Эрато Нуар

Рыцарь и крестьянка

Рыцарь и крестьянка
Работа № 622 Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Серия 1. Если дороги сходятся[1].

«Где я? Как я сюда попал?», – Эррон медленно приходил в себя, лежа спиной на неровном каменном полу. Голова раскалывалась, даже привыкший к боли модификант вот-вот был готов заорать. Но сквозь эту боль он ясно помнил две вещи: первая – сюда, в это незнакомое место, его отправил некто по имени Маоди Эльфур Трансклазиус, вторая – у него здесь есть задание, странное, почти нелепое, но чрезвычайно важное, несравнимо важнее всех предыдущих.

Боль, однако, быстро отступала, а тьма вокруг уже не казалась такой трансцендентной. Эррон распознал в антураже громадный коридор с гротескными колоннами и окнами-щелями между ними. В дальнем конце коридора виднелись уходящие вверх широкие ступени, с которых полз слабый свет. Нормализовав свою функцию, слуховые импланты начали улавливать неразборчивые голоса, доносившиеся откуда-то сверху. Инстинкт самосохранения подсказывал наемнику, что лучше бы убраться отсюда, пока его никто не обнаружил, но задание… ему во что бы то ни стало нужно было выяснить, где он находится.

Эррон направился вдоль стены к источнику света и голосов. Шаги были привычно тихими, обычный человек бы их не услышал. Поднявшись по ступеням наемник обнаружил большой, освещенный канделябрами зал, в котором собралась толпа матерого вида людей, напоминавших своим облачением средневековых рыцарей. Они яростно спорили о чем-то на чужом языке, удивительно напоминавшим, однако, основной федеративный. В центре зала располагался огромный каменный стол, нет не стол – скорее, алтарь, на котором стояла молодая беловолосая девушка в латах на ногах и весьма откровенной, перетянутой толстым ремнем, красной тунике на теле, с ее пояса свисал довольно внушительных размеров меч. Эррон притаился за углом, чтобы послушать разговор. Один из рыцарей возмущался:

– …Вы просто трус, привыкший отсиживаться за крепостными стенами, сэр!

– Одно дело – грабить и жечь беззащитные деревни, – отвечал другой, – совсем иное – столкнуться с рыцарями Альбиона в открытом бою! Только безумец станет отрицать их силу.

– Довольно! – девушка в красном властно подняла руку. – Вы все мыслите как солдатня. Есть и другие способы одержать победу в войне.

– Если ты действительно собираешься свергнуть своего отца, то встреча с орденом Альбиона неизбежна, – произнес пожилой воин из толпы.

– Мой отец всецело доверяет своим избранникам, и в этом его уязвимое место, ведь не все из них так уж верны ему, – тень усмешки проскользнула на лице девушки.

Вокруг послышался ропот, очевидно, выражающий сомнение в последних словах. Рыцари переглядывались и перешептывались, пока один из них не произнес вслух:

– Если это правда, значит, небеса на нашей стороне! Равно как и ардцы с орсийцами. Даже Манкарун обещал поддержку, их визири боятся возвышения Валории и хотят подлить масла в огонь гражданской войны.

– Валория возвысится, это неизбежно! – вновь заговорила девушка в красном. – Но возвысится она только под моим началом.

Рыцари восторженно приняли эти слова и ответили хором могучих голосов: «Да здравствует Маликай! Да здравствует Маликай!! Да здравствует Маликай!!!»

– Запомните: скоро мы не просто совершим переворот и свергнем короля, который меньше всех в истории заслуживал носить корону. Мы заложим фундамент новой эпохи, которая определит облик Валории, а впоследствии и всего мира. Никто не вечен, и все мы станем прахом, а надгробия наши сотрутся. Но однажды, сотни, а, может быть, и тысячи лет спустя, когда пепел войн, наконец, осядет, наши имена зазвучат в молитвах. И мы возродимся в облике величайших героев человечества!

«Ура!!!», – рыцари подняли кубки, осушили их и стали расходиться по соседним помещениям. Девушка спрыгнула со своей импровизированной трибуны, к ней присоединился высокий длинноволосый брюнет в черненых доспехах, вместе они удалились по лестнице, которая вела еще на этаж выше.

Тепловое зрение подсказывало, что в зале никого не осталось, Эррон с некоторым облегчением присел на каменный пол. «Маликай? Орден Альбиона? Какого черта!?», – проносилось в его голове. «Я что, оказался в сказке о Валории – легендарной державе, с гибелью которой из нашего мира якобы исчезла магия? Впрочем, теперь запросто возможно, что это и не сказка. Будь проклят этот Маоди Эльфур Трансклазиус и его идиотское имя! Ничего толком не объяснил, просто отправил меня веков на пятнадцать назад искать то – не знаю что».

Теперь наемник, справедливо рассудив, что заправляет здесь всем загадочная особа по имени Маликай, бесшумными шагами поднялся вслед за ней по той же самой лестнице. Наверху обнаружились обширные покои с растопленным очагом, близ которого девушка в красном и ее рыцарь о чем-то тихо разговаривали, на сей раз, похоже, в более интимном ключе. Вдруг рыцарь, чьи чувства по понятным причинам были обострены, воскликнул: «Госпожа! Здесь лазутчик!» и выхватил меч. Маликай резко обернулась, ее голос был устрашающе приглушен:

– Если тебе известно значение слова честь, назови свое имя и быстро, или через мгновение я убью тебя.

– О, да ладно! Не хватало мне еще драться с ископаемыми.

Эррон выпалил эту фразу и вытащил из-за спины аркус-лезвие, которое при активации начало издавать характерное низкочастотное жужжание. Рыцарь бросился вперед, попутно замахиваясь для удара, однако наемник ответным выпадом просто-напросто перерубил старинный меч. Средневековый воин, не ожидавший такого подвоха, тут же ретировался.

– Ну же, угомонитесь, мне лишь нужно задать вам пару вопросов, – бросил Эррон с раздражением.

В ответ на это Маликай извлекла из ножен свой меч, при этом возникло странное ощущение, будто все звуки вокруг смолкли, и их заменил один пронзительный, напоминающий скрежет металла о поверхность точильного камня.

– Вижу, намеков вы не понимаете.

С этими словами наемник шагнул вперед и рубанул сверху, но, теперь уже к его удивлению, меч Маликай без проблем заблокировал удар. Девушка тут же оттолкнула клинок противника и парой мощных выпадов оттеснила Эррона к стене. То, как она управлялась с полуторным мечом, было больше похоже на поигрывание ножичком. Даже модификанту со сверхчеловеческими рефлексами потребовалась недюжинная ловкость и реакция, чтобы отразить ее следующую атаку. Однако при парировании аркус-лезвие на мгновение зацепилось о стену, откалывая крошки камня, и Маликай тут же воспользовалась этим преимуществом, внезапным ударом ноги выбив оружие из рук оппонента. Наемник рванул назад, но противница одним стремительным прыжком настигла его и, пару раз изящно прокрутив меч между пальцами, приставила острие точно к горлу Эррона.

– Знаешь, почему перед боем стоит назвать свое имя? Если проиграешь, есть шанс, что враг похоронит тебя с почестями. Напротив, кости безымянных всегда вываливают в выгребную яму.

