Эрато Нуар №3

Кто ты?

Кто ты?
Работа № 629

Он встретился мне случайно, в кафе во время небольшого перерыва, и с тех пор я напрочь потерял покой. Нарушая все возможные правила существования в нашем мире, этот парень ускользал от меня, но всякий раз появлялся, едва лишь стоило начать его искать. Он без конца маячил перед глазами, и, следуя за ним по пятам, я желал задать ему всего один интересующий меня вопрос: "Кто же ты?"

1

Я сидел в уютном маленьком кафе, размеренно попивая сладкий эспрессо, когда щуплого вида молодой парень оторвал меня от созерцания капель дождя на панорамном окне заведения.

— Извините, у вас закурить не найдётся?

Я поднял на него голову. Высокий, в светлых джинсах и чёрной футболке, на голове тонкая шапка, из-под которой выбивалась маленькая, но необычно яркая рыжая прядь. Он выжидающе смотрел на меня своими раскосыми глазами медового цвета, и я отдал сигарету, не сводя с него внимательного, любопытного взгляда.

— Зажигалка нужна?

— Нет, — улыбнулся незнакомец, — спасибо. У меня своя.

«Zippo» на мгновение мелькнула в его руке, но я успел выхватить краем глаза гравировку на корпусе в виде замысловатых символов.

«Развелось тут всяких… — чертыхнулся я про себя, когда парень скрылся за дверью кафе, и нервно потёр кольцо с крупным чёрным камнем в серебряной оправе. — Попробуй, отличи».

Кофе был всё таким же горячим, но свой прежний вкус отчего-то внезапно потерял. В напитке появилась странная горькая нотка, и я неприязненно поморщился, осознав, что не могу избавиться от ощущения чего-то тягуче-липкого. Будто меня незримо чем-то коснулись, и остался нестираемый след.

***

— По-моему, Кристоф, тебе проще будет взять отгул, — резонно заметил Амир, мой давний друг и коллега. — Отпуск вряд ли дадут, но сам знаешь: если начнёшь сомневаться, вылетишь за профнепригодность.

— Знаю, — отмахнулся я, выложив на стол свою толстую записную книжку, куда были внесены имена нарушителей и ещё не выполненные задания. — И всё же не уверен, что моя безотказная интуиция вот так запросто дала осечку. Охотники не могут ошибаться, и как бы я ни устал, чутьё не должно подводить.

— Стало быть, думаешь, что этот парниша — не фрик?

— Вряд ли. Фриков сейчас немерено развелось, строят из себя не пойми кого, маячат перед глазами и раздражают своей тупой игрой в «не таких, как все». Их за сутки по несколько десятков попадается, но ещё ни один не вызывал такого смутного ощущения скрытой угрозы. Что-то не так в этом парне, — добавил я после некоторой паузы, — и я бы с радостью бросил все нынешние дела ради ответов на свои вопросы.

— Вот именно поэтому, — ответил Амир, подняв указательный палец, — я советую тебе выпросить у руководства отгул за свой счёт, чтобы оно не пилило потом за разбор личных проблем в рабочее время. И лучше, если ты пойдёшь прямо сейчас, а то, я слышал, комиссия какая-то вечером приедет. Не до тебя будет.

— Понял, — протянул я, вздохнув.

Записная книжка лежала передо мной раскрытая. Задания расписаны едва ли не на месяц вперёд, и скорый темп работы крайне редко позволял Охотникам хотя бы на пару дней отвлечься от своих обязанностей. По этой причине мы не строили семей, перебиваясь лишь короткими интрижками для разнообразия. Даже питомца не заведёшь, так как элементарно некому будет следить за ним и кормить — учитывая план работ, я появляюсь дома, быть может, на ночь и то не всегда. Впрочем, в родных стенах порой тоже приходится доделывать начатое задание, и поиск нарушителей в состоянии транса через мир за Гранью, пожалуй, самое простое из того, что мы вообще можем.

Иначе говоря, дел было невпроворот, и поэтому, исходя из «человеческой» интуиции, я двинулся в кабинет руководства почти с чёткой уверенностью, что получу отказ.

***

Мы встретились с Амиром тем же вечером, когда он после недолгого, положенного по уставу, сна принимал смену, собравшись в ночной рейд по районам.

— Ну, как? — спросил он меня, закинув за спину новый арбалет. Друг ещё вчера что-то твердил о его фантастическом акселе[1] по сравнению с предыдущим, но понять все его разглагольствования удалось только сейчас, увидев оружие воочию. — Ходил?

— Ходил. Час просидел в кабинете, пока проверяли мои показатели, кучу документов перевернули, вопросами засыпали… В общем, кое-как дали одну неделю, начиная с понедельника, но способностями при этом пользоваться запретили. То есть, по факту на время отгула я лишаюсь звания Охотника. Идиотизм какой-то…

— Кристоф, я тебе удивляюсь, — рассмеялся Амир. — По новым правилам уже давно так положено. После нескольких инцидентов с применением магии вне рабочих ситуаций руководство перешло к радикальным мерам, и тебе на самом деле повезло, что обошлось только кабинетом секретаря. Некоторым нашим собратьям силу полностью блокируют на время отдыха или ставят ограничитель на печать.

— Я не вникаю в эти новые правила, — буркнул я в ответ, — если они напрямую меня не касаются.

— А следовало бы. Ладно, не переживай, — Амир похлопал меня по плечу, — и попробуй отдохнуть как следует.

— А мои задания?

— Те, что расписаны на предстоящую неделю, распределят между отрядами. Самые сложные, скорее всего, отдадут нашему, но вряд ли это пойдёт в ущерб общему плану. Как говорится, бывало и хуже.

Амир ещё раз поправил свой арбалет, закрепил ремень на поясе и вышел из оружейной на улицу. Я хмыкнул, оглядев серое помещение; здесь не было нужды появляться, но всякий раз, меняя оружие на новое, его следовало регистрировать и оставлять на первичное хранение при необходимости именно в оружейной. Мой зачехлённый ятаган очень тихо позвякивал за спиной при каждом шаге, и я настолько к этому звуку привык, что вряд ли бы смог сдавать «друга» под запись, как это делали раньше, ещё до моего зачисления в ряды Охотников.

Привычная отметка на КПП, затем неспешный путь домой. В этот раз в родных стенах удастся задержаться немного дольше, чем это бывало обычно, и предстоящим субботним утром я планировал поспать хотя бы пару лишних часов. С нашей работой такая возможность выпадает крайне редко, и очередная форс-мажорная ситуация стала бы для меня неприятным сюрпризом.

На город уже опустилась ночь. В такой поздний час людей можно было по пальцам пересчитать, и я рассеянно глядел по сторонам, стараясь вообще ни о чём не думать. Какая-то девушка цокала каблуками по асфальту, двигаясь мне навстречу, и я краем глаза случайно приметил рыжие кудряшки из-под капюшона тёплого пальто. Голова тут же наполнилась воспоминаниями о сегодняшнем незнакомце, и ворох вопросов опять разбудил в глубине души смутную тревогу. Я мысленно выругался.

«Ну чистое издевательство! Ни на миг нельзя расслабиться!»

И, сунув руки в карманы плаща, зашагал быстрее.

***

Можно сказать, что мне вполне неплохо спалось этой ночью, если не считать двух потраченных часов на усыпляющий транс. Этой возможностью не принято повсеместно пользоваться, она вызывала привыкание, но я рисковал не уснуть совсем и подвести ребят в предстоящих рейдах — как дневном, так и ночном. Предписанный уставом сон вряд ли бы спас положение.

О кофе я даже не думал. Сегодня был как раз один из тех деньков, когда отлучаться позволялось только по нужде, а еда закидывалась в рот на бегу. Уже с самого утра начались какие-то проблемы, всё шло шиворот-навыворот, и я про себя разводил руками, думая, что жизнь, как обычно, отрывается, прежде чем дать отдохнуть.

