Эрато Нуар №2

Триаптерия

Триаптерия
Работа № 531

1

Выйдя из прохладной океанской воды, я почувствовал, что наконец проснулся, поднял голову и увидел зрелище, захватывающее дух. Утреннее солнце, левая часть которого скрылась за горой на востоке, поднималось с горизонта на фоне остывающей желто-оранжевой пустыни. Эта пустыня была похожа на ставший мне ненавистным за долгое время нашего путешествия океан, где холмы и холмики напоминали волны побольше, среди которых словно застыли волны поменьше. На западе виднелся второй пик горы, чуть выше первого. У обоих пиков рядом с вершинами были видны сквозные отверстия, через которые, как говорят местные, за день проходит солнце. Пики, называемые “глазами Дьявола”, были похожи на что угодно - пробитые рога, дырявые клыки, выпуклые ноздри, но никак не на глаза. Оставшаяся позади меня Виенна неслышным мне шепотом закончила раздавать указания второму гребцу, который привязывал лодку швартовым тросом к колу.

Оторвав взгляд с монументального пейзажа местных гор, я продолжил идти и увидел, как на этом живописном фоне о чём-то спорили три нескладно выглядящие фигуры, на головах которых были намотаны какие-то тряпки, казалось, полностью скрывающие их лица. Они появились из-за невысокого холма, который я видел ещё с лодки. Видимо, увидев Виенну, они перестали идти нам навстречу и остановились, продолжая что-то обсуждать и активно жестикулировать. То, о чём они говорили, было невозможно разобрать. Под ногами уже шуршал сухой песок, облепивший мои ноги до щиколоток. Подходя ближе я заметил, что на уровне глаз у наших встречающих была видна небольшая прорезь. Остановившись перед ними, я смог заглянуть в глаза одному из них. Тускло-зеленые, цвета болота, в них было видно удивление. Наше неожиданное прибытие их явно озадачило. Незнакомцы были одеты в почти полностью скрывающую тело одежду. На ней не было никаких опознавательных знаков, она была сделана из одного и того же материала, и единственное, что выглядывало из-под ткани - слегка оголенные, загорелые кисти рук. Инквизиторы[1] внимательно смотрели мне за плечо, скорее всего на Виенну, которая не торопясь шла за мной. Когда она поравнялась со мной, они все как один остановили свой взгляд на её белых рукавах, которые были прошиты золотыми нитями. Раздался низкий, глубокий голос:

-Мы рады Вас видеть, уважаемая крестиара[2].

Они все выровнялись в ряд и поклонились. Говорящий был ниже остальных, и, когда я заглянул в его тёмно-карие глаза, он почти брезгливо отвёл взгляд, избегая контакта. Двое молчащих также смотрели лишь в её сторону, на меня никто не обращал никакого внимания. Скорее всего, из-за того, что я был в простой рубахе, которую взял ещё на Инкаттау, чтобы было не так жарко. Ветер поднял плотный вихрь песка, и в воздухе повисла явно неловкая пауза.

-Мы не ожидали вас так скоро.

В воздухе снова повисла пауза, на этот раз без участия ветра. Всё это виделось мне весьма подозрительным: насколько мне известно, вместо этих троих нас должен был встречать всего один человек, отвечающий за передачу артефактов с острова. Более того, я не видел поблизости ни одного верблюда, на котором эти самые артефакты могли привезти. Немного прочистив горло, инквизитор продолжал:

-Предполагалось, что сюда прибудет лично господин Халон. Так было указано в письме.

Она сняла с ремешка небольшой кожаный футляр, достала из него свиток с пергаментом, повернула его печатью к говорящему. Он осторожно взял его из её рук и принялся рассматривать печать. Раздался спокойный, проникновенно-размеренный женский голос, выразительно расставляющий паузы, во многом благодаря которому она была выбрана в эксары[3].

-Тот, что подписан Сениаром[4] Халоном, прочтите вслух, если умеете. А то мало ли, вас не только не учили называть себя перед обращением, так ещё и каким-то чудом вы стали инквизитором, не умея читать.

Он немного опешил, но быстро взял себя в руки; его голос, правда, стал менее уверенным.

-Шаул, - он скорее кивнул, чем поклонился.

-Пирт, - человек посередине с высоким голосом и светло-карими глазами едва опустил голову.

-Герт, - человек с глазами цвета болота ответил глубоким басом и поклонился ниже всех.

-Виенна, Ирхул.

Я кивнул.

-Читайте.

Шаул уже успел развернуть свиток, нарушив печать, и достал два листа пергамента. Один из них он бегло рассмотрел и передал Пирту, а второй лист держал в руке перед собой, прочистив горло, он начал:

-При соответствии печати инквизиции Мирата на свитке и этом пергаменте прошу принять крестиара Ирхула и крестиару Виенну на острове, называемом на территории Инкаттау островом Дьявола. Крестиара Виенна по прибытии выступает в качестве временной вармеяры[5] от моего имени. При отсутствии на острове человека, чья власть больше звания вармеяра, приказы временной вармеяры Виенны не подлежат обсуждению и должны выполняться беспрекословно. При невыполнении её приказов ей разрешено применение высшей степени наказания от моего имени. Подписано: Сениар Халон.

Ещё раз рассмотрев печать, он заявил:

-Печать на свитке и пергаменте соответствует.

Он поклонился в пояс.

-Прошу простить нас, уважаемый Ирхул, госпожа Виенна, за это недоразумение.

Пирт и Герт молча повторили жест.

-Вы не обязаны знать меня в лицо, на мне ведь нет формы.

Заметила ли она, что их трое, вместо одного?

Виенна продолжала:

-С момента последнего письма прошло четырнадцать дней, или, как вы выражаетесь, тринадцать лун. Судя по тому, что вы находитесь здесь, в лагере что-то произошло. Ещё одна жертва? Вам должно было быть известно, что после смерти во время ритуала необходимо прекратить процесс, чтобы избежать аномалий.

Она внимательно смотрела на Шаула. Он ровно стоял, но его голос превратился во что-то похожее на блеяние овцы:

-Ситуация была описана не полно…

Резкий порыв ветра с песком перебил говорящего. Стало ясно, что говорить на открытой местности было крайне неудобно. Как только ветер утих, Виенна жестом руки приказала молчать и сказала:

-Герт, вам поручается сопроводить Ирхула до склада артефактов. Ирхул, проведите опись на складе артефактов, чтобы отчёт для Сениара был правдивым и достоверным. Надеюсь, там есть, где писать?

-Не самое удобное место, но есть.

-Этого достаточно. Пирт и Шаул отведут меня к старому лагерю и подробно опишут ситуацию на острове. Насколько я понимаю, днём идти в новый лагерь опасно из-за солнца?

-Так и есть, госпожа вармеяра, необходимо переждать зенит, и ближе к вечеру можно выдвигаться вглубь острова. Однако позвольте, возможно, стоит отправить Пирта вместе с уважаемым крестиаром?

-Я прекрасно знаю, что он отвечает за склад, но думаю, что Ирхул разберётся. Герт знает путь до склада?

В её голосе чувствовалась желчь, вызванная, видимо, тем, что её знания недооценили.

-Да, госпожа вармеяра.

-Вот и славно. Выполнять.

Железный голос, в котором чувствовалась власть. Я был очень доволен этим зрелищем. Она знала, что Герт родом с северных земель, за которые я какое-то время отвечал, и поэтому отправила его со мной. Он был одним из инквизиторов, ответственных за производство местных артефактов, которые служили для сельского хозяйства, а не войны. Несмотря на то, что из-за местной слегка мешковатой одежды было невозможно точно определить его телосложение, он выглядел несколько шире обычного ученого-ритуалиста. Мне необходимо завязать диалог.

-Странно. Я слышал, что вы сами обеспечиваете себя едой на этом острове, но до сих пор не увидел ни одного растения или животного…

-Наблюдательно. Вся живность находится около гор, там же мы выращиваем съедобные культуры.

-Из-за изломов[6]?

-Именно. Изломы и температура значительно ускорили формирование пустыни, превращая всё вокруг в мертвую зону.

-Сколько же тут было изломов раз всё так безжизненно?

-Около ста. Я здесь всего двадцать лет, и мы полностью закрыли лишь три в районе нового лагеря. Здесь работы хватит ещё на пару десятков жизней. Да и многие местные инквизиторы почти всю жизнь провели здесь, парочка даже родилась, пока всех женщин не вывезли с острова.

-Почему их решили вывезти?

-По правде сказать, даже у нас была пара случаев, когда обезумевшие набрасывались на спящих женщин. От такой жары многие могут сойти с ума. Женщинам здесь попросту небезопасно.