– Госпожа! – вновь вмешался рыцарь. – Знаю, я подвел вас, но позвольте мне обезглавить этого лазутчика, ибо не должно марать Маргвейн в крови ублюдка столь презренного.

– Этот субъект интересен. И, прежде чем решать его судьбу, я желаю его допросить, – Маликай характерным взмахом руки повелела рыцарю удалиться.

– Но госпожа!?

Рыцарь все еще не мог поверить, что из-за вмешательства какого-то наглеца ему придется провести эту ночь одному, но тон его госпожи не допускал возражений, и воин, бросив на Эррона полный ненависти взгляд, вылетел из покоев, попутно давая понять прибежавшему на шум отряду охранников, что их дальнейшая помощь здесь не требуется. Маликай убрала меч в ножны и жестом указала на стул.

– Садись. Желаешь вина?

– Раз выбора нет, почему бы и не испить вина в обществе прекрасной леди. Да, кстати, меня зовут Эррон Аскерс, если уж ты хотела знать.

Теперь, когда у Эррона появилась возможность как следует рассмотреть хозяйку замка, он не мог не отметить, что ее атлетичная фигура была совершеннее, чем даже у перенесших кучу пластических операций топ-моделей его времени, а бледное лицо с голубыми глазами могло бы даже показаться милым тому, кто еще не был знаком с нравом его обладательницы. Маликай протянула наемнику бутылку.

– Ты пытаешься льстить мне?

– Отнюдь, – ответил Эррон, – но только слепой не заметил бы вашей красоты.

– Жаль, что я не могу превратить мою красоту в пару дальнобойных требушетов. Но хватит о пустом. Причина, по которой твоя голова все еще покоится на плечах, заключается в этом.

Маликай ткнула пальцем в полупрозрачные прожилки, которыми была испещрена кожа рук и груди Эррона.

– Сей странный орнамент, нечеловеческие глаза, даже твой голос – все это выдает, что твое тело было подвергнуто изменениям. Такое мог сделать только маг, но от тебя магией и не пахнет. Значит, кто-то другой сделал это с тобой. Я права?

– Что ж, пользуясь вашей терминологией, наверное, это можно назвать магией, – Эррон ломал голову, как объяснить, что такое генная инженерия и киберимплантация, представительнице средневековья. – Но там, откуда я прибыл, таким изменениям подвергаются многие.

– И откуда же ты прибыл? – продолжала Маликай. – Валорийский явно не твой родной, но акцент я не узнаю.

– В это может быть трудно поверить, – наемник потягивал вино из горлышка бутылки, – мне и самому непросто, но я попал сюда из будущего.

– И правда трудно. Возможно, мне бы стоило задуматься над тем, чтобы отрезать тебе язык за подобную дерзкую ложь, – рука девушки скользнула на эфес. – С другой стороны, ты якшался с магами, отметки на твоем теле – тому доказательство. Да будет так, пока можешь считать, что я тебе верю. Расскажи мне больше.

– Нас называют модификантами. В будущем существует организация, по неизвестным мне причинам никому не подчиненная; она, помимо прочего, занимается созданием таких как мы. Из нас делают суперсолдат.

– Суперсолдат? Что это значит?

– Вроде как наиболее сильная версия солдата, – пожал плечами Эррон.

– Плохи ваши дела, если ваши лучшие солдаты настолько жалки в бою, – усмехнулась Маликай. – Но мне не это интересно. За организацией, что ты упомянул, наверняка должен стоять какой-то могущественный маг.

– Никто не знает, кто за ней стоит, – Эррон развел руками. – Когда я был подростком, меня вместе с другими содержали в испытательном центре. Время от времени кого-нибудь из нас уводили, и он больше не возвращался. Говорили только, «она» требует тебя. Так мы поняли, что это женщина. А из разговоров охранников мы узнали, что эта «она» занимается какими-то экспериментами, и даже правительство не вмешивается в эту работу. Тогда один из пленников, кажется, его звали Томия, сказал: «Давайте называть ее Беляш, если есть кличка, тогда не так страшно». Я думал, что это глупость, но он как-то оказался прав – стало менее страшно.

– И что было потом?

– Потом Томию увели, и я его больше никогда не видел.

– Но ты выжил.

– Это долгая история. В конце концов мне помогли сбежать, и я стал наемником. Мои модификации немало пригодились на этом поприще, – Эррон тяжело вздохнул; – знал, конечно, что в итоге мне не суждено умереть в постели, но не думал, что попаду в прошлое и там проиграю девчонке, которая на голову ниже меня.

– Бывает, – Маликай сказала это слово с какой-то игривой интонацией. – И все же, почему ты говоришь на нашем языке?

Наемник в прошлом не слишком часто размышлял о проблемах лингвистики, но отвечать что-то было нужно.

– В наше время Валория – незначительная страна, язык которой, однако, оказался очень удобным для изучения, поэтому его сделали главным языком мировой коммуникации и назвали основным федеративным. В сущности, мы говорим на одном языке, но на диалектах разных эпох.

– Некоторые из твоих слов и правда мне незнакомы, – Маликай прикрыла ладонью подбородок, – но их смысл я могу уловить. А почему ты сказал, что Валория – незначительная страна?

Эррон усмехнулся:

– Потому что так оно и есть. В будущем существует легенда, что когда-то Валория была символом величия, а правил ею легендарный король Фаэн, которому был дарован небесами меч из чистого света, в темные времена ставший символом надежды для людей. Это был век героев. Но потом его завистливая дочь, коварная дева-отравительница по имени Маликай, убила своего отца, и страна погрузилась в пучину хаоса. По всему миру мальчишки обожают эту сказку.

Маликай вдруг расхохоталась, она смеялась так долго, что ситуация начала отдавать неловкостью. Когда она наконец успокоилась, то сказала:

– Ваши легенды просто смехотворны! Кто бы мог подумать, что я коварная дева-отравительница? И да, мой отец владеет могущественным мечом, попавшим в его руки по счастливой случайности, но кроме этого в нем нет ничего, что вызывало бы мое уважение. Он не заслуживает быть королем. Ну а что же за король правит в ваше время, если по миру безнаказанно разгуливают маги, а летописцы не способны достоверно передавать историю?

Эррон подавил смешок:

– У нас больше нет королей. На улицах царствует свобода самовыражения, так что «маги» сосуществуют с антиглобалистами и гомосексуалистами под лозунгом толерантности. А вместо летописей у нас всемирная информационная сеть – само воплощение недостоверности.

– Невероятно! – Маликай, кажется, была искренне шокирована услышанным.

– Таков результат развития человечества за последние полторы тысячи лет. Извини, если разочаровал, но это будущее неизбежно.

Эррон едва успел закончить фразу, как Маликай вдруг стремительно подскочила к нему и схватила рукой за горло. Усилие было таким, что в глазах у модификанта начало быстро темнеть.

– Посмотри на меня, – процедила она сквозь зубы. – Скажи, если бы этим бренным миром правила я, позволила бы я такому случиться?

– Очевидно, нет, – Эррон кряхтел, задыхаясь, но даже не пытался освободиться. – Просто иногда за сильным правителем следует слабый, и тогда сиюминутные капризы берут верх над великими целями.

– Как интересно, – девушка отпустила шею наемника, которую тот, откашливаясь, принялся потирать, – хоть ты и простолюдин, но, сам того не понимая, ты подсказал мне одну очень важную вещь, о которой я прежде не задумывалась.

