Светлана Ледовская №1

Чёрный кузнец

Чёрный кузнец
Работа № 611

- Да умри ты уже! – кричал Арнгар, размахивая двуручным мечом.

Гарпия по своей природе была очень ловкой. Она увернулась почти от всех ударов, а те, которые её всё же достигали, оставляли лишь царапины. Арнгар рубил всё свирепее, заставляя существо двигаться. В таком темпе рано или поздно она должна была ошибиться. Иначе воину раскроят череп.

Вдруг чудовище замешкалось на мгновение, которого хватило, чтобы располосовать его от бедра до ключицы. Удар вышел таким сильным, что гарпию отбросило назад и она звучно приложилась об землю. Тем не менее, умирать она не собиралась: из её горла послышался хлюпающий ор, походивший на карканье вороны, которой шутки ради вживили человеческую глотку. Вообще, гарпии представляют из себя очень неприятных существ. Как искусственные твари, они были очень живучи. Пары ударов недостаточно, чтобы убить даже самую слабую из них. К тому же, гарпии обладали противной способностью летать, оказываться в неожиданных местах в неподходящее время и истошно орать. Внешне они напоминали симбиоз женщины и орлицы, но с отдельной парой крыльев за спиной и когтистыми лапами-руками. Не говоря уже о птичьих глазах, клюве и перьях, которые рваными участками покрывали тело. До сих пор неизвестно, с какой целью маги-экспериментаторы вывели этих существ, но ясно было одно: после их побега из лабораторий жизнь простых людей сильно осложнилась.

- Да сдохни! – взревел Арнгар и со всей силы рубанул бестию мечом по голове.

На месте удара образовалась большая трещина, но не более. Крепкий скелет – ещё одна особенность гарпий. За первым ударом последовал второй, третий, а потом на крепкую голову обрушился настоящий стальной ливень. Воин остановился только когда череп превратился в месиво. Вытерев пот со лба, он огляделся. Ситуация была под контролем: второе чудовище было там, где Арнгар его оставил – у дерева, к которому оно было приковано метки броском топора. Благо маги забыли дать гарпиям достаточно мозгов, иначе она бы быстро освободилась.

Хоть движения этой особи были ограничены, она оставалась опасной. Арнгару удалось попасть только в крыло, так что руки и ноги, если их можно так назвать, были свободны. Гарпия безуспешно билась, пытаясь вырваться, но топор пробил крыло насквозь и вошёл в дерево почти до обуха.

Наёмник начал аккуратно подходить к монстру. Внимательно следя за её движениями, он пытался взять дистанцию, с которой мог достать до неё хотя бы концом меча без риска лишиться куска плоти. Подойдя достаточно близко, Арнгар сделал резкий выпад, целясь под ребро гарпии. Она увернулась, но не полностью – мешало крыло, так что удар прошёл по касательной. Второй удар наёмник провёл на отходе, намереваясь попасть по сонной артерии, но гарпия наотмашь отбила меч и сама пошла в атаку. Она прыгнула – перед глазами воина промелькнули острые когти монстра. Если бы не прибитое крыло, которое буквально оттянуло бестию назад, Арнгар уже лежал бы в луже крови. Гарпия не унималась – упав на землю, она тут же встала и сделала второй прыжок, но тоже промах. Обоим следовало поменять тактику.

Поняв наконец, что источник её проблем – прибитая к дереву конечность, бестия стала вырываться ещё сильнее и вдобавок начала бить крылу, пытаясь освободиться. К счастью, она так и не поняла, что эффективнее было бы достать топор. Арнгар воспользовался моментом и напал. Широкий удар сверху вниз должен был располосовать гарпию на две части, но в последний момент она успела закрыться руками и получила только глубокий порез на предплечьях. Воин отскочил в сторону. Рассвирепев ещё больше, чудовище опять прыгнуло на наёмника. Послышался противный хруст. Арнгар раскрыл глаза от удивления. Заорав ещё сильнее, бестия прыгнула снова. Крыло, с треском ломающихся костей, оторвалось. Из обрубка пульсировала мощная струя крови, заливавшая всё вокруг. Зрелище не из приятных, но хуже было то, что чудовище собиралось атаковать.

Арнгар успел отпрыгнуть, когда гарпия бросилась на него. Она пронеслась мимо, повернувшись к воину спиной. Арнгар воспользовался ситуацией и рубанул по второму крылу. Меч попал прямо по соединительному хрящу, навсегда лишив гарпию возможности летать. Теперь нужно было продержаться до того момента, когда противник начнёт слабеть от потери крови, чтобы потом его добить. Пока что гарпия не выказывала никакого желания слабеть и на Арнгара обрушился шквал ударов.

Хоть воин и славился своей ловкостью, когти иногда достигали цели и оставляли отметины на броне. К тому же, сказывалась длительность напряжённого боя с предыдущей гарпией и Арнгар начал уставать – нелегко наперевес с большим мечом и в тяжёлых доспехах прыгать из стороны в сторону. К счастью, его противник тоже начал потихоньку сдавать, так что эта битва превратилась в проверку на выносливость.

Каждый взмах меча давался тяжелее и противники перестали кружиться как вихри. Они сходились и расходились, не нанося друг другу вреда. Наконец, гарпия решила это изменить. Пронзительно закричав, она собрала последние силы и яростно бросилась в атаку. Каждый выпад рисковал пробить защиту. Арнгар едва успевал отбивать острые когти, а монстр только входил в раж. Удар сверху, сбоку, круговой, снизу. Казалось, чем больше крови она теряет, тем свирепее становится. Вдруг гарпия одной рукой крепко схватила лезвие, не остерегаясь порезаться, а другой резко ударила Арнгару в голову. Послышался глухой удар и шлем воина отлетел на пару метров. Счастливая случайность – благодаря быстрой реакции ветеран многих битв успел немного вжать голову в плечи так, чтобы когти не попали туда, куда должны были. Гарпия удивилась. А вот Арнгар впал в ярость.

Взревев как медведь, он со всей силы пнул монстра и обрушил меч на её голову. Руки, которыми она пыталась прикрываться, превратились в обрубки, а Арнгар уже занёс меч для следующего удара. Он рубил и рубил, а гарпия всё больше сгибалась под железным градом. Когда меч в очередной раз рухнул на голову существа, послышался громкий лязг. Посмотрев на оружие, Арнгар увидел, что лезвие сломалось напополам, оставив острый обрубок стали. Недолго думая, он взял слабо сопротивляющуюся гарпию за горло и вонзил в него то, что осталось от меча. Чудовище издало булькающий звук, подёргалось несколько раз и безвольно упало на землю.

Наёмник тяжело дышал и хрипел, но не валялся в луже собственной крови как его противники, чему был очень рад. Отдышавшись, он со злостью сплюнул и пошёл собирать вещи. Две гарпии уже нашли его лагерь, ни к чему ждать новых визитёров.

