Ольга Силаева №1

Ветер

Ветер
Работа № 543

«Если и есть, во Вселенной место-

обиталище детей Астрея-

то находится оно здесь, на Земле,

Земле - Анархис.»

Отрывок из книги

первого колонизатора с планеты Земля

Ветер. Постоянная составляющая нашей жизни – это ветер. С ветром ты рождаешься, с ветром и умираешь. На Анархисе только так. Куда бы ты не направился, тебя будет сопровождать ветер, а порою и ураган, да что там порою, с завидным постоянством. Именно поэтому, мы живем под землей, словно крысы, это достало…

- Сын! Арсений, хватит мух считать! Куда ты запропастился? отец просил тебя помочь с установкой защитного покрытия, на мастерской, скоро начинается сезон бурь! – Элеонора, мама Арсения, жена местного механика Якова, собиралась в столовую третьего отсека. Вcе жители обязаны работать на благо поселения, освобождены от трудовой повинности дети, да дряхлые старцы, не могущие обойтись без посторонней помощи. Хочешь жить в поселении – работай на благо его. Нет, были и «особенные», но, то или беременные, или родственники Шнера Голя, местного владельца скобяной лавки, у которого поселенцы могли обменять редкие товары.

Тем временем, Элеонора собравшись уходить застыла на пороге не спуская глаз с ленивых движений сына, в последнее время частенько отлынивающего от обязанностей. Хотелось накричать и попросить Якова наказать Арсения, но… в его возрасте каждый проходил через подобное состояние уныния и депрессии. Еще бы, ты полон жизни и энергии, а можешь… только выживать, из года в год.

- Арсений, отец не задержит надолго, работы на час, максимум…

- Да все равно… - Арсений говорил гадости совсем не со зла, просто надоело однообразие, вечное, нерушимое однообразие, восемнадцать лет коту под хвост. Отчасти, способен развеять нахлынувшую скуку ежегодный поход в окрестности, когда часть поселенцев(всё меньшая и меньшая часть) с каждым годом все дальше и дальше прочесывает местность на поверхности в поисках пригодных материалов, оставшихся от первых поселенцев, пытавшихся колонизировать поверхность Анархиса.

Обычно, Арсений с друзьями и отцом заходят дальше многих в поисках запасных частей к многочисленному, вечно ломающемуся оборудованию поселенцев. Правда, до похода еще пара недель, пора идти помогать отцу…

Специальность лучшего умельца на все руки, помогла Якову с семье обосноваться на одном из срединных уровней поселения, по соседству с семьями учителей и немногочисленных ремесленников, а точнее трех.

Арсений медленно поднимался мимо снующей по переходам и лестницам детворы, играющей в догонялки. «Счастливые» - подумал он, - «на несколько лет. Пока не скуют цепью с общей трудовой повинностью и не заставят отрабатывать свой скудный паёк.» Паёк и вправду стал скудным. Прошлый год выдался неурожайным. Модифицированные бобы прижились лучше всех, и сорняком перекинулись на соседние посевы, уничтожив большую часть культур, а учитывая недружелюбную атмосферу Анархиса и сезон бурь… в общем местные кулинары придумали тысяча и один рецепт по приготовлению бобов.

Об атмосфере на поверхности стоило обмолвиться поподробней. Помимо постоянной составляющей - ветра - атмосфера высказывала особенное недружелюбие. Воздух обеднённый кислородом не выпускал поселенцев надолго на поверхность. Пара часов, и под живописные галлюцинации ты покидаешь землю, вручая ключи от врат души Орфею. Предки текущего поколения выявили наличие в атмосфере иного вещества, помимо привычных составляющих, прозванное серым газом, и, к тому же, абсолютно бесполезного для человека. Представьте, что вы едите бутерброд, безвкусный и совершенно непитательный или таблетку пустышку, да, именно в том самом смысле. Вот и газ, заполнял атмосферу, человек вдыхал полной грудью и не чувствовал облегчения, а затем, затем возвращаемся к пункту про Орфея. И, тем не менее, для местных обитателей, редких и в целом враждебных, газ являлся источником жизни.

У каждого поселенца имелся свой собственный костюм для выхода на поверхность. Этот костюм передавался из поколение в поколение, хотя Арсений с друзьями, пару раз, проникали на склад мэра и находили целую гору таких вот гермокостюмов.

Сам костюм представлял собой облегченный пластичный материал с прикрепленными на него незамысловатыми металлическими пластинами. Подкладка костюма скрывала в себе несколько датчиков и целое переплетение едва ощутимых телом проводов. Завершал всё гермошлем. Позади костюма крепился баллон со сжатым воздухом и внешний фильтр, смешивающий смесь из баллона с отфильтрованным воздухом, с поверхности.

- Пап, ты здесь? - Арсений закрыл дверь компенсирующего шлюза и вошёл в мастерскую. Как и любое обиталище творческого разума изобретателя, помещение представляло собой гармоничное сочетание хаоса и порядка. Хаоса для постороннего глаза, видящего лишь нагромождения перемигивающегося хлама, и порядок, для хозяина, точно знающего в какой груде запчастей похоронен его лазерный резак.

- Арс, это ты? - из под потолка показалась видавшая виды защитная маска, отец начал приваривать дополнительную арматуру к выходному отверстию фильтра, и не зря. Однажды поднявшись с отцом в мастерскую, Арсений застал «творильню» в полнейшем разгроме, нет, глазами Арсения мало чего изменилось - бардак и бардак. Отец же рвал на себе волосы и метался с гаечным ключом наперевес, пока не обнаружил, двух мерзких полуметровых кротослизов- эдаких червей с мордами усеянными мелкими зубцами.

- Папа, ты же знаешь, про страховочный трос, мама прибьет тебя, если узнает.

- Я и так уже буду в мед отсеке! — хохотнул отец, и спустился вниз. - Нам надо поторопиться. Попробуем управиться за сегодня.

- Отчего спешка? - Арс помог отцу снять сварочное оборудование и разыскал шлем, пока тот одевался для выхода.

- Ты еще не слышал? Вот так новость. Харви провел исчисления и пришёл к неутешительным выводам. Сезон бурь начнётся много раньше, поэтому ежегодную вылазку перенесли на послезавтра.

- ЧТО!? - Арс был ошарашен, послезавтра мэр назначил его с друзьями на весь день в столовую третьего уровня. Еще приговаривал «считайте это повышением, помогать на третьем уровне честь, не каждому выпала столь удачная доля». Ага, как же.

- Хитрый пройдоха! - не стесняясь выругался отец, услышав про проделки мэра, - Всё из-за соревнования, говорят на нашу команду сделали неплохую ставку.

Да, еще и тотализатор. На лучшие находки. В прошлый раз команда отца наткнулись на поверхностный слой железной руды, ставший чуть ли не единственным открытием месторождения ископаемых в округе нашего города за 100 лет!