-Не возникает естественных желаний?

-Ещё как! Но женщин полно на Инкаттау. Многие даже выбирают себе там жен и в спешке проводят церемонии. Правда, из того, что я слышал, ничего хорошего из этого не выходит. Многие хотят быть женой инквизитора, особенно с островов. Почти у всех, кто работает здесь, есть документы с высшими печатями на землевладение. У некоторых уже есть выбранный участок, на который они собираются вернуться, как только отработают свой срок. Знаю пару историй о том, как девушки выходили замуж за инквизиторов и жили на их земле со своими любовниками и детьми от них. Некоторые даже навещали своих мужей во время отдыха на Инкаттау. В общем, не знаю, кому нужен этот фарс.

-Может тем, у кого договор на службу лет сорок?

-Мой договор даже больше. Но как можно верить местным женщинам? Мне пару раз приходили с животом и говорили, что ребёнок мой. Один раз даже подходила девка, которую не помнил совсем, а я, к твоему сведению, алкоголь вообще пить не могу. Правда, все до одной после того, как узнавали, что моя земля находится в северной глуши, бесследно исчезали вместе с “моим” ребёнком. Вот так вот у женщин с Инкаттау заведено. В нашем мире на каждом углу такой обман.

-Так и есть. Скучаешь по дому?

-Немного, но это место - мой второй дом. Мою родную деревню смогли засадить именно благодаря артефактам, меняющим свойства земли, произведенным здесь. Мой прадед был тут инквизитором, а бабка не умерла с голоду только благодаря местным артефактам и его труду. Я очень горжусь тем, что работал на этом острове.

Он нечаянно оговорился, но я сделал вид, что не заметил. Я задумчиво произнёс.

-Северные земли с плохой землей… Китар?

-Удивительно, что ты догадался. Моя деревня ближе к северной границе Китара.

-Гартонга или Нортарта?

-Гартонга. Впервые вижу человека, знакомого с такой глушью как Китар так хорошо. Местный?

-Нет, я с Унии. Но бывал в Китаре и даже в твоей деревне. Стало быть, ты сын Гарта, который сменил лишь одну букву в твоём имени.

-Вы знаете моего отца?

-Он безумно хвалился тем, что его сын смог стать инквизитором. У него хорошо шли дела, он даже мельницу собирался построить. Вы не переписывались?

-Мельница уже готова! Я переписываюсь только с матерью. В моём договоре было условие о том, что земля будет закреплена за ними, даже если она окажется стратегически важным объектом. Это стало моим главным требованием при переводе сюда.

-Наверное, тяжело здесь человеку, родившемуся на севере…

Он задумался и спросил:

-А что вы делали в моей деревне?

-В Нортарте открылся излом, и местные жители отказывались перебираться в вашу деревню или на другое место.

-Неудивительно! Слишком высокомерные от того, что у них мест для полей было больше. Ха! У нас была почти кровная вражда, правда, дальше брани на месте границы она не заходила. Тех, кто в наших краях устраивал заварушки с применением силы, косили под корень. Там ещё в те времена засела Сениара Энисс, если слышал о такой.

По моей спине пробежал холодок. Одно из немногих имён, которое оставляло у меня неприятный осадок во рту. Ужасающая женщина.

-Она ушла дальше, на север-восток, в сторону Рупеса. Теперь верховодит там.

-А что с Нортартой?

-Их долго пытались уговорить, но они окопались и стояли на своём. Теперь там лишь деревня-призрак, скорее напоминающая кладбище, да мертвые пустоши.

-Даже для них это чересчур. Ты был одним из группы зачистки?

Я промолчал. Он понял ответ, и решил, что слишком неловко вышло, попытался сменить тему.

-Значит, ты что-то вроде телохранителя для Виенны? Не опасно её оставлять одну? Она красивая, одна с двумя здоровыми мужиками.

Я чуть не подавился смехом и сделал вид, что закашлялся:

-Не в обиду, но любой эксар стоит десятков инквизиторов в бою. Я не видел, как она сражается - впервые на задании с кем-то из учеников Халона. Однако видел потасовку, устроенную другим его учеником - Наксом - на площади Рупеса. Это даже на бой не было похоже, настоящая резня. Она, может, и вправду не выглядит сильной, но, насколько я слышал, она очень быстрая. Не думаю, что у того, кто обучил Накса и печально известного Аллозара, может быть слабая ученица. Говорят, она довольно миролюбива, несмотря на стервозный тон. Я здесь скорее как предостережение.

-Думаешь, не справился бы с ней?

Он смотрел на меня, оценивая телосложение и явно думая, что я переоцениваю Виенну или недооцениваю себя.

-Я бы не хотел это выяснять. Видел небольшой кинжал с оранжевым кристаллом в странных ножнах? Говорят, он имеет неудобную длину. Но правда в том, что он намного длиннее, чем кажется.

-Невидимое лезвие?

-У этого кинжала другой секрет. Невидимых лезвий не бывает. Уж кому, как не тебе, знать об этом. Даже для того, чтобы артефакт мог слегка менять химический состав почвы, нужна очень хитрая цепочка требований и формулировок. Представляешь, сколько кристаллов должно быть в кинжале, делающим часть стали прозрачнее стекла? Из артефактов лучше всего получается оружие, потому что магия демонов направлена на разрушение. Поэтому артефакты созидания - это миф. Именно поэтому на острова вроде вашего присылают даже таких важных Сениаров, как Халон. Очень мало ритуалистов, способных создавать такие сложные артефакты, помогающие подчинять себе или изменять некоторые свойства природы.

-Стало быть, такие как мы - очень ценны для Церкви?

-Ценны, но не настолько, чтобы прощать предательство.

В горячем утреннем воздухе, в котором слегка чувствовался аромат океана, снова повисла тишина. Герт шёл рядом и искоса поглядывал на меня, видимо, оценивая шансы поединка. Я видел лишь малую часть его лица из-за тряпок на голове, но даже так было понятно, что он очень взволнован. Его руки нервно подергивались, хотя он изо всех сил старался их сдерживать. Я молчал и шёл рядом, делая вид, будто не замечаю его взглядов и не знаю намерений. В такие моменты во мне просыпалось противное, кроткое чувство сочувствия. Герт был одним из тех, кто стал жертвой обстоятельств, которые не оставляли ему особого выбора. Он выбирал между быстрой смертью и бегством - тщетными попытками её избежать. В нашем мире слишком часто для достойного человека нет достойного выхода из ситуации. К счастью для меня, я давно заменил этот выбор на простые правила, которые позволяли мне жить, не чувствуя себя чудовищем. Я хотел верить, что он найдёт решение, которого не вижу я, и сможет выкрутиться из этих обстоятельств. Решение, которого нет. Даже пустыня, нагреваемая набирающим силу солнцем, словно зная это, замолчала.

2

Мы подходили к большим холмам, покрытым песком. Мой спутник немного сбавил темп. Он собирался совершить очень большую ошибку, однако, я не знал, есть ли ещё кто-то в этом доме в холме[7], в который он явно собирался меня пропустить первым. Я решил перестраховаться.

-Где тут можно отлить?

-Если не лень - сходи до океана, он указал в сторону воды, параллельно которой мы шли всё время. Если совсем лень, то, главное, от дома отойди, чтобы тут ничего не воняло. Но лучше сходи до океана.

Последнее замечание меня нисколько не удивило. Я начал идти в сторону берега, шум ветра и поднимающийся песок мешали обзору. Постоянно оборачиваясь, я высматривал тени, но никто за мной не шёл. Я шёл не напрямую к воде, а немного вдоль берега, чтобы дистанция между мной и холмом была достаточной: мне нужно время для слияния. Быстрыми шагами я дошёл до океана. Ещё раз обернувшись, я убедился, что ветер временно стих, и можно легко увидеть один из домов в холме, в который зашёл Герт. Расстояние было небезопасным, но, судя по всему, при таком ветре они не полагаются на арбалеты и луки.