– Со мной такое случается. Иногда. Не очень часто, конечно, я ведь простолюдин.

Наемника почему-то немного задели последние слова Маликай, хотя, в сущности, он действительно был самым что ни на есть простолюдином.

– Я поняла, о чем мне следует позаботиться в моем правлении больше всего, – продолжила девушка. – Еще не знаю точно, как я это сделаю, но я создам систему, при которой слабый никогда не сможет прийти к власти, ибо с неизбежностью и необходимостью будет пожираться сильным.

– А как же демократия и честные выборы?

– В империи Гор была демократия, и где она теперь? – с презрением отмахнулась Маликай. – На ее костях стоит наша страна: неокрепшая, раздираемая противоречиями, но демонстрирующая потенциал становления ядром нового мирового порядка.

– Как я уже сказал, будущее сложилось совсем не так, как ты мечтаешь.

– Я не верю в Провидение, – Маликай сверлила наемника взглядом. – И, может статься, именно твое появление здесь и окажется тем фактором, который позволит мне уберечь наш мир от такого будущего. Конечно, может также оказаться, что ты всего лишь лазутчик моего отца, сочинивший эту красивую сказку на случай поимки. Последний вопрос на сегодня, с которого, наверное, следовало начать: как же ты здесь оказался?

– Меня отправил сюда один волшебник, – Эррон произнес эти слова с максимальной небрежностью.

– Беляш?

– Нет, этот, похоже, настоящий, – покачал головой Эррон. – Думаю, ему просто хотелось поразвлечься, и вот я здесь.

– Бывает. Я бы еще спросила, что ты собираешься теперь делать, но, очевидно, это мне одной и решать.

С этими словами Маликай вытащила меч и характерным жестом острия указала на дверь, давая понять, что время для разговоров истекло. Эррон пошел вперед, девушка следовала за ним, по пути она подобрала оброненное наемником аркус-лезвие и стала с любопытством разглядывать его.

Спустя некоторое время, миновав немалое число помещений, коридоров и ведущих наверх лестниц огромного, как оказалось, замка, двое достигли того, что, по-видимому, должно было служить колокольней или чем-то вроде этого. Колокола здесь не было, но ледяной ветер звенел в ушах ничуть не хуже. Подойдя к краю площадки, у которой даже не было перил, Эррон обнаружил, что они не только находятся на самой вершине замка, но и сам замок находится на краю гигантского ущелья. Маликай мечом подтолкнула модификанта к одной из опор полуразрушенного купола и стала заковывать его руки в кандалы, соединенные толстой цепью, продетой через несколько массивных чугунных колец и вмурованной в толщу колонны. Наемник было подумал попытаться вырваться и сбежать, но хватка небольшой по размеру женской руки была в несколько раз сильнее, чем у среднего мужчины, так что в данный момент побег выглядел весьма утопично. Как только кандалы защелкнулись, ключ был выброшен в пропасть.

– Заболтавшись с тобой, я почти забыла, что мне скоро предстоит положить конец гражданской войне. Безопаснее всего было бы просто убить тебя, но, что уж греха таить, ты меня заинтриговал, так что пока я оставлю тебя здесь. Не скучай.

Маликай иронично отсалютовала и уже собралась уходить, но вдруг резко обернулась, как будто у нее за спиной кто-то был. Несколько секунд она всматривалась хищным взглядом в ночную мглу, но ничего не произошло. «Хорошее у вас вино», – крикнул вдогонку Эррон, но девушка удалилась по винтовой лестнице, проигнорировав его слова.

Время уныло проходило мимо. Оковы были подвергнуты испытаниям и успешно их преодолели. Через полторы тысячи лет разрезать чугун толщиной в несколько сантиметров будет развлечением для дошкольника, но здесь, в средневековой Валории, все было немного иначе. Одно радовало: цепь была достаточно длинной, так что модификант сумел устроиться поудобнее. Он лег на спину, закинул ногу на ногу и жадно прислушивался, как холодный пол щиплет кожу у него на спине, а неистовый ветер вонзает свои ножи сквозь трико прямо под ребра. Когда не можешь заболеть всякой гадостью вроде простуды или пневмонии, в подобных ощущениях, практически недоступных в далеком будущем, даже можно найти свою толику удовольствия. Эррон не скучал по своему миру, в котором у него не было дома, не было друзей, но были враги и долги. Единственное, что его беспокоило, так это задание, которое он едва ли мог выполнить, лежа прикованным к колонне. С другой стороны, он все равно пока не имел ни малейшего представления о том, как его выполнить, да и то, что должно было произойти в случае провала, все равно произойдет не раньше, чем через полторы тысячи лет, так что спешить было особенно некуда.

Глаза модификанта стали потихоньку смыкаться. Последний раз он спал несколько дней назад (или веков вперед), когда ел – и вообще не помнил. Даже у усовершенствованного организма, приспособленного к недостатку питания и отдыха, есть определенные пределы. И все же Эррон не успел отрубиться до того, как новые странности посетили его. Воздух на другом краю площадки начал сгущаться и стал похож на облачко тумана, из которого постепенно вырисовался силуэт высокого костлявого человека. Его худобу не могли скрыть даже полы длинной мантии, в которую он был облачен. На голове у него была копна растрепанных волос с проседью, а лоб был прорезан морщинами. Впрочем, несмотря на эти черты, нельзя было сказать, что человек стар, скорее, его внешний вид был обусловлен нездоровым рационом и пренебрежением тренажерным залом. Наемник сел, поджав ноги под себя, и начал острить:

– Смотрите-ка, местный полтергейст.

– Как грубо! – человек прикрыл рот полой мантии. – Вообще-то меня зовут Нерон. И я вовсе не местный, как и ты, я здесь без приглашения.

– Судя по тому, что я сейчас видел, – скривил губы Эррон, – ты либо хороший фокусник, либо маг, в существование которых я еще пару часов назад не верил.

– Различие порой очень расплывчато, – парировал нравоучительным голосом Нерон.

– Тогда разве ты не должен быть древним старцем с длинной седой бородой?

– Нонсенс! – отпрянул маг. – Конечно, у нас у всех однажды будут седые бороды, но пока что я, как видишь, не стар, и в известной степени пользуюсь успехом у придворных дам.

– Выходит, ты не заодно с Маликай?

– Ни в коем случае! Я пытался выяснить ее планы, но вместо этого подслушал ваш разговор с помощью него, – Нерон погладил сидевшую у него на плече большую черную птицу, на которую Эррон почему-то только сейчас обратил внимание. – Это коккельфлиг, они обладают феноменальным слухом. Могут парить на высоте в несколько километров и выслушивать, где выбираются на поверхность кроты, на которых потом и охотятся. Весьма полезная способность, когда не можешь подобраться близко к цели.

– Почему нет, если ты умеешь становиться невидимым? – выразил сомнение наемник.

– О, друг мой, это не сработает! У Маликай нюх на колдунов, в буквальном смысле. Проберись я внутрь, она бы это почуяла, и в один момент внезапно появилась бы у меня за спиной и БАМ – разрубила бы мое бесценное тело напополам!

Нерон вел изложение с театральным пафосом, активно размахивал руками, имитируя удары мечом, и вообще выглядел так, будто был возбужден мыслью о том, как его разрубают напополам.