Перед ночной сменой наш отряд по заданию вышел в рейд по отдалённой местности, в какие-то частные массивы, и по отчёту, который нам выдали, предстояла всего лишь очередная зачистка. Случается, что Грань иногда рвётся в каком-то месте, духи попадают в мир людей и начинают буянить. Такую ситуацию исправить не составляет особого труда, но сейчас, чем дальше мы продвигались по кварталам, тем сильнее я ощущал неприятную вибрацию своего ятагана.

— Не сей панику раньше времени, — усмехнулся Ганс, самый старший Охотник в нашем отряде. — Оружие иногда способно быть более чувствительным к чужеродной энергии, и если это так ощутимо, то, вероятно, просто Грань прохудилась больше, чем надо.

Я недоверчиво подёрнул плечами. Отряд продвигался размеренным шагом, высматривая по сторонам источник возможной опасности. Тот нашёлся почти на самой окраине частного массива, и мы поначалу не поняли, что вообще происходит. В воздухе в хаотичном танце кружились белые туманные сгустки в количестве как минимум нескольких десятков, и среди них резкими скачками метался один чёрный. Ударяясь о землю, он на доли секунды обретал очертания худощавого мужского тела и затем снова обращался угольным сполохом.

— Помочь или не мешать? — тихо спросил я у Ганса, и тот задумчиво покусал нижнюю губу.

— Двинемся вперёд, а там узнаем.

Оружие у нас уже было наготове и вибрировало так, что сковывало руки по самые плечи. Меня пугала подобная реакция ятагана, я нервничал, неизбежно теряя концентрацию, и чувствовал, что не одного меня тревожит подобный расклад. Когда мы приблизились более чем достаточно, безумный танец внезапно замедлился, и я едва успел выкинуть перед собой магический щит. Озлобленные духи ударились об него с пронзительным визгом, но, даже потеряв часть своего нематериального тела, снова яростно бросились в атаку. Чёрный туманный сгусток, лавируя между нами, сильно мешал сосредоточиться, мы не понимали, чего от него ждать, помощи или подвоха, потому наносили удары рассеянно, и битва затянулась.

Со временем я почувствовал, что слишком устал; борьба на два фронта выматывала куда больше, чем можно себе представить, оттого в порыве негативных эмоций, раздосадованный маячившим перед глазами чёрным пятном, я намеренно задел его ятаганом. Послышался короткий вскрик; туманный сгусток ударился о землю, приняв расплывчатую форму человека, и я увидел искренний испуг, застывший во взгляде на пару мгновений. Лица у незнакомца не было, только его очертания, но горевшие янтарным огнём глаза выражали смесь боли, страха и разочарования.

Очередной взбесившийся дух кинулся на возведённый мной щит и отскочил с отвратительным верещанием. Я чётким ударом снизу разрубил его напополам, а когда снова посмотрел в то место, куда упал неизвестный, его там уже не было.

«Чёрт…»

Я раздражённо сплюнул, вернув оружие за спину. Духов больше не наблюдалось, отряд построился для возвращения на базу, и только мне всё не удавалось сойти с места, будто что-то меня здесь удерживало. Ощущение чего-то тягуче-липкого на миг вернулось и исчезло, как и непривычно горьковатый привкус эспрессо, возникнув, бесследно растворился.

«Надо было бить сильнее, — мысленно упрекнул я себя, заняв наконец своё место в строю. — Глядишь, и голову бы ломать не пришлось».

— Что, упустил? — подколол меня Ганс, пока мы спешно шагали обратно, и я досадливо отмахнулся. Вчерашние воспоминания занимали все мои мысли, необъяснимое беспокойство никак не желало отпускать, и мне так и не удалось уснуть в отведённое для отдыха время. В итоге я вышел в ночной рейд совершенно разбитым, проклиная всё на свете и самого себя в первую очередь.

Теперь оставалось только надеяться, что подобная несобранность не выйдет мне боком.

2

Солнце ярко светило через маленькую щёлку между плотными тёмными шторами; казалось, что полутьму в комнате разрезала тонкая стена света, в которой виднелись летавшие в воздухе пылинки.

Я бесцельно таращился в потолок уже два часа. Пробуждение было достаточно резким, на часах значилось 10:45, и меня в первые секунды охватил испуг.

«Неужели проспал?!»

Уже около ванной, выхватив краем глаза сегодняшнее число на календаре, я упёрся рукой в косяк и рассмеялся. До такой степени тело и разум привыкли к бешеному ритму работы, к отсутствию выходных и короткому сну, что слово «отдых» вообще никак не укладывалось в голове. Я не жаловался на свою загруженность, да и в рейдах, как собака, не уставал. Быть может, именно по этой причине не было такого облегчения и ощущения свободы, как это случается у других.

Я неспешно выпил крепкого кофе и лёг обратно в постель. Навалилась просто фантастическая лень, какой мне прежде не доводилось испытывать, потому почти до позднего вечера я только кочевал между холодильником, туалетом и кроватью. До тех пор, пока не понял, что больше не могу тупо ворочаться, как тюлень, с боку на бок. Из этого состояния надо было срочно выбираться, и я, недолго думая, дотянулся до мобильного.

— Амир, — выдохнул я в начале одиннадцатого, сидя на полу с телефоном возле уха. Друг на том конце провода, судя по характерным звукам, куда-то бежал. — По-моему, я зря в отгул ушёл. В рабочем ритме мне…

— Ты не совсем вовремя, — грубо перебил он. — Я не готов с тобой вести задушевные беседы. Тем более, мне казалось, ты делом занят. Разве нет?

— Пока нет. Я…

— Некогда прохлаждаться, Кристоф. У тебя всего неделя, так что давай, соберись. Я как раз слышал, что в баре сегодня снова какая-то вечеринка. Наведайся, выпей, заодно, может, узнаешь чего по поводу своего «недофрика».

Амир кого-то окликнул и отключился.

— Ну вот, — буркнул я, поднявшись на ноги. — Стоит только покинуть ряды Охотников, как им сразу становится не до тебя.

В ход пошла ещё одна кружка кофе, третья за сегодня. Друг был прав: времени в обрез. Потерянный день придётся восполнять ускоренным темпом работы, и осознание этого факта сбросило с меня ленивый морок. Пусть не полностью, но по большей части. Я быстро привёл себя в порядок, сложил наконец разбросанную рабочую одежду и натянул вместо неё обычные джинсы и серую водолазку. Сверху накинул кожаную куртку, переложил в нагрудный карман сигареты с зажигалкой и сунул ноги в чёрные кроссовки.

«Прости, друг», — подумал я, бросив короткий взгляд на зачехлённый ятаган. Мне ни разу не доводилось выходить из дома без оружия, даже в запланированный отпуск в прошлом году, и чтобы не было так обидно, я закрепил за поясом тактический нож.

«Без ятагана как без рук, честное слово».

Спустя несколько минут меня уже охватила прохлада ночных улиц. Бар, о котором упоминал Амир, находился всего в трёх кварталах от моего дома. Сравнительно небольшое заведение, чьё название мне так и не удалось запомнить за столько лет, но одно я знал точно — здесь продавалось лучшее в городе пиво. Мы с Амиром часто сюда забегали на десять-пятнадцать минут, бармены знали нас в лицо и наливали кружку без очереди. Деньги друг отдавал сразу за двоих и почти никогда не брал сдачи.

В этот раз меня также встретили с привычной улыбкой, и молодой парень с аккуратной бородкой только поинтересовался:

— Отчего не в форме?

— В отгуле, — ответил я, принимая кружку, наполненную до самых краёв, и бармен понимающе кивнул.