Я снял с пояса, держащего одежду, пару ножен, в которых лежали меч и парный ритуальный нож, и откинул их в сторону. Сев на песок там, где не доставали волны, я взял в правую руку последнее оружие с пояса - короткий кинжал. Слегка надавив на лезвие безымянным пальцем правой руки, левой рукой я по цепочке вытащил на свет большое ожерелье. Отрезав от рукава кусок ткани, я откинул в кинжал в ту же сторону, где лежали ножны, взял кусок ткани в рот, глубоко вздохнул, дотронулся до оранжевого камня посредине ожерелья, закрыл глаза и крепко стиснул зубы. Крик не вырвался из глотки. На меня словно обрушилось небо: меня скрутило, уши разрывало визгом, который шёл будто из черепа, грудь сдавило, дыхание сбилось от удушающей боли, горло забилось жидкостью, плавящей изнутри, глаза слезились и, казалось, вот-вот выпадут из глазниц, ноги и руки онемели от сковывающего жара. Жидкость в горле вызывала рвотный рефлекс, я наклонил голову вперед, открыл рот и выпустив изодранный кусок ткани изо рта, старался не подавиться вытекающей слизью. Боль постепенно уходила, хотя в голове все ещё стоял шум, и слышался удаляющийся шепот. Я чувствовал, как из глаз, носа и ушей течёт жидкость, и стараясь не опускать голову на песок, держал её так, чтобы можно было дышать через рот.

Боль в глазах ушла, я шевелил руками и ногами, проверяя реакцию, но глаза открывать было ещё рано. Сквозь разрывающие уши звуки ветра я услышал мелодию, исходящую, как мне казалось, извне. Мелодия была плавная и напоминала колыбель. Она не походила на те звуки, которые обычно сопровождали слияние. Глаза пришли в норму и я осторожно их открыл. Из-за слизи в них был туман, я вытер их рукавом, чтобы стало видно хоть что-то. Продолжая моргать, настраивая зрение, я пересиливал себя, открывая их: из-за резкого света их словно резало что-то изнутри, когда я моргал, но с каждым разом я видел всё лучше и лучше. Музыка в ушах не замолкала, и теперь, когда лишние шумы, кроме шепота, были едва различимы, я понимал, что она даже близко не походит на колыбель. Резко открыв глаза, я увидел, как еле заметная желтая лента быстро ползёт в мою сторону. Интересный у тебя талант, Герт. Змея рванулась вперёд с еле слышным щелчком, c каким вылетает стрела из охотничьего лука, и полетела в мою сторону. Выставив правую руку, я дал ей укусить то, что кожей ещё не являлось. Зубы змеи заскрежетали, я схватил её левой рукой и надломил ей шею. Я чувствовал на себе взгляд, поэтому пошатнулся и брезгливым движением откинул её прочь. Мелодия прекратилась, а я, уткнувшись в землю лицом, закрыл уши и старался переорать поднявшийся ветер, который скорее напоминал ураган, гуляющий по городу, или звук бьющегося стекла, чем обычный порыв пустынного ветра. Гул ветра умолкал, и я чувствовал, как кожа на руках становится более лёгкой. Моё тело и чувства приходили в норму. Я лежал, стараясь не двигаться, и вслушивался. Надеюсь, этот спектакль его устроил, было бы очень некстати, если бы пришлось бегать за ним по пустыне. Аритмичное шуршание, сильно отличающееся от ветра, приближалось. Я ещё не мог полностью контролировать свои чувства, поэтому не был уверен, но похоже он идёт в одиночку.

Шаги остановились недалеко от моего тела, которое я усиленно держал как бы в параличе. Раздался немного сломленный голос Герта:

-Я знаю, ты слышишь. Я не собирался этого делать, но мне повезло, что тебе пришлось по нужде. Понимаешь, я всю дорогу пытался придумать как сбежать, а тут такая удача! Если бы не она, я бы скорее всего не стал. Либо ты, либо я, понимаешь?! Ты хороший человек, Ирхул, но я не собираюсь умирать за предательство, которого не совершал! Проклятый Кроун сошёл с ума и начал жертвовать людьми после того, как умер один из его родственников. Вы бы не стали разбираться! Мы с Шаулом и Пиртом собирались сбежать с острова на этой лодке, но там оказались вы! Все остальные в лагере уже либо мертвы, либо будут мертвы. Понимаешь, Кроун и его головорезы их всех связали и пустили в расход, как дрова!

Это уже начало переходить в истерику, недостойную звания инквизитора.

-Я никогда до этого не убивал. Я инквизитор, ученый, ритуалист, а не убийца. Поэтому я не смогу добить тебя. Прости, я не могу тебе помочь. Я собираюсь вернуться домой.

Я не совсем понимал, как он собирался добраться до континента живым, а уж тем более в такую глубинку. Видимо, он от всех этих событий совсем голову потерял.

На меня упала тень. Ударом потяжелевшей стопы я сбил его с ног, вскочив с места, я нырнул влево, огибая падающее мне в руки тело, и, пока он падал, я схватил его правую, а потом и левую руку, и, выкрутив их по суставам ему за спину, держал его головой вниз. Моя тень накрыла его фигуру полностью. С головы упали его тряпки, открывшие почти идеально выбритую голову. Мои движения совершенно не походили на медленные человеческие, поэтому понимание того, что произошло пришло к нему лишь через пару мгновений. Его спина содрогнулась от боли, я засунул его головой в песок, и он подавился им прежде, чем успел закричать.

-Я знаю, ты слышишь. Сегодня тебе дважды не повезло. В первый раз - когда ты пытался сбежать и встретил на лодке двух эксаров. Во второй раз - когда решил напасть на меня, вместо того, чтобы попытаться поговорить. Разговор-то выходил неплохим. Я дам тебе вздохнуть, но только если ты не будешь орать. Если ты не возьмешь себя в руки, мне придётся применить силу - тебе это очень не понравится. Мне нужны ответы, а тебе нужны конечности на местах. Кивни, если понял.

Он закивал. Я ослабил захват и приподнял его. Он начал плеваться песком и громко, как опьяненный, дышать.

-Спокойно, если бы я хотел тебя убить, ты был бы уже мертв. Видишь, в чём дело, я не убиваю всех подряд без соответствующего приказа, а такого я не припомню.

Он, несмотря на то, что его дыхание все ещё было неровным, почти спокойным и очень тихим голосом спросил:

-Кто ты такой? Неужели это слияние? Черная твердая кожа, как у демона. Я думал, это невозможно.

Боль привела его в чувство. А его научный интерес, видимо, руководил им по жизни. В первую очередь мне нужно было его немного успокоить. Надеюсь, общая тренировка инквизиторов предполагала то, что они умеют взять себя в руки и руководствоваться разумом.

-Именно оно. Нога не болит?

На ней была видна довольно приличная гематома от моего удара.

-Руки тоже болят, но такую боль мне терпеть легче. Я думал, что стал убийцей, но вот как всё обернулось.

-Ты быстро пришёл в себя, хвалю. Ответишь на все вопросы и я лично прослежу, чтобы ты добрался до Гартонги живым.

-У меня ведь нет выбора, так? Зачем тогда ты тешишь меня несбыточными мечтами?

-Думаешь, угрожать будет действеннее? Я верю в то, что ты разумный человек, но моя вера очень хрупка. Это не мечты, однако, не всё сразу.

Он уже спокойно дышал, но по напряженной, почти трясущейся спине, было видно, что ему очень неудобно в такой позе. Я отпустил его.

-Я думаю, не стоит объяснять, что от меня убегать бесполезно. Не оборачивайся, можешь присесть. Если решишь сбежать, то, уверяю тебя, моим следующим путешествием будет поездка в Гартонгу.

-Я понял, понял. Посмотрел бы я со стороны, как кто-то бегает с такой шишкой на ноге. У тебя что-то с лицом? Эффект от слияния, поэтому не оборачиваться?

-Да. Так и есть.

Это было чистой воды ложью. Я не хотел больше видеть его лицо, чтобы не возникало лишних сомнений.

-Я не думаю, что ты врал в своей исповеди, но хочу кое-что уточнить. Сбежать с острова пытались только вы?

-Из лагеря сбежали только мы с Шаулом. Мы еле уговорили Пирта бежать с нами сегодня на лодке. Остальные… Не знаю, что с ними. Кроун и трое его людей руководили процессом, а мы притворялись, что мы с ними, и поэтому не были связаны. Они, проверяя мою верность, заставили меня лично привести жертву к месту излома этой ночью. После этого мы сбежали. Прямо во время их ритуала, этой ночью. Помимо нас, в лагере в живых осталось двое связанных. Остальные уже мертвы. Кроун убил двух военных, которые собирались предотвратить его безумие.

-Значит ритуалы не были остановлены. Сколько людей погибло во время ритуалов?

Он явно не очень хотел об этом говорить. Его голос стал ещё тише.

-После первого несчастного случая ещё три намеренные жертвы. На каждый ритуал по одному, всеми зачаровали мечи с оранжевым кристаллом.

-Слияние?

Он фыркнул.