Собираясь, наёмник прикидывал в уме сегодняшние «потери»: поцарапанный нагрудник ещё выдержит пару битв, но лучше не рисковать, а вот шлем с огромной вмятиной и поломанный меч нужно чинить. Как можно скорее надо найти кузнеца.

С этими мыслями Арнгар навьючил тюки на чудом не сбежавшего от страха коня, забрался на него и поехал в сторону ближайших холмов.

***

- Наконец-то.

Как только Арнгар пересёк очередное возвышение, то увидел вдали деревушку, огороженную частоколом. До неё оставалось ещё несколько часов в седле, но перспектива поесть горячей пищи и смыть с себя грязь и кровь придавала наёмнику решительности.

У ворот Арнгара встретила совершенно обычная деревня, в которой таверна располагается недалеко от главного въезда. Воин сразу увидел её, когда миновал дремавших стражников у въезда в поселение. Арнгар подъехал к конюшне при таверне, оставил там лошадь и направился туда, где мог нормально отдохнуть. Хоть таверна была больше обычной и могла похвастаться камином у дальней стены, ничего особенного в ней не было. Те же бездарные сельские музыканты, под чью музыку танцевало много молодых и не очень крестьян, спёртый воздух и резкий запах дешёвого пойла. Сидевшие на скамьях пьянчуги едва удостоили вошедшего Арнгара пропитым взглядом. Однако те, кто был потрезвее, разинули глаза. Не каждый день увидишь здорового северянина с чёрной гривой волос и всего в крови. Не обращая на зевак внимание, наёмник двинулся к стойке трактирщика, который лениво протирал пивную кружку.

- Кровать свободная есть?

Хозяин таверны поднял полные безразличия глаза.

- Да, последняя осталась, двадцать монет за ночь. А коли с завтраком, так и тридцать выйдет.

- Ну у вас и цены, - наёмник не скрывал удивления.

- Да токма на хлеб с маслом хватает, токма на хлеб с маслом.

Арнгар снял с пояса увесистый мешочек, отсчитал сорок монет и положил на стойку.

- Вот ночь с завтраком, сейчас ещё подай что-нибудь горячего с пивом, а потом хочу ванну принять. И не думай просить больше.

Корчмарь поморщился, но цена всё равно значительно превышала себестоимость.

- По лестнице подымисся, вторая дверь направо. Поди скинь шмотки, скоро сготовлю поести.

Арнгара передёрнуло от говора трактирщика, но он промолчал и двинулся на второй этаж.

Комнатка оказалась маленькой: кровать, столик со стулом, шкаф с отваливающейся дверцей и свеча в подсвечнике. Особым подарком стала забытая каким-то постояльцем книга, лежащая на столе, казалось, не первый год. Сбросив небогатые пожитки, Арнгар пошёл на первый этаж за обедом.

Спустившись, наёмник сел на первое попавшееся место и оказался в компании угрюмых крестьян, которые пришли топить будничную рутину в горьком пиве. Не прошло и минуты, как трактирщик принёс Арнгару еду. Всё оказалось не так плохо: в первой миске была наваристая свиная похлёбка, в которой плавала цельная головка лука с кусочками моркови и мяса. Во второй миске, чуть побольше, по-царски с горкой расположилась горячая пшеничная каша с грибами и шкварками, а сверху щедрый повар полил ароматный жирок. Здоровенный кусок хлеба был последней составляющей замечательного ужина. А вот пиво оказалось той самой ложкой дёгтя, потому что было сильно разбавлено, а единственной целью его было как можно быстрее срубить несчастного питока под стол, совершенно не заботясь о его вкусовых предпочтениях. Да, в этой деревне пивовары были не в почёте.

Не теряя времени, Арнгар приступил к еде. Его соседи-крестьяне продолжали молча хлестать пиво. Ну, какова сторона, таков и обычай. Однако спустя полмиски похлёбки наёмнику резко захотелось поговорить.

- Мужики, а что у вас сегодня за праздник? – спросил воин, кивая в сторону многочисленных танцующих.

- Вечер, - угрюмо сказал сидящий напротив крестьянин.

- А что, вечер – это повод веселиться?

- После тяжёлой работы каждый день полсотни лет подряд каждый вечер праздником будет, - с тоской добавил собеседник и звучно отхлебнул пива.

- А казнь – представлением, - добавил его сосед и горько усмехнулся.

- Но шутить вы умеете, - угрюмо заметил Арнгар.

Кажется, уныние в этом поселении было заразно. Но кое-какой вопрос у воина остался.

- Друзья, подскажите, есть ли у вас здесь кузнец? Мне бы шлем подлатать.

- Быстро же мы друзьями стали, - бросил первый крестьянин.

- Есть, Чёрный кузнец его кличут, - вступил в беседу третий селянин, который сидел рядом с Арнгаром, - Как отсель выйдешь, ступай направо и прямо до площади, потом налево, пока в стенку не упрёшься. Вот в том доме он сидит. А на Герма не обижайся, он всегда угрюмый.

- Я б тоже угрюмым был, коли б у меня жена как у Герма была, - вновь сострил шутник и громко рассмеялся в одиночестве.

- А почему он Чёрный?

- Так скорбит он уже годов пять. Жену убили, когда в деревне бунт был. Ну, войт ещё тады поменялся. Помните? Дерт новым стал и во до сих пор сидит.

- Канешн помним, - согласились остальные, - Дерт стражу собрал, да и двинулся на старого. Ой, много людей полегло тогда.

- Вот и я говорю, - продолжил рассказ сосед Арнгара, - А Кузнец до сих пор всюду в чёрном ходит, так и пристало, чёрный да чёрный.

Арнгар задумчиво посмотрел на остатки похлёбки, поблагодарил собеседников и уже без попыток поговорить продолжил трапезу. Даже в деревне могут твориться такие дела. Закончив, он попрощался с крестьянами и заторопился в свою комнату – его уже ждало подобие ванны и почти мягкая постель.

Когда наёмник проснулся следующим утром, то осознал, насколько в таверне стало тише. Солнце давно встало, а это значило, что весь рабочий люд давно трудится в поле и в таверне остались либо заядлые пьянчуги, либо лентяи. Арнгар не принадлежал ни к тем, ни к другим, а поэтому хотел как можно скорее позавтракать и посмотреть, что это вообще за деревня.

За стойкой, как и вчерашним вечером, стоял сам хозяин заведения и лениво протирал всё ту же кружку. Воин начал разговор:

- Утро доброе. Что есть на завтрак?

- Пиво, - ответил трактирщик.

Арнгар фыркнул и продолжил:

- Может, что-нибудь ещё?

Корчмар тяжело вздохнул.

- А чего надо-то?

Беседа не заладилась.

- Ладно, давай с другой стороны. Булка есть?

- Есть, - согласился трактирщик.

- Яблоки или груши есть?

- Есть.

- А масло?

- Тож есть.

- Ну вот и завтрак, - воодушевлённо подвёл итог Арнгар, - И ещё склянку молока.