Район нашего подземного обиталища носившего имя Озёрное не славился добывающей промышленностью, как и другие поселения расположенные на преимущественно равнинной местности планеты. Единственный город вгрызшийся в толщу скальных пород, у горной гряды, проходящей почти через всю планету обеспечивал все обитаемые островки необходимыми материалами. К сожалению, из года в год, все меньше и меньше товаров на обмен приходило из Подземной Столицы.

- Ничего, я поговорю с Лили, насчёт вашего дежурства, давно обещал починить кондиционирование у них дома. - Отец подмигнул Арсению, и вышел на поверхность.

Ветер. Его порывы сдували с ног. Обшивку придавили тяжёлыми валунами к низкой тележке и вдвоём подтащили поближе к купольной крыше мастерской. Все здания, будь то теплицы, или же главный купол поселения располагались максимально низко над землей, сами же строения врывались в землю. Эдакие высокотехнологические землянки, с полупрозрачными солнечными панелями, расположенными по всей крыше. Над несколькими из таких панелей, над мастерской отца, обшивка износилась.

Арсений, несмотря на весь постподростковый нигилизм, уважал и любил своих родителей. На протяжении всей жизни, мать и отец изо всех сил скрашивали пребывание Арсения в поселении, но юность проходит, принося целый ворох вопросов и чувство бесконечного максимализма, идеализма и прочих напридуманных «-измов».

Работали в основном молча, бережно растрачивая воздушную смесь. Один держит, второй крепит. Монотонная и тяжелая работа. Ветер досаждал исподтишка, бросая в дерзких подземников горсти серой пыли, забивающей фильтры.

Куда ни глянь вокруг — равнина — до ближайшего поселения не менее сотни километров, не каждый отважится пересечь пешком. Путника помимо природных опасностей поджидали и местные животинки, каждый из которых не прочь расковырять оболочку костюма и добраться до лакомого кусочка. Интересный факт: местные животные не делились на травоядных и плотоядных, и, подобно человеку ели, что придется. А иначе как? Сгинешь, измождённый голодом, покрывшись, в ту же секунду, серой равнинной пылью.

Передвигались на большие расстояния на багги, или же трициклах. Пытались на велосипедах, да бестолку, поедешь по ветру, на обратно силёнок не хватает. Был еще один вид транспорта, так сказать, для безбашенного развлечения, мелких соревнований и…, конечно же, тотализатора. Колесный парусный катер. Безумно опасный и самый быстрый способ добраться о места назначения и до собственной могилы, если ехать не притормаживая.

- Арс, не зевай! - Отец бросил резак и схватил убегающий край обшивки у зазевавшегося Арсения.

- Прости, отец. - Арс и вправду задумался. Представляя, как на их далекой планете прародительнице Земле, корабли рассекали голубые волны… Грёзы рассеялись под звонкой трелью интуиции приметившей опасность. Внимательно присмотревшись к унылому пейзажу, Арс заметил бугорок земли, отчего-то двигающийся в сторону мастерской.

- Отец, гляди! Сфулл! Пустынный сфулл! - Арс кивнул головой в строну опасности, не рискуя отпускать платину, под, некстати налетевшим сильным ветром.

- Держи крепче! - Отец переключил лазер на максимальную мощность и соскользнул с крыши. Неудачно. Подскользнувшись, мужчина упал на землю выронив лазер. Опри призимлениии, отец ударился головой, замерев в неестественном положении.

- Держись, Отец! Я спускаюсь! - животное и Арс кинулись к лежащему человеку одновременно. Незакрепленный лист сорвало и понесло прямо на Арсения, разорвав костюм и разодрав правый бок до крови.

Не замечая боли, считая секунды, парень слышал свое собственное дыхание, биение сердца и надоедливый предупреждающий писк в шлеме. Мир замедлился, тело костенело во времени, пока руки тянулись к лазеру. Напротив человека, в длинном прыжке, замер сфулл, оскалив пасть с клыками, размером с указательный палец. Вот-вот и пальцы коснутся рукояти. Арс успел до мелочей разглядеть сфулла, его налитые кровью глаза, капающую слюну, напрягшиеся мускулы передних лап, ждущих своего единственного мига...

Развязка свершилась моментально. Арсений, в адреналиновой лихорадке сжимая бок и опустив перегревшийся, бесполезный на полминуты лазер, взирал сверху вниз, как трепыхается в затихающих конвульсиях туша сфулла. Тварь покрупнее своих сородичей, метр длиной и сантиметров восемьдесят в холке. Сфулл особо опасен в стае. Эта особь, видимо, отбилась. Арс не желая проверять теорию на практике бросился к отцу...

- Похоже, ногу сломал… - в ожидании доктора Рудовски, отец лежал на больничной койке, рядом медсестра дезинфицировала бок Арсения. Рана оказалась не смертельна, широкая царапина. - Ты молодец, сын. Я обязан тебе жизнью.

- Пап, прекрати нести чушь, не люблю этого… Лучше побереги силы... на маму. - Как в воду глядел. В палату вихрем ворвалась мать Арсения. Элеонора мастерски сумела в нескольких предложений отчитать и пожалеть мужа. Зная, что скоро неминуемая длань праведного гнева и переживаний падет на него, быстро накинув футболку, Арс шмыгнул наружу.

Выходной не задался, бок саднил, настроение после адреналинового коктейля постепенно падало в пропасть рутины. Парень решил навестить товарищей, всем скопом трудившихся сегодня на нижнем уровне, на подмоге в «водокачке».

С первых мгновений, на мозг начал действовать мерный рокот моторов. Низкое «у-у-у» гипнотически выгоняло лишние мысли из головы, оставляя сознание кристально чистым. В лицо пахнуло теплым, не просыхающим воздухом. Внутри, в комнате управления устроили перекур друзья Арса, вместе с «главным механиком сектора водозабора», а попросту с Вензелем. Старый, еще во времена детства Арсения, Вензель бессменно руководил водокачкой на протяжении пятидесяти лет. Течь, пробой, подшипники полетели — старый Вензель тут как тут, напевая одну из своих непонятных песенок. В минуты душевной слабины Вензель признавался, как сильно он влюблён в свою нехитрую работу и потому редкий обитатель поселения повстречает старика на верхних уровнях, а были и те, кто и в глаза не видывал с ног до головы просаленного машинным маслом механика. Правда, бытует мнение, что Вензель имел жесткий, несговорчивый характер и выражался не стесняясь, мягко говоря, не подходяще для дружеских посиделок.

Старый механик лукавил, называя свою работу примитивной, а себя выжившим из ума стариком. На Вензеле и его «водокачке» держался и вспомогательный источник энергии всего поселения — именно здесь, в небольшой комнатке с надписью «Не входить, опасно для жизни!» располагались установки для электролиза - высвобождения кислорода и водорода из воды.