– Тогда сейчас зачем пришел?

Эррона начинала раздражать непоследовательность эксцентричного мага, которую тот, кажется, совершенно не замечал или, по крайней мере, полностью игнорировал.

– Я СЛИШКОМ заинтересовался, когда ты сказал, что был отправлен сюда из будущего неким волшебником, – Нерон без тени застенчивости разглядывал лицо собеседника с расстояния в десяток сантиметров. – Ради знаний о таком я был готов рискнуть жизнью! Да и потом, коккельфлиг говорит, что Маликай покинула замок с отрядом солдат, так что у меня есть шанс исчезнуть до того, как она вернется. Ну да черт с ним, расскажи мне все!

– Нечего рассказывать, – Эррон постарался отстраниться, насколько ему это позволяла цепь, – я был загнан в угол, как вдруг меня куда-то перенес человек, назвавшийся Маоди Эльфур Трансклазиус. Твой дружок?

– Увы, никогда не слышал о таком, – торопливо ответил Нерон. – Ну же, продолжай!

– Он сказал, что в обмен на спасение отправит меня в прошлое с заданием. Правда при перемещении память, похоже, повредилась, поэтому о задании я ничего не помню. Ну и вот я здесь. Остальное ты, видимо, и так знаешь.

Эррон надеялся, что невзрачность истории побудит колдуна уйти.

– Потрясающе! – реакция Нерона была прямо противоположной. – Значит, тебе довелось лицом к лицу столкнуться с магом Логоса.

– Понятия не имею, что это значит, – буркнул наемник.

– Подавляющее большинство магов, включая меня, владеют лишь так называемой вторичной магией: умением рекомбинировать элементы окружающей реальности, – Нерон, похоже, получил долгожданную возможность прочесть лекцию. – Но те, кому ведома магия Логоса, способны изменять саму суть реальности, подобно творцам.

– Хочешь сказать, они вроде богов, и этот засранец может даже изменить ход времени?

В голосе Эррона слышался явный скепсис.

– Магия Логоса действительно способна на такое, но ее адепты все же не боги, а люди, и их силы ограничены. Объясню: допустим, он хотел изменить ход времени, но был не способен сделать это напрямую. Тогда, вместо этого, он мог инициировать цепь событий, которая приведет к желаемому результату, зачем и отправил тебя в прошлое. Конечно, это лишь мои догадки, – тут Нерон расстроенно потупил взор. – Знаешь, я ведь и сам пытался проникнуть в суть магии Логоса, но, по-видимому, оказался недостаточно талантлив для этого, как, в общем-то, и все, кого я знал, так что…

– Ладно, это все ужасно интересно, – Эррон поспешно прервал назревающий монолог, – но как насчет услуги за услугу? Помоги мне выбраться.

– Для тебя, друг мой, все что угодно, – Нерон говорил нараспев. – Сейчас я расплавлю эти оковы в мгновение ока.

– Подожди-подожди, нельзя ли как-нибудь по-другому? – наемник отступил на шаг назад. – Мне еще нужны мои руки.

– Что ты хочешь, чтобы я сделал с чугуном? – возмутился маг. – Не могу же я превратить его в куриные перья!

– Тогда расплавь цепи, а сами оковы пусть пока останутся на мне.

Нерон кивнул и взялся руками за цепь, которая очень быстро раскалилась, и размякший металл стал стекать по крючковатым длинным пальцам, что, впрочем, похоже, совсем им не вредило. Все произошло так быстро, что сами наручи не успели даже особо нагреться. Маг отряхнул ладони от капель твердеющего металла и радостно сообщил:

– Ну, вроде как поздравляю с освобождением!

– Ага, теперь я всего лишь заперт в другом времени, – наемник потянулся и потер запястья под наручами.

– Тут я тебе, к сожалению, ничем помочь не смогу. Я ведь не маг Логоса.

– Зачем ты хотел выяснить планы Маликай? – ни с того ни с сего поинтересовался Эррон.

– Я верно служу королю Фаэну, – не без гордости ответил Нерон. – И, если ты не в курсе, они с Маликай воюют. Вот я и пытаюсь внести свою лепту.

– Почему они воюют?

– А из-за чего обычно воюют люди? – маг нашел вопрос тривиальным. – Расходятся во мнениях, а слов для разрешения противоречия не хватает.

– Да, но мне показалось, что Маликай ненавидит своего отца, – продолжил Эррон.

Уловив корень любопытства собеседника, Нерон пояснил:

– Большинство людей похожи на тупых индюшек: они быстро забыли о подвигах, совершенных королем во имя спасения нашей страны. Сегодня не все поддерживают правление Фаэна, и Маликай ведет этих мятежников за собой, хотя порой лично ее поступками действительно движет ненависть.

– А причина?

– Что? Ах, да! – Последний вопрос отчего-то застал Нерона врасплох. – Некоторое время назад король отверг ее притязания на престол… полагая, что из женщины не выйдет хорошего правителя. Теперь Маликай как обиженный подросток пытается доказать, что достойна короны больше, чем ее отец. Вот уже год эта война изнуряет нашу страну, но, к счастью, через несколько часов она закончится.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Королевские войска и весь орден Альбиона тайно совершают ускоренный марш сюда в Глоринген. В самый темный час суток они нанесут внезапный удар, и Маликай к этому не готова. Эта битва станет последней, – маг схлопнул ладони, словно показывая, как все закончится.

– Не слишком-то тайно, если перед ними шествует один чудаковатый маг, извещающий об этом каждого встречного, – усмехнулся наемник.

– Ох, и правда, возможно мне не стоило говорить об этом в слух, – смутился Нерон.

– Расслабься, меня ваши распри не касаются, – Эррон вдруг подозрительно прищурился. – Подожди-ка, ты сказал, что Маликай не готова к неожиданному нападению. Но на военном совете она упомянула, что не все рыцари Альбиона преданы своему королю, как он полагает.

– Что!? Предатель в ордене Альбиона? Невозможно! – маг обернулся вокруг своей оси. –Хотя, если подумать, Маликай и сама когда-то входила в число избранных, и у нее не было причин лгать своим людям. Скажи же, про кого она говорила?

Эррон пожал плечами.

– Имен она не называла.

– Проклятье! – воскликнул Нерон. – Как бы то ни было, я должен предупредить короля. Но он доверяет любому из своих рыцарей куда больше, чем мне. Он не станет меня слушать. Возможно, ты смог бы его убедить.

Это предположение показалось Эррону абсурдным даже на фоне собственной абсурдности собеседника.

– Прости, а с чего ему верить пришельцу из будущего?

– Ни с чего, но клянусь, – Нерон положил руку на плечо модификанту, – это единственный шанс.

– Не уверен, что мне нравится эта затея, – Эррон демонстративно убрал руку мага со своего плеча. – Меня приняли за шпиона здесь и чудом не казнили, а теперь ты предлагаешь мне отправиться в противоположный лагерь и рискнуть еще раз.

Нерон вернул руку на плечо наемника.

– Фаэн не Маликай. И в любом случае оставаться здесь нет никакого смысла.

– Ну хорошо, и как мы выберемся из замка?

– Не выберемся – улетим!

– Забыл захватить из будущего что-нибудь, на чем можно летать.