Трактирщик пробормотал что-то неодобрительное и скрылся в погребе. Воин не стал ждать и уселся на свободное место у окна. Благо сейчас посетителей почти не было, а те, кто были, мирно отдыхали, уронив голову на стол.

Окна выходили на ворота, через которые пришёл Арнгар. За ними виднелись и холмы, которые ещё вчера он, нещадно матерясь, пытался преодолеть. Сегодня же их облепили овцы, лениво щиплющие травку, и пастух, который уже разлёгся в тени единственного дерева и отдыхал после тяжёлого труда. Вдалеке виднелись тучи, которые неспешно плыли прямо на деревню, так что если Арнгар планировал что-то сделать, то ему стоило бы поторопиться.

- Вона, - неожиданно прозвучал голос сбоку, который сопровождал звон ставящейся на стол посуды.

Вернувшись от раздумий в реальность, Арнгар поблагодарил трактирщика и посмотрел, чем его порадовали. А порадовали его двумя большими кусками белого хлеба, зелёным крепким яблоком, желтоватой грушей и кусочком масла на блюдечке. И обещанная склянка молока. Вполне себе завтрак.

Намазывая масло на первый ломоть хлеба, Арнгар размышлял о планах на день. Первым делом нужно сходить к кузнецу – шлем совсем плох, его уже даже не наденешь, да и меч хорошо бы подточить. Затем – на рынок за припасами. Путь до столицы занимал всего день-два, так что заготовок много не требовалось. Затем свериться с картой и проложить точный маршрут, а потом спать. Уехать воин планировал на заре, потому что задерживаться здесь он не имел ни малейшего желания. И надо поторопиться – тучи становились всё ближе.

Покончив с завтраком, Арнгар взял мешок с требующим починки хламом и отправился по намеченному маршруту. Как и говорили крестьяне, от трактира вела прямая дорога до так называемой «площади», которая на самом деле оказалась пустырём с небольшим помостком, одинаково пригодным как для речи глашатая, так и для проведения казни. Всё же в этой деревне жили люди практичные. Рядом с центром поселения располагалась церквушка со слегка покосившимся крестом, казарма стражников и очень богато по меркам здешнего населения украшенный особняк. Скорее всего он принадлежал войту, на что намекала табличка, прибитая к двери и гласящая «Дом войта». А ещё вокруг него было какое-то столпотворение – трое мужчин в простой одежде ругались с двумя другими, которые были одеты значительно лучше. Подойдя ближе, Арнгар смог разобрать, что происходит.

- Да ты ворюга окаянный! – громко возмущался плечистый крестьянин, кажется, лидер «тройки».

- Как ты смеешь?! Да я тебя повешаю за это! – также громко ответил худой мужчина, главный из «двойки». Судя по всему – войт.

- Ты крадёшь наш урожай, продаёшь его, а всё золото себе берёшь! И тольки супротив тебя кто-то говорит, так ты сразу ему рот затыкаешь! – продолжал плечистый.

- Да, вона Петена той же ночью побили апосля того, как он говорил перед народом, что ты зажрался, - вступил в полемику низкий крестьянин с огненно-рыжими волосами, тоже член «тройки».

- Петена разбойники с большой дороги побили, которых, кстати, богато меньше стало, когда наш дорогой Дерт войтом стал, - словно поддакивая войту сказал его спутник, курносый веснушчатый паренёк лет двадцати пяти.

- Ох тёмно ты говоришь всё, ох тёмно, - почти в унисон сказали крестьяне.

Обдумывая смысл выражений «богато меньше» и «тёмно говоришь», Арнгар ускорил шаг. Первые капли дождя уже то и дело падали на землю. Поэтому воин повернул налево и пошёл искать стенку, в которую нужно упереться.

***

Когда Арнгар отыскал нужный дом с табличкой «Кузнец», погода вконец испортилась. Вдалеке громыхала гроза, которая призывала жителей как можно скорее вернуться домой. Дождь уже лил в полную силу, будто прохаживаясь по улицам как хозяин по своим угодьям. В итоге к кузнецу Арнгар пришёл мокрый насквозь.

Изнутри в доме было несколько комнат, самой большой из которых была первая – так называемая кухня. Однако в ней был всего лишь стол, печь, пара стульев и кухонная утварь. Здесь было пусто, как будто кто-то нарочно выбросил всю остальную мебель. Другие комнаты были явно поменьше, но их не разглядеть, так как двери везде закрыты.

Когда Арнгар привык к царившему здесь полумраку, то удивился. За обеденным столом, сидел такой же северянин, как и он, только с рыжими волосами. Это странно, потому что всё население деревни составляли люди восточных земель, отличавшиеся худобой, средним ростом и тёмными тусклыми волосами. Северяне же все были широкоплечи, высоки и волосы у них были светлые. Только Арнгар со своей чёрной гривой был исключением. Рыжий северянин находился в самом разгаре обеда, а выглядел он очень радушно и вызывал доверие.

- Ну, здравствуй. Кузнеца ищешь, так ведь? – с улыбкой сказал хозяин дома, - Ты садись пока, перекуси что-нибудь, а я руки вытру и посмотрим, что я смогу сделать.

Кузнец встал и взял полотенце с печи. Только сейчас Арнгар заметил, что северянин действительно был одет во всё чёрное, но не это привлекало внимание. Он совершенно не подходил под здешнее общество. Виной тому была не внешность и не чистый говор, а характер. Хоть он и был сдержанным по отношению к гостю, но также выказывал гостеприимство, вежливость и искреннюю радость, что к нему кто-то пришёл.

- Спасибо, я плотно позавтракал, - отказался Арнгар, - А дело у меня действительно для кузнеца. Вот.

Из принесённого мешка воин достал шлем, нагрудник и части меча.

- Мне бы шлем с нагрудником подлатать, а меч как-нибудь восстановить. Или хоть что-то с ним сделать.

Кузнец подошёл, повертел в руках рукоять с обрубком лезвия, положил её обратно и начал разглядывать доспехи.

- С мечом, к сожалению, ничем не могу помочь. Там откололись мелкие кусочки лезвия, а без них сделать что-то очень проблематично. А вот над доспехами поработаю. Много времени это не займёт – посиди у меня. В такой дождь всё равно по улице не погуляешь.

Словно соглашаясь, дождь забарабанил по крыше сильнее. Кузнец сам взял мешок и взвалил его на спину.

- Пойдём в кузню, чего тут одному сидеть?

После этих слов коваль скрылся в незаметном с первого взгляда проходе прямо в стене. Арнгар последовал за ним.

Проход вёл в компактный подвал, который был оборудован под кузницу. Горн уже был разогрет, а инструменты лежали на наковальне, полностью готовые к работе. Кузнец аккуратно положил мешок у горна и начал доставать то, с чем должен работать. Арнгар же уместился на небольшую скамеечку, кажется, специально созданную для таких случайных гостей как он. С неё хорошо наблюдалась вся кузница. Хотя смотреть было особо не на что: кузнечные меха, наковальня и другие принадлежности для ковки были единственным украшением комнаты. Из интерьера выбивался только двуручный меч, висящий на стене.