Бар сегодня действительно проводил концерт какой-то местной группы, народу было много, и мест хватало не всем. Со сцены доносился чей-то приятный мужской голос, прерываемый иногда визгом поклонниц, и я песни, наверное, три или четыре, просто слушал. Чаще всего здесь играли те, чью музыку мне было сложно понять, но сегодняшние выступающие своим творчеством буквально ласкали уши. Электрогитара и барабаны не перебивали собой вокал, а исполнитель просто пел, негромко, без повышенных тонов. Качая головой в такт, я отставил от себя пустую кружку и из чистого любопытства развернулся лицом к сцене.

«Ты?..»

Ладно хоть не пил в этот момент, а то бы точно подавился. С невысокой сцены, сидя на барном стуле, глядел в толпу гостей тот самый «недофрик», о котором я как раз собирался разузнать у здешних завсегдатаев. Девушки толкались перед заграждением, махали ему руками, и он улыбался по возможности каждой из них. Как и в первую встречу, его волосы были скрыты под тонкой шапкой, только одежда вся белая — узкие брюки и толстовка.

Бросив бармену пару купюр, я начал спешно пробираться к сцене, но толпа поклонников оказалась настолько рьяной, что застопорила меня на середине пути и дальше не пустила. Группа меж тем на этой песне закончила своё выступление, и вокалист после поклона медленно пошагал в гримёрку за сценой, заметно прихрамывая на правую ногу.

— Стой! Стой, говорю!

Парень продолжал идти, не реагируя на мои крики, тонувшие в общем восторженном гуле. У края сцены два помощника подхватили его под руки и помогли спуститься; за последним участником группы закрылась дверь в гримёрку, и толпа, наконец, отпустила меня.

— Кто это сейчас выступал? — спросил я с досадой в голосе, вернувшись на своё место за барной стойкой.

— О, — рассмеялся мужчина в красной кепке, надетой козырьком назад. Он был весьма крупного телосложения, и ему больше бы подошла большая кружка пива, чем бокал мартини, который он медленно тянул через трубочку. — Этот парниша частенько здесь поёт. Официально представляется как «Che-Shi-R», и девчонки с него прямо млеют.

— Они просто неравнодушны к семейству кошачьих, — усмехнулся я в ответ.

— Не спорю, но в узком кругу он предпочитает звать себя коротко — Ши. Ничего вроде особенного, только бабка, говорят, у него была японкой. Знаешь, что в японском языке означает слово «shi»?

— Смерть.

— Именно. И если Че-Ши-Р таким образом решил показать свои корни, то на месте девчонок я бы его боялся.

— Это всего лишь имя, — возразил я, хотя в душе чувствовал, что былая тревога снова начала подниматься из глубин сознания. — Большинство не знает его значения, а если и знает, то сейчас очень модно делать упор на тёмную сторону. Готика, тлен, мрачная романтика… Стоит только вспомнить, сколько было шума после выхода «Сумерек» на экраны. Девочки, совершенно одурманенные киношными вампирами. По-моему, такая ерунда даже внимания не стоит.

Собеседник мне не ответил в этот раз, только покачал головой, и я решил больше ни о чём его не спрашивать. Информации для размышлений на сегодня и так было более чем достаточно, но мысли и воспоминания о Ши и том странном духе из частного массива постоянно путались между собой. Я не мог чётко отделить одно от другого, обе встречи объединяло почти одинаковое гнетущее беспокойство. С чем мне довелось столкнуться в тот день? С носителем магических способностей или же с первой в жизни ошибкой? Шагая по ночным улицам, я мысленно метался от одного парня к другому, но если с первым хотелось только поговорить, то по отношению ко второму меня терзало ощущение жгучего стыда. Судя по тому испуганному взгляду, дух не хотел нам мешать, напротив, старался помочь, но нарвался на мой ятаган. И это вместо благодарности. Впрочем, если ему хватило сил исчезнуть, значит, ранен он был несильно, но, увидев сегодня на сцене хромавшего Ши, я поймал себя на совершенно глупой мысли, будто виноват и в этом тоже. Точно одну и ту ситуацию видел с разных ракурсов, и это выбивало из привычной колеи.

***

Следующее утро я сразу начал с посещения бара. Конечно, было немного шансов узнать, где именно обитает любимец здешних гостей, но хотя бы номер квартала уже стал бы хорошей зацепкой.

Я снова засел за барной стойкой с кружкой холодного пива. Дурацкие правила очень крепко связали меня по рукам и ногам: ни ментальное зондирование, ни гипноз, ни простейшие магические уловки мне были недоступны. Нет ничего проще, чем напрямую послать Ши телепатический сигнал. Если отреагирует, схвачу за шкирку и отправлю на проверку. Если нет, то я либо действительно ошибся, либо здесь нужно что-то посерьёзнее. В моём же распоряжении были только умения обычного человека, и это значительно усложняло мне поиски.

В расписании на сегодняшний день не значилось никаких концертов, и немногочисленные посетители медленно потягивали алкоголь, сидя за полупустыми столами.

— Ты снова здесь? — услышал я знакомый голос за своей спиной, и ко мне за барную стойку подсел мой вчерашний собеседник. Кепки на нём не было, и оказалось, что мужчина скрывал под ней короткий чёрный ирокез.

— Снова, — кивнул я, и он протянул мне руку.

— Мы, кстати, так и не познакомились. Ларри.

— Кристоф.

— Прямо как мой брат, — удивился Ларри и заказал у бармена сразу две кружки пива. — Я тебя вроде как-то видел здесь, нет?

— Да, иногда с другом забегаем ненадолго. Я тут кое-что спросить хотел, раз уж ты пришёл. Не знаешь случайно, где живёт Ши?

— Ты в поклонники, что ли, затесался? — усмехнулся мужчина, осушив разом половину первой кружки. — Зачем он тебе?

— Зажигалку хочу свою вернуть. Именная, дорогой подарок от начальства. Дал этому засранцу прикурить, а он вышел на улицу с ней и пропал.

— Кто ж дорогие вещи направо-налево раздаёт, тем более молодняку с пустыми карманами? — покосился на меня Ларри и, вздохнув, задумался. — Честно, я даже не знаю, как тебе помочь. Кто говорит, что его дом стоит боком на окраине пятого квартала, кто — в центре седьмого. Сложно дать точную информацию, потому что Ши сам никогда и никому не рассказывал о себе. Только слухи… Хотя подожди, — оживился он, начав кого-то выискивать глазами среди посетителей. — Йоко!

Ларри помахал рукой, и к барной стойке плавно подошла невысокая девушка азиатской наружности с длинными угольно-чёрными волосами.

— Привет, — сказала она мягко, даже не взглянув на меня. — Чем могу быть полезна?

— Нужна информация о Ши, — ответил я, и Йоко задумчиво закусила губу.

— У любой информации есть цена.

— Миллионами, увы, не владею.

Девушка звонко рассмеялась.

— Тогда просто поиграй со мной. Сумеешь оставить меня довольной, расскажу, что пожелаешь, а не сумеешь, заплатишь по тройному тарифу. Идёт?

Недолго думая, я согласился. Ларри одобрительно похлопал меня по плечу, и мы с Йоко поднялись на второй этаж по винтовой лестнице. Душу, конечно, терзали сомнения, но если эта азиатка знала хотя бы что-то о Ши, за такую возможность следовало хвататься всем своим существом.

***

Когда я вышел, точнее, выпал из бара на улицу, запнувшись о порог, город уже накрыла ночь. Меня знатно шатало; из воспоминаний о последних часах, прошедших за закрытой на ключ дверью маленькой комнаты, были только пятна разлитого по постели вина, тонкие белые пальцы на моём лице и какой-то сладкий аромат, от которого большая часть проведённого в баре времени оказалась стёрта из памяти. Мой тактический нож, к счастью, лежал в кармане, правда, вместе со свёрнутой вдвое бумажкой, где значились только две цифры — 5 и через дробь 7.