– Не беспокойся насчет этого, я ведь как-никак маг. И у меня есть идея: я на время сделаю твое тело и одежду такими же легкими как воздух, так что ты сможешь по нему «плыть».

– Уверен, что это сработает? – без особой надежды в голосе спросил Эррон.

– Ни разу не пробовал, – Нерон не выглядел обеспокоенным.

– Отлично, – с сарказмом буркнул наемник. – Тогда вперед.

Нерон стал ходить кругами, бурчать себе что-то под нос, делать пассы руками. Эррону показалось, что подобные действия не имеют никакого отношения к магии, а служат просто для придания уверенности. Скорее всего, так оно и было. Однако затем в воздухе повисло напряжение, можно даже сказать, пошла дрожь, как будто повсюду проскакивали мельчайшие электрические разряды. Наемник вдруг почувствовал, что его ноги отрываются от земли и плавно взмывают над головой. Маг затараторил:

– Да подожди ты, не дергайся! Я пытаюсь равномерно облегчить твое тело.

– Я не дергаюсь, – крикнул в ответ модификант, – меня, черт возьми, сдувает ветром!

– Ну же, давай, греби!

Эррон и стал грести. Сначала у него получались судорожные движения, словно он заново учился плавать. Он несколько раз ударился о купол как воздушный шарик с гелием, затем врезался в одну из колонн, но постепенно приспособился к новообретенному умению, взлетел над колокольней и стал размахивать руками, чтобы удержаться «наплаву». Вслед за ним взлетел Нерон. Он, скрестив ноги, восседал на небольшом облаке тумана, такого же как тот, из которого вначале появился. Птица коккельфлиг кружила рядом.

– Мне нельзя было сделать что-нибудь похожее? – Эррон сердито покосился на мага, продолжая неловко размахивать руками.

– Конечно, нет! – фыркнул Нерон, – Ты, очевидно, совсем ничего не смыслишь в магии.

– Ну да…

– Нужно торопиться! Полетим над лесом на северо-восток прямо к главному тракту, – маг указал рукой направление, – если будем держать хорошую скорость, то встретим королевское войско милях в десяти от твердыни Маликай.

Как назло, налетел встречный ветер. Оказалось, что плавать в воздухе в таких условиях даже тяжелее, чем в воде. Но, по крайней мере, этот способ передвижения был быстрее и безопаснее, чем пеший проход через лес на виду у часовых. Невзирая на прохладную погоду, с Эррона стекали ручьи пота. Нерон же сидел на своем облаке как джинн и игрался с мячиком из волшебного тумана. Наемник попытался представить, как нелепо их полет должен выглядеть со стороны, даже коккельфлиг куда-то исчез, видимо, не желая летать в такой странной компании. И в этот самый момент кто-то, вероятно, думал о том же, поскольку снизу послышалось негромкое ржание лошадей.

– А вот и наши друзья! – воскликнул Нерон. – Следуй моему примеру и делай, что я тебе говорю.

– Конечно, как скажешь, босс. Теперь помоги мне приземлиться.

С натугой отвечая, Эррон стал грести в направлении земли, но Нерон не дождался, пока тот достаточно снизится, и вернул ему естественный вес прямо в воздухе. В результате наемник рухнул метров с десяти прямо перед вороной лошадью в роскошной попоне. Рядом с ним элегантно спрыгнул со своего облака волшебник. На место сразу прибежали несколько пехотинцев с копьями.

– Стой, кто идет!? – Рыцарь в блестящих белых доспехах, восседавший на лошади, выхватил меч, но тут же убрал его. – А, это ты, Нерон. Что тебе здесь нужно?

– Пришел засвидетельствовать свое почтение, сэр Венгермонд. – маг поклонился в пояс.

– Оставь свое лицемерие! – рявкнул рыцарь. – Ты прекрасно знаешь, что я тебя терпеть не могу, поэтому говори, зачем пришел, а потом проваливай!

– Мне нужно передать Его Величеству важную информацию, – невозмутимо ответил Нерон.

– А это кто? – рыцарь указал на Эррона.

– Мой добрый друг, я ручаюсь за его благонадежность, – маг хорошо знакомым образом водрузил руку на плечо модификанта.

– Хорошо, – Венгермонд хмуро посмотрел на любителей полетать после заката. – Я возглавляю авангард, а король и другие рыцари находятся с основными силами дальше по тракту. Пропустите их!

Копейщики расступились, и парочка побрела по дороге в направлении крупного отряда, о приближении которого свидетельствовал ритмичный стук сапог о землю. Эррон первым прервал молчание:

– Похоже, рыцари тебя не особо любят.

– Рыцари и маги вообще плохо ладят, поскольку в повседневной жизни обычно пытаются друг друга убить, – Нерон развел руками. – Я преданно служу королю, как и члены ордена Альбиона, но историю вражды наших братий за день не перепишешь.

– Преданно? – скривился Эррон. – Мне казалось, мы здесь как раз затем, чтобы изобличить изменника. Кстати, есть догадки, кто может им быть?

Нерон отрицательно помотал головой.

– Никто не идеален: кого-то гложет алчность, кого-то – зависть, а кого-то – тщеславие. Но настоящего рыцаря такие помыслы не смогут заставить забыть о чести и долге. Причина должна быть в другом.

Впереди показались колонны солдат. Несколько всадников отделились от отряда и рысью повели своих лошадей в направлении странного вида гостей. Это были рыцари, облаченные в белые доспехи, высокие как на подбор; все, кроме одного. Именно ему маг и поклонился в пояс, промолвив:

– Ваше Величество, могу я попросить у вас аудиенции?

– Ты выбрал неподходящий момент, – король наградил мага взглядом осуждения. – Неужто забыл, зачем мы здесь?

– Мне это прекрасно известно, и у меня есть очень важные сведения, касающаяся грядущего сражения.

– Тебе удалось что-то узнать? – спросил король. – Тогда говори.

Эррон совершенно иначе представлял себе легендарного Фаэна. Он ожидал увидеть могучего воина в шлеме-короне, широкоплечего, с громогласным голосом и мечом под два метра длины за спиной. Вместо этого его взору предстал довольно хрупкий светловолосый мужчина лет тридцати, который не вполне утратил юношеские черты лица. Из королевского на нем была только синяя накидка, украшенная вышитым перекрестием трех золотых мечей, а доспехи были гораздо проще и легче, чем у прочих рыцарей. Оружия при монархе и вовсе не было.

– Простите мою дерзость, – продолжил Нерон, косясь на рыцарей, – но эти сведения я могу сообщить только вам и никому другому.

Фаэн сурово покачал головой.

– Ты знаешь, что у меня нет секретов от друзей.

– Вовсе не нужно делать это секретом, – Нерон говорил мягким и лестным голосом. – Вы сможете все рассказать остальным позже за кубком доброго вина. А пока что прошу, Ваше Величество, хоть раз доверьтесь мне и выслушайте.

– Да будет так, – король тяжело вздохнул. – Но лучше бы тебе сказать что-то важное.

Он махнул рукой, и рыцари взяли ход обратно к отряду.

– Что ты хочешь мне сообщить? И кто этот человек с тобой?

Маг откашлялся и проговорил:

– Это странник из далеких земель, волей случая попавший в плен к Маликай. Мне удалось освободить его, а он в благодарность сообщил информацию, подслушанную на военном совете неприятеля.