-У нас не было на острове людей, умеющих зачаровывать оружие. Я не знаю, что они делали, но не думаю, что жертвы вообще имели смысл. Это самое дерьмовое, понимаешь? Они убили их просто так! Никакой силы в этих мечах я не замечал. Я вообще не понимаю смысла всего этого. Мечи как мечи. Разве что фанатики Кроуна после того, как эти мечи взяли, совсем отупели. Они и нам хотели сделать такие из оставшихся двух.

-Кроун стал вести себя странно после случайной смерти во время ритуала?

-Именно. Он плевать хотел на то, что мы написали письмо, где уведомили о том, что ритуалы прекращены из-за несчастного случая. Мы хотели следовать инструкциям, но он вынудил нас продолжать. Как будто в него демон вселился, да вот только так не бывает. Даже слияние - это сдерживание и контроль сил демона человеком, а не наоборот. При других контактах с демоном выживает либо человек, либо демон. А это никакое не слияние и не контакт с демоном, а настоящее безумие.

Его выводы были поспешными, но мыслил он в правильном ключе. Артефакты слияния могут применять только люди с особой силой крови. Все, кто переживал слияние и не мог его контролировать, умирали ужасными смертями и на людей даже отдаленно не походили. Бывало и так, что люди падали замертво до завершения слияния и ничего больше не происходило.

-Есть на острове луки, арбалеты, пороховое орудие, или, как его ещё называют, огнестрельное?

-Разве в такой ветер постреляешь? Есть какой-то маленький чёрный арбалет у Кроуна, только из него разве что змей стрелять. Он говорил, что это семейная реликвия. Он сплюнул. Подумать только, у этого животного были предки с ценностями!

-В лагере сейчас всего четверо вооруженных? Щиты, защитная техника?

-Кроун и его шайка, да. Всего там шестеро, если двое пленников ещё живы. Щиты есть, но кроме этого - всё. Пара свободных мечей и только. Сам же говорил, на таких островах армия не нужна.

-Верблюды есть?

-Один в старом лагере, верблюд Пирта. Всех остальных перебил Кроун, видимо, чтобы не было способа догнать нас, когда мы сбежим. Он снова сплюнул.

-Почему он не отправил письмо, чтобы отменить проверку Халоном? Если он решил создать тут свой культ, и убивать людей во славу ритуалам, то я не понимаю, как ему в этом поможет проверка.

-О, это самое интересное! Он говорил, что схватит Халона и с помощью силы его крови создаст невиданной силы артефакт. Ему якобы приходило письмо, и он даже писал ответ кому-то из Церкви по поводу подробностей его ритуала. Кому эта дьявольщина может быть интересна? Письмо якобы отправлял пару лун назад один из его подручных. Но ни пришедшего письма, ни отправленного я не видел. Я тебе говорю, он - безумец.

Если это письмо существовало, то это могло означать большие проблемы. Предательство на высшем уровне. Впрочем, это действительно могло быть лишь его сумасшествием.
Он начал бормотать:

-Кровь Халона. Способная создать невиданной силы артефакт. Кровь, способная контролировать слияние с демоном… Только не говорите мне, что Вы и есть…

-Я знал пару людей, которые не умели держать свои гипотезы при себе. Знал раньше, но сейчас таких не знаю.

Он понял намёк и замолчал. Он узнал, кто я такой, но промолчал, понимая опасность. Его новое знание можно было использовать.

-Если ты соврал, то я найду тебя и всю твою семью. Я хорошо разбираюсь в северных дорогах. Уверен, что говорил лишь правду?

-Я буду только рад, если узнаю, что такой как Вы усердно допрашивал этого больного еретика Кроуна, выпытывая правду.

Его слова звучали убедительно. Я не думаю, что он смог бы придумать нечто убедительное так быстро. Я погрузился в далёкие воспоминания. Я не мог вспомнить лица, но точно помнил глаза, с которыми отец Герта отстаивал свою землю. Церковь забрала его сына, его дом, а потом и оставшуюся семью. Он не хотел отдавать то, ради чего вдалеке от дома по пожизненному договору трудился его сын.

-Пока не оборачивайся. Дойдёшь со мной до лагеря, и там постараюсь объяснить Виенне ситуацию. Если она не примет моих убеждений, то мы узнаем, кто из нас сильнее. Я соберу раскиданное оружие, и сможешь подняться. А пока - лицом в землю и не оборачивайся, а то передумаю.

Он послушно повиновался. Солнце начинало сильно печь, а нагревшийся песок уже почти обжигал мои ступни при ходьбе. Они почернели и стали тяжелее - жар тут же ушёл. Я подошёл к месту, где лежали мои похороненные в песке ножны и кинжал. Я закрепил кинжал в кожаных ножнах, прикрепил ножны с мечом и ритуальным клинком на ремень, и завязал так, как было. Задул ветер. Я скрыл в этом шуме звук вынимаемого из ножен меча. Встав за Гертом, я произнёс:

-Надеюсь, ты найдёшь Там свою семью.

Глухой свист и почти незаметный для моего потяжелевшего тела удар. Никакого “Там” не существует, есть лишь наш мир и мир демонов. Я не стал оборачиваться и пошёл в сторону старого лагеря. Я не знал, с каким лицом умер Герт. Был он счастлив или напуган, знал ли о том, что я сделаю, услышал ли он свист меча, в мгновение прервавшего его жизнь, или только шелест пустынного ветра. Застыла на его лица гримаса боли, или это было счастливое лицо в слезах. Умер он с мыслями о доме, о встрече с семьей, или стиснул зубы, принимая смерть. Я не хотел знать ответа. Я понимал, что то, что он видел, было видеть нельзя. Что его научный интерес помог ему догадаться, кто я такой. Что этот маленький, почти безжизненный остров скоро станет ещё одним красным крестом на карте, который мне ещё только предстояло нарисовать. Всё это звучало очень разумно, но похоже, никакой голос разума не был способен остановить душащее меня чувство сожаления.

3

Она в удивлении стояла на расстоянии трёх метров.

-Ни шагу дальше. Я поднял меч и указывал им на неё.

-Что происходит?

Я проигнорировал вопрос.

-Почему ты здесь?

-Они напали на меня. Явно выжидали момент. Она показала левой рукой на правый разорванный рукав, который оголял её плечо - я пригрозил мечом. Раны не было, видимо сорвали рукой. Она явно хотела продолжить, но увидев мою реакцию, остановилась.

-Оба мертвы?

-Одному удалось сбежать. Сбежал на верблюде, догнать бы не вышло. Пирт.

Её рука сжалась, я чувствовал как она негодует.

Пирт и правда мог сбежать на своём верблюде, потому что не видел того, что видел Герт.

-Или ты дала ему ускользнуть.

Это была очевидная провокация, но её реакция говорила сама за себя. Она молчала, но по выражению её лица легко можно было прочитать: “за кого ты меня принимаешь?”

-Узнала что-то от второго?

-Тот, которого я ранила, говорил, что они здесь ни при чем и собирались уплыть на лодке подальше отсюда. Он очень быстро умер, поэтому ответил лишь на этот вопрос. Может, ты знаешь больше?

Этот ответ меня устраивал. Я опустил меч. Время поджимало. Они, скорее всего, будут готовы к моему приходу, и, если ещё не до конца обезумели, то попытаются скрыться.

-Ты уплываешь отсюда. Судя по всему, здесь остался один сумасшедший и пара фанатиков, решивших создать культ имени себя. Это уже не дипломатическое путешествие, а настоящая зачистка. Найди Накса, он должен быть на Инкаттау. Моё имя не упоминай, а тебя здесь не было. Все записи уничтожь. Пусть отправляется сюда небольшой группой, с этими же гребцами. Всех, кто знает, что ты была здесь, необходимо убрать. Задача Накса - тайно забрать меня отсюда. Если меня здесь не окажется, то его задача зачистить весь остров вместо меня. Если при нашей с ним встрече я буду вести себя подозрительно, он должен убить меня. Он будет этому только рад.

-Зачем заметать следы и убивать свидетелей, если это простой культ? Я не понимаю.

-Есть вероятность, что кто-то из высших чинов Церкви замешан в этом безумии. Я не собираюсь рисковать единственным учеником, не превратившимся в карательную единицу, вармеяра Виенна. Я снял с безымянного пальца левой руки перстень, повернутый гравировкой во внутрь ладони.

-Жаль, это приключение было коротким, но твои заслуги и то, что я увидел сегодня, доказывает, что ты достойна быть вармеярой. Без упоминания этой поездки напиши письмо от моего имени о повышении крестиары Виенны в вармеяры. Я кинул ей перстень-печатку. Если бы ты спросила про то, не собирались ли они сбежать, то все трое были бы мертвы ещё тогда. Я искренне рад, что хоть кто-то из моих учеников умеет избегать конфликтов и добиваться целей с помощью переговоров, а не меча.

