Валентина Савенко №1

Василий, Васька, инопланетяне

Василий, Васька, инопланетяне
Работа № 540

Василий спал. Снилось ему что-то хорошее и просыпаться не хотелось совершенно. Ну, никак. Но спать не давали. Что-то или кто-то упорно шумело – шипело, бубнило, мяукало.

Во! Мяукало. Васька, чтоб его! Вообще-то Васька – свойский, правильный кошачий мужик.

Кот соседки, а пасётся всё время у Василия в квартире, благополучно перебираясь с одной лоджии на другую. И Ваську можно было понять.

Его хозяйка, незабвенная Нина Яковлевна, обожала своего пушистика, лапушку, поганца бесстыжего – эти и другие многочисленные эпитеты относились к одному-единственному коту Ваське – и не выпускала его на улицу. Утверждала, что кот её голубых кровей и, соответственно, голубого окраса. Василий, как ни пялился, ничего голубого в серой шкурке Васьки не нашёл, но по-умному не возражал.

Хозяйка с любовным садизмом заставляла ходить лапушку на лоток, в котором кот едва умещался, и лишала вожделенного общества сородичей. Сама-то себя, небось, в пространстве и общении не ограничивала, самозабвенно сплетничая на скамейке во дворе и в подъезде по дороге на свой далёкий пятый этаж. А бедному коту разрешалось общаться только с ней, якобы любимой хозяйкой, и даже гостевые визиты к соседу Василию активно порицались.

По версии Нины Яковлевны этот беспринципный сосед выкидывал бедного, заблудившегося на балконе котика в подъезд, где он тут же, перепутав двери, «терялся» на улицу. Только Василий и Васька знали истинную причину преднамеренного кошачьего «теряния».

Василий с Васькой были в доле, как сейчас это называется.

Василий выпускал «заблудившегося» в лоджиях кота в подъезд, через который мохнатый сердцеед отправлялся прямиком во двор на свидания с хвостатыми подружками. А взамен Васька добросовестно гадил в туфли бывшей сожительницы Василия, за что дополнительно поощрялся куском колбасы или хвостом селёдки, в зависимости от того, что наличествовало в тот момент в холодильнике подельника.

Для мужского заговора были причины.

Галина, бывшая сожительница, имела нескончаемые претензии к Василию и столь же сокрушительный нрав, что и у хозяйки Васьки. Неудовлетворённая несовершенством Василия и совместной жизнью с ним, Галина в иные дни то появлялась на пороге его скромной квартиры, то исчезала через какое-то время, влекомая мечтой о новом, более совершенном, спутнике жизни.

Василий быть совершенством не желал ни в какую, что дико злило Галину и заставляло в очередной раз хлопнуть дверью квартиры.

Васька из мужской солидарности вносил свой посильный вклад в отрицание ненужного совершенства. Он исправно пакостничал Галине, за что та с трудом сдерживала порыв немедленно «сдать на чебуреки эту блохастую сволочь».

Но при всей своей сокрушительности не тянула Галина против Нины Яковлевны. Никак не тянула…

Потому, появляясь в квартире Василия, Галина первым делом выискивала злонамеренную живность, а, выловив, победно тащила царапающийся и шипящий трофей «любезной» Нине Яковлевне. Но Васька тоже навострился проделывать свои гадкие дела быстро и изощрённо, что раз от разу сокращало пребывание Галины «в гостях» у Василия.

В последний раз, пока две дамы любезничали после «возвращения заблудившегося котика» в объятия любящей хозяйки, трофей украдкой смылся. Проделал привычный путь через лоджию, сделал чёрное дело прямо в новенькую сумочку Галины, беззаботно брошенную открытой, и вернулся домой, прикинувшись самым невинно-заблудившимся котиком на свете.

Галину чуть удар не хватил, когда обострённое обоняние привело её к собственной, только накануне купленной, сумочке марки Michael Kors, которую она с величайшим трудом отхватила на распродаже в «чёрную пятницу», выдрав последний экземпляр из хилых ручонок какой-то патлато-мосластой студентки. Галина даже порадоваться толком не успела шикарному приобретению, едва половине подруг и знакомых растрезвонила о своей удаче, как… как этот… Ноги её больше в этом доме не будет! И уже традиционно хлопнула дверью.

И буквально осчастливила этим своего бывшего. Вот и праздновал вчера Василий самый короткий визит своей подруги. Друзья его дружно поддержали в столь чистой радости, что и было отмечено на троих шестью литрами пива и «заполировано» водкой, объёмы коей остались несчитаны.

Шум исходил из кухни.