– Не знал, что Маликай приглашает на совет пленников, – короля не убедили объяснения Нерона.

– Это и была причина, по которой я попал в плен, – пояснил Эррон. – Ваше Величество, уверен, у вас нет времени на то, чтобы слушать истории авантюриста в деталях.

– Ты прав, – король благосклонно воспринял посыл наемника, – говори кратко и по делу.

Эррон приглушил голос.

– Маликай известно о нападении.

На Фаэна эти слова не произвели особого впечатления.

– Даже если ее дозорные заметили приближение наших войск, то сейчас уже слишком поздно, она не успеет как следует подготовиться к обороне.

– Я не совсем это имел в виду, – продолжил наемник. – Ей давно было известно о готовящемся нападении. Это ловушка.

– Что!? – не поверил своим ушам король, – Откуда она могла узнать?

– Она упомянула, что среди рыцарей Альбиона есть предатель.

Эти слова Эррона немедленно вызвали гнев монарха:

– Ты смеешь сомневаться в верности тех, кто принес клятву перед святыней Альбиона!?

– Ваше Величество, прошу, поверьте! – вмешался Нерон. – Я могу поручиться за то, что у этого человека нет причин лгать.

– Слово колдуна и незнакомца против слова рыцаря? Вы оскорбили славных героев валорийской земли! Убирайтесь отсюда, или вам придется сразиться с теми, на чью честь вы посягнули!

Фаэн не стал больше слушать ни слова, он резко развернул коня и умчал в сторону головы отряда, продолжавшего маршировать по тракту. Эррон, которого вся эта ситуация вроде как не слишком-то касалась, выглядел раздосадованным.

– Как я и предполагал, он не поверил. Будь я на его месте, я бы тоже не поверил.

– Слушай, все не так плохо, – заверил маг. – На данный момент мы сделали, что могли. Не знаю, как обстоят дела в твое время, но в наше время короли всегда упрямы. Не стоит и рассчитывать, что правитель послушает своего советника с первого раза. Но если ты окажешься прав, то у Фаэна появится серьезная причина доверять тебе. Правда, если ты все же ошибся, то не исключено, что тебе действительно придется принять вызов от всех рыцарей Альбиона по очереди.

– Не хочешь же ты сказать, что устроил эту встречу, чтобы завоевать для меня доверие короля? – удивился Эррон.

Нерон, быть может, впервые принял по-настоящему серьезный вид.

– Я сделал это по многим причинам: во-первых и в главных, это мой долг, во-вторых, мне хотелось доказать, что иногда колдун может быть порядочнее рыцаря, ну и раз уж ты застрял в нашем времени без пути назад, то лучше быть другом короля, чем его врагом.

– Странный ты человек, раз помогаешь мне, – наемник исподлобья посмотрел на мага. – Хотя глупо отрицать, что помощь мне необходима.

Двое еще некоторое время в молчании плелись в хвостовой части отряда, где конные упряжки везли осадную технику. Средневековая ночь казалась непривычно спокойной гостю из будущего. По обочинам широкого тракта рос нетронутый цивилизацией лес, всюду пахло желудями, а в отдалении можно было слышать одинокую сову. Даже предстоящая битва рыцарей вызывала не страх, а некое давно утраченное чувство романтики. Вдруг покой и умиротворение прервал внезапный шум, донесшийся откуда-то спереди. Крики, ржание лошадей и лязг металла наводили на мысль, что сражение началось раньше времени.

– Скорее! – всполошился Нерон. – Надо проследить за королем и уберечь его от удара в спину!

Он вскочил на свое облако из тумана и полетел вперед на высоте в полметра от земли. Эррон бросился бежать следом. Здесь, на твердой поверхности он чувствовал себя гораздо увереннее, чем в воздухе, и мог бежать раза в два быстрее обычного человека.

Отряды временно остановили свой марш. Солдаты в колоннах тоже без сомнения слышали звуки боя, но соблюдали дисциплину и не двигались с места без приказа. Эррон и Нерон проносились мимо них по обочине тракта, привлекая всеобщее внимание. Когда двое достигли места битвы, все уже закончилось. На дороге и в лесу лежало несколько десятков тел. Судя по расцветке, большинство из них сражались за Маликай. Немного в отдалении король Фаэн, сэр Венгермонд и еще несколько рыцарей в белом о чем-то совещались. Нерон рассеял облако и подошел к одному из солдат авангарда, которые сейчас занимались тем, что оттаскивали в сторону тела погибших. Он спросил:

– Что здесь произошло?

– Авангард попал в засаду, – отвечал пехотинец, – но врагов было совсем немного. Нас как будто пытались задержать.

Тем временем к королю и командирам подбежал запыхавшийся гонец. Несмотря на приличное расстояние, Эррон мог слышать их разговор с помощью слуховых имплантов, Посыльный сообщил:

– Ваше Величество, вражеские войска покидают твердыню и пытаются скрыться в лесу на востоке!

– Ясно, – ответил король, – если бы они остались в замке, то были бы вынуждены стоять насмерть. Вместо этого они решили спасаться бегством и сохранить часть войска. Не самый плохой ход, учитывая, что мы сильно превосходим их числом и вооружением.

В этот момент подбежал еще один взмыленный гонец и прохрипел:

– Разведчики заметили Маликай! Она с небольшим отрядом уходит в сторону реки.

– Бросает свои войска!? – презрительно бросил Венгермонд.

– Хочет подстраховаться на случай, если план по отступлению провалится, – заключил король. – У нее на реке наверняка должен быть транспорт, и если она его достигнет, мы уже не сможем до нее добраться. Если Маликай сбежит, война разгорится с новой силой. Нужно во что бы то ни стало ее поймать.

– Ваше Величество, – обратился к королю один из рыцарей, – для погони потребуется конница.

– Времени на сборы нет. Я с отрядом Гартера отправлюсь за Маликай, – громко сказал Фаэн, и к нему тут же подъехал всадник, которого, по-видимому, упомянул король.

–Ваше Величество, Маликай опасна, позвольте рыцарям Альбиона сопровождать вас, – попросил Венгермонд.

– Нет, – отрезал король, – нельзя оставлять армию без командиров. Продолжайте придерживаться задуманной тактики. Разбейте оставшийся гарнизон, займите замок и, по возможности, не дайте противнику отступить. Но избегайте лишних жертв, все-таки эти воины – тоже сыны Валории.

– Да, мой король.

Сэр Венгермонд и другие рыцари были явно разочарованы, что не смогут поучаствовать в победе над Маликай, но без возражений разъехались каждый к своему подразделению и приступили к развертыванию войск в поле перед замком для предстоящего штурма. А Фаэн и десяток всадников карьером помчались вдоль лесной полосы в сторону предполагаемого пути бегства вражеского лидера. Эррон высказал компаньону свои соображения:

– Маликай наверняка предвидела, что в королевской армии будет мало кавалерии, ведь при штурме крепостных стен от нее мало толку. Отступление может быть разыграно специально, чтобы заставить короля отделиться от войска и заманить его в ловушку. С другой стороны, все рыцари Альбиона остались здесь, а значит, предатель не выдаст себя.

– Нет, не все! – маг с силой хлопнул себя по лбу. – Как же я сразу не догадался! Теперь мне понятно, что произошло, и кто предатель. Скорее же, мы должны их догнать! Король в смертельной опасности!