На её, до этого каменном, лице проступали эмоции. Она с трудом держала себя в руках, и опустив глаза, спокойным, немного грустным голосом произнесла:

-Звучит как прощание.

Моё тело потяжелело и черная, тяжелая кожа покрыла всю его поверхность.

-Я бы не был так уверен. Удачи, Виенна.

-Жду Вашего возвращения, Сениар Халон.

Кажется, её немного насторожило и, возможно, даже напугало то, что я использовал слияние.

4

Вступив на площадь нового лагеря, я почувствовал на себе несколько взглядов, но не мог точно определить, сколько человек прячется во тьме пещер. Насколько мне было известно, тут нет другого входа, кроме витиеватого пути, по которому я попал сюда, так что если кто-то решит сбежать, то встретится со мной. Площадь представляла собой рукотворный кратер около десяти метров в глубину и примерно двадцати метров в радиусе, со слегка выдающимися вверх краями. Отверстия на стенах кратера – двери и окна, которые издалека были больше похожи на аккуратный улей, вблизи выглядели грубо выбитыми входами в тоннели огромного муравейника. Всего дверей было девять, одна из них, справа от меня, стояла отдельно, остальные же были расположены весьма кучно. Окон было заметно больше, около двадцати, однако, я сомневался, что при отсутствии стрелкового оружия там кто-то был. Примерно посредине площади виднелось нечто странное, похожее на ритуальный камень, под которым лежало не что иное, как окровавленная белая ткань, которую сорвали с рукава одежды Виенны. Я еле подавил противный смешок. Видимо, так люди, готовившие ловушку, представляют себе идеальную и не подозрительную приманку для разумного существа.

Первым делом я решил на всякий случай проверить одинокую пещеру справа, у которой не было окон. В ней, похоже, находился ритуальный излом. Песок заскрипел под ногами, но его было ровно столько, чтобы, даже идя босиком, не поранить ноги о породу. Рядом с дверью стояло выглядящее весьма обычно ведро с торчащим из него черенком лопаты. Всё моё тело потяжелело, я плавно сбавил темп, продолжая держать меч перед собой и поворачиваясь защищенной спиной к остальным входам в пещеру; я подошёл к одинокому входу и напряг свой слух. Я не слышал ничего, кроме молотом бьющего мне по вискам стука моей крови и далекого воя ветра, доносящегося с равнины над моей головой. Здесь никто не прятался.

Я быстро развернулся к пещере полегчавшей спиной. К моему удивлению, никто не выскочил из пещер. Я напряг свой слух, но не различал ничего, кроме собственного дыхания, шуршания песка под весом моего тела и лёгкого шелеста ветра сверху, который здесь лишь изредка поднимал небольшие вихри и тут же стихал. Я медленно шел к камню, взяв меч обеими руками и выставив его вперед. Я не стал подавать виду, что заметил человека в одной из юго-восточных пещер: это могла быть ловушка, поэтому я медленно, но спокойно продолжал идти к странному камню. Я подходил всё ближе к камню, но не ощущал никакой магии. По ощущениям, людей было около пяти, что меня настораживало. Неужели они избавились от гонца? В чём смысл этой ловушки? Почему не выбежали, когда я отвернулся? Неужели они решили банально окружить меня?

Ответы на мои вопросы вызвали лишь разочарование. Из темноты пещеры прямо перед моими глазами показался треугольной формы щит с гербом инквизиции, а за ним скрывалась фигура среднего роста человека с закрытым тряпками лицом. Слева и справа, оттуда, где я раньше заметил движение, показались ещё два щита и фигуры. Я увидел, что все они были вооружены мечами, один из которых блеснул оранжевым кристаллом. В своё время я видел клинок с красным кристаллом, способный резать дальше видимого лезвия, как будто у него была невидимая часть. Помимо неуловимой длины, тот невероятной силы артефакт мог резать сталь как масло, так что всех, кто пытался принять удар на меч или щит в бою, просто разрезало пополам вместе с мечом, броней и костями. Этот артефакт был ужасающей силы, но и он имел недостаток - держал его человек. Клинков с невидимыми лезвиями я видел несколько, однако, почти все люди, державшие такие мечи, выдавали себя причудливой стойкой или странной хваткой меча. Несмотря на то, что загадочная природа их артефактов давала им преимущество, ни один из внешних артефактов не давал такой силы, как артефакты слияния. Судя по тому, что они держат щиты и стараются закрыть меня в окружении и задавить меня щитами, вполне вероятно, что мечи, которые они создали, могли легко резать сталь.

Я внимательно следил за движениями их рук, пытаясь поймать их ритм. Их движения выглядели на удивление слаженно, словно меня окружали не люди, а организованная стая волков. Я не видел в их глазах никаких эмоций, даже страха - это меня настораживало. Я доподлинно знал, что все известные мне иллюзии не могли повлиять на меня в этом состоянии. В их взгляде было и впрямь что-то нечеловеческое, особенно учитывая, что они были лишь инквизиторами, пусть и высоких званий. Человек слева был чуть выше остальных, но его ноги и руки выглядели слабее других - слишком тонкие. Рванув в его сторону я почувствовал, как круг сужается: двое без промедления бросились за мной, а тот, кого я выбрал своей мишенью, неспешно отступал, поддерживая щит на уровне глаз плечом второй руки, в которой он держал меч. Его рост в данном случае играл мне на руку: подбежав на нужное расстояние, я напряг мышцы ног и резко ушел вниз от его выпада щитом, который вполне мог сбить меня с ног. Мои движения были намного быстрее, чем то, на что он рассчитывал, а подобного сохранения равновесия и гибкости он не мог и представить. Почти прижимаясь к земле, я рубящим движением сломал ему кости одной ноги и порезал вторую. Он потерял равновесие и начал заваливаться вперёд. Нырнув ему за спину, я подрезал руку, и, потяжелевшей и почерневшей в мгновение удара рукой, я раскроил ему полчерепа и толкнул вперёд.

Его напарники продолжали бежать. Схватив падающий щит за верхний край почерневшими пальцами, я почувствовал его тяжесть. Рука покрылась черной кожей и тяжесть ушла. Они бежали достаточно близко друг к другу. Я швырнул щит в бегущего справа человека. Щиты столкнулись и разразились ужасным металлическим грохотом - этот удар почти сбил нападающего с ног. Единственный оставшийся в строю нападавший продолжал бежать и остановился, собираясь нанести рубящий удар. Я, успев перегруппироваться, ударил острием в незащищённый щитом зазор, открывшийся, когда он заносил руку. Удар пришёлся ему в район живота, ближе к паху. Надавив всем телом на меч я почувствовал, как оппонент теряет равновесие и почерневшими руками рванул мечом в сторону груди и плечом толкнул его в щит. Перед тем, как раздался удар тела о землю, с хлюпающе-булькающим звуком выпала часть внутренних органов. В паре метров от меня оставшийся в живых человек с разбитой от столкновения щитов правой рукой пытался в судороге поднять упавший меч. Рубящим движением я лишил его головы. Лежавшая в залитом кровью песке рукоять меча искрилась оранжевым кристаллом. Я взял её и ощутил, что не могу разжать руку. В моей голове раздался голос:

-Впечатляюще, человек.

Меня сковало - я не мог пошевелиться. Краем глаза я заметил движение, и услышал в этом сводящем с ума шуме щелчок. Щелчок... Что он значил? Единственное, чем я мог шевелить - глазами, в которых мелькали сцены боя, в котором я кажется видел себя, свою спину, лицо, письмо и запрещенное и забытое имя, произнесенное глубоким баритоном: Триаптерия[8]. Все эти образы кружили мне голову и шли вперемешку с песком и человеком, стоявшим передо мной. Он держал в одной руке что-то блестящее, а в другой, что-то похожее на...

Вдруг моя правая рука, невероятно лёгкая, начала резко двигаться к плечу. В нем что-то было. Чёрное и красное…

-Не стоит сопротивляться. Это кончится очень быстро.

Я смог разглядеть стрелу. В моем плече?

И вдруг я почувствовал резкую боль в плече. Этого мгновения болевого шока мне хватило, чтобы резко рвануть правой рукой к талисману.

-Освободи.

