждать.
11:44
Ска́зка — один из жанров фольклора, либо литературы. Эпическое, преимущественно прозаическое произведение волшебного, героического или бытового характера. Сказку характеризует отсутствие претензий на историчность повествования, нескрываемая вымышленность сюжета.
Фантастика — Литературные произведения, описывающие вымышленные, сверхъестественные события. Научная ф. (в литературе, кинематографе: моделирующая события далёкого будущего на основе достижений науки и техники).
Это абсолютно разные вещи.
В этом можно разобраться, как я заметил, люди делают основную ошибку в спутывании значений слова «фантастика».

Вот три разных значения слова фантастика:
1. То, что основано на творческом воображении, на фантазии, художественном вымысле. Ф. народных сказок.
2. собир. Литературные произведения, описывающие вымышленные, сверхъестественные события. Научная ф. (в литературе, кинематографе: моделирующая события далёкого будущего на основе достижений науки и техники).
3. Что-н. невообразимое, невозможное (разг.). Найти друг друга через столько лет! Ф.!
Сказка, содержит фантастику в 1 значении, а применительно к литературному жанру, это будет 2 значение.
11:48
«Фэ́нтези — жанр современного искусства, основанный на использовании мифологических и сказочных мотивов.»

Это выдержка из Википедии.

«Фэнтези — жанр фантастики, где описывается вымышленный мир, чаще всего средние века, а сюжетная линия выстраивается на основе мифов и легенд.

Для этого жанра характерны такие герои, как боги, колдуны, гномы, тролли, призраки и иные существа. Произведения в жанре «Фэнтези» очень близки к древнему эпосу, в котором герои сталкиваются с волшебными существами и сверхъестественными событиями.»

А эта выдержка с «Мира фантастики»
12:00
… содержит фантастику))) сказка поджанр фольклора
12:12
Сказка литературная — эпический жанр: ориентированное на вымысел произведение, тесно связанное с народной сказкой, но, в отличие от неё, принадлежащее конкретному автору,
Увы, вы привели не точное определение.
Слово «сказачное» в этом определении не имеет отношение к литературному жанру оно приведено в этой статье вот в этом значении: 2. Неправда, ложь, вымысел, то, чему никто не верит (разг.).
Фэнтази это жанр, Сказка это жанр. Разный жанр
Это определение бестолковое
спасибо
10:53
+1
Сказка — это фэнтези, а фэнтези — поджанр фантастики. В этом плане не вижу проблем. В целом рассказ хороший. Ставлю плюс.
11:55
Сказка относится к фольклору, Фэнтази не относится, это отдельный, весьма самостоятельный жанр, отличный от научной фантастики. Однако все они содержат фантастическое допущение, и это единственное что у них одинаковое в области жанра.(
Вася любит бутерброд с икрой, ему в буфете дают с колбасой. Он говорит: я просил с икрой! А ему в ответ: это тоже бутерброд, ты просил бутерброд, так что жри и помалкивай!
Гость
16:02
Мне история очень понравилась. Читается на одном дыхании. Конец грустный, я его не ждала, как-то не хотелось такого решения. Девушка могла прожить всю жизнь и попасть к возлюбленному после смерти. Но я просто люблю happy end. Я еще вернусь к этой истории, просмотрю слова, повторения, но на первый взгляд ничего лишнего не заметила. Я обычно достаточно строго отношусь к текстам. Но ваш рассказ мне действительно понравился, и было не до деталей. Мне, кажется, он вполне соответствует жанру.
01:35
мне что-то не очень.
14:59
В детстве у меня тоже была книжка «Сказки народов мира», и от алтайских и якутских я была в особенном восторге. Оригинальная стилизация, красивая история, все очень вканонно.
Да, мне понравилось. История законченная. Мертвецы присутствуют. Всё ок.
И да, когда я был маленьким у меня тоже была бабушка книжка «Сказки народов СССР». И, по моему ощущению, это совсем не похоже на сказки северных народов. Почему? В каждой сказке у них есть говорящие животные: или люди оборачиваются в них, или просто сказки о зверях. Здесь, конечно, есть бабуля, которая в кого-то превращается и куда-то уходит, но как-то вскользь об этом написано, в то время как в северных, такие метаморфозы занимают центральное место.
Так же в оригинальных севсказках главенствующее место занимают одухотворённые силы природы. Здесь же этого нет. Ни тебе солнышка в лодке, ни луны на мотоцикле и т.д.
Мертвецы вообще мне показались какими-то пиратамикарибскогоморя.
Но рассказ всё равно хороший, про любовь.
Спасибо. 7
20:38
Замечательная, мистическая идея; превращения, путешествия в другие миры, любовь, выбор своей судьбы… Все это как будто есть, но только как будто. Только набросок, предвосхищение.
Есть ощущение, что автор знаком с материалом, ну, или по крайней мере, интересовался им. Есть чувство атмосферы. Не плохо написано. Я бы назвал это произведение мистической сказкой или былиной, но материал не доработан, именно по этому все как будто, вроде бы…
И так, по жанру это не рассказ, а скорее, как я говорил, притча или сказка, и вот почему.
У сказок, былин и подобных им произведений цель описать событие и показать тем самым в простой, более доступной форме, пример жизненного выбора, способа решения задачи, дать понять слушателю (изначально это было изустное творчество) — читателю, что его проблема не уникальна и решаема, вывести мораль. По этому повествование сказочное, былинное более простое по своей структуре. В них очень редко бывают подробные описания природы, чувств, событий, все дается схематично. Можно взять для примера любую, не авторскую сказку.
И в данном произведении мы видим тоже самое. При всем потенциале, который чувствуется, в рассказе, автор к сожалению очень скупо описывает сами события и антураж, как бытовой, так и природный. Не понятно когда и где происходят события, и сам праздник, и все дальнейшие. Это похоже на мелодию из двух — трех нот, на праздник без музыки, на застолье, на котором из блюд, только пирог с капустой. Поесть то можно, а вот пиром назвать нельзя.