«Если не выставила мне счёт, значит, осталась довольна, — подумал я, оценивая свои дальнейшие возможности на сегодня. — Нет, пожалуй, лучше домой…»

Дорога до подъезда вышла невероятно долгой. Мне приходилось часто останавливаться, дурман от сладкого аромата не проходил, и только в душе под струями прохладной воды стало немного легче. Тело пестрило множеством царапин и ссадин, будто я не с азиаткой развлекался, а с кошками воевал.

«Зато теперь известно, где искать Ши. Пятый квартал, седьмой дом, а там чутьё наверняка подскажет».

Я вышел из душа, упал животом поперёк кровати и так и остался лежать. Тошнотворное состояние не давало толком сосредоточиться, и как минимум половина ночи прошла в мучительной борьбе с «каруселью» перед глазами. Уже ближе к рассвету меня наконец-то сморило на несколько часов, но лучше бы я не засыпал совсем. Швыряло как по волнам из сна в реальность и обратно, и наутро в бесцельном блуждании взглядом по потолку мне казалось, что этот день тоже будет прожит впустую. Иными словами, я чувствовал себя не лучше, чем вчера.

***

Легче не стало и на следующее утро. Я только кое-как добирался до кухни, чтобы попить, затем возвращался обратно в кровать. День сменялся вечером, ночь — очередным утром, и в конечном итоге почти вся неделя была потеряна в этом безобразном состоянии. Я более или менее оклемался где-то за полтора дня до окончания своего отгула и очень долго потом поносил Йоко, и вслух, и про себя, за упущенное драгоценное время.

***

Солнце ещё только поднималось, когда я спешным шагом петлял по дворам пятого квартала в попытках отыскать седьмой дом. Пятый, шестой, а затем сразу восьмой. Седьмого не было. Я уже начинал потихоньку закипать, по десятому разу пересекая одни и те же улицы, когда краем глаза приметил на скамейке парня в знакомой одежде.

— Что вам нужно? — спросил Ши неприязненным тоном, отложив в сторону книгу, которую читал. — То в кафе сверлили мне спину взглядом, то в клубе. Теперь возле моего дома круги нарезаете. Вы следите за мной?

— Не совсем, — ответил я и присел рядом на скамейку. — Ты всякий раз ускользаешь от меня, но как только мне стоит начать тебя искать, то сразу же возникаешь перед глазами. Кто ты?

— А вы кто? Задаёте мне глупые вопросы, и думаете…

— Ши, — прервал я его и ухватил за запястье руки так сильно, что парень коротко вскрикнул от боли. — Я не тот, кого можно так просто одурачить. В день нашей с тобой первой встречи ты неосознанно зацепил меня своей защитной аурой, и прямо сейчас она пульсирует в ритме твоего сердца.

Ши промолчал, поджав губы, но продолжил смотреть мне прямо в глаза.

— На подобную магию нужно разрешение, а я не вижу на тебе ни единой печати. Так кто ты?

— Пришелец, — огрызнулся парень и дёрнул руку, освободив её из моих тисков. — Нет никакой разницы, к какому виду я отношусь, если такие как вы всё равно заклеймят нарушителем.

Он поднялся со скамейки, захватил книгу и, прихрамывая, зашагал прочь от меня. Я догнал его буквально в два прыжка и встал на пути, схватив за плечи.

— Поверь, нарушителя в тебе я бы сразу распознал. Меня в этой области считают одним из лучших, мной изучен каждый тип вдоль и поперёк, но твоя энергия…

Я не успел договорить, потому что Ши внезапно вскинул руку. Неприятный короткий свист до ушей долетел мгновением позже, и я от неожиданности шарахнулся, когда прямо перед нами раскрылся огненный щит. Выпущенная кем-то стрела со звоном ударилась об него и упала на асфальт, после чего парень, начертив перед собой в воздухе замысловатый символ, сотворил вокруг туманную завесу.

— По мою душу или по вашу? — на удивление спокойно спросил он, держа меня за руку. Я совершенно ничего не видел в этой белой пелене, только слышал, как Охотники вдалеке ругались между собой, называя нас обоих по именам.

— Хотел бы я знать…

Проводник не отпускал моих пальцев. После нескольких минут блуждания по неизвестности Ши развеял густой туман, и я обнаружил себя стоящим посреди маленькой комнаты. Не заправленная кровать, узкий шкаф для одежды и письменный стол. Ни предметов декора, ни штор на окнах, только лампочка свисала с потолка.

— Так кто же ты? — спросил я снова, когда парень аккуратно опустился на постель, откинув одеяло. — И почему хромаешь?

— Неудачно упал, — отмахнулся Ши, подтянув больную ногу к себе.

— Дай взгляну.

— Не надо. Я как-нибудь без вашей помощи обойдусь.

Он стянул с себя джинсы, вынул из-под подушки новые марлевые бинты, а старые медленно снял.

— Это след от клинка, — мрачно заключил я, увидев глубокий порез, который пересекал бедро парня почти от самой выступающей точки до колена. — Повезло, что артерию не задели. Когда тебя ранили?

— Давно. Зачем вы об этом спрашиваете?

— Затем, что у меня странное чувство. Не тебя ли я тогда случайно ятаганом подсёк?..

Это было очень рискованно с моей стороны, но уж лучше сразу в лоб спросить, чем ходить вокруг да около. Ши промолчал, правда, от моего взгляда не ускользнуло то, как едва заметно дрогнули его пальцы.

— Ши, — сказал я тихо, забрав у него бинты и принявшись самостоятельно перевязывать повреждённое бедро. Парень отвернулся от меня и снова засопел, поджав губы. — Ты не должен меня винить. Я не со зла.

— Охотники никогда не разбираются прежде, чем ударить. Вы в своём недоверии отняли у меня энергию, которой и так осталось мало. Видите? — Ши указал пальцем на рану. — Она не заживает. И не заживёт, если я не сумею вернуть себе то, что потерял.

Он снова замолк, и я не стал напирать с вопросами. Просто продолжил аккуратно забинтовывать бедро, терпеливо ожидая.

— Мне не нужна печать, — начал Ши, спустя достаточно долгое время, — потому что я не маг и даже не человек. Это тело — лишь временное пристанище, оно разрушается от моей силы, а без него в своём истинном облике я вряд ли протяну больше двух или трёх часов.

Парень сделал очередную длительную паузу, и я, закончив с перевязкой, присел рядом с ним на край кровати.

— Когда-то у меня был прекрасный хозяин, — продолжил он едва слышно, — которому я служил верой и правдой долгие годы, но в жестоких войнах удача даже тем, кого считают непобедимыми, сопутствует не всегда. Он пал от копья, не дойдя и до середины жизни, а клинок, что служил мне домом, превратился в две бесполезные половинки. Кто я теперь? — спросил с надрывом Ши и обратил ко мне своё лицо. — Живущее обманом воплощение, у которого нет ничего, кроме угасающей надежды. Я делаю то, чего делать не должен, и пою в клубе, лишь бы не оказаться без крыши над головой. Чтобы сохранить это тело хотя бы ещё немного…

Парень тяжело вздохнул и устремился взглядом в запылённое окно.

— Я не заслужил быть причиной ненависти. Моё имя уже давно не имеет того значения, которое было прежде. Теперь это просто набор букв, и знаете, быть может, это прозвучит нелепо, но, похоже, тогда, в кафе, своим новым хозяином я неосознанно выбрал вас. Не потому, что сам захотел. Просто так получилось.