- Арс, привет, ты сегодня герой, жаль твоего отца. - поддержать парней пришла Сумико, с очередной книжкой руках. Не отрываясь от чтения девушка поприветствовала Арса, и поправила свои каштановые волосы мешавшие насладиться произведением, наверняка читанным-перечитанным сотни раз.

- О, Сумико, Вензель рад видеть. - Арс поймал на лету брошенное ему Вензелем яблоко. Откуда он его достал Арс предпочитал не знать.

- Слыхал, слыхал, надо подняться к Якову, вот же растяпа! Такой случай представился! - сокрушался Вензель, по своему, пожалуй, единственному другу -отцу Арса.

Бек и Хасан тяжело дышали, обливалясь ручьями трудового пота, Вензель относился к своим обязанностям трудового наставника более чем ревностно.

- Арс, представляешь, - Сумико первый раз подняла глаза и взглянула на Арсения, - на Земле, люди делились на расы, национальности, государства, а еще кланы и роды… в общем, с ума сойти можно! Как же они жили-то? Вот разделились бы мы в нашем поселении и что? Передохли бы. Как по раздельности можно делать общее дело?

- Дак, не далеко вы-то ускакали, священник и мэр на каком уровне живут? На верхнем, а старый Вензель?

- Вензель, ты такой старый, что на тебя можно детей водить, как в музей. Может переселят, как важный экспонат - Сумико не любила проигрывать, никогда. Лучше глупо перевести тему. Бек и Хасан гоготнули, однако словив грозный взгляд старика пожалели.

- Ноги в зубы и вперед, вприпрыжку! плесень сама себя не почистит! Марш работать!

Арс присел за приборной доской, переведя взгляд от стремглав умчавшихся Бека и Хасана на мигающие лампочки, не прекращающие колебания стрелки манометров и загрустил. Сама по себе травма отца выкручивала душу наизнанку, а еще и предстоящий «рейд», вернее сейчас сказать его отсутствие для Арсения...

Тем временем Вензель связался по внутренней связи с медотсеком выясняя у Элеоноры о здоровье Якова.

- Покороче, Элли. - по-видимому мама начала причитать и плакать в трубку. - Ясно. Ясно, значит всё будет нормально, а не «мне нет дела до моего друга»! Элли, я вас обоих в детстве на коленках качал!

Еле отделавшись от Элеоноры Вензель подошёл к Арсу и хлопнул того по плечу.

- Прекрати кручиниться, с твоим отцом всё в порядке. - Арсений покраснел и рассказал опасения из-за невозможности отца вступить в рейде.

- А ты ему на кой сдался? Взрослый мужик, да на тебе пахать можно! Ты на отца не гляди. Своя голова на плечах есть? Вас и так четверо набирается, для команды, мэр помешать не сможет.

Арс не стал спрашивать отчего мэру мешать их команде, а просто поблагодарил за поддержку и отправился обратно в медотсек, в надежде, найти маму в мире и гармонии. Арс не любил излишние проявления чувств и старался избегать вляпываться в «мокрые и розовые» ситуации. К счастью, Мама упорхнула, трудиться поселении - залог выживания. Отец ждал Арса.

- Жаль, сын, моя травма многое перечеркнула, и не только в моей жизни. Я не смогу возглавить нашу рейдерскую группу. - Он вздохнул, - мы с мамой обговорили. Если ты наберешь команду, мы отпустим тебя в рейд. Это трудное решение. Но, когда, ежели не сейчас? Будем считать это пресловутым знаком свыше, как говорит наш священник.

Арс не ожидал столь стремительного развития событий, отец не должен переживать из-за рейда сейчас, но…

- Конечно, я согласен.- выпалил Арсений. - Мои товарищи, несомненно, будут готовы выступить.

Отец с сыном до вечера беседовали, прорабатывали стратегию, проверяли список необходимых вещей.

- Я приготовил маленький сюрприз. Команда мэра, как обычно, заграбастает себе тяжелый багги. Поэтому в мастерской, в дальнем углу, ты найдешь ваше средство передвижения. Не переживай, детали я не скрывал от сообщества. Запчасти официально признаны негодными к использованию и переработке…

Два дня пролетели неимоверно быстро. Команда из четырех человек, Арс и его друзья.. Необходимый минимум, для соблюдения краткого свода правил. Семнадцатилетняя Сумико вызвала недовольные взгляды остальных команд, взгляды и только.

За час до старта команды согласовали маршруты. В радиусе тридцати километров был изучен каждый кучек земли и потому, впервые за десять лет, примерные участки находились за красной линией на карте, очерченной на отметке 30 км. — 50 км. Район не изученный и не относящийся к территории соседних поселений.

Каждой команде отводился маршрут строго определенный компасом. Незачем подрывать здоровую конкуренцию грязными приемчиками. Команда могла исследовать свой район в течение трех суток, выходя на контакт каждый вечер и докладывая о ситуации и, самое важное, об уровне воздушной смеси. Конечно же, «район» - понятие абстрактное, здесь, главное верно отмечать на карте, исследованную местность, дабы будущие экспедиции не повторялись в поисках.

- Что же, пожелаем нашим добытчикам успешных находок, и ни одного панцирника на пути. - Мэр, стройный мужчина с блестящей сединой на висках и усах, нет-нет, да поглядывал на собственноручно сформированную команду, ожидая отличный куш через три дня. - Выступаете через тридцать минут. Перед выходом отметьтесь в журнале.

Журнал — нововведение теперешнего мэра. У самого выхода, располагалась комната с картотекой состоящей из личных карточек жителей ( в простонародье — шкаф). Когда житель покидал убежище, смотритель картотеки, в лице престарелой бабушки Марьям трепетно относившейся к обязанностям, вынимал карточку, делал отметку о причине убытия и ставила предполагаемой срок отсутствия. Карточки отсутствующих лежали в отдельной красной коробке, карточки выбывших навечно — в чёрной. В Озёрном придумали напутствие: « побывай, где желаешь и возвращайся обратно, только не в чёрную коробку».

Накануне отъезда, отец приковылял вместе с командой в мастерскую и представил ребятам ЭТО. Капсула на шести колёсах, со сложной системой парусов, смахивающей на ворох лоскутьев прилепленных, где попало к обшивке.

- Аккумулятор, генератор, солнечные батареи на корпусе и в парусах. Расположение материала позволит существенно уменьшить угол галса. - отец расхваливал свой техническое детище. Арсений зная отца, верил в надежность и функциональность аппарата. Эх,а внешний вид не важен...

Команда вольготно расположилась на борту парусного вездехода, пафосно названного «Феникс». Боковой встречный ветер наполнял хитроумный механизм парусов, навевая хорошее предчувствие. Адреналин бурлил под желудком и медленно разливался по телу. До старта оставались, стоп, Старт?!