- Где ты умудрился так получить? – спросил кузнец, разглядывая шлем.

- Потасовка с гарпиями.

- Как я понял, шлем слетел от такого удара, иначе в черепе была бы такая же вмятина – железо само раздробило бы кости, - заметил кузнец.

- Да, тут мне повезло.

Коваль повернулся к Арнгару спиной и начал заниматься доспехами. Какое-то время слышался только ровный стук молота по стали.

- А как ты вообще здесь оказался? – вдруг спросил кузнец – Путники в наших краях – редкое явление.

Арнгар чуть помедлил с ответом.

- Ну, как видишь, я воин. Наёмник, если точнее. Вот сейчас я возвращаюсь с очередного задания обратно в гильдию, а по пути ваша деревня попалась.

- Наёмник и возвращаешься один из непонятной дали? – голос кузнеца звучал удивлённо, хоть сам он не повернулся, - Обычно ваши товарищи группами ходят, но чтобы по одному – никогда не встречал.

- Там не так уж и далеко, да и я уже взрослый – за себя могу постоять – усмехнулся Арнгар.

- Это верно, но что это за задание, где нужен всего один воин? – кузнец выказывал неподдельный интерес - Молодую деву до дома проводить что ли?

- Ну, я воин опытный, дослужился до высокого чина и в стратегии смыслю. Меня послали помочь другим бойцам, так сказать, научить юных воинов ратному делу. Возглавить отряд и зачистить шахту от разбойников.

- Экий благородный учитель, - рассмеялся работник молота и наковальни, - А ты, часом, не из Легиона, что в столице? У них есть такая практика – отправлять своих людей к чёрту на рога, чтобы повсюду были опытные вояки.

- Да, именно, что к чёрту на рога, - с усмешкой признал Арнгар, - Откуда ты про это знаешь?

- Да я воевал с вашей гильдией бок о бок, - вспоминал кузнец не отрываясь от дела, - Было это лет двадцать назад.

- Меня тогда там не было. Я в Легионе только двенадцатый год, - воин говорил задумчиво, вспоминая былое. – А расскажи, как это было?

Кузнец крепко о чём-то призадумался. Какое-то время только треск пламени и ровный стук молотка заполнял тишину.

- Ну, давай расскажу. Было это в битве при Борме и как-то так получилось, что попал наш отряд в расположение к вашему тогдашнему командиру…

***

- Лучший отряд Империи и попал в расположение к продажной крысе! – шёпотом негодовал лучник, имя которого никто не мог запомнить, – Вместо этой дурацкой засады мы могли бы быть на передовой!

Широкая тропа на краю леса в обычных условиях не была хорошим местом для засады, но согласно нынешней стратегии засевший здесь отряд мог бы сыграть важную роль в сражении. По замыслу командования, один из сильнейших легионов армии Империи должен был отвлечь на себя левый фланг армии противника, затем разбить и обратить в бегство. И именно здесь, по этой самой лесной тропе, они и должны были бежать. Солдаты не понимали, откуда у штаба такая уверенность в деяниях врага, но выполнять приказы это не мешало. Также немного удивляло присутствие вместе с солдатами командира гильдии наёмников, которых наняли для участия в войне.

- Хватить брюзжать, Стрелок, - с раздражением сказал воин с длинным крючковатым носом.

- Мы сидим за этим кустом уже полдня и ничего не делаем, - не унимался лучник, - тебе самому не надоело?

Это была правда – как минимум несколько часов весь отряд скрывается за кустами, на деревьях и в траве. Конкретно этот куст стал временным пристанищем вышеупомянутых Стрелка и длинноносого солдата, а также Кузнеца, который заслужил такое имя умением ковать. Прозвища носила половина всех солдат – имена запоминать гораздо сложнее.

- Тихо! – вдруг включился в разговор Кузнец, - Голоса становятся ближе.

Крики умирающих и раненых всегда звучали в пылу сражении, но сейчас они действительно становились ближе. Это означало, что сюда кто-то движется. Лучники на деревьях напряглись и стали накладывать стрелы на тетиву – ещё один знак.

В засаде и так было тихо, но теперь молчание стало гробовым. Каждый воин высматривал приближающихся беженцев, каждый ощущал волнение, нервозность и жажду битвы. Каждый всё крепче сжимал оружие и мучительно ждал.

- Готовимся, парни, - сказал Стрелок и кивнул в сторону капитана, который тоже был на дереве.

Глава отряда начал медленно поднимать руку вверх. Как только он её опустит – начнётся резня. Нервные взгляды солдат то бегали по далёкому полю боя, то возвращались на командира. Стук сердца громом отдавался в ушах.

Самые шустрые и напуганные беглецы уже приближались к лесу, а за ними бежали остатки левого фланга. Теперь бы только не упустить момент.

И вот первые противники пересекли границу леса и направились в чащу. Не лучшая ситуация – основная часть была ещё далеко. Опоздать нельзя – никто не должен скрыться. А те первые беженцы уже совсем скоро забегут за последних сидящих в засаде. На лбу командира выступили капли пота.

Наконец рука капитана опустилась.

Мгновенно из ниоткуда появилась маленькая армия и начала сеять смерть. Командир успел – те шустрые беглецы уже лежали со вспоротыми животами. Теперь началась бойня.

Для отступающих начался ад. Лес, который они считали спасением, обернулся кровавой баней. И так подорванный моральный дух противника теперь рухнул окончательно – едва ли половина стала сопротивляться. Имперцы, опьянённые кровью, усиливали напор. Стрелы летели градом, мечи как молнии сверкали в разных углах, а на копья то тут, то там напарывался очередной противник.

И вот, когда почти все беглецы были убиты, что-то изменилось. Вражеские солдаты, завидев что-то вдали, воодушевлялись и перестали бегать обезумевшие от ужаса. Они начали бить в ответ. Ситуация нисколько не переменилась в их пользу, но теперь неостановимое наступление споткнулось.

- К ним идёт подкрепление! – закричал кто-то из имперцев.

Вдали показался отряд закованных в доспехи воинов. Это были не очередные беглецы – латников намеренно послали сюда для уничтожения противника в засаде. И вот теперь дело покатилось в пропасть.

Таким маленьким отрядом не одолеть бронированных рыцарей – командир это прекрасно знал. Поэтому он принял единственно возможное решение. Обратившись к ближайшему воину из регулярной армии, он сказал:

- Приказ надо выполнять. Возьми часть отряда и отступайте за подмогой, а я со своими ребятами их задержу. Поспеши.

Гонец сразу же прокричал приказ к отступлению и с усердием принялся его выполнять. Командир остался на месте.

- Ну что, ребята, давайте стяжать славу и отрабатывать золото!

Все наёмники поддержали своего лидера одобрительным рёвом. Каким надо быть капитаном, чтобы одной фразой воодушевить своих людей пойти на смерть? Нужно всего лишь показать им пример.

Не все воины регулярной армии отступили – некоторые, вернув утраченный боевой дух, присоединились к наёмникам. Среди них был и Кузнец.