Автор начинает повествование с фразы: — «В этом году...» и это означает важность даты, времени события, т. е. — повествование например описывает 2017 год, и тогда эта фраза подчеркивает, что в этом году исполнилось сто лет с момента октябрьского переворота в России… Но рассказ повествует нам о жизни и «приключениях» девушки, и значит важно не когда, а кто. Ей исполняется скажем семнадцать лет, а значит она может создавать семью… ведь история об этом.

«А тут Алхаллалай подоспел» и все, что мы об это узнаем, что это — праздник. Праздник? Разве так рассказывают о праздниках, которого ждут — не дождутся? Это не просто скупо, а ничтожно мало. Уверен, что девочка много лет до того, бегала с другими детьми, сызмальства, даже если не пускали, прячась где — то, посмотреть, а что же это такое, как всё там происходит??? Мало того, что читатель должен догадываться, и напрягать свое воображение, что же это такое, и как оно все там происходит, так, такое ощущение, Алхаллалай случается по три раза на неделю. А где её чувства, её ожидания, её прежний опыт видения этого праздника. Где её старшие подруги, которые вышли за муж… огромная пустота…

И подобных «пустот» в рассказе очень много. Возникают вопросы и по сюжету. Почему девушка решает покончить собой, а не спасти своего избранника? Ведь в рассказе присутствует двойственность, ночью он обретает тело, он может взаимодействовать с миром живых, значит он не полностью оказался в теневом мире.
К тому же, судя по всему её бабушка сильная волшебница, или, не знаю, как правильно называются на крайнем севере женщины обладающие подобными способностями. А это наверное все таки так, раз она не только оборачивается в птицу (кстати это тоже как то пробросом описано), но и способна мир мертвых посещать. Сюжеты в которых один из живущих отправляется в потусторонний мир за своим возлюбленным встречаются в мировой литературе, а бабушка, обратившись совой, могла бы ее сопровождать. И кто знает, чем бы тогда окончилась эта история…
Загрузка...
Валентина Савенко №1