Арсений отпустил тормоз. Транспорт медленно набирал скорость, казалось слишком медленно. Паруса исправно держали ветер, наполняя резервный аккумулятор энергией. Слегка жестковата подвеска, да что там, зубы выбивали отличный стэп на неровностях, ничего, главное движение. До начала поисков ехать не меньше пары часов.

В салоне свистел ветер, люди же сохраняли тишину, не проронив с начал путешествия ни слова. Обычно разговорчивые Хасан и Бек напряженно смотрели по сторонам, держа наготове шоковые бластеры. Сумико отложила книгу и теребила застёжку рюкзака. Арсений следил за дорогой, решив не отвлекаться.

Солнечный свет мерцал по земле серыми пятнами, пробиваясь сквозь быстро плывущие рваные облака. Местами посланники неяркого солнца спускались блистающим столпом вдалеке. Унылый серо-коричневый пейзаж, редко разбавляемый жидкой грязно-зеленой растительностью не прибавлял настроения. Зачем, зачем было покидать Землю? Арс перечитал Все книги, переслушал все легенды и отрывочные воспоминания первых колонизаторов, передававшихся из поколения в поколения. Неприступные шпили гор, покрытые снеговыми шапками, зеленые, утопающие в зелени луга! А деревья! Деревья, что подпирают небеса и верхушками достают до звёзд!

Арс читал втайне, не любил он эти мамины «Ах, какой у меня сыночек!». В книгах, миссия по колонизации дальних галактик вызывала неподдельную эйфорию у землян, доказательство превосходства человека во Вселенной, расширение своего представления о мире, шаг в неизведанное, потаённое. Новый мир сулил чистую воду, не зараженную радиацией землю, обещал стать Первозданным Раем. Где же вы ошиблись, о далекие предки? Отчего тайное и неизведанное оказалось сильнее воли человеческой. Отчего же тогда мы пытаемся выжить? Арс нередко задавал себе этот, слегка поднадоевший вопрос. Одной из предполагаемых причин могли стать ошибочные данные разведки или же еще тысяча причин… совсем-совсем недавно, в воспаленном идеями сознании парня родилась безумная мысль. Родилась, после тысячного взгляда на фреску в учебном классе - «Полёт к звёздам».

Арсений прицокнул и хотел было завести беседу, но не успев раскрыть рта резко бросил педаль газа, со всей силы нажимая на тормоза.

Вокруг нарастал низкий гул. Почва заходила ходуном. Началось первое в истории колонизированного Анархиса землетрясения. Вездеход медленно остановился, не прекращаясь качаться из стороны в сторону.

- Все там живы?! - Арс обернулся к товарищам и у к его перепуганному взгляду добавились еще три. - никто не пострадал?

- Отделались легким испугом, даже штаны целы. - нервно хихикнув выпалил Бек, цепляясь за улетучивающуюся решимость.

- Свяжемся с Озерным? - Сумико взяла себя в руки... руки не прекращали дрожать от неизведанного ранее страха. Еще бы, первое землетрясение, а девушка вдоволь начиталась исторических фактов про движения тектонических пород на Земле.

- Штаб 1, это зеленая команда, как слышите, прием? - потянулись тягостные секунды ожидания ответа. Каждый миг отдавался в груди возрастающей душевной болью.

- Штаб 1 на связи, зеленая команда, как вы, все живы? Вы почувствовали землетрясение?

- Штаб 1, всё в порядке, испугались немного, транспорт и команда целы. Есть разрушения в поселении?

- Отрицательно, разрушений не наблюдается, по крайней мере, видимых, жители в порядке. Зеленая команда, продолжайте рейд. - от сердца отлегло. Арс заставил себя улыбнуться. Вездеход тронулся.

К безрадостным мыслям прибыло пополнение, к ситуациям граничащим с вымиранием целого вида прибавилась очередная беда. Отчего случилась тряска, оставалось только гадать. Арс, с сожалением, вспоминал про «сотни ученых отправившихся покорять космос» и красочную иллюстрацию в книге. Где все ученые? Отчего первые поселенцы не взрастили в своих детях тягу к науке? Потому, что вместо Первозданного Рая ждала скучная каменистая планета. Выживание, однако...

- Ребята, хочу предложить вам одну безумную идею. Не хотите после выпуска скитаться по нашей планете?

- А что, мы в деле — не раздумывая выкрикнули Хасан и Бек. -Хотя, если подумать, от отца влетит по самое «больно сидеть целый месяц».

- С чего такие мысли? - Сумико попыталась произнести это как можно безэмоционально, а глаза лукаво засверкали.

- Надоело-о мне всё, если суждено нам обитать на нашей планете, так хоть по скитаться между поселениями, поглядеть планету. Может и сыщется интересное на Анрахисе. Карта планеты содержит много белых пятне, куда не ступала нога нынешних поселенцев.

- Не уверена. В других поселениях не всегда будут рады принять у себя лишний рот. Перед путешествием надо будет запастись припасами, на обмен. Помощь твоего отца будет не лишней. - Сумико осеклась и покраснела.

- Взял на вооружение! - рассмеялся Арсений. Некоторое время обсуждали идею Арса, затем смолкли, погрузившись в собственные мысли и мечтания.

Вездеход приближался к контрольной точке, к стартовой отметке. Солнце садилось за горизонт и зеленая команда решила остановиться на краткий ночлег.

- Арс, возьми правее, на карте отмечена возвышенность, как раз на границе с синей командой. Утром, оттуда будет замечательный вид на окрестности и наше предполагаемое богатство. - Троица позади водителя неотрывно изучали карту.

Остановились у подножия невысокой горы. За бортом окончательно стемнело накрыв товарищей расписным звездным одеялом. Арс вышел размять конечности и, попутно, высвободить контейнер с отходами жизнедеятельности. Памятуя о правилах нахождения за пределами поселения делал дела быстро. И не выдержал. Парень облокотился на борт вездехода, устремив взгляд в блистающее небо. Столь далёкие и столь недоступные звёздные дорожки, выстеленные мерцающими огоньками манили к себе, шептали тёмными ночами его имя. Не в силах удержаться, сознание предавалось пустым мечтаниям о космических путешествиях, далёких планетах, о Земле.

- Как ты думаешь, Арс, можно ли считать Землю нашим домом? - Сумико проделав необходимые манипуляции со своим контейнером встала рядом.

- Домом? Колыбелью — для биологического вида, безусловно. Домом — не уверен, хотя, по словам нашего старого доброго Вензеля - «Дом — место, куда обращены твои мысли, место куда стремится твое сердце.»

- Значит, домом может быть место, где никогда не был, и, возможно, не будешь. - Сумико вздохнула. - Пойдем поужинаем. Моя мама заготовила, как минимум, четыре лишних контейнера с едой.