– Я бегаю быстрее человека, но не быстрее лошади, – с прохладцей заметил модификант.

Последние осадные машины еще не успели покинуть тракт и выехать на открытую местность, тогда как практически все отряды пехоты уже либо построились на равнине, либо маршировали наперехват тянущимся из замка обозам. Идея созрела сама собой. Эррон подошел к солдату, который возился со специальным гарпуном для баллисты и похлопал того по спине со словами:

– Эй дружище!

– Чего тебе, чужак?

Солдат едва успел закончить фразу, как смачный удар в лицо отправил его в нокаут. Напарник, правивший лошадьми, хотел было вступиться за товарища, но вместо этого плавно взмыл в воздух и по дуге отправился в ближайшие кусты. Это Нерон подключился к делу. Эррон забрал меч у отключившегося воина и махом перерубил постромки. Прежде чем солдаты неподалеку сообразили, что происходит, наемник уже запрыгнул на лошадь и устремился вслед за отрядом короля. Рядом на своем излюбленном облаке парил Нерон.

– Не думал, что навыки верховой езды мне пригодятся, – прокричал, заглушая свист ветра, Эррон.

– Неужели в твоем времени простого наемника все время возят в карете? – удивился маг.

– Забудь, – Эррон понял, что разница во времени слишком велика для подобных разговоров.

Когда двое вошли в лес, скорость пришлось изрядно сбавить, но беглецы во главе с Маликай, похоже, не успели далеко уйти, так как отряд короля настиг их и связал сражением. Несколько бойцов и лошадей лежали на земле без движения. Немного впереди около одной из сосен сидел Гартер с арбалетной стрелой в ключице и рассеченным сухожилием на правой ноге.

– Где король? – спросил Нерон, притормозив рядом с воином.

– Ушел вперед, – через боль ответил Гартер. От меня толку не будет, но из отряда Маликай кроме нее самой, кажется, никого не осталось. Надеюсь, Его Величество справится.

– Держись, мы вернемся за тобой! – улетая крикнул маг.

Несмотря на стену сосновых стволов, тепловое зрение Эррона могло различить четыре силуэта на расстоянии в несколько сотен метров. Один шел впереди, остальные три преследовали его. Еще несколько минут погони вывели преследователей на каменистый берег реки. Лошадь здесь могла легко оступиться, поэтому Маликай на ходу выпрыгнула из седла и приняла боевую стойку. Солдаты Фаэна спешились следом и бросились на нее.

– Стойте!

Прокричал им Фаэн, но было уже поздно. Маликай резким рывком в сторону оставила одного из солдат за пределами досягаемости его атак. Второй ударил ее, но девушка парировала так, что меч противника ушел в сторону, заставив того открыться, после чего последовал незамедлительный выпад, пронзивший грудь воина. Оставшийся в живых солдат бросился на Маликай, он несколько раз попытался ударить ее, но она просто уклонилась от атак, а затем, подгадав момент, описала своим мечом широкую дугу, который полоснул острием по незащищенной шее противника. Кровь тут же заструилась по нагруднику, и воин, издавая захлебывающиеся звуки, повалился на землю.

– Смотрите-ка! – с кривой усмешкой проговорила Маликай, глядя на подоспевшего Эррона. – Неужели кто-то раскаялся за совершенный побег и решил вернуться с повинной? А ты, Нерон, должно быть, и был тем мерзавцем, кто помог моему обожаемому пленнику сбежать.

– Довольно, Маликай! – оборвал ее Фаэн. – Я больше не позволю тебе проливать кровь других. Мы уладим наши разногласия в поединке один на один.

Затем он повернулся к Эррону и Нерону:

– Вы двое, даже не пытайтесь вмешиваться!

– Я бы с удовольствием, – коварно ухмыльнулась Маликай, – но вот незадача, сегодня не я одна хочу уладить с тобой разногласия.

Тут все разом заметили, что вдоль берега не спеша бредет рыцарь. Его шлем был белым, как и у других рыцарей Альбиона, но доспехи были черными словно уголь. Подойдя ближе, загадочный воин снял шлем и отшвырнул его в сторону, прямые белые волосы упали на наплечники, а большие печальные глаза как будто смотрели в пустоту.

– Альберт? – удивился Фаэн. – Как ты здесь оказался?

– Прости меня, мой король, – тихим, но твердым голосом сказал Альберт, – из меня вышел плохой рыцарь Альбиона. Я не выполнил задание, вместо этого я узнал ответы на вопросы, которые предпочел бы не знать никогда.

С этими словами рыцарь обнажил меч. Фаэн выглядел ошарашенным, но ничего не сказал.

– Двое на одного – не совсем честная битва, – заметила Маликай, – с другой стороны у тебя есть Энтропос, это уравновешивает шансы.

– Не сделай ошибки, думая, что я с тобой на одной стороне, отродье, – бросил Альберт в сторону девушки, – я лишь хочу отомстить.

– Как угодно, – безразлично пожала плечами Маликай, – хотя знаешь, в желании отомстить я разбираюсь много лучше других.



[1] Текст серии частично сокращен для соответствия формату конкурса.

-2
04:50
527
00:22
Ну вот это совсем обидно. Конкурс-то рассказов! А не частей чего-то большего. Как теперь оценивать эту работу?
Из всего мне понравилась идея и диалоги.
Написано хорошо, но были ляпы, описки и нестыковки. Например, захлебывабщиеся звуки.
Происходящему как будто не хватает эмоциональности.
Mik
12:36
+1
Общее впечатление:
Сразу можно сказать, что у этого конкурсного текста один большой недостаток: это не рассказ, а часть большого произведения, первая глава. И если бы глава писалась как самостоятельная история (как, например, в «Последнем желании» Сапковского), то ещё бы ничего. Но финал обрывается совершенно неожиданно.
Будем считать, что автор просто выложил работу, чтобы увидеть отзывы, получить оценку со стороны. Это тоже неплохо)

Сюжет
Итак, есть сюжет. Наёмник из мира будущего попадает в государство Валория, где ему предстоит совершить нечто. Что именно, он и сам не помнит. Это плохо, потому что читатель не понимает, зачем он всё это читает. Ну, ладно, может дольше будет понятней? К сожалению, нет. К концу текста (главы?) мы так и не узнаём, зачем героя заслали в прошлое. Всё время у него одна цель: выжить и понять, что происходит. Выжить удаётся, понять – нет.
Линии второстепенных персонажей более понятны. Гражданская война, в которой неясно, кто добрый, кто злодей. Рыцари, маги. Атрибуты классического фэнтези. Герой вроде бы занимает нейтральную сторону.
Линии сюжета, которые начинают сплетаться, никуда не приводят.