Мои губы не шевелились, но этой четкой мысли и касания хватило, чтобы прекратить слияние. Я стиснул зубы от пришедшей боли и отбросил меч. Шум и тяжесть прекратились, как и шепот. Только в такие моменты я понимал, как хорошо, когда голова совсем не шумит. Правой рукой я схватил меч из песка, который упал у меня из левой руки после ранения, дважды полоснул им непонятно зачем так близко подошедшего ко мне человека с маленьким чёрным арбалетом в руке и талисманом, сверкнувшим оранжевым кристаллом в начинающихся сумерках. Взглянув на это чудо-изобретение, я выругался во весь голос: это было не что иное, как поддельная безделушка, больше подходящая для театра или стрельбы по мышам, чем для стрельбы по людям. Стараясь сильно не шевелить шеей, я чувствовал сильную ноющую боль в районе ключицы. Я осторожно двигал шеей, по которой бегала боль, словно огонь по пороху. В ключице торчала маленькая, словно сувенирная, мать её, стрела. Крови было прилично, несмотря на то, что рана была закрыта наконечником, который почти полностью вошёл в плечо. Кость была сломана.

Разгневанный, я отошёл к камню. Судя по ощущениям в шее и плече, наконечник был довольно длинный и острый, и только из-за столкновения с костью не прошёл навылет. Я чувствовал еле уловимый запах, который исходил от стрелы. Запах, который я знал слишком хорошо. Этот яд был достаточно слабым, так что при правильной перевязке и уходе он едва ли был бы смертельным, однако, в текущих условиях, скорее всего, после того как я потеряю сознание, то истеку кровью во сне. Я хотел легко ощупать плечо, чтобы узнать насколько сильно раздробило кость, однако, даже без касания я уже понял, что при текущих обстоятельствах без противоядия я не выберусь отсюда живым. В иссохшем горле я не чувствовал крови, осколками лёгкие пока не задело. Я чувствовал, как холод и тяжесть нарастают в левой руке. Она онемела и мертвым грузом тянула плечо вниз. Нарезав свою верхнюю одежду на длинные лоскуты, я связал их и привязал левую руку к корпусу, чтобы закрепить обвисшее плечо. Не вынимая стрелы, я взял мешочек с водой, который лежал на песке, незаметно оторвавшийся с моего пояса во время схватки, и выпил воду до последней капли.

Я огляделся по сторонам и понял, что это был последний. Если бы здесь был кто-то ещё, он напал бы, когда я привязывал руку. Я снял с себя пояс с оружием, взял в руки меч, подошёл к последнему трупу и осторожно обыскал его. Противоядия я не нашёл, и, скорее всего, его не было. Я попытался восстановить ощущения, которые я испытал после касания меча. Это было похоже на артефакт летописца, только он не сковывал движения. Оба эти артефакта рылись в прошлом и читали мысли, но по-разному: артефакт летописца, в первую очередь, не причинял никакого вреда, но все знают, что он - исключение, полученное путём неизвестного ритуала с неизвестными условиями. Они не могли повторить тут этот эксперимент. Я не понимаю. Если этот артефакт демонический, то почему меня не уничтожило? Эта агрессия не могла исходить от человека. И, судя по всему, он собирался моей рукой подписать контракт. Поэтому рука тянулась к крови на ране. Артефакт сработал сразу после смерти владельца, и должен был быть бесполезным. Я вспомнил слова Герта про несчастный случай во время ритуала. Я слышал о том, что если человек, проводящий ритуал, умрет до запечатывания силы демона в кристалл, то артефакт может быть использован любым человеком даже без договора. Даже если предположить, что кто-то из местных был настолько глуп, чтобы проводить ритуал, не соблюдая осторожность, то это не объясняет, почему оно могло читать мои мысли и говорить человеческим голосом в моей голове! Ни один из демонов не может читать мысли без вреда для человека. Я потрогал свою голову, убедившись, что крови из ушей нет. Взглянув в отражение в мече, я удивился, насколько я был бледным, под моими глазами были заметные синяки, только белки глаз были не красные. Почему я ещё жив?

В моей голове застыло имя: Триаптерия. Талисман с оранжевым кристаллом, выпавший у последнего нападавшего из руки, лежал в песке рядом с моей ногой. Никаких дополнительных кристаллов, как у того ожерелья, что висело на мне, не было. Я снял своё ожерелье, подрезал кусок штанины и, бросив меч, подобрал отрезанную ткань, и завернул в неё проклятый талисман. Времени, в течение которого я смогу оставаться в сознании, по моим ощущениям, не хватит даже на половину ритуала изгнания. Слишком велика была усталость, слишком много крови я потерял. У меня есть два способа выжить: найти противоядие, которого здесь скорее всего не было, или пойти на авантюру. Шансы на успех были, мягко говоря, смешными, но имя Триаптерия опьянило меня и я решился. Я понес талисман в куске ткани к одинокому, юго-западному входу в пещеру, где был излом. Я старался идти осторожно, скованными, но плавными движениями, чтобы не тревожить рану.

Я зашёл в пещеру, где царила абсолютная тьма. Я нащупал ногами на твёрдой и едва тёплой поверхности небольшое углубление с чем-то холодным. Это был металлический ритуальный круг, ограничивающий пространство излома. Я глубоко вздохнул: я собирался нарушить единственное обещание, которое я давал в своей жизни. Простите, учитель. Сон про клятвенное заточение снился мне слишком часто, особенно в последнее время. Я знал, что есть хитрый способ запечатать демона и получить его силы, требующий абсолютно искренней клятвы. Риск, учитывая моё состояние, был невелик, даже моей крови не хватит на полноценное воскрешение демона. И даже если так случится, Накс справится. Несмотря на все эти доводы, я не смог обмануть себя и понимал, что собираюсь сделать то, чего не делал никогда в жизни: рискнуть возрождением демона ради крошечного шанса выживания. Собравшись с духом, я вступил в пределы ритуального круга и почувствовал, как моё тело легчает. Боль уходила, я больше не чувствовал ни боли, ни крови, стекающей по моей груди и животу. Я не чувствовал шуршания ног о песок и не слышал этого звука. Талисман начал просвечивать слепящим оранжевым светом сквозь ткань. Я опустился на колени.

-Нарвен.[9] Я жертвую жизнью и кровью, связывая демона узами вечными. Клянусь, что после естественной смерти моей он получит и душу, и тело, и кровь. Взамен я желаю, чтобы при жизни моей демона силы служили мне, защищая от неестественной смерти. Если демон откажется или испугается необходимые силы мне дать, то вся его сущность насильно станет моей. Если клятву Нарвен признает равноценной, то прошу закрепить её кровью моей. Нарвен.

Я одним движением вытащил стрелу, но не почувствовал ничего. Сквозь мою спину прошла обжигающая судорога, и я упал лицом вниз, разбив нос о землю. Я не чувствовал ничего, кроме лёгкого приятного покалывания в области плеча и носа. Вдруг меня сковало от острой боли в спине, будто на коже выжигали послание. Когда боль ушла, я был уже почти без сознания, но ясно услышал голос в моей голове:

-Ты очень пожалеешь об этой клятве, человек.



[1] Все служители Церкви называются инквизиторами, а не храмовниками/священниками.

[2] Третье по значимости звание эксаров.

[3] С детства обученные избранные инквизиторы Церкви, имеющие политическую, дипломатическую и военную власть.

[4] Высшее звание эксаров.

[5] Второе звание эксаров.

[6] Места, в которых можно связываться с миром демонов. Неограниченные ритуальными кругами они вытягивают из живых организмов жизнь и обедняют почву.

[7] Дома выбитые в меловой породе, по типу тех, в которых живут жители Туниса (берберы).

[8] Один из двух первородных демонов, наравне с Артиаром. По преданию, единственный из демонов, кроме Нарвена, способный на магию созидания и полноценную магию изменения.

[9] Ударение на А - На́рвен. Высший демон, который по преданию создал все миры и изначальную жизнь. 

0
840
12:18
Океанская вода передёрнула, но потом больше ничего такого не было. Некоторые обороты излишне мудреные, но не мегаграфоманские. Текст более-менее вычитанный, особенно учитывая количество символов. Читать сложно, но я привыкший к подобному: оперативки хватает, да и Толстого в школе прилежно читал. Единственное, ссылки неудобно читать, но это, возможно, проблема сайта и публикации на нём, чем авторская вещь. Многовато своих терминов, для рассказа это точно существенный минус.

Видно, что вырвано, и видно, что автор еле уложился. Это заметно по логике, заметно сумбурностью концовки и некоторыми тизерными вещами, проверить глубину которых в данном конкретном рассказе не удастся. Так как достоверно проверить глубину мира абсолютно нереально, можно предположить, что автор либо понимает, о чём пишет, либо нет, но так как мажорных роялей я не обнаружил (разве что то, что очень многие законы магии читаются между строк и объясняются «как бы так бы», но это из-за того, что от кого идёт повествование, я верю, если нет — то это очень большой вопрос о продуманности). В целом, можно предположить, что много всего было продумано за рамками самого рассказа.