Прием пищи за пределами поселения предусматривал два способа. Первый, сумасбродный, безответственный, в духе подростков с невнятными приоритетами. Снять шлем и покушать. Главное, не задерживаться. Второй, способ позаковыристее. На груди гермокостюма расположился клапан с двумя дырочками, через которые, просовывались вовнутрь трубки от пищевого контейнера. Главное плотно закрыть, пока сигнал разгерметизации не перестанет дико пищать в шлеме. Сам контейнер оборудован двумя рычагами, для отсеков полутвердой пищи и жидкости. Чем сильнее надавливаешь на рычаг, тем сильнее конструкция схожая со шприцем выдавливает тебе в рот содержимое. Не всегда удобно, например, кушать перетертые размягченные пирожки.

Команда долго не могла уснуть, с жалостью вспоминая, что здешний день короче Земного на целых четыре шесть часов.

- С другой стороны, и работать меньше, - посапывая произнес Бек и отключил свой передатчик..

Арсений не видел сны, ночь, без исключения, пролетала в одно мгновение. Вот и сейчас, казалось только закрыл глаза, как кто-то тормошит его. Веки упорно не желали разлепляться, сказывалась разница в количестве кислорода воздушной смеси.

Над ним склонились Бек и Хасан. Без передатчика доносились отдельные хаотичные звуки голосов и не более.Но включив устройство понятнее не стало.

- … опорожняли кон6тейнер…

- … На горе, на вершине…

- ДЫРКА! - одновременно закричали товарищи.

- Перевожу. - в разговор вмешалась Сумико. - Два наших особо прытких друга, решили раньше всех забраться на гору и осмотреться. На вершине , у самого пика — дыра под гору

Пара минут и четверка наблюдала провал, метров пятнадцать в окружности. Захватив с собой канат, Арс прицепил один конец к поясной петле в второй отдал товарищам. Медленно, шаг за шагом, Арсений подходил к краю, За пять шагов, парень упал на землю и пополз.

Обрыв показался парню странным, под слоем земли слишком резкие грани, не похожие на естественные, да и материал, будто полупрозрачный. Фонарь нащупал дно, глубоко внизу, не меньше тридцати метров. Отсюда поверхность пола казалась блестящей, уходящей вниз к стенам, словно конус. Повсюду лежали обломки странного материала, не много земли. Арс пощупал выступающий край. Ошеломляющая догадка ворвалась в сознание почище местного урагана. Паренек взял в руки «Искатель» - прибор для разведки ископаемых и поиска любых пригодных материалов. Экран ничего не показывал, а в ушах играла какофония звуков.

- Арс, у тебя включился? - спросил Хасан. - Звук будто… в поселении!

Арсений вспомнил наставления отца - «Старайся не включить прибор по близости от поселений, здесь он бесполезен, слишком много материалов, только уши попортишь себе».

- Ребята, - Арсений отполз обратно к друзьям, - похоже, мы отыскали заброшенное поселение… и его нет ни на одной карте. А значит мы первые....

– Бинго! - вскричали Хасан и Бек, - Победа наша!.

– Да погодите вы с победой. Ребята, здесь никто не был… до нас, ближайшие лет сто точно. - План быстро собрался по кусочкам. Хотел приключение, пожалуйста, Вселенная ответила на твою просьбу.

– Ты же понимаешь, что мы нарушим Очень много оправил пребывания вне поселения. - уточнила для порядка Сумико. - Тогда принесу канаты?

– Нет, подгоним вездеход, одними канатами не обойдемся. Прицепимся к лебедке. Металлический трос не перетрется об острые грани.

Команда внимательно исследовала место, но не нашла ни трещин на поверхности ни дыр. Арс, как можно медленнее взбирался наверх. Не доезжая метров пятнадцати, вездеход остановился.

Вроде не трещит. — Бек и Хасан вслушивались динамики гермошлема, не проваливается где земля под вездеходом.

– Думаю, провал образовался вчера, после землетрясения. - Сумико пять раз перепроверила крепление на костюме Арса. - Внутри могут быть повреждения. Не отцеплялся от лебедки.

– Всё будет в порядке. - Арс улыбался, нервы пошаливали, ноги каменели, но Арс улыбался. - Хасан, начинаем!

Взяв в руки фонарь, прицепив один из шоковых бластеров, Арсений спустился и повис в воздухе. Размер помещения потрясал воображение. Полукруглая сфера из полупрозрачного материала, усиленного на две трети металлическим карк4асом. Скользнув по стенам Арсению стал виден стык между двумя половинками сферы.

За пару метров до поверхности лебедка закончилась. Арсений ненадолго повис в воздухе, оценивая обстановку. Угол конусообразной крыши а это была именно крыша — фонарь выхватывал приличное расстояние между стенами и краем конуса - теоретически, позволил бы не скатиться.

- Ребята, отцепляю трос, иначе не спуститься. - и прежде, чем Сумико успела рассказать ему о всех печальных последствиях отстегнул карабин. Повиснув на лебедке, Арс спрыгнул вниз. Послышался негромкий «Бу-ум». Арс продолжал стоять, крыша выдержала.

- Всё в порядке. Но нужен еще один фонарь. - Лебедка закачалась, и словно по гимнастическому канату по лебедке спустился Бек с фонарем.

- Сумико настояла. — пожал плечами Бек, скидывая с плеча канат. - Помоги. - Арсений присел обхватив Бека за пояс приподнял. «Щёлк!» Лебедка увеличилась на тридцать метров.

Бек остался посередине, и травил веревку, пока Арс продвигался мимо обломков сферы к краю конуса.

- Ты не поверишь. Тут есть лестница. - раздался голос Арса в динамиках товарищей.

- Ребята, вы там поосторожней. - робко вставил Сумико.

Бек и Арсений спустились по винтовой лестнице обвившей здание. По пути не встретилось ни одной двери или окна, лишь металл, отполированный до блеска. Наконец, лестница окончилась промежуточной площадкой, так же опоясавшей строение.

- На морковку похоже. - внезапно произнес Бек, проведя пальцами по гладкой поверхности непонятного сооружения. Арсений усмехнулся, доля правды присутствовала в словах товарища. Здание похоже на толстую приплюснутую морковку.

- Гляди! - Арсений остановился на очередном витке. Впервые товарищи встретили стык идущий по всей окружности. - Морковка в колпаке…

- Ничего удивительного, если это заброшенное поселение. - выказала предположение Сумико. - Цилиндр сужающийся к низу. Наше поселение точно такое же, как, впрочем, и все остальные. Только это на поверхности, а не в земле.

- Но, где вход?