Я тихонько засмеялся. Уже в середине признания стало абсолютно ясно, кто такой Ши, и почему не удавалось раньше опознать его как мага, но я не стал его останавливать. Среди Охотников ходило немало легенд о воплощениях или так называемых «душах» внутри оружия, способных увеличить боевую мощь до невероятных пределов, но всерьёз подобные истории, как правило, не воспринимались. Не более чем фантазии, годные разве что в качестве сказки на ночь.

— Говорят, что именно оружие выбирает хозяина, — сказал Ши, и я уловил в его голосе еле скрываемую обиду, — но я вижу, что вы не верите в это. Не верите в мою боль и мой страх.

— Ошибаешься. Как ни странно, я доверяю тебе целиком и полностью, хоть и против собственной воли.

— Тогда почему смеётесь?

— Просто понять не могу, — отозвался я далеко не сразу, — счастливчик я или полнейший кретин.

Моя дилемма оказалась для Ши трудна в понимании, у него появилось ко мне множество вопросов, но я не хотел сейчас давать на них ответы.

— Оставляете меня? — расстроенно произнёс парень, угадав в моих движениях намерение покинуть его дом.

— Ненадолго, — поспешил я его успокоить. — Ты ведь должен понимать. Твоё признание поставило меня перед сложным выбором, и я не вправе рубить с плеча.

— Знаю, но волей случая вы всякий раз следуете за мной, а я — за вами. Это неизбежно, если только судьба не совершила жестокую ошибку.

Ши проводил меня до двери, и, спускаясь по ступеням, я обернулся на его оклик.

— Не думайте слишком долго. Можете не успеть.

Он медленно закрыл за собой дверь, точно нехотя. Громко щёлкнул замок, и я очнулся уже на улице, у той скамейки, где мы сегодня встретились.

«Так. Пятый квартал, дом номер… Пять? Или шесть? Было же записано…»

Поискав листок в кармане джинсов, я осознал, что не могу его найти, а из памяти стёрло подчистую весь последний час. Остались только обрывки разговора и ощущение, будто от меня ускользало что-то очень ценное. На смену былой тревоге пришло странное разочарование. Я ведь нашёл, что искал, и понимал это крайне отчётливо, но целая картина в этой истории никак не складывалась. Будто паззл, в котором не хватило всего одного маленького кусочка.

Так что же я упустил?..

3

Утро первого рабочего дня выдалось тёплым по погоде и крайне отвратительным по моему состоянию. Я был сам не свой, полночи не спал, страдая от навязчивых мыслей и беспокойства, и миновал КПП, словно на автопилоте. Ребята, которые были мне знакомы, здоровались со мной и недоумённо косились, не получая привычного ответа — я просто никого вокруг не замечал. Впрочем, стоило мне только показаться в общем коридоре базы, как меня тут же поймали и велели немедленно явиться к руководству в кабинет.

— В чём дело, Кристоф? — бросил в мою сторону Григ, высокий сухопарый мужчина, у которого густые брови были вечно сурово сведены к переносице. Я даже ещё порог переступить не успел. — Как я должен это понимать?

— Что именно?

— Не прикидывайся идиотом. Тебе позволили взять отгул для решения личных вопросов, а ты в итоге мало того, что занимался рабочими делами вместо отдыха, так ещё и стал помехой при выполнении задания. Как ты это мне объяснишь?

— Никак, — твёрдо ответил я, осознав, что речь идёт о Ши и том инциденте в пятом квартале. — Мне необходимо было найти ответ на свой вопрос, и я его нашёл. К тому же не понимаю, почему Охотники сразу перешли к действию, несмотря на моё присутствие.

— Скажи мне, Кристоф, — проговорил Григ, поднявшись из-за стола, — давно ли это у тебя? Ты же один из лучших наших сотрудников, а тут оказывается, что ведёшь какие-то дела с нарушителями за спиной руководства?

— Ши не является нарушителем. Я столкнулся с ним случайно и за время отгула разгадал его суть…

— Ты не вправе заявлять мне такое в лицо, — перебил меня Григ, повысив голос. — Это грубое нарушение предписаний, и было бы правильным прямо сейчас подписать приказ о твоём отстранении.

Мужчина нервно зашагал по кабинету, обошёл кругом свой стол и вернулся обратно в кресло.

— Этого парня мы пытаемся поймать уже очень давно, и сегодня на его поиски отправятся второй, четвёртый и пятый отряды. Ты в том числе, Кристоф, но если хоть ещё раз попытаешь помешать, вряд ли отделаешься простым отстранением от должности. Иди.

Я спешно покинул кабинет. От накатившей злости бешено колотилось сердце, пальцы были сжаты в кулаки до белых костяшек, и мне стоило немалых сил терпеливо дождаться выхода отрядов в запланированный рейд.

— Я уже знаю, по чью душу мы идём, — сказал Амир, поравнявшись со мной, — но ты должен понимать, что у меня здесь связаны руки. Помочь, конечно, постараюсь, но шансов мало.

— Тогда просто не мешай. Если будет потом возможность, я всё тебе объясню.

На город опустилась вечерняя прохлада, солнце скрылось за горизонтом, и люди постепенно расходились по домам. Они нас будто не замечали, мы проходили район за районом и наряду с ментальным зондированием заглядывали чуть ли не в каждый подвал. Ши нигде не было.

«Как только я начинаю тебя искать, ты всегда появляешься перед глазами. Так почему же сейчас не отвечаешь?..»

Я неосознанно рвался вперёд и всякий раз одёргивал себя, когда равнялся с ведущими строй. Беспокойство с каждым новым шагом становилось только сильнее, и короткое имя воплощения порой тихо срывалось с моих губ. Я уже не замечал, что звал парня вслух, отчего ловил на себе косые взгляды коллег и их неприязненные смешки.

— Кажется, нашёл!

Этот окрик вырвал меня из омута тревожных мыслей, и я бросился в указанную Охотником сторону, обгоняя других. Амир только раз ухватился за моё плечо, но тут же благоразумно отпустил, напоровшись на полный отчаяния взгляд.

«Что ж, Кристоф, надеюсь, он того стоит, иначе…».

Иначе меня убьют. Я знал это с самого начала, с момента, когда оказался на улице после инцидента в пятом квартале.

— Ши!..

Парень обернулся. Он медленно шагал вдоль улицы, хромая ещё больше, чем прежде, и имел настолько болезненный вид, что даже за сотню метров мне были видны его фиолетовые круги под глазами. На миг бледные губы изогнулись в некоем подобии радостной улыбки, но она тут же сменилась испугом; я краем глаза уловил арбалетную стрелу, уже готовую сорваться с тетивы.

— Не смей!!!

От моего молниеносного толчка Охотник потерял равновесие, и выпущенная стрела вошла в дерево неподалёку.

— Сдурел, что ли?!

Отвечать было бессмысленно. Я уже сломя голову летел по улице за чёрным туманным сгустком, что почти сливался с вечерними тенями. Охотники с громким топотом мчались за мной буквально по пятам, и я вздрогнул, услышав позади предупредительный залп из пистолета.

— Кристоф! Остановись немедленно!

Бесполезно. Передо мной был только Ши, который всё чаще задевал асфальт и, похоже, постепенно замедлялся.

— Остановись, или я стреляю на поражение!

Ши в очередной раз коснулся земли и обратился туманной фигурой человека. В это же мгновение коротко щёлкнул арбалет, стрела со свистом пронеслась мимо моей головы и насквозь пробила парню здоровую ногу. Тот практически без звука плашмя свалился на холодный тротуар.

— Ши!!!

Я побежал быстрее и ощутил, как сердце ушло в пятки, когда за спиной раздался второй щелчок. Моё плечо пронзила резкая боль, я на миг запнулся, но не остановился.

— На поражение! Стреляйте на поражение!