Глава гильдии поднял оружие к небу и издал боевой клич. Только сейчас Кузнец обратил внимание на оружие капитана. Это был массивный клеймор, на котором магическим огнём полыхали руны. Зачарованный мерцающим пламенем клинок поражал воображение, а мастерство, с которым им обращались, восхищало. От этого меча враги падали один за одним и даже доспех не становился для него большой преградой. Уже подошедшие рыцари убедились в этом.

Схватка становилась ещё более яростной. Реки крови оросили некогда зелёную траву, а звон стали и крики агонии заглушали остальные звуки. Стрелы летели с обеих сторон и почти каждая из них попадала в цель. Казалось, схватке не было конца. Сам Кузнец забил булавой не меньше двадцати рыцарей. Враги продолжали наступать со всех сторон, заключив обороняющихся в кольцо. Теперь стрелам стало ещё проще находить бреши в доспехах. Отряд редел на глазах, но не сдавался.

Вдруг боковым зрением Кузнец заметил что-то стремительно летящее в него. Кузнец отклонился не задумываясь. И тут время почти остановилось. Воздух стал липким, словно желе, каждое движение давалось невероятным трудом и длилось, казалось, тысячу лет. Воин повернул голову и увидел, как стрела медленно пролетала перед его глазами.

- Длинная бронебойная коническая, - пронеслось у Кузнеца в голове, - Наконечник не закреплён, остаётся в теле жертвы. Такая пробьёт любой доспех.

Военная подготовка не прошла даром. Воин перевёл взгляд на место, куда теперь должна была попасть стрела. Его глаза раскрылись от ужаса. И тут время снова пошло своим чередом.

- Капитан! – заорал кто-то сбоку.

Стрела попала в плечо как раз когда капитан блокировал удар. Секундного отвлечения на этот укол хватило, чтобы противник пробил защиту. Капитан потерял равновесие. Враг этим воспользовался и сразу же широко рубанул сбоку. Воина откинуло от силы удара. Из разлома в доспехе заструилась кровь.

Место битвы охватил безумный ор. Наёмники начали драться ещё свирепее. Часть из них побежала на выручку своему лидеру, но бедняг зарубили по пути. Рыцарь, сразивший капитана, уже сам лежал неподалёку, убитый запоздалой секирой. Размозжив череп очередного врага, Кузнец сам побежал на помощь. Ему это сделать удалось.

Капитан ещё дышал. Кузнец снял с него шлем. Губы раненого едва шевелились.

- Воды… - донёсся тихий шёпот.

Кузнец снял свою чудом уцелевшую фляжку и подал лежащему. После трёх глотков, капитан начал говорить.

- Я знаю тебя… - в тихом и увядающем голосе всё ещё звучала непоколебимость, сохраняя за собой власть жизни до последних мгновений, - Лучший… Оружейник в армии…

«Лучший оружейник» едва улыбнулся. В это время оставшиеся наёмники продвигались ближе к капитану и теснили врагов как могли. Это дало немного времени.

- Что же ты… Не оставил нас? – глаза капитана глядели с укором, - Я приказал уходить… Мы бы справились…

- Ты вдохновил многих из нас остаться. Меня в том числе.

- Вдохновил… Умереть? – наёмник горько усмехнулся.

Его речь прервал тяжёлый кашель с кровью.

- Мне пора.

Голос звучал тихо.

- Возьми это, - чуть слышно сказал капитан.

В сжатой руке был незамеченный Кузнецом клеймор.

- Ты хорошо дрался… Пусть он и тебе послужит. Но сохрани его, - из последних сил прошептал воин.

Жизнь потухла в глазах капитана.

Меч всё ещё мерцал пламенем. Пальцы Кузнеца сразу нашли своё место на рукояти и клинок быстрым движением поднялся с земли. Ему предстояло снести ещё много голов.

Рыцари наступали. Один за одним они атаковали воина с мерцающим клинком и один за одним падали замертво. Меч не отягощал кисть и словно сам описывал смертельные пируэты. Щиты и доспехи не спасали абсолютно.

Несмотря на то, что враги один за одним умирали, Кузнец не был неуязвим. Усталость от долгой битвы брала своё. То тут, то там противник пробивал защиту и наносил удар. К счастью, доспех пока спасал, но долго это не могло продолжаться.

Вражеский отряд лучников в тот день стоило наградить орденом за меткость. В голове у Кузнеца раздался тихий и оглушающий свист. А потом – резкая боль в левом плече. Воин с удивлением уставился на стрелу, торчащую из просвета между пластинами доспеха. Снова свист. Снова боль, но уже в ноге. Нет сил стоять – Кузнец упал на одно колено. Повезло, что подбегающий вражеский рыцарь оглупел от битвы – он просто напоролся на выставленный клинок.

Стрелы летели всё чаще. Дальше было бы хуже, если бы не подбежал один из немногих оставшихся в живых наёмников и не прикрыл Кузнеца широким щитом.

- Мы выживем, - кричал он, - Мы должны! Больше некому!

Больше действительно было некому: поле усеивали трупы людей с обеих сторон. Лишь немногие ещё стояли на ногах и пытались убить друг друга. К сожалению, рыцарей было больше, чем наёмников.

- Капитан попросил меня его сохранить, - Кузнец показал своему защитнику меч.

- Ну вот и сохранишь, - ответ был прост как два золотых, - Ты ж помирать тут не собрался.

Легче сказать, чем сделать. Дождь из стрел стал свирепее и теперь выход из-под щита гарантированно означал самоубийство.

- Смотри, там наши! Идут сюда!

Вдали действительно показался отряд дружественных цветов. Он надвигался на ещё не заметивших их лучников. Скоро будет легче вздохнуть.

Картина, как отряд союзников, состоящих из вооружённых воинов, сносит кучку лучников без доспехов и оружия ближнего боя была как бальзам на душу. Теперь можно было выйти из-под щита и оглядеться. Недобитые рыцари, увидев не свою подмогу, сбежали.

- Эй, сюда, у нас тут раненые!

Это кричал защитник Кузнеца. Самые быстроногие из отряда поддержки уже добежали до них. Наконец, теперь можно было отдохнуть...

***

В комнате снова нависла тишина, сотрясаемая только ударами молота. Не сказать, что история сильно потрясла Арнгара, всё же он сам в сражениях участвовал, но что-то его зацепило.

- Так вот, откуда у тебя этот меч, - наконец нарушил он тишину.

- Да, до сих пор висит. Правда, доставал я его в последний раз лет двадцать назад.

Кузнец перестал стучать, выпрямился и вытер пот со лба.

- Ну всё, доспех в порядке.

Арнгар вскочил с места и, чуть не упав, начал растирать затёкшие ноги.

- Благодарю. Сколько с меня?

Кузнец призадумался.

- Оставь золото себе. Мне оно скоро не понадобится, - добродушно улыбнулся оружейник.

- Но я же не могу не заплатить тебе за работу!