- Только вниз, другого пути я не вижу…

Спуск закончился без происшествий. Фонарики рассекали темноту, не находя ничего интересного. Площадка внизу была пуста, за исключением застарелых окаменевших земляных пятен. Огромная зала под куполом и единственное задние-морковка посредине, стоявшая на нескольких ступенчатых опорах.

- Входа нет. Окружность диаметром метров восемьдесят. - резюмировали ребята обойдя основание вокруг.

- Арс, вспомни, Вензель нам показывал заваренное технологическое отверстие, смеясь называя его дверью в никуда. Ищите лучше, - речь Сумико звучала безапелляционно.- и, кстати, у вас есть еще часов пять, при худшем сценарии два. Потом надо будет выходить и улепетывать отсюда побыстрее. Надвигается ненастье.

Взбалмошная погода Анархиса решила устроить бал в свою честь. Из-за линии горизонта надвигались бездождевые сухие тучи, несущие в себе заряды статического электричества, что всполохами света покрывали небо. А еще ветер гнал смертоносные воронки. От завихрений ветра могло спасти поселение, которого рядом на сто километров не сыскать, за исключением...

- Спускаем припасы и снаряжение вниз, я припаркую вездеход под холмом! - Арсений и Бек со всех ног бросились наверх. - Хасан передай в Озерное о предполагаемой зоне шторма, пусть свяжутся с другими командами, скажи мы нашли безопасное… убежище.

Около часа спустя ветер усилился, небо покрыл густой слой пыли, вот-вот и опустится смертоносный смерч.

- Простите, - выдавила Сумико виновато.

- Да не беспокойся, мы уж выучили ошибочные суждения твоего глазомера.

- Ты, как всегда тактичен, Бек. - рассмеялся Арсений. Пришлось попотеть перетаскивая все припасы на винтовую лестницу. Оставаться на крыше здания было небезопасно.

- Спорим, я сумею отыскать вход? - Эх, Сумико с ее нежеланием проигрывать… а пять минут спустя: - Всё, нашла, спускайтесь.

Девушка стояла напротив ничем непримечательного участка стены, на промежуточном этаже.

- Дуралеи вы, глядите лучше. Тонкая полоска стыка. - Парни направили свои фонари на стену и приглядевшись не удержали возглас удивления. Сумико права, незаметный стык по форме большого люка.

- Отлично, а как попасть вовнутрь? - Хасан постучал по люку кулаком.

- Думаю, нам поможет это. - Сумико извлекла из своего походного ранца карточку. - Уверена, вы и забыли про ее существование, это карта поселенца, ее выдавали при достижении шести лет.

- Точно! - хотел было хлопнуть себя по лбу Арс, но вовремя остановился, - Вензель открывает картой дверь в отсек электролиза!

- Угу. - Семико принялась планомерно водить картой из стороны в сторону по двери, пытаясь отыскать считывающее устройство. Тихое «Би-и-ип» возвестило об успехе, тихое жужжание и овальный люк заскользил в сторону, скрывшись в стене.

-ДА-а, не знаю, чего вы без меня делали, пропали бы вовсе. - Сумико присела в реверансе, под аплодисменты товарищей.

- Заходим? - Чисто риторический вопрос Арса повис в в пустой тишине, ребята не ответив вошли вовнутрь.

- Будто домой вернулись. - удивился Бек, оглядывая помещение освещенное тусклым светом аварийных светильников зажегшихся, когда товарищи переступили порог. Ориентируясь по памяти, команда оказалась где-то на втором уровне.

- Воздух есть. Допустимая концентрация. - Переглянувшись, ребята сняли геромшлемы. Лицо обдало свежим прохладным воздухом. Мерно шумели вентиляторы, в стене зудело электропитание и шуршала система водоснабжения, прогоняя жидкость по кругу, изредка мигала лампа у входа, В остальном — тишина. Ни единой души, ни единого звука живого существа.

- Глядите! Совсем новое! - Хасан и Бек нисколько не любезничая кинулись проверять отсеки. - Это не заброшенное поселение, а какое-то законсервированное!

- Разделимся, пойдем парами, вы, Хасан и Бек вниз, мы наверх. Переключаемся на закрытый канал…

До проходной наружу, все помещения совпадали один в один, дальше же, дальше же Арс и Сумико с трудом отворили огромный люк ведущий наружу и оказались.. в шлюзе. Здесь начиналась неизведанная территория.

Что ни отсек — то полно электроники, инфопанелей, рабочих мест, огромных экранов. Продвигаясь выше и выше, странная догадка терзавшая Арса нашла своё подтверждение. На самом верху, расположилось большое помещение, с кучей непонятных и ранее невиданных в поселении приборов. А посредине возвышалась платформа с тремя креслами, расположившихся перед навесным экраном. Перед каждым - штурвал, как на картинках… про космические корабли.

- Сумико…

- Да, это космический корабль. - голос девушки дрожал от волнения. Годами, друзья представляли себя внутри космического корабля с гравюры, что вселяет мечты в каждое поколение учеников. Форма морковки перестала быть нелепой.

- Что!!! - по-обычаю, в один голос воскликнули Хасан и Бек. Следом, испуганно вскрикнула Сумико отошедшая от Арса к дальней переборки палубы (какое-же, теперь здание…).

- Держитесь, мы уже близко! - Хасан и Бек ринулись наверх, Арс в долю секунды выхватил бластер и обернулся.

- Н-нет, со мной всё в порядке, но ситуация, точно ненормальная ,з-здесь скелет… Арс подошел кдевушке. Напротив нее за столом сидел скелет в желтой истлевшей форме.

Вторая двойка мигом примчалась наверх и присоединилась к застывшим Арсу и Сумико.

- О, его журнал. - Бек быстро протянул руку и схватил со стола электронный блокнот, и предупреждая гневные вопли Сумико добавил: - Ему уже не нужно, а мы проясним ситуацию. Хм, похоже заряд еще есть, включаю.

Экран засветился желтоватым светом.

- Личный журнал капитана Стогова, последняя запись… шестьсот лет назад. -Бек присвистнул.

- Начинай с первой. Время есть. Я всё еще получаю обрывистый сигнал от вездехода, значит ветер не прекратился.

- Чита-ать? - вырвался стон полный отчаяния. - Может мы с Хасаном побродим тут, обещаем ничего не трогать, ну-у, почти ничего, а вы тут почитайте, мы послушаем. . - и всучив Арсу блокнот смылся вместе с Хасаном.