Кошачий ор, понятно, издавал Васька. Так он орал бы на конкурента возле драной кошки Дуськи – своей сердечной дворовой зазнобы. Но откуда мог взяться посторонний кот на кухне Василия? На пятом этаже пятиэтажки, не имея рядом других балконов, кроме Васькиной хозяйки? Крыша? С крыши вполне мог забраться кот-чужак.

На последнем предположении, баламутившем и без того тяжело скрипящие с похмелья мозги, блаженство небытия покинуло Василия. Шум ввинчивался в уши, а через них разливался болью в голове. Нет, Василий плюнул бы на шум. Но вдруг вспомнилось, что вроде на кухне оставалось что-то такое из вчерашнего, что могло бы стать бальзамом исцеления для его тяжёлой головы.

На пороге кухни Василий застыл, превратившись в подпорку старого деревянного косяка. И по мыслительному процессу сравнявшись с тем самым косяком.

Посередине кухни стояли… м-м-м, явно, что не лежали. Располагалось… располагались… нечто… некто…

Из всех знакомых форм Василий мог вычленить э-э-э… мохнатые огурцы с тремя глазами каждый.

Э, нет! Таких больших огурцов не бывает. Почти по плечо Василию.

«Может, китайцы вывели какой сорт? Владленыч как-то говорил, что есть такие… русский размер, вроде как, называются», – мелькнула мысль в похмельной голове.

А вот розовых, ярко-желтых и синих огурцов не бывает! Размеры мутантов от генетики ещё примиряли Василия с действительностью, но не спектр цвета.

Да и мохнатость… у огурцов Василий никогда не осязал. Не просто мохнатые, а сплошь покрытые пушистым мехом. По шерстистости сравнимые со шкуркой кота Васьки, изо всех своих сил угрожающе шипящего с буфета на огурцы-переростки.

Огурцы дисциплинированно толпились под прозрачным куполом, похожим на гигантский мыльный пузырь, на небольшом пятачке кухонного пространства.

– Уважаемый Вась! Мы очень, очень ты не трогать. Сердиться нету слов. Зверушку твою харю пришла.

– Какую харю? Какую зверушку? Вась, это что за огурцы в шубах здесь делают? Признавайся, ты этих друзей привёл? – Василий преисполнился возмущения.

Конечно, с похмелья его лицо, может, на харю и смахивает, это Василий не будет отрицать. Но только сам себе. А вот другим он такого позволить никак не может! Тем более каким-то посторонним китайским огурцам-непонятно-какого-размера!

В куполе раздавалось бульканье, огурцы между собой что-то горячо обсуждали. Фразы и слова доносились отрывочно.

– Питомец говорит… открытие… такое не упоминалось… вдруг опасен… купол защитит…

Похмельные пары испарялись из головы Василия с космической скоростью. Пока ещё туго, скрипя, мыслительный процесс в голове мужчины запускался.

Это кого они зверушкой назвали? Единственное, что удерживало Василия от решительных действий по отношению к меховым огурцам, подозрение…

Подозрение в том, что перебрали они вчера с друзьями. И вообще, конкретно он, Василий, перебрал с празднованиями регулярно повторяющихся исходов Галины из своей жизни.

Нельзя так долго праздновать. У других, говорят, с белочки всё начинается, а у него опять всё не как у людей. Какие-то огурцы, покрытые шерстью кислотных расцветок, перед глазами маячат.

И тут откуда-то из задних рядов выскочил огуречик. Ну, эта… типа мохнато-огуречный ребёнок. Василию по колено будет. И такой же егозливый, как все мелкие. Каким-то щупальцем подёргал за мех синего огурца и запищал:

– Пап, пап, я тоже такую большую тварюшку хочу. Давай его мне поймаем!

Василий аж онемел от такого произвола. Его! Из собственной квартиры хотят поймать! Как какую-то тварюшку?! Да он… да щас…

Но вмешалась какая-то чопорная огуречиха ядовито-жёлтого цвета:

– Никого мы ловить не будем. У нас ознакомительная экскурсия, а не экспедиция по отлову тварей. И лицензии у нас нет.

Василий брякнулся на табурет, замотал головой, пытаясь осознать, что он точно находится на кухне в своей собственной квартире. Сейчас протрёт глаза и его, как всякого среднестатистического алкоголика, поприветствует зверюшка белочка, можно с рожками и копытцами, а кошмар кухонной домохозяйки – огурцы, сбежавшие из банки – исчезнут.

С белкой у огурцов общей была только мохнатость.

На шкафу Васька зашёлся в высокохудожественном вое. И огурцы опять загомонили, уговаривая кота:

– Уважаемый Вась, мы извиняемся…

– Пап, пап, а может Вась нам большую тварюшку продаст? – верещал мелкий.

Синий огурец, папаша мелкого, возмущался:

– Опять лингвозаметрический канал барахлит? Когда это безобразие закончится? Мы деньги платили за полноценную экскурсию. А тут даже поговорить нормально с туземцами не получается.