Главный герой
Суперсолдат из Будущего, отправленный для… для чего-то. Почти классический «попаданец». Почти – потому что не из нашего мира, а из того же, фантазийного, только из будущего. Уже хорошо, отход от штампа. Плохо, что суперсолдат. Впрочем, героя из него не получилось. В первой же схватке берут в плен, освобождается он при помощи мага, и свою «крутость» никак не оправдывает и не показывает. Чего хочет, не знает. Но знает, что ему предстоит важное задание. Поэтому выкладывает информацию первым попавшимся типам, вначале опасной девчонке, которая пленила, потом магу, который освободил. Какой-то неумелый супергерой.
Большой недостаток – то, что герой весь текст плывёт по течению. Он не принимает решений, он – статист, который созерцает происходящее. Его пленяют, потом спасают, потом говорят: полетели туда, и он летит, потом говорят: побежали спасать короля, и он бежит. Пассивный герой. За его приключениями не хочется следить.
Вместе с тем, потенциал у персонажа есть. Возможно, в следующих главах автор покажет, какие у него сверхспособности и что он может совершить.

Мир
Стандартный фентезийно-средневековый мир. Действие происходит в замке, который, видимо, находится в горах, потом в лесу. Магия, холодное оружие, лошади, рыцари. Каких-то особенных фишек, характерных для мира, не наблюдается.

Описание места действия
Где всё происходит: каменный замок, с колоннами, тёмными коридорами, большими залами. Потом башня, потом лес подле замка. Подробных описаний нет, но схематичная картинка подана.
Основные факты по миру мы узнаём напрямую из диалогов героев: вопрос-ответ, вопрос-ответ. Таким приёмом можно пользоваться, но лучше разбавлять его другими способами.

Представление персонажей
Здесь уже лучше. Вначале мы знаем только имя главного героя. Потом узнаём, что у него есть импланты. То, что он сверхсолдат из будущего, становится известно постепенно благодаря деталькам:
Нормализовав свою функцию, слуховые импланты начали улавливать неразборчивые голоса

Шаги были привычно тихими, обычный человек бы их не услышал

Тепловое зрение подсказывало, что в зале никого не осталось

То есть герой описан хорошо: опосредованно и постепенно. С остальными персонажами хуже – дается лишь несколько описательных фраз на каждого:
беловолосая девушка в латах на ногах и весьма откровенной, перетянутой толстым ремнем, красной тунике на теле

И что значит «весьма откровенная туника»? Очень общее описание.
постепенно вырисовался силуэт высокого костлявого человека. Его худобу не могли скрыть даже полы длинной мантии, в которую он был облачен. На голове у него была копна растрепанных волос с проседью, а лоб был прорезан морщинами. Впрочем, несмотря на эти черты, нельзя было сказать, что человек стар, скорее, его внешний вид был обусловлен нездоровым рационом и пренебрежением тренажерным залом.


Язык
Тут есть к чему стремиться. Много неуклюжих фраз, например:
тьма вокруг уже не казалась такой трансцендентной

Трансценде́нтность (трансценденция, прил. трансценде́нтный; от лат. transcendens — переступающий, превосходящий, выходящий за пределы) — философский термин, характеризующий то, что принципиально недоступно опытному познанию или не основано на опыте. Википедия.
Почему нельзя просто написать «непроницаемой»?
Эррон распознал в антураже громадный коридор

Убирайте это дурацкое «в антураже»: Эррон распознал громадный коридор.
с которых полз слабый свет

Может ли свет ползти?
освещенный канделябрами зал

Светят не канделябры, а свечи, которые стоят в канделябрах.
бесшумными шагами поднялся вслед за ней

Просто: бесшумно поднялся вслед за ней.
Кое-где злоупотребление глаголом «быть»:
Его худобу не могли скрыть даже полы длинной мантии, в которую он был облачен. На голове у него была копна растрепанных волос с проседью, а лоб был прорезан морщинами. Впрочем, несмотря на эти черты, нельзя было сказать, что человек стар, скорее, его внешний вид был обусловлен нездоровым рационом и пренебрежением тренажерным залом.

В целом объём текста легко можно ужать на четверть, и он не потеряет от этого ничего.
Есть и плюсы: отсутствует откровенный канцеляризм; большая часть текста читается легко. В целом понятно, что изображает автор.

Атмосфера, эмоции
С этим всё туго. Атмосферы нет. Эмоций тоже. Герой всё воспринимает очень ровно, так же обстоит дело и другими персонажами. Всё очень схематично, как в старой компьютерной игре. Есть попытки показать эмоции в разговорах, но уж очень они топорные.

Название
«Рыцарь и крестьянка. Серия 1: Если дороги сходятся».
Ну и что? Какой рыцарь? Какая крестьянка? Название не соответствует содержанию. Не несёт никакой идеи. Не связано с текстом. Средней завлекательности.

Первая фраза
«Где я? Как я сюда попал?», – Эррон медленно приходил в себя, лежа спиной на неровном каменном полу.

Не то, чтобы очень завлекательно. Но какой-то вопрос поставлен. Читатель, конечно, тоже не понимает, кто такой Эррон и как он туда попал. В принципе, интрига завязана. Нормально.

Диалоги
Плохие диалоги. Механический обмен информацией. Скорее, для читателя, чем для самих героев.
– Сей странный орнамент, нечеловеческие глаза, даже твой голос – все это выдает, что твое тело было подвергнуто изменениям. Такое мог сделать только маг, но от тебя магией и не пахнет. Значит, кто-то другой сделал это с тобой. Я права? – Что ж, пользуясь вашей терминологией, наверное, это можно назвать магией, – Эррон ломал голову, как объяснить, что такое генная инженерия и киберимплантация, представительнице средневековья. – Но там, откуда я прибыл, таким изменениям подвергаются многие. – И откуда же ты прибыл? – продолжала Маликай. – Валорийский явно не твой родной, но акцент я не узнаю. – В это может быть трудно поверить, – наемник потягивал вино из горлышка бутылки, – мне и самому непросто, но я попал сюда из будущего. – И правда трудно. Возможно, мне бы стоило задуматься над тем, чтобы отрезать тебе язык за подобную дерзкую ложь, – рука девушки скользнула на эфес. – С другой стороны, ты якшался с магами, отметки на твоем теле – тому доказательство. Да будет так, пока можешь считать, что я тебе верю. Расскажи мне больше. – Нас называют модификантами. В будущем существует организация, по неизвестным мне причинам никому не подчиненная; она, помимо прочего, занимается созданием таких как мы. Из нас делают суперсолдат. – Суперсолдат? Что это значит?

В диалогах нет напряжения, нет конфликтов. Один спрашивает, другой отвечает. Вопрос-ответ.
Недостоверно: герой выкладывает болезненные воспоминания из своего детства первой встречной.

Грамотность
С орфографией в целом порядок. А вот с пунктуацией не совсем.
«Где я? Как я сюда попал?», – Эррон медленно приходил в себя,

– Но госпожа!?

– Стой, кто идет!?

«Ура!!!», – рыцари подняли кубки,

«наплаву»

Раздельно.

Идея
Невозможно понять, закладывал ли автор идею, потому что это часть большого произведения. Идеи не видно, значит, считаем, что её нет.

Тигель (мотивации персонажей)
Эррон – не знает, чего хочет, плывёт по течению
Маликай – захватить трон
Король – сохранить трон
Нерон – помочь королю справиться с Маликай
Альберт – отомстить.
Все, кроме главного героя, действуют логично.

Итог: имеем скучноватый рассказ с безликим героем в декорациях фэнтези с попаданцем. Текст перегружен лишними подробностями и пустыми разговорами.
Что бы я рекомендовал: дать читателю как можно раньше причину сопереживать герою. Ну и больше редактуры.
Успехов автору!
Империум

Достойные внимания