- Оставь, оставь, - протест был непреклонен, - Тебе в путешествиях золото понадобится, меч хоть купишь. Хотя…

Кузнец призадумался ещё сильнее. Он отложил молот и потянулся за мечом, висящим на стене.

- У нас тут воины редко бывают, а самому мне он ни к чему. Вот, возьми.

Глаза Арнгара превратились в два блюдца.

- Что? Как я могу принять такое оружие?! Оно стоит больше того золота, которое я за всю жизнь в руках держал!

- Хватит сопротивляться, бери, - всё также добродушно, но упорно повторял коваль.

Спустя пять минут этой бессмысленной перебранки, Арнгар наконец сдался, хоть и неохотно.

- Но откуда такая щедрость?

- Ты хороший воин, тебе он нужнее, чем мне. Да и ты оказался хорошим собеседником, вот я и отплачиваю тебе за доброту.

- Да я больше слушатель, чем собеседник, - усмехнулся наёмник.

- А теперь иди, уже темнеет, не стоит допоздна вне таверны задерживаться.

Кузнец явно спешил, но Арнгар в любом случае не хотел злоупотреблять гостеприимством.

- Спасибо тебе за всё, Кузнец, - сказал воин уже в дверях, - Мало таких людей осталось, как ты.

- Да, мало… Тебе спасибо. Но ты иди, не задерживайся.

Уже в дверях Арнгар замешкался.

- Подожди, а как тебя зовут-то?

Кузнец посмотрел наёмнику в глаза и ответил через мгновение.

- Отто. А теперь иди, уже поздно.

Новоявленные приятели горячо пожали друг другу руки и Арнгар направился в таверну. Сумерки уже опустились на селение, но найти дорогу оказалось просто. Быстро перекусив истребованной у трактирщика булочкой и крынкой молока, воин направился спать. Меч он положил под кровать.

Что-то разбудило Арнгара. Утренняя заря уже появилась, но воин планировал встать немного попозже. С улицы тем временем доносился какой-то шум. Подойдя к окну, Арнгар увидел, что происходит. На другом краю деревни поднимался дым. Что-то горело, причём в трёх местах сразу. Наёмник быстро накинул одежду и выскочил из таверны.

Беспокойные люди сновали туда-сюда, женщины причитали и плакали, а мужчины бегали с пустыми вёдрами. Только потом стало ясно, что ночью дотла сгорели три дома со всеми жильцами внутри. Сейчас же люди стекались в центр деревни. Там что-то происходило.

Подмосток на площади наконец оправдал своё значение. Сейчас там стоял войт и какой-то крестьянин с факелом. Рядом находился столб, к которому был привязан странный человек в балахоне и с мешком на голове. У его ног были собраны дрова и сухие ветки. Внизу находилась толпой народа, перед которой стояли стражники и грубо тыкали подходивших слишком близко древком копья.

- Как вы знаете, сёння погорело три дома наших любимых друзей, - начал речь войт. – Неожиданное несчастье, ведь в домах погорели и все жильцы. Никто не выбрался.

«Сгореть заживо – ужасная смерть. И слишком внезапная», - мысли ворошились в голове Арнгара.

- Хорошо, что мы успели потушить огонь и он не перекинулся на другие дома, но тех жильцов ужо было не спасти, - продолжил войт ровным и спокойным голосом, - А ещё мы быстро поймали виновника!

Толпа загудела. Всем хотелось отомстить за односельчан и казнить поджигателя даже без каких-либо доказательств его вины.

- Дабы он не убег и не продолжал чинить свои изуверства, мы скоренько его связали и сразу казним! – теперь глава деревни звучал задорнее, предвкушая убийство, - Как он жёг людей этой ночью, так и мы подожжём его самого!

Толпа зашумела ещё больше.

- Поджигай, Микола!

Микола бросил факел на лежащий хворост. Пламя сразу взялось. И тут войт решил снять мешок с головы пленника.

- Все знают, что ты обвинял меня в смерти своей жены. Кто ж виноват, что она сама на вилы полезла, защищавши старого главу! А вот почему ты односельчан подпалил – это мне неведомо.

Арнгар не мог поверить своим глазам. Как такое могло случиться? Это было невозможно! Он ринулся на эшафот, чтобы сбросить хворост и прокричать каждому, что осуждённый невиновен, но чья-то рука крепко схватила его за рукав. Воин обернулся.

- Не глупи! – это был Герм, угрюмый крестьянин из таверны, - Посмотри, сколько их тут! Дёрнешься – головы и тебе не сносить.

Арнгар замешкался на минуту, но вновь устремился на эшафот. И встретился взглядом с висящим на столбе Чёрным кузнецом. Его глаза были полны тревоги, но не за себя.

- Уходи, - прочитал воин по губам, - Ты ничего не сделаешь, только погубишь себя.

Вновь дёрганье за рукав.

- Они тебя убьют, а тебе нельзя умирать, верь мне, - руки Герма дрожали, - Он смирился, он знал, что так будет. Но это не твоя судьба.

Арнгар вертел головой, переводя взгляд то на крестьянина, то на Кузнеца.

- Уходи, - огонь уже перекинулся на одежду, но Кузнец словно не чувствовал, - Иначе и ты будешь гореть.

Герм уже насильно развернул наёмника к себе лицом. Глаза его были полны ужаса.

- Беги же! – умолял он, - У тебя другая судьба, не потеряй её здесь среди этих людей!

Толпа гоготала и улюлюкала. Войт хохотал во всю глотку. Языки пламени уже охватывали тело и в воздухе витал запах горящей плоти.

- Беги!!!

Герм вытолкнул Арнгара прочь из толпы. До конца не понимая, что происходит, воин побежал к таверне. Напоследок он бросил взгляд на площадь: Кузнеца полностью охватил огонь, но его глаза, полные облегчения, виднелись сквозь дым и пламя. Их Арнгар не забудет никогда, хоть он и видел более ужасающие зверства.

Не прошло и десяти минут, как воин уже скакал прочь из злосчастной деревни прямиком в город. Останавливаться он нигде не собирался, да и по пути уже не было ни деревень, ни домов. Уже к вечеру Арнгар был в своей гильдии вдали от той деревни. У входа в замок, принадлежащий наёмникам, кто-то стоял.

- Здравствуй, Арнгар, - воина встретил сам глава гильдии, - Ну как задание, успешно?

- Да, вполне, - ответил наёмник.

Верховный главнокомандующий улыбнулся.

- Хорошо, проходи, отдыхай.

Глава повернулся и зашагал внутрь.

- Командир, подожди.

Тот остановился.

- Расскажи-ка про битву при Борме. Ты же тогда был в гильдии, да?

Командир призадумался и ответил:

- Да, был. «Главный щитоносец», как меня тогда называли. Имел удачу прикрывать всех щитом в нужный момент. А что ты про эту битву слышал?

- Мне один друг в странствии рассказал про неё. Хочу ещё послушать.

- Ну, пойдём, расскажу, - ответил главнокомандующий, - Заодно ты про этого друга расскажешь.