- Даже на пороге величайшего открытия, они предпочитают игрушки собирать. - процедила Сумико и вопрошающе взглянула на Арса, тот пожав плечами начал читать:

«4687 год 250 день, прошло тридцать лет с начал путешествия, тридцать лет мы находимся в гиперпространстве, а на Земле уже сменилось не одно поколение, учитывая нашу скорость. Меня вывело из стазиса предупреждающе сообщение, послезавтра мы завершаем перелет до системы Анархис. Сегодня проведу техосмотр, с командой отработаем протоколы…

4687 год, 252 день. Случилось непоправимое, мы вышли из гиперпространства и угодили в поле комических обломков. Расчеты дали промашку. Мы потеряли… двести кораблей, целыми осталось восемьдесят. В основном обычные поселенцы и наш запасной Шершень. Погибли все ученые, адмиральский флагман, припасы, всё погибло… Исполняющий обязанности адмирала приказал немедленно садиться на планету Анархис, по нашим расчетам именно эта планета наш будущий дом, дом для жалкой горстки уцелевших.

4687 год 253 день. - Мы погибли, Анархис едва пригоден для жизни. Всё во что мы верили, все наши надежды опрокинуты вверх дном и тонут в пучине безысходности.

4687 год 350 день. Поселения развернуты, остался мой Шершень. Не тороплюсь с разверткой, есть мысли насяет нашего курса, провожу расчеты.

4688 год 180 день. Сегодня завершена сфера для Шершня, законсервируем до восстановления запасов, если, конечно я сумею всех уговорить восстановить запасы. Купол и тот пришлось отстаивать с боем.. Мои расчеты оказались верны, ошибка закралась в вычислениях, одна миллионная погубила надежду человечества.

4699 27 день. Включаю запасные системы. Продовольствия достаточно, энергии маловато. Еще и местные решили штурмовать сферу. Нет уж, ничего не выйдет. Думаю Крифлер их образумит. А мне осталось недолго.

4700 год 63 день. Последняя запись, мои руки еле шевелятся. Я умираю, так и не осуществив нашу миссию, сферу закопали землей, Как только яумру все забудут о существовании Шерщня. Так решил общий совет. Видимо, решили призрачную надежду на светлое будущее похоронить вместе со мной. Что ж, После меня останутся верные координаты. Если вы читаете эти строки.»

-Здесь запись прерывается — повисло неловкое молчание, замолкли и баламуты Хасан с Беком раскопавших склад с инструментами.

- Возьмем с собой и покажем мэру. - предложил Арс, еле сдерживая нахлынувшие эмоции. - думаю наши рассудят.

Буря нехотя стихала, дабы не тратить время зря капитан зеленой команды спустился ниже и отыскал каюту единственного пассажира корабля. Сердце застучало сильнее, когда взгляд упал на фотографию в рамке: высокий мужчина раскинув руки пытается объять синий океан. Настоящий океан.

- Арс, буря прекращается, что делаем? - оповестил Хасан.

- Отрапортуем о возвращении… - фото и бортовой журнал скрылись в недрах рюкзака

А вернулись ребята — героями. Крики, ликование, аплодисменты. Вот в офисе мэра, вектор настроения слегка поменялся.

- Вы молодцы, просто молодцы, теперь запасов нам хватит на двадцать, да что там двадцать, на пятьдесят лет. Мы сумеем заменит все устаревшие части…

- Нет, господин мэр, разве вы не слушали, это Космический корабль, мы сможем закончить миссию первых поселенцев, сможем основать колонию на Новой Земле! - О Арсений, наивная ты душа, не о звездах думают люди, глядя, как уменьшается кучка зерна в амбаре.

- Хм, это, отчаянный шаг, Арсений. Думаю тебе стоит поговорить с родителями, твой отец сумеет пояснить о наиглавнейших задачах поселения, о выживании. Полет в космос? Ты, безусловно, прав, но позже. Лет эдак через сто. - Мэр повернулся к собравшимся жителям — скоро начнется сезон бурь. Переждем и отправим большую экспедицию!

После, состоялся долгий разговор с отцом. Да, доводы достигали подступов сердца и… разбивались о пылающие мечты. Каждый день жители хлопали Арса по плечу и благодарили за материалы, благодарили за возможность пожить «нормально».

Четверка часто собирались у старого Вензеля и разбирала каждую строчку припрятанного бортового журнала. Зачем? А как перестать мечтать? Как высушить досуха надежду?

По расчетам, не хватало около пятидесяти процентов энергии, столько же запасов еды и некоторых материалов. Вензель услышав перечень тихо присвистнул.

- Да, мальцы, тут года два собирать надо. Воды, пополнить запасы, можно, а вот еды никак, при любом желании, почти половина годового рациона поселения.

- Всё равно, надо найти решение и доказать мэру… - обычно рассудительный Арс потерял покой. Конечно, глупо думать о полете в космос, но, пустить корабль под резак — преступление против человечества.

Вензель задумчиво поглядел на ребят. Юные мечтатели, такие сломят мир пополам и воссоздадут его из праха. Взрослые же поселенцы боялись себе признаться, тщательно скрывали забытые надежды и сейчас избегали смотреть прямо в глаза Арсению и его друзьям. Вензель чувствовал себя предателем. Ненадолго. Есть одна мыслишка…

Подходил к концу сезон бурь, обещанная экспедиция за металлоломом отправлялась через две недели. Арсений, Сумико, Хасан, Бек, ребята всех сторонились, ходили мрачнее тучи. И вот, однажды, во время очередного разбора бортового журнала (разбуди Арса ночью - расскажет все предстартовые параметры корабля), к Вензелю ворвался мальчишка.

- дядя Вензель, ребята, Вас МЭР вызывает. - округлившиеся глаза мальчишки подтверждали срочность сообщения.

- ЭТО как понимать!!! - Мэр находился в дурном расположении духа, точнее сказать в бешенстве. -Вензель!!! твоя работа! Ты, точно это ТЫ отправил сообщения!!! эти бы — Мэр презрительно махнул в сторону подростков — не додумались бы.

- Да, я. - спокойным тоном ответил старик. - А вы, господин мэр, пыл-то поубавьте. А ежели нет, прошу ко мне в мастерскую, место будет вакантно. Не думаю, что Хасан или Бек согласятся вам помогать. Я дам им прекрасную рекомендацию — подойдут для любого поселения.

Вензель не блефовал, кроме него, золотые руки и тонна терпения оказалась у Хасана и Бека, официальных учеников Вензеля. Мог бы и отец Арса, да там конфликт тянулся уже не одно десятилетие.

Ребята удивленно переглядывались. Арс тронул Вензеля за рукав спецовки: - Вензель, что происходит.

- Помнишь, малец, я часто поговаривал одно выражение «Если до цели тебе преграждает дорога из тысячи ступеней, не отчаивайся, сделай ОДИН шаг, и ступеней станет на одну меньше, сделай еще один — и ты не заметишь как одолеешь их все. » Я сделал первый шаг к нашей общей мечте. Давеча, я разослал сообщения в ближайшие поселения, до куда дотянулся сигнал. Сообщение о космическом корабле. Я упомянул о законе первооткрывателя, но, так же я молил откликнуться на мой зов о помощи, о помощи в восстановлении космического корабля. И, судя по вращающимся глазам нашего премного уважаемого мэра — сообщение нашло адресата.