– Вы же понимаете, что нам только отработанное оборудование после военных достаётся. И нечего возмущаться. Лингво-канал уже отрегулирован. Просто уважаемый Васька, видимо, от волнения выражается только простыми словами. Он впервые встретился с такими высокоразвитыми представителями цивилизации.

Василий слушал с круглыми глазами, а в голове шёл процесс сравнительного анализа. О том, что его бредовые огурцы по интеллектуальности дадут фору любой парнокопытной белочке. Мужчина и в жизни-то старался существовать просто, без этих вот зубодробительных выкрутасов, а тут на тебе, галлюцинация заговорила научно-заумными фразами, которые точно ни в каком бреду не придут на ум Василию.

Да Василий и в школе писал сочинения, в которых самые сложные предложения состояли из трёх слов. И уж совсем редко из четырёх. Учитель русского языка и литературы Махмуд Шакурович самую высокую оценку ему за сочинение ставил три дробь три. Первую тройку за то, что Василий сподвигнулся писать сочинение. Вторую тройку за оригинальность изложения, потому что во всех немногочисленных сочинениях Василия присутствовала фраза «… дал в рыло…». Вместо многоточий подставлялись любые имена в зависимости от темы повествования: Пушкин, княгиня Ольга, Муму, Болконский, Буратино и так далее. Именно эта фраза увеличивала количество слов в длинном предложении. Двойку Василий получал, если не угадывал имена по изучаемой теме. Но это мы не вовремя отвлеклись на отроческие годы главного героя.

Василий окончательно понял, что не бредит и никакая белочка к нему не прискакала, именно из-за того, что прозвучали такие высоконаучные слова, которые ни за какие коврижки самостоятельно не придут к нему в голову.

Василий осознал жестокую действительность и обиделся.

– Это кто тварюшка? Это кого тварюшка?

– Сыночек, видишь какой тварюшка сердитый? Его только уважаемый Васька может успокоить. И большой. Такого не прокормишь.

Василий шагнул к огурцам, чтобы объяснить наглядно их заблуждение, а, может, и стукнуть разок немаринованных. Не получилось. Не рассчитал размеров собственной кухни и физических параметров купола.

Прозрачный тонкий купол оказался на удивление прочным и упругим настолько, что с неожиданной силой отпружинил Василия обратно на табуретку и в стену, с которой на голову мужчины слетела сковородка – извечный инструмент постановки мозгов на место и укрощения строптивых. И в этом случае инструмент сработал безукоризненно, выполнив свою задачу.

Отравленные алкоголем накануне и вдруг получившие встряску мозги встали на положенное им место. До Василия дошло, что он встретился с иной формой жизни наяву, а не в кино и не в причудах извращений мозга. А также понял, что, похоже, ему выпал шанс стать первым из людей, так сказать, послом всего человечества в контакте с представителями инопланетной цивилизации. Про то, что первым был кот Васька, мужчина самонадеянно забыл.

Огурцы не забыли.

Розовая огурчиха… а, может, это был он – огурец? Ну, никак розовый цвет не ассоциировался у Василия с мужиками. Так вот, розовая огурчиха задумчиво уронила:

– Что-то тут не так. Из всего сказанного мне кажется, что этот агрессивный индивидуум более разумен, чем уважаемый Васька.

– Ясно, Васька ж – кот, – вспомнив о своей миссии представителя человечества, Василий, кряхтя встал, солидно одёрнул полы грязной футболки и раскрыл рот, чтобы поприветствовать инопланетян, как положено.

– Нет-нет, не может он быть разумным, – встряла жёлтая. – Он же безволосый!

Василий обиделся ещё раз. Драться не полез, но обиделся. За неразумность. Лично его волосы не интересовали, но не огурцов.

– Да-да, уважаемый Васька весьма лохмат, что доказывает его разумность, – с видом эксперта вещала розовая. – Но-о…

– Вот, именно! Но! У этого индивида шерстяной покров весьма скуден, значит и мозг не развит. Согласно теории…

– Пап! Пап, хочу лысого тварюшку! – вклинился мелкий огурчонок.

– Теория не гарантирует… – надрывался кто-то.

Над огурцовым галдежом неслось истошное: «Мья-я-у-у!»

Через толпу огурцов к самой границе купола протолкался оранжевый. Спросил душевно:

– Слышь, а чё у тебя два глаза?

– Так третий… ик, – офигел Василий.

– Не открылся ещё? Так давай откроем.