С этими словами оба воина скрылись за воротами крепости.

+1
538
07:47
+1
Рассказ вызвал смешанные чувства. Текст написан хорошо, ровно, читать было не сложно, так что здесь однозначный плюс. Начало бодренькое, гарпии и всё такое, но мне показалось, что описание битвы немного затянуто. Потом выяснилось, что это общая беда текста — затянутость описаний, можно было бы рассказать всё то же самое, но чутка покороче, и рассказ от этого только бы выиграл.

Немного смутила сцена передачи меча от командира к кузнецу. Показалось, что пафоса многовато, ну и вообще как-то слишком классически. Ах, я умираю! Возьми этот меч и т. д. В целом же история неплоха, так что плюсану.
00:24
+3
Мне было откровенно скучно читать и это обидно, потому что автор грамотен и писать умеет. Но текст очень затянут, а идея совершенно не новая, скорее наоборот. Это все уже было — воины, кузнецы, гильдии и смерть от линчевателей, и подарки за просто так.
12:08
Как всегда бывает, такие рассказы больше по душе мужской половине читателей. И как часто я замечаю, многие авторы черпают свое вдохновение в компьютерных играх. Кто-то в Сталкере, данный автор — в Скайриме.

Читается действительно легко, дочитав до половины, я лишь ощущал некое сходство с миром знаменитого РПГ серии «Элдер Скролс», но когда кузнец начал рассказ о своих похождениях, сомнения отпали. Тут и легион, и гильдия наемников и зачарованные клинки и Империя во всей красе. Я не говорю, что это плохо. Фанфики правилами не запрещены. Да и написано так, что и не любителю Скарима станет интересно.

Сюжет есть, что уже хорошо, внятная концовка тоже, что радует. Внимательно описаны бытовые мелочи из жизни глав. героя, что придает повествованию нужный объем. Текст правда не совсем вычитан, много «был»ья и других повторений слов. Отдельный респект за сцену первого боя, сам люблю начинать рассказ с экшена )

Тем не мене, хорошо. 7 из 10. Удачи автор!
Mik
21:36
Общее впечатление: классическое фэнтези про наёмника и его приключения.

Сюжет
Сюжет линейный и понятный: квест наёмника выполнен, он должен вернуться в гильдию, чтобы получить следующее задание. Его путь назад усеян препятствиями.

Что считаю недостатком: некоторые линии сюжета не раскрыты до конца. Мы так и не узнали, какое задание выполнял герой, кроме невнятного объяснения про шахту. Мы так и не узнали, почему кузнец отдал герою меч. Мы так и не узнали, кузнец ли поджигал дома, и если он, то зачем? А если не он, то кто и зачем? Мы так и не узнали, почему войт и крестьяне так странно себя вели во время казни кузнеца и что это значило. Понимание всего этого сделало бы историю более цельной, более живой.

Главный герой
Арнгар, наёмник-одиночка. Классический персонаж фэнтези-экшна. Почему классический? С наёмником проще всего. Он обычно странствует, чаще всего в одиночку, встревает во всякие приключения, чаще всего случайно, постоянно с кем-нибудь дерётся, ведь он воин. Не скажу, что персонаж мне не понравился, просто он какой-то пресный, шаблонный. Он просто наёмник. Всё. Что мы ещё о нём узнали. Кто он? Откуда? Что заставило его стать наёмником? Кем он был до этого. Персонаж не получился настоящим.

Опять же, часто встречающийся недостаток касательно персонажа: по ходу истории он не принимает важных решений, не выполняет действий, которые бы двигали сюжет. Мы знаем, что он выполнил важное задание для гильдии, но оно осталось для читателя предысторией. Да, он победил гарпий, он принял решение чинить доспехи. Но это всё проходные моменты, которые лишь создают завязку. А потом? Когда кузнец рассказывает, Арнгар превращается в пассивного слушателя, потом кузнец вручает ему волшебный меч за «просто так», и герой пассивно принимает дар. А когда наступает кульминация – сцена с костром – Арнгар, вместо того, чтобы разрешить конфликт, просто его избегает – уезжает. И это главный герой?

То, что в критический момент герой должен действовать, кажется очевидным. Однако многие писатели совершают одну и ту же ошибку: откуда ни возьмись появляется союзник и невероятным образом спасает друга. Герои могут получить помощь извне, но гораздо лучше, когда герой — личность, способная на решительные действия. Именно герою надлежит быть особенно активным и собственноручно нанести сокрушительный удар своим страхам или своей тени. Кристофер Воглер. «Путешествие писателя».

У героя было несколько вариантов решения конфликта: силой попытаться освободить кузнеца; попытаться договориться с войтом и селянами; воззвать к разуму и потребовать справедливого суда. Но он просто устранился. Кульминация скомкалась, конфликт не разрешился.

Мир
Упоминали Скайрим. Да, похоже. А, может, и нет. Здесь используется настолько стандартный набор для фэнтези, что можно увидеть ассоциации к любому миру. Наёмники, гильдии, Легион, Империя, зачарованные клинки – всё это встречается в текстах и начинающих, и профессионалов. Стандартный – не обязательно плохой. Стандартный – это ещё и легко узнаваемый. Вот и здесь с помощью лёгких шаблонов автор смастерил классический фэнтези-мир. Прописывать его дотошно и смысла нет: все понимают, кто такие наёмники, крестьяне и гарпии, все понимают, что зачарованные клинки лучше, чем обычные.

В общем, мир я бы оценил так: добротно-стандартный фэнтезийный мир. Особенных ньюансов, выделяющих его из таких же фэнтези-миров, нет. Но и особых претензий тоже.

Описание места действия
У ворот Арнгара встретила совершенно обычная деревня, в которой таверна располагается недалеко от главного въезда. Воин сразу увидел её, когда миновал дремавших стражников у въезда в поселение. Арнгар подъехал к конюшне при таверне, оставил там лошадь и направился туда, где мог нормально отдохнуть. Хоть таверна была больше обычной и могла похвастаться камином у дальней стены, ничего особенного в ней не было. Те же бездарные сельские музыканты, под чью музыку танцевало много молодых и не очень крестьян, спёртый воздух и резкий запах дешёвого пойла.

А что такое «самая обычная деревня»? Главная её особенность то, что «таверна располагается недалеко от главного въезда»? И всё? «Таверна была больше обычной». Опять «обычная». А если читатель не знает, как выглядит обычная таверна и какой у неё размер? Такие описания, как «обычный», «больше», «меньше», «ничего особенного» ничего не дают читателю, невозможно представить картинку. Лучше описать, как герой споткнулся в полутьме о неровный пол, окинул взглядом изрезанные ножами деревянные столы, чтобы выбрать себе почище, поморщился от резкого запаха жарящегося чеснока со стороны боковой двери, ведущей в кухню, и т.д. Тогда читатель сможет представить эту таверну.