Ши поднял голову и посмотрел на меня своими глазами, горящими янтарным пламенем. Время точно замедлилось, звуки оружий смешались и казались длинными залпами новогоднего фейерверка.

Стиснув зубы, я выхватил из чехла ятаган и швырнул его в сторону умиравшего воплощения.

— Не позволю!..

Клинок тонко зазвенел, ударившись об асфальт, и Ши крепко обхватил его пальцами, повернув вторую руку ладонью ко мне.

— Не позволю… — повторил он одними лишь губами, превратился в золотую пыль и плавно слился с оружием. Я даже не понял, каким образом ятаган вдруг оказался у меня, но время в ту же секунду вернуло свой прежний ход, и мне в спину ударил знакомый яркий свет огненного щита.

«Я успел. Слышишь меня? Успел…»

Парень не отозвался, и я осознал, что, глядя в ночное небо, отчего-то лечу на землю. Лезвие ятагана сверкнуло, отразив полыхавшие символы щита, затем последовал сильный удар головой об асфальт. Мир буквально рассыпался на мелкие кусочки, и я…

***

…проснулся.

— Кошмары? — спросил Амир, и до меня дошло, что мы оба находились в комнате отдыха на базе. Похоже, нам предстоял ночной рейд, судя по часам.

— Я бы так не сказал…

Мои пальцы были стиснуты на рукояти ятагана, и я, закусив губу, тихонько позвал:

— Ши…

Оружие мелко завибрировало, и передо мной на кровати из золотой пыли возник туманный худощавый парень с янтарным пламенем в глазах.

— Нужна помощь?

Я не ответил, только рассмеялся и откинулся спиной на большую подушку.

— У него опять кошмары, — развёл руками Амир.

— Разве? Вам стоит уже выкинуть из головы пережитый стресс, — заботливо проговорил мне Ши. — Это было давно, и нет смысла теперь беспокоиться.

— Знаю.

Я поднялся, спустил ноги на пол и подошёл к окну, прислонившись горячим лбом к прохладному стеклу. Этот сон виделся мной уже не первый раз во всех красках и подробностях. Такое впечатление, что сама судьба не давала забыть о столь важной перемене в жизни. И я всегда просыпался на моменте падения, словно то, что было после, — долгие месяцы пререканий с руководством и мой разлад с друзьями и коллегами, — не имело вообще никакого значения.

Впрочем, вопрос, который я постоянно задавал Ши после пробуждения, уже не вызывал удивления. Только снисходительную улыбку.

— Всё действительно было так?

И парень просто молча кивал в ответ. Каждый раз.



[1] Расстояние от оси до оси блоков

Другие работы:
+2
736
00:34
+4
Уважаемый автор, спасибо за рассказ. Я прочитала его и хотела бы сказать несколько слов, мнение обычного читателя. Бесспорно, на мой взгляд, вы талантливый человек, у вас интересные мысли и хорошо работает фантазия, НО есть огромное НО, вы излагаете свои мысли не понятно для читателя. У вас в голове роятся образы и мысли, и вы их выкладываете на лист бумаги, даже не задумавшись о том, поймет ли читатель, который абсолютно ничего не знает о ваших мыслях, что вы хотите сказать. Слова подбираете неумело.
Несколько примеров:
«Я сидел в уютном маленьком кафе, размеренно попивая сладкий эспрессо,..»
Слово «размеренно» имхо не подходит, лучше может быть не торопясь/ не спеша?
«Развелось тут всяких… — чертыхнулся я про себя, когда парень скрылся за дверью кафе, и нервно потёр кольцо с крупным чёрным камнем в серебряной оправе. — Попробуй, отличи».
Не понятно кого от кого он хочет отличить, о чем речь?
«Отпуск вряд ли дадут, но сам знаешь: если начнёшь сомневаться, вылетишь за профнепригодность.»
Сомневаться в чем? Что вряд ли дадут отпуск и за это вылетишь? Лучше, наверное, не «сомневаться», а «возмущаться/настаивать» или какое-то аналогичное.
Далее у вас резкий переход от обсуждения отпуска к каким-то догадкам. Без пояснения сложно читателю понять, что происходит.
Дальше речь идет о работе какими-то охотниками. Что это за охотники, читателю не понятно, хорошо бы было пояснить.
«Некоторым нашим собратьям силу полностью блокируют на время отдыха или ставят ограничитель на печать.» Хорошо бы поподробнее описать, что за сила и печать.
Почему, ни пользуются как магической силой, так и арбалетом – реальным оружием?
«Я хмыкнул, оглядев серое помещение; здесь не было нужды появляться, но всякий раз, меняя оружие на новое, его следовало регистрировать и оставлять на первичное хранение при необходимости именно в оружейной.»
Противоречивая фраза: или в оружейной не было нужды появляться (тогда зачем он там появился?) или ему нужно было там на время отпуска оставить оружие на хранение? Что значит «на первичное хранение»? есть вторичное?
Далее написано, что свое оружие он не сдал. Он нарушил правило, о котором вы рассказали выше? Или такое правило было раньше, до его появления в рядах Охотников, как пишите ниже?
«Голова тут же наполнилась воспоминаниями о сегодняшнем незнакомце,»… голова наполнилась воспоминаниями, как-то не очень звучит.
«Можно сказать, что мне вполне неплохо спалось этой ночью, если не считать двух потраченных часов на усыпляющий транс. Этой возможностью не принято повсеместно пользоваться, она вызывала привыкание, но я рисковал не уснуть совсем и подвести ребят в предстоящих рейдах — как дневном, так и ночном. Предписанный уставом сон вряд ли бы спас положение.»
Эта фраза вообще не понятна. Почему гг, если у него бессоница, подведет ребят в рейдах? Что за рейды ночные и дневные, если они зависят от того, уснет кто-то ночью или нет. Что значит «Предписанный уставом сон вряд ли бы спас положение»? Мы все спим по ночам, почему это у кого-то предписано уставом? И что если предписано по уставу, то можно уснуть мгновенно, но гг этим не воспользовался, т.к. это вряд ли спасет положение?
Лальше идет описание дня напряженой работы, как я поняла, тогда при чем тут отгул на неделю, о котором договорились? Человек пошел домой, выпросил отгулы, рассчитывал на другой день хорошо отохнуть, а в результате описывает день напряженной работы! и т.п.

Вам нужно поработать над стилистикой, обязательно после написания работы, откладывайте ее в сторону на несколько дней, а потом внимательно перечитывайте, старайтесь представить себя читателем, который ничего не знает о ваших мыслях, будет ли понятны ваши слова? Всего вам доброго. Вы начинающий писатель, у вас все отлично получится, если будете работать над словом. Но это мое частное мнение, почему у меня не получилось сопереживания. А мысли очень интересные, нужно только доработать рассказ.
12:06
+1
Вот написано много, на несколько десятков тысяч знаков, а такой сумбур-каламбур по сути, что вряд ли кто осилит текст. Проблема в том, что нарисованный вами, автор, мир понятен (наверное) только вам, а читателю объяснить что к чему и почему вы потрудились плохо. Поэтому возникает вопрос: что это за мир, где сосуществуют вроде как люди и духи? Почему охотники выходят в рейд на охоту за духами? Что это за отдельные сущности, у которых есть возможность вселяться в оружие? Ну и так далее, по мелочи.

По стилистике и языку вам уже пояснила барышня выше, вычитывать и править в тексте определённо есть чего.