Сеттинг рисуется интересный, автор намного лучше справился со своим миром, чем почти всё, что я читал вокруг. Диалоги удачные, сам анти-герой подобного типажа, на мой скромный — не новый, но явно живой. Есть даже какой-то намёк на его драматургичность, но опять же, судить можно лишь по его словам. Рассказ явно вырван из чего-то N-томного, но при этом вполне себе целостный. Названия вполне себе, термины, некоторые — ничего. Мораль, которую я уловил — сколько бы в тебе не было паранойи, всё равно всё не угадать и всё равно получишь роялем в глаз. Мир достаточно мрачный, так что, в целом, такая мораль гармонично смотрится. Концовка радужная, может подпортить впечатление (у меня так и было). На мой взгляд она ставит под сомнение мрачность мира, но не рояльная, не сильно банальная, хоть и явно в конвеерную.

Подытожив, я бы сказал, что лучше бы посмотрел на работу автора в этом же сеттинге, но в формате побольше и сравнил, чтобы понять так ли хорош его мир, как можно себе представить.

Нормальное такое «взрослое фентези» без тыканья этой самой взрослостью в глаз. Когда читал было интересно, но особого удовольствия не было. Тем не менее, из всех «фентези», представленных здесь, ничего из мною прочитанного даже рядом не падало. Так что на фоне местности и с учётом вышесказанного — очень хорошо.
то можно поверить что много всего было продумано за рамками самого рассказа.

Вот это контрольная фраза — все самое важное осталось в голове у автора.
А в рассказе это где-то очень глубоко за текстом.
Повествование без лишних графоманских вещей, стиль выделяется, но явно на любителя.

Да в этом рассказе даже один фрагмент от фокала не прописан нормально.
Как я уже говорил, автор прыгает по головам как обезьяна.
Я бы рекомендовал изучить мат. часть.
Фокал, авторская речь, повествование от первого лица, повествование от третьего лица, и прочие теории по писательству…
Не впечатлило.
даже дочитать не смог.
Хотя это моё, личное, мнение.
Могу и ошибаться, имею право.))))))
18:35
+1
Вы, видимо, стали одержимым этим рассказом, по какой-то неизвестной мне причине. Из 7 комментариев 4 — ваши и все как после нервного срыва. Напали на всех, кто здесь что-то отписали. Оххх.

Судить по тому, что/когда/почему и где осталось у автора, когда вы осилили лишь один фрагмент — это сильно, очень сильно. Похожая ситуация была с вашим (у вас заявленным в любимых Пастернаком). Не читал, но осуждаю. Вот жеж ирония-то. Могу шутливо предположить, что сложнее Живаго ничего в жизнях не видовали, но не буду. Всё-таки, даже если это правда, фит-то солидный, сойдёт.

Если эта рекомендация про матчасть была мне, а не автору, то я вас крайне сильно разочарую: во-первых, эти ваши статейки про фокал и прочее искуйство с проза.ру, это, конечно, матчасть, но так себе. Конечно, если вы диплом писали (если писали) по одному единственному источнику — википедии и потом просто ссылки внизу статьи сували в список литературы, то да, вы и правда хорош, и можете думать, что специалист по литературной матчасти и теперь можете брызгать слюной. Я к таким не отношусь, свои дипломы я прилежно писал, поэтому мне с вами не по пути. Во-вторых, у того же Толстого, которого так отчаянно пытался пародировать автор в своих пятиэтажных описаниях и преобладанием мыслей над действием, есть вещи, по старым ощущениям похожие на то, что написано здесь. Вроде его Детства. Только здесь всё пишется в движении, кадр, или, если хотите, момент речи не застывает, поэтому у вас порвало и вы ниасилили. Экспериментально, вряд ли гениально, но именно про такой авторский стиль я и говорил, он есть, пусть и понравится он, наверное, никому.

Вообще, советы про матчасть слушать от человека, у которого катастрофа с любыми запятыми/построением предложений, более сложных, чем сложносочинение/ стабильным, а не опечатным террором с ться и тся/обилием смайликов и скобачек) и прочим — немного забавно, однако, я допускаю, что вы ленивый/невнимательный/то, что пишете не перечитываете. То есть вы так-то грамотный, но лень. Бывает. Всё прямо как я, впрочем, польстил я вам сравнением, при всём уважении. Я, если запарюсь, то все же могу родить что-то грамотное, но это явно делать буду не в диалоге с вами. Диалога и не будет, я просто ответил, что хотел, но больше с вами разговаривать не желаю, спасибо за понимание.

К слову, для дурачков, которые не поняли: этот рассказ, даже с самым моим позитивным посылом и ссылкой (на то, что это один из лучших сеттингов на конкурсе, на мой взгляд) слишком вырван из томника, и подходит лишь как тизер к тому самому томнику, такое введение в мир — не более. При этом это введение явно перегружено, и провалено: автор распугал тут просто всех этими его оборотами, не совсем стандартным потоком сознания и излишне подробными описаниями, так что с задачей написать рассказ он явно не справился.

P.S. Есть пара опечаток, и один фрагмент, который явно упустили на редактировании, когда сокращали рассказ. Смысла не меняет, ничего смертельного, просто текст не идеален.
В своем праве быть правыми правы все. ©
Ваше мнение имеет право быть.
Но моё право не принимать его.
Как собственно ваше право не соглашаться со мной.
Про ЬСЯ и прочее.
У меня есть афоризм:
Толерантность выражается не в том чтобы педераста геем называть.
А в том чтобы спокойно реагировать на то, что человек допустил ошибку в слове.
©
Теперь контрольный вопрос в голову — что кроме пресловутых ТЬСЯ вы можете мне предъявить по существу обсуждаемого вопроса?
Я думаю ничего.
Вот с этого и надо начинать))))))))))))))))))))))))))))))))))))))
Количество скобок увеличено по просьбам трудящихся!
12:53
+1
на уровне глаз у наших встречающих была видна небольшая прорезь.

я смог заглянуть в глаза одному из них

Так все таки глаза, или прорез?
Автор, вам надо определиться. Или туда, или сюда. Туда-сюда раздражает.
Сразу скажу про ссылки.
Зачем столько ссылок на то, что можно было прописать в тексте?
Ссылки даются как пояснение к терминам которые мало употребляемые в простой речи. Или на какие-либо специфические слова, жаргонизмы.
Ваши ссылки никоим образом не проясняют ситуацию. Только вызывают раздражение от этого скольжения по странице, и вносят еще большую путаницу в текст.
В воздухе снова повисла пауза, на этот раз без участия ветра. Всё это виделось мне весьма подозрительным: насколько мне известно, вместо этих троих нас должен был встречать всего один человек, отвечающий за передачу артефактов с острова. Более того, я не видел поблизости ни одного верблюда, на котором эти самые артефакты могли привезти.

Подозрительно что?
То что ветер не дунул еще раз? То что не было верблюда? Или еще что-то?
Автор, эта фраза очень неудобная для прочтения и осмысления.
Немного прочистив горло, инквизитор продолжал: -Предполагалось, что сюда прибудет лично господин Халон. Так было указано в письме.
Она сняла с ремешка небольшой кожаный футляр, достала из него свиток с пергаментом, повернула его печатью к говорящему. Он осторожно взял его из её рук и принялся рассматривать печать. Раздался спокойный, проникновенно-размеренный женский голос, выразительно расставляющий паузы, во многом благодаря которому она была выбрана в эксары[3].

Автор вы вообще-то в курсе, что вот в этом абзаце вы ведете повествование одновременно от двух человек?
Так нельзя.
Вы прыгаете по головам как обезьяна по пальмам.
Невозможно читать.
Постараюсь дочитать, но скорее всего этого не будет.
Так нельзя писать.
Про оценку даже говорить не хочу.
13:14
+1
Когда я только прочитал название, то подумал, что речь пойдет о чем-то медицинском. Может наименование болезни (например венерической) или чего-нибудь в таком духе. Ошибся.

А как было бы уместно услышать фразу доктора с серьезным лицом: «Мужайтесь больной, у вас триаптерия»… jokingly

Написано как-то громоздко, тяжело читается. Фразы типа:
«Утреннее солнце, левая часть которого скрылась за горой на востоке, поднималось с горизонта на фоне остывающей желто-оранжевой пустыни»

заставляют голову перегреваться. Лично я несколько минут оставался на этой фразе, чтобы понять, что хочет сказать автор.
В целом задумка хорошая, получилось бы интересно, если переделать текст.
Это вот не рассказ не рыба. Это не заливная рыба. Хрена к ней не хватает. ©
Может и правда в текст хрена надо было добавить?
13:28
+1
На цифре 2 остановился.
Устал продираться через немыслимые обороты, через зубодробительные фразы и дебри.
Автор видимо решил, что чем не понятней, тем фантастически будет выглядеть его рассказ.
Это ужас…
14:56
+1
Только в такие моменты я понимал, как хорошо, когда голова совсем не шумит.