– Ик, – отшатнулся Василий. – У меня того… чакрой закрыто, – вспомнил мудрёное слово, услышанное по телевизору. И, оправдываясь, растёр рукой грудь: – Я вчера с братвой на грудь принял… А щас голова трещит. Похмелье, знаешь…

И удивился, что огурец понял его мучения, состроив сочувственную рожу. Видать, в их цивилизации тоже такая проблема наличествовала. Оранжевый выудил откуда-то полупрозрачный перламутровый шар размером с кулак Василия, положил его на пол и подмигнул третьим глазом.

Над огуречной толпой, перекрывая галдёж, разнеслось:

– Внимание! Передано сообщение, что нашу группу ошибочно отправили по последним координатам, сохранившимся в памяти списанного военными оборудования. То есть не на ту планету…

– Требую компенсацию…

– Ох, уж эти военные!

– Пап, пап, возьмём тва…

Хлоп! Огуречная толпа и купол исчезли, как не бывало.

Васька зашёлся в истошном: «Мя-яу-у!» – и резко смолк, осознав, что неприятель позорно отступил. Василий тупо пялился на то место, где только что толклась толпа огурцов.

На пустом полу слегка подрагивал полупрозрачный шар. Внутри него плескалась жидкость.

-2
614
Ve
11:17
Про текст:

Хорошо бы пройтись еще раз и почистить кривые предложения. Постарайтесь употреблять меньше вывернутых фраз. Читать из-за этого тяжело, а красоты не добавляет.

Василий спал. Снилось ему что-то хорошее и просыпаться не хотелось совершенно. Ну, никак. Но спать не давали. Что-то или кто-то упорно шумело – шипело, бубнило, мяукало.
— слишком много сомнений на один абзац. Вы же писатель! Необязательно расписывать что и кто, но опишите другими словами.

заставляла ходить лапушку [на/в] лоток
— ошибка. Само предложение тоже выглядит кривым.

«терялся» на улицу
— криво. Если это цитата неграмотной хозяйки, то выделите все в кавычки хотя бы.

что-то такое из вчерашнего
— что? Автор, вы интригуете.

мохнатые огурцы с тремя глазами каждый.

Из-за такого сравнения, мне начинает казаться, что у него огурцы на кухне заплесневели. А еще кажется, что у него белочка началась…

– Уважаемый Вась! Мы очень, очень ты не трогать. Сердиться нету слов. Зверушку твою харю пришла.

– Пап, пап, а может Вась нам большую тварюшку продаст? – верещал мелкий.
— определитесь пожалуйста, говорят они связно или нет. Даже объяснение про «лингво-канал» не оправдывает такой разнобой. Либо как-то дополнительно пояснить, а то сбивает с толку.

Про идею и сюжет:

Ваша работа больше похоже на зарисовку. Не хватает глубины для полноценного рассказа. Как «случай из жизни» вполне приемлемо, но для рассказа слабовато. Конфликта нет. Герой же себя ведет как похмельный бык — только фыркает и все. А повествование быстро сворачивается, мол, додумывайте все сами.
В целом, если вы собираетесь писать абсурдные комедии (без упреков), то неплохой старт.
Успеха!
20:18
Постпохмельная фантастика — это всего лишь горячечный бред. К доктору, батенька, срочно, а то коты и огурцы полностью захватят ваше сознание.
21:33
Откровенно разочарована конкурсом. Говорить об объективности не приходится. При семнадцати отзывах не выставлено четыре оценки. Естественно, что итоговый балл сразу «просел». Недоработки сайта вкупе с организаторами.
21:48
Поясните, каким образом итоговый балл «просел»? Если оценки не стоят, то, вероятнее всего, авторы этих отзывов были дисквалифицированы, а следовательно этих четырех оценок нет ни у кого в вашей группе.
22:04
Мда, действительно. Значит, не права.
21:17
эпитеты относились к одному-единственному коту Ваське
Утверждала, что кот её голубых кровей и, соответственно, голубого окраса.
А взамен Васька добросовестно гадил в туфли бывшей сожительницы Василия сорри, а где стояли туфли? как об этом узнавал Василий?
канцеляризмы
много словесного мусора
Галину чуть удар не хватил, когда обострённое обоняние привело её к собственной, только накануне купленной, сумочке марки Michael Kors, которую она с величайшим трудом отхватила на распродаже в «чёрную пятницу»,
перегруженные предложения
если сожительница бывшая, то чего чкается? если чкается, то не бывшая
По шерстистости сравнимые со шкуркой кота Васьки, изо всех своих сил угрожающе шипящего с буфета на огурцы-переростки.
Похмельные пары испарялись из головы Василия с космической скоростью с какой из космических скоростей? первой, второй или третьей?
Из собственной квартиры хотят поймать может в собственной?
любой парнокопытной белочке по Библии только заяц копытный…
типа опять юморок
тошнит уже
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Константин Кузнецов