В общем и целом, я поставлю 4 балла из десяти, но это хлипкая четвёрка — только за то, что определённый сгусток идеи имеется, но сырым, непродуманным, невычитанным текстом вы эту идею достойно преподнести не сумели.
18:15
Эх, есть у меня некая слабость к рыжим парням, поэтому плюсану. Не знаю насколько автор вдохновлялся аниме, но я в голове всех персонажей «нарисовала». История, кстати, напомнила «Короля-шамана», поэтому к законам придуманного автором мира претензий не возникло laugh .
И еще — рассказ дважды начинается и оба раза с кафе:
«Он встретился мне случайно, в кафе»
и
«Я сидел в уютном маленьком кафе»
это обескураживает.
Смею предположить, что перед цифрой «один» стоит описание. Во всяком случае, на это похоже :D
Mik
13:17
+1
Общее впечатление: Это отличный рассказ! Очень атмосферное городское фэнтези. Прочитал с большим удовольствием, особенно начало, когда история закручивается, и ещё ничего не понятно.

Сюжет
Есть некие Охотники, которые выходят в ночные рейды, чтобы охотиться за опасными сущностями, которые прорываются через какой-то барьер. Тема не нова, напомнило «Ночной Дозор» Лукьяненко, «Тайный город» Панова.

Кому-то что-то по сюжету оказалось не понятно. Мне было понятно всё.

Структура выстроена отлично. Вначале интрига: кто этот парень, почему он так важен? Потом поиски, преследование. Напряжение нарастает. Кульминация – рейд с охотниками. Развязка, в которой читатель видит, что произошло в результате. Благодаря выверенной структуре скука не появилась ни в одном месте.

Главный герой
Кристоф, Охотник. Один из лучших сотрудников. Любит свою работу, любит кофе, интересов вне службы не имеет (кроме бокала пива после смены). Персонаж достаточно цельный, непротиворечив в рамках своей логики. Не тупит в угоду сюжету, как это часто бывает. Например, я сразу связал хромоту рыжего и удар ятаганом по духу, и мне понравилось, что герой тоже это заметил сразу – это действительно показывает нам тот факт, что он был грамотным Охотником.

По характеру чем-то напомнил Антона Городецкого. Но, может, это субъективное впечатление.

Мир
Здесь всё достаточно скупо: ночные улицы, бары, кафе, кабинеты. С другой стороны, это же городское фэнтези, антураж для жанра нормальный. Здесь главное сюжет и герои.

Чего в описываемом мире не хватило: где всё происходит? Город, страна? Очевидно, что в нашей реальности, ведь упоминается Азия. Персонажи все какие-то интернациональные. Кристоф – французское имя, Лари – английское, Амиром могут звать и араба, и израильтянина, и выходца с Кавказа; ещё и японка в придачу. По именам невозможно определить, и антураж очень нейтральный. Если это США, можно добавить хотя бы одну деталь, например, герой утром открывает окно и чувствует бриз Атлантического океана. Или, например, во время погони описать, что Охотники пересекли мост через Рейн, и у читателя тут же произойдёт привязка: всё, это Германия.

Описание места действия
Я сидел в уютном маленьком кафе, размеренно попивая сладкий эспрессо

Я не знаток кофе, но бывает ли эспрессо сладким?
Перед ночной сменой наш отряд по заданию вышел в рейд по отдалённой местности, в какие-то частные массивы, и по отчёту, который нам выдали, предстояла всего лишь очередная зачистка.

Как-то очень размыто. Где они идут? Как это представить?
Тот нашёлся почти на самой окраине частного массива, и мы поначалу не поняли, что вообще происходит. В воздухе в хаотичном танце кружились белые туманные сгустки в количестве как минимум нескольких десятков, и среди них резкими скачками метался один чёрный. Ударяясь о землю, он на доли секунды обретал очертания худощавого мужского тела и затем снова обращался угольным сполохом.

А вот здесь ёмко и понятно.
Солнце ярко светило через маленькую щёлку между плотными тёмными шторами; казалось, что полутьму в комнате разрезала тонкая стена света, в которой виднелись летавшие в воздухе пылинки.

Хорошо!
Я неспешно выпил крепкого кофе и лёг обратно в постель. Навалилась просто фантастическая лень, какой мне прежде не доводилось испытывать, потому почти до позднего вечера я только кочевал между холодильником, туалетом и кроватью.

И это хорошо. Сразу представляется холостяцкая квартирка, в которой герой просто спит и ест, а остальное время проводит на работе.

Бар сегодня действительно проводил концерт какой-то местной группы, народу было много, и мест хватало не всем. Со сцены доносился чей-то приятный мужской голос, прерываемый иногда визгом поклонниц, и я песни, наверное, три или четыре, просто слушал. Чаще всего здесь играли те, чью музыку мне было сложно понять, но сегодняшние выступающие своим творчеством буквально ласкали уши. Электрогитара и барабаны не перебивали собой вокал, а исполнитель просто пел, негромко, без повышенных тонов. Качая головой в такт, я отставил от себя пустую кружку и из чистого любопытства развернулся лицом к сцене.


В общем, описания нормальные.

Представление персонажей
Высокий, в светлых джинсах и чёрной футболке, на голове тонкая шапка, из-под которой выбивалась маленькая, но необычно яркая рыжая прядь. Он выжидающе смотрел на меня своими раскосыми глазами медового цвета, и я отдал сигарету, не сводя с него внимательного, любопытного взгляда.

Нормально. Персонажа сразу легко представить.

Что касается главного героя, то его описания как такового нет. Тут сделано тоньше: образ Кристофа постепенно вырисовывается из мелких деталей: тут и отношение к работе, и конфликт с начальством, и убогая квартира, показывающая, что он жил только службой. И даже любовь к оружию показана не просто так – нужно же было чем-то обосновать, что дух выбрал именно Кристофа.

Язык
Я поднял на него голову.

«на него» лишнее уточнение
резонно заметил Амир, мой давний друг и коллега.

«мой давний друг и коллега» — лишнее уточнение. Персонаж проговаривает про себя то, что знает и так.
усмехнулся Ганс, самый старший Охотник в нашем отряде.

То же самое. При чтении таких фраз возникает ощущение, что автор дотошно расжёвывает читателю детали, чтобы читатель не запутался. Не надо разъяснять детали, их надо показать так, чтобы читатель сам понял, что Ганс – командир и авторитет.
Амир ещё раз поправил свой арбалет

«свой» — лишнее.

Ещё можно вычитать, поискать лишние, мусорные слова. Но в целом читабельно и понятно.

Выше посоветовали больше объяснять, чтобы читатель всё сразу понимал. Категорически не согласен! Понимание к читателю должно приходить опосредованно, складываться из фрагментов, как паззл из кусочков. Детали, контекст, обронённые фразы – вот что должно показывать картинку, но никак не пояснения автора. Тогда происходящее будет выглядеть достоверно, не как рассказ, а как подсмотренный кусочек чужой жизни.

Атмосфера, эмоции
Кофе был всё таким же горячим, но свой прежний вкус отчего-то внезапно потерял. В напитке появилась странная горькая нотка, и я неприязненно поморщился, осознав, что не могу избавиться от ощущения чего-то тягуче-липкого. Будто меня незримо чем-то коснулись, и остался нестираемый след.

Хорошее описание ощущений!
Я раздражённо сплюнул, вернув оружие за спину. Духов больше не наблюдалось, отряд построился для возвращения на базу, и только мне всё не удавалось сойти с места, будто что-то меня здесь удерживало. Ощущение чего-то тягуче-липкого на миг вернулось и исчезло, как и непривычно горьковатый привкус эспрессо, возникнув, бесследно растворился. «Надо было бить сильнее, — мысленно упрекнул я себя, заняв наконец своё место в строю. — Глядишь, и голову бы ломать не пришлось».

Тоже самое.

Текст достаточно эмоциональный, атмосфера ночных улиц и увеселитьных заведений чувствуется.

Название
«Кто ты?» Название отражает интригу рассказа: а кто же этот загадочный парень. В целом оно очень общее, означать для стороннего читателя может всё, что угодно. Не особо завлекательное.