Там был где-то рассказ про неоновую ведьму, можно одно другим продолжить, или начать этим, закончить тем, а можно поабзацно чередедовать, — на спор, — никто ничего не заметит.
13:26
+1
Абсолютно справедливый и ожидаемый результат. Немного грустно, но справедливо.

Спасибо всем, кто действительно не поленился и почитал мой рассказ, и не написал отзыв по комментариям! Вы — настоящие мазохисты и герои (или просто ответственные и прекрасные люди). Впрочем, не очень внимательно читали – в тексте оказался фрагмент, пропущенный при сокращении (цитата — «Сам же говорил, на таких островах армия не нужна.»), который относился к другому фрагменту, убранному из-за нехватки символов. Обидно немного, довольно жирный ляп, но нет предела совершенству. Я не буду отвечать на отзывы, чтобы все будущие крохи комментариев держались в одном месте.

Словоблудие у меня с детства, да и детство ещё не прошло, так что держитесь!
Для начала, хотелось бы извиниться перед всеми – я очень сильно ошибся и сожалею. Я заставил людей читать огромный, трижды ужатый материал, в котором отсутствует главное – идея. Из-за отсутствия этой самой идеи вышло так, что очень многие как только не толковали мой рассказ. Это полностью моя вина, я сожалею. Моя идея не только осталась на пороге, но и совершенно точно не могла быть реализована в такой форме. Я хотел усидеть на двух стульях, но громко шлёпнулся в промежуток между ними. Я хотел проверить свою вселенную. Эту вещь я провалил уже тогда, когда решил, что можно сократить материал, проработанный на пяти печатных листах в рассказ на сорок тысяч символов. В итоге я полностью пролетел с этим. Ещё я хотел показать всё, что я умею – диалоги, героев, описания. Свой язык, который долго формировался. Многие жаловались на громоздкие описания – простите! Я не учёл аудиторию, не учёл и то, что читать мой обрубок будут люди, которые считают, что ссылки (оформление которых было не на мне, а не сайте, но в их количестве я виню, опять же, себя) – это удел научных текстов. Как любитель Дюны и других занудных вещей я не могу принять эту критику. Я сожалею, что вам пришлось читать моё занудство, ведь это не для вас. Ну и я считаю, что для потока сознания я выбрал не того героя (слишком сложного, ещё более занудного, чем я). У меня были варианты и я не справился. Раз я поговорил о героях, то затрону немного и диалоги. Я очень рад, что смог достичь того мастерства, при котором ребенок видит одно, а взрослый — другое. Это к комментариям про фразу с «отлить» (читать – «мне нужна причина, чтобы отойти, хоть бы поверил»), которая была лишь отговоркой для того, чтобы подготовиться к возможной стычке с неизвестным количеством врагов (на острове творилось что-то не соответствующее информации, так что герой, будучи параноиком решил перестраховаться и «обуться»). Мой герой подстраивался под лексику собеседника, располагая его к беседе (отсюда и лексика уровня «отлить»), играл роль, чтобы не спалить ревизорскую проверку. Про идею я писал выше, но вспомнил отзыв о том, что книг про союз демона и человека – тысячи. Читал максимум две, но не в цифрах суть. Прошу простить, но я думал, что именно этот обрубок повествует о людях, в ситуациях, когда у тебя нет хорошего выбора. Когда, как у Сапковского: есть два зла, между которыми не хочется выбирать. Но надо выбрать. Если уж проводить какую-то параллель с идеей, то что угодно – безумная переделка Ревизора, 1984 (с заложниками «системы»), но никак не союз демона и человека. Хотя, возможно из-за того, что моя оригинальная идея оказалась за дверью, вы и запутались. Это, безусловно, мой косяк, как автора. Я каюсь. А демон-сделка, это было в конце, это вообще за рамками, и, поверьте мне, то, что выйдет из этого банального «союза» представить очень сложно, если не знать. Комментарии выше я читал, очень был рад сравнению с обезьяной, как и тому, как агрессивно на мой рассказ и меня напали. Во избежание продолжения банкета скажу лишь то, что мой поток сознания писался от одного героя, всё, что писалось и описывалось – он видел непосредственно (как симбиоз записи видео, через линзы на глазах + запись мыслей, если кому-то в таких терминах будет понятнее). Комментарий про Ведьму принял как провокацию. А то, что моему рассказу не нужен читатель воспринял как комплимент — так и задумано, потому что это — фрагмент книжки, который написан в самой вселенной, как летопись.

Ещё раз спасибо всем, кто правда читал и мучился, и потом честно голосовал. Рад, что из подсудной группы прошли «Бремя совершенства» и «Стать Судьей» — хорошие вещи. Буду рад ответить на вопросы, если они будут по существу. Жаль, что не получу отзывы от основного и промежуточного жюри, но это всё будет мне хорошим уроком. Спасибо за чтение, удачи и приятного дня.
18:57
Не переживайте, ведь мне даже добавить нечего. Исправьте, если хотите, вещи по тексту, которые предложил Влад, он, как мне кажется, корректор получше моего. Думаю, с учётом всех адекватных замечаний у Вас всё получится. У Вас, кстати, отзывы вполне себе по делу, ну кроме тех, что про отлить.
которые предложил Влад, он, как мне кажется, корректор получше моего

нет, он просто хайпожор и теребонькатель ЧСВ crazy
21:35
+2
Эта пустыня была похожа на ставший мне ненавистным
за долгое время нашего путешествия океан
Оставшаяся позади меня Виенна неслышным мне шепотом закончила
они перестали идти нам навстречу и остановились, продолжая что-то обсуждать и активно жестикулировать. То, о чём они говорили, было невозможно разобрать. Под ногами уже шуршал сухой песок, облепивший мои ноги до щиколоток. Подходя ближея заметил, что на уровне глаз у наших встречающих была видна небольшая прорезь. Остановившись перед ними, я смог заглянуть в глаза одному из них.
много «они», «я», «мной»
свиток, нарушив печать, и достал два листа пергамента. так свиток это и есть свернутый пергамент (папирус и т.д.). откуда он еще два листа достал?
чья власть больше звания вармеяра власть больше звания — непонятно
канцеляризмы в диалогах
пару ножен, в которых лежали меч и парный пару/парный — плохо
Зубы змеи заскрежетали, я схватил её левой рукой и надломил ей шею
Ударом потяжелевшей стопы я сбил почему стопа потяжелела?
Ударом потяжелевшей стопы я сбил его с ног, вскочив с места, я нырнул влево, огибая падающее мне в руки тело, и, пока он падал, я схватил его правую, а потом и левую руку, и, выкрутив их по суставам ему за спину, держал его головой вниз. Моя тень накрыла его фигуру полностью. С головы упали его тряпки, открывшие почти идеально выбритую голову. с головы, голову
громоздкий текст и очень неумело составлены предложения. приходится с усилием продираться
много сразу информации вываливается на читателя
переписывайте, однозначно. не гонитесь за объемом. лучше меньше, да лучше
09:45
Хотел бы узнать про канцеляризмы, кроме «нарушив печать», «описи» и «печально известного». Можно ещё пару примеров? Ну и сделаны они были намерено, чтобы подчеркнуть некоторую «военность» структуры. Сейчас смотрю и думаю, что можно было сделать иначе, гораздо умнее. Можно ещё примеры? Спасибо за серьёзную работу, очень полезно.
ну, вот смотрите, навскидку:
применение высшей степени наказания
необходимо прекратить процесс, чтобы избежать аномалий
Ситуация была описана не полно
вам поручается сопроводить Ирхула до склада артефактов. Ирхул, проведите опись на складе артефактов, чтобы отчёт для Сениара был правдивым и достоверным
и много подобного
сам вы так говорите в жизни?
12:06
Конечно нет, никогда. Однако местами (примерно в половине случаев) это было сделано ради подчеркивания военной ориентированности структуры (я специально завернул это в очередной канцеляризм). С другой стороны, в некоторых примерах выше можно было сделать это гораздо лучше, и я это учту. Ещё раз спасибо за Ваше время.
даже в военных структурах говорят не так
вы же учтите, что читать читателю, поэтому пишите проще
Загрузка...
Arbiter Gaius №1