А вот описание в доме кузнеца:
Изнутри в доме было несколько комнат, самой большой из которых была первая – так называемая кухня. Однако в ней был всего лишь стол, печь, пара стульев и кухонная утварь. Здесь было пусто, как будто кто-то нарочно выбросил всю остальную мебель. Другие комнаты были явно поменьше, но их не разглядеть, так как двери везде закрыты.

Вот читатель представляет, что герой вошёл в дом. То есть попал куда-то типа прихожей, или же на кухню. Вряд ли он обошёл весь дом, правильно? Так откуда же он знает, что в доме было несколько комнат? Тем более, если двери были закрыты? Он мог увидеть двери, за которыми могли скрываться какие-то помещения, но никак не комнаты.
Хотя смотреть было особо не на что: кузнечные меха, наковальня и другие принадлежности для ковки были единственным украшением комнаты.

Какие другие принадлежности?

А вот описание обеда хорошее, подробное:
Не прошло и минуты, как трактирщик принёс Арнгару еду. Всё оказалось не так плохо: в первой миске была наваристая свиная похлёбка, в которой плавала цельная головка лука с кусочками моркови и мяса. Во второй миске, чуть побольше, по-царски с горкой расположилась горячая пшеничная каша с грибами и шкварками, а сверху щедрый повар полил ароматный жирок. Здоровенный кусок хлеба был последней составляющей замечательного ужина. А вот пиво оказалось той самой ложкой дёгтя, потому что было сильно разбавлено, а единственной целью его было как можно быстрее срубить несчастного питока под стол, совершенно не заботясь о его вкусовых предпочтениях. Да, в этой деревне пивовары были не в почёте.


Представление персонажей
Главный герой не описывается напрямую, его описание складывается из поданных постепенно деталей. Хорошо.

Вообще, гарпии представляют из себя очень неприятных существ. Как искусственные твари, они были очень живучи. Пары ударов недостаточно, чтобы убить даже самую слабую из них. К тому же, гарпии обладали противной способностью летать, оказываться в неожиданных местах в неподходящее время и истошно орать. Внешне они напоминали симбиоз женщины и орлицы, но с отдельной парой крыльев за спиной и когтистыми лапами-руками. Не говоря уже о птичьих глазах, клюве и перьях, которые рваными участками покрывали тело. До сих пор неизвестно, с какой целью маги-экспериментаторы вывели этих существ, но ясно было одно: после их побега из лабораторий жизнь простых людей сильно осложнилась.

Этот блок текста совершенно лишний. Мы видим происходящее глазами Арнгара, не может же он во время боя всё это проговаривать про себя.

Язык
Гарпия по своей природе была очень ловкой.

«по своей природе» лишнее
приложилась об землю

о землю
За ними виднелись и холмы, которые ещё вчера он, нещадно матерясь, пытался преодолеть.

«матерясь» — слово из современного сленга. Можно было написать «ругаясь», «бранясь».
Рыжий северянин находился в самом разгаре обеда

Так не говорят. Обед мог быть в самом разгаре, но не персонаж.
работник молота и наковальни

это что за погружение в советские времена?

Атмосфера, эмоции
В целом атмосфера ровная, соответствует описываемому миру. Иногда правдобопобность нарушается и разрывается, например, когда кузнеца называют «работником молота и наковальни» — эта фраза из индустриальной эпохи.
Или вот:
— Лучший отряд Империи и попал в расположение к продажной крысе! – шёпотом негодовал лучник, имя которого никто не мог запомнить, – Вместо этой дурацкой засады мы могли бы быть на передовой!

Ну не верится, что служивый человек стремится на передовую. Для них наоборот, хорошо, что они вроде и при деле, но не сражаются. Что за фанатизм?

Название
«Чёрный кузнец». Название наталкивает на мысль о фэнтези, и читатель таки его получает. В меру завлекательное, в беру банальное. Нормально.

Первая фраза
— Да умри ты уже! – кричал Арнгар, размахивая двуручным мечом.

Сразу погружение в действие. Хорошо. Интрига: кто с кем сражается? Что будет дальше?
Нормальное начало.

Диалоги
— Кровать свободная есть? Хозяин таверны поднял полные безразличия глаза. — Да, последняя осталась, двадцать монет за ночь. А коли с завтраком, так и тридцать выйдет. — Ну у вас и цены, — наёмник не скрывал удивления. — Да токма на хлеб с маслом хватает, токма на хлеб с маслом. Арнгар снял с пояса увесистый мешочек, отсчитал сорок монет и положил на стойку. — Вот ночь с завтраком, сейчас ещё подай что-нибудь горячего с пивом, а потом хочу ванну принять. И не думай просить больше. Корчмарь поморщился, но цена всё равно значительно превышала себестоимость. — По лестнице подымисся, вторая дверь направо. Поди скинь шмотки, скоро сготовлю поести.

Хороший диалог. Трактирщик разговаривает с характерным говором – хорошо.
— Утро доброе. Что есть на завтрак? — Пиво, — ответил трактирщик. Арнгар фыркнул и продолжил: — Может, что-нибудь ещё? Корчмар тяжело вздохнул. — А чего надо-то?

Тоже хорошо.

Диалоги нормальные.

Грамотность
гарпию отбросило назадЗПТ и она звучно приложилась об землю.

сказывалась длительность напряжённого боя с предыдущей гарпиейЗПТ и Арнгар начал уставать

Каждый взмах меча давался тяжелееЗПТ и противники перестали кружиться как вихри.

Послышался глухой ударЗПТ и шлем воина отлетел на пару метров.

ВзревевЗПТ как медведь,

Наёмник тяжело дышал и хрипел, но не валялся в луже собственной кровиЗПТ как его противники,

Ну, здравствуй. Кузнеца ищешь, так ведь? – с улыбкой сказал хозяин дома, — Ты садись пока, перекуси что-нибудь, а я руки вытру и посмотрим, что я смогу сделать.

Точка после «хозяин дома», а не запятая.
Молодую деву до дома проводить ЗПТ что ли?


Ошибки только в пунктуации, и немного.

Идея
Идеи я тут не увидел, потому что сюжет ни к чему не приводит. Не считать же идеей:
Если ты могучий воин-северянин – получишь в подарок волшебный меч
Если зайдёшь в деревню к кузнецу – получишь в подарок волшебный меч

Нет цепочки «цель-препятствие-выбор-следствие». Значит, и идеи нет.

Тигель (мотивации персонажей)
Арнгар – доехать до гильдии
Войт – уничтожить кузнеца (но зачем?)
Кузнец – непонятно
Селяне – непонятно.

Нужно больше чёткости в придании мотивации персонажам.

Итог: нормальный средний фэнтези-рассказ, который можно улучшить созданием более четкого сюжета с конкретной целью для героя и её достижением или недостижением.
06:08
блеклый, вторичный, скучный образец шаблонного дешевенького фэнтези
ценность рассказа стремится к нулю, шаблон на штампе и клише погоняет
идея тоже нулевая
правильно Гоголь писал про подобные сюжеты — пользы для Отечества решительно никакой
С уважением
Придираст, хайпожор, истопник и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Илона Левина №1