Первая фраза
Он встретился мне случайно, в кафе во время небольшого перерыва, и с тех пор я напрочь потерял покой.

Отлично! Сразу и завязка сюжета – герой начинает поиск; и интрига – а кто же он, в самом деле, и почему это важно? и конфликт – очевидно, всё не так просто, раз герой так переживает. Хорошее начало!

Диалоги
— По-моему, Кристоф, тебе проще будет взять отгул, — резонно заметил Амир, мой давний друг и коллега. — Отпуск вряд ли дадут, но сам знаешь: если начнёшь сомневаться, вылетишь за профнепригодность.
— Знаю, — отмахнулся я, выложив на стол свою толстую записную книжку, куда были внесены имена нарушителей и ещё не выполненные задания. — И всё же не уверен, что моя безотказная интуиция вот так запросто дала осечку. Охотники не могут ошибаться, и как бы я ни устал, чутьё не должно подводить.
— Стало быть, думаешь, что этот парниша — не фрик?
— Вряд ли. Фриков сейчас немерено развелось, строят из себя не пойми кого, маячат перед глазами и раздражают своей тупой игрой в «не таких, как все». Их за сутки по несколько десятков попадается, но ещё ни один не вызывал такого смутного ощущения скрытой угрозы. Что-то не так в этом парне, — добавил я после некоторой паузы, — и я бы с радостью бросил все нынешние дела ради ответов на свои вопросы.
— Вот именно поэтому, — ответил Амир, подняв указательный палец, — я советую тебе выпросить у руководства отгул за свой счёт, чтобы оно не пилило потом за разбор личных проблем в рабочее время. И лучше, если ты пойдёшь прямо сейчас, а то, я слышал, комиссия какая-то вечером приедет. Не до тебя будет.
— Понял, — протянул я, вздохнув.

Этот диалог неплох, но он излишне детализирован. Два персонажа проговаривают и разъясняют друг другу известные обоим вещи. Достоверность от этого рушится: читателю становится очевидным, что автор разжевывает всё это ему.

— Кристоф, я тебе удивляюсь, — рассмеялся Амир. — По новым правилам уже давно так положено. После нескольких инцидентов с применением магии вне рабочих ситуаций руководство перешло к радикальным мерам, и тебе на самом деле повезло, что обошлось только кабинетом секретаря. Некоторым нашим собратьям силу полностью блокируют на время отдыха или ставят ограничитель на печать.

А здесь персонаж уж слишком ударился в канцеляризм. Они же друзья, почему беседуют таким официальным языком?

Диалоги сносные, но лучше поправить, сделать их более живыми, более естественными.

Грамотность
медленно пошагал в гримёрку

Может, «зашагал»?
Не заправленная кровать

Незаправленная — в данном случае слитно.

А в целом грамотность отличная. Особенно порадовала пунктуация – проблема, очень актуальная для конкурсных рассказов.

Идея
Конфликт совести и разума приводят к неожиданным результатам?
В какой-то степени. Ведь герой пошёл против инструкций, рискуя работой, и поэтому обрёл духа-защитника. Но это слишком общая идея.
Может, Милосердие приводит к награде? Ведь Охотник должен был убить непокорного духа, а Кристоф пожалел, и обрёл могущественного друга.
Идея выражена, но нечётко.

Тигель (мотивации персонажей)
А вот тут – слабое место хорошего в остальном рассказа. С чего всё начинается? Герой встречает странного парня и чувствует «что-то не то». Он ничего не понимает и не хочет понять, просто следует интуиции, причём до самой развязки. Какие у него есть резоны обманывать начальство, рисковать работой, которой он фактически жил, чтобы просто разобраться в тайне странного парня, которого он несколько раз встречал? Разве это поведение опытного охотника за духами? Что мешало ему поцйти другим путём? Спросить совета у опытных коллег, например? Не брать отгул для виду, а често поделиться с начальством, что его что-то беспокоит? Не доверял начальнику? Может быть. Но читатель этого не знает, не видит.

Потом он встречает этого странного пришельца, и чувствует к нему необъяснимую симпатию и жалость. С чего? Я так понял, что он каждую смену по несколько духов уничтожает. А тут вдруг захотелось помочь и разобраться. Желание выглядит необоснованным. Это проявление скачкообразного конфликта. Что, что мотивировало Кристофа разбираться в своих непонятных ощущениях и помогать духу? И откуда, кстати, японка знала его, если он вообще был не человек?

Мотивацию нужно было продумать более чётко.

Итог: несмотря на замечания, мне понравилось. Пока из прочитанного в группе это – самый цельный рассказ. Спасибо, автор, и успехов!
Большое спасибо за отзывы! Я обязательно всем отвечу в самое ближайшее время!
Mik
20:42
Жаль, что этот рассказ не прошел дальше. Очень хорошая вещь, атмосферная. Только немного доработать бы. А вообще, можно и в роман расписать. А данная история вполне может стать первой главой. Если это автору интересно, конечно.
Нисколько не жаль. Судя по отзывам, мой рассказ оказался не понят, и я осознаю, почему. На моём опыте это был первый короткий рассказ. Обычно я пишу длинные романы в две сотни страниц, раскрываю полностью мир и не ограничиваюсь одним десятком персонажей. Рассказ будет исправлен и войдёт в цикл в дальнейшем.
20:42
Нарушая все возможные правила существования в нашем мире, этот парень ускользал от меня, но всякий раз появлялся, едва лишь стоило начать его искать.
Он без конца маячил перед глазами, и, следуя за ним по пятам, я желал задать ему всего один интересующий меня вопрос: «Кто же ты?» если он без конца (несчастный) маячит перед глазами, то зачем его искать? нелогично как-то
от созерцания капель дождя на панорамном окне заведения.
Я поднял на него голову из положения сидя это не поднять, а задрать голову. и не на него, а вверх
Он выжидающе смотрел на меня своими раскосыми глазами медового цвета мог смотреть чужими глазами?
«Zippo» на мгновение мелькнула в его руке
«Развелось тут всяких… — чертыхнулся я про себя
но свой прежний вкус отчего-то внезапно потерял
Знаю, — отмахнулся я, выложив на стол свою толстую записную книжку, куда были внесены имена нарушителей и ещё не выполненные задания.
Записная книжка лежала передо мной раскрытая
Ну, как? — спросил онменя, закинув за спину новый арбалет.
Амир ещё раз поправил свой арбалет
слишком много «свой» в тексте
за спиной, в плаще — как вытащить ятаган?
Можно сказать, что мне вполне неплохо спалось этой ночью
канцеляризмы
шаблонные картонные персонажи
текст скучен и вторичен — подобных текстов за последние годы написано сотни (если не тысячи)
много лишних слов
неужели людей еще не тошнит от «магических щитов» и прочего в том же духе?
С уважением
Придираст, хайпожор, истопник, заклепочник, некрофил и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин

Спасибо за внимание к работе. Я не согласен, что текст скучен. Он требует доработки, я и сам знаю, что не смог раскрыть в полной мере ни персонажей, ни мир, который создал. Мне тяжело укладываться в рамки коротких рассказов, и это был первый блин, как говорится, комом.
не за что
это, по вашему, короткий рассказ?
Учитывая, что я пишу истории на двести страниц минимум, то да, один авторский лист — это очень мало.
тогда другое дело
читают?
На всем известном Фикбуке периодически читают. А так реально готовое для издания и выпуска в широкие массы пока отсутствует. Точнее, не дописано ещё.
что такое Фикбук?
Сайт для любителей писать фанфикшн. Любительские истории о персонажах фильмов, книг и прочего. И оригинальные истории, конечно же. Шлака много, но и хороших работ немало.
спасибо, буду знать
Загрузка...
Илона Левина №1