- НАШЛО АДРЕСАТА! Поступила не МЕНЬШЕ ПОЛТЫСЯЧИ сообщений! А меня вызывают на Совет глав поселений!

-Вот и славненько, ну что, молодежь, пора усердно потрудиться… -Вензель хлопнул Арса по плечу и вышел. Следом покинули мэра и четыре подростка, светившиеся почище прожектора.

Дебаты разгорались с новой силой, день ото дня. Участь корабля решали десять дней. После оглашения решения, кислая мина мэра Озерного говорила сама за себя — восстановлению быть...

Арсений, по совету Вензеля, продолжил личный дневник капитана Стогова, пообещав записывать все этапы восстановления корабля, начав летосчисление с момента принятия судьбоносного решения.

«День шестьдесят седьмой. Совместная экспедиция с представителями Подгорного, Равнина 1 и 2. Рассказывали всем про корабль. Вместе с участниками экспедиции начали дотошное исследование корабля. Нас с друзьями назначили в качестве консультантов.»

«День триста пятнадцатый. Генераторы установлены, чертежи очень помогли. Начинаем первый цикл заряда. Расчетное время всех циклов… три года. Арс, не отчаивайся помни про ступени. Эта самая огромная.»

«Год второй, день сто пятнадцатый. Переселились на Шершень(вернули старое название кораблю). Циркуляция воды в норме. Скоро закончат отбор поселенцев. Процедура странная. Еще более странно участвовать в отборе, как консультант. Папу назначили временным мэром. Отыскали симулятор, начинаем обучение. Дотошные ребята, эти Земляне.»

«Год третий. День двухсотый. Это странно. Всё время чувствовал себя другом Другом Сумико, теперь пощипывает в области сердца. Вензель чувствует себя плохо. Хасан с Беком отправились в Озерное, там так и не нашли толкового мастера»

«Год четвертый. Судьбоносный день. Вскрываем защитную сферу. До сезона бурь еще пара месяцев. Отчего вскрываем? Отбор закончен. Мы полетим в космос. Да, мы с Сумико поженились. Жаль, Вензель не дожил до этого дня».

Галдящая толпа со всего Анархиса облепила сколоченные укрепления в десятке километров от Шершня. Стартовая площадка очищена, поселенцы, частично, заняли места в специальном отсеке на днище корабля, в криокамерах. Команда во главе с капитаном корабля, Арсением четко следуя инструкция приступила к предстартовой подготовке.

Сидя в кресле капитана, Арс не думал о стремительности происходящего, в конце концов, он просто шел по ступеням. Оставалась всего парочка…

Ветер провожал странников, отпускал нехотя, закруживая горстки пыли в песчаные змейки носящиеся по воздуху туда и сюда. В воздухе витала его печальная песня.

Как напишут свидетели происходящего «Стена огня поднялась до небес и окутанная дымом, словно по волшебству, в воздух поднялась Мечта тысяч, устремившись вверх, к звездам»

0
517
16:12
Не мог сюда не заглянуть))

отец просил тебя помочь с установкой защитного покрытия, на мастерской, скоро начинается сезон бурь! — имхо, длинноватая фраза для матери, зовущей сына. Понимаю, что таким образом вы вводите читателя в мир, но в реале это было бы что-то типа «Отец просил тебя помочь! Сезон бурь скоро!»
Специальность лучшего умельца на все руки — это не специальность. Скорее «Репутация лучшего...»
Помимо постоянной составляющей — ветра — трудно назвать ветер «составляющей» атмосферы. Да и фраза «атмосфера высказывала особенное недружелюбие» — такая себе. Пишите проще. Типа «Погода была недружелюбной и помимо ветра.»
и, к тому же, абсолютно бесполезного для человека. Представьте, что вы едите бутерброд, безвкусный и совершенно непитательный или таблетку пустышку, да, именно в том самом смысле. — вы так описываете «серый газ», будто он не только бесполезен, но и безопасен. А потом говорите про Орфея. Пустышки так не действуют.
Этот костюм передавался из поколение в поколение — ой, ну нет. Если только они самоподгоняющиеся, как куртки в «Назад в будущее».
врывались в землю — «вкапывались» хотя бы.
костенело во времени — ((( я даже хз, что вы имели в виду.
Элеонора мастерски сумела в нескольких предложений отчитать и пожалеть мужа. — нее, если речь о женщине, то мастерски — это в несколько слов))) И было бы круто, если бы вы их придумали. Очень помогает оживить персонажей.
— Арс, представляешь, — Сумико первый раз подняла глаза и взглянула на Арсения, — на Земле, люди делились на расы, национальности, государства, а еще кланы и роды… в общем, с ума сойти можно! Как же они жили-то? Вот разделились бы мы в нашем поселении и что? Передохли бы. Как по раздельности можно делать общее дело? — внезапно. И зачем вообще она это сказала. Абсолютно необоснованная сюжетом реплика.
в надежде, найти маму в мире и гармонии. — ну вот зачем это? К чему эти цветастости? «Найти маму успокоившейся». Все. Гармония здесь вообще лишняя.
Прием пищи за пределами поселения предусматривал два способа. — а надо ли их вообще описывать?
На морковку похоже. — а у них там есть морковки? Я просто всегда с осторожностью относился к «земным» сравнениям в условиях чужого мира.
шестьсот лет назад. — вы уверены, что после 600 лет изолированного развития языка, они смогут нормально прочесть журнал? И да, вы уверены, что через 600 лет карточка работает по тому же протоколу, позволяя открыть дверь?
мы вышли из гиперпространства и угодили в поле комических обломков. — а зачем они вышли из гипера именно здесь? В смысле, почему именно у Анархиса, если очевидно, что летели они не туда? А если туда, то почему без разведки? Смутная история.
Мои расчеты оказались верны, ошибка закралась в вычислениях — не понял.

Очень наивной показалась концовка. Просто таки предельно наивной. Никуда они не улетят. Не смогут они этим кораблем управлять. Спустя 60 (!) лет проще разработать новые технологии для полета на Луну, чем восстанавливать старые. А тут речь про 600. Да и как бы ни был законсервирован этот корабль — там сгниет половина за это время.
И я бы не придирался к этому, если б технологии здесь второстепенны были, а рассказ писался ради какой-то идеи. Но вот идеи я здесь не вижу. Новой, по крайней мере. Забытые колонисты, деградация технологий, превозмогание и дорогу молодым. Ничего интересного я для себя не нашел.
Общая проблема рассказа — уклон в красивости и переусложнения фраз. От этого избавляться надо. Я там пару раз отметил подобное. Вот еще пример: «Как и любое обиталище творческого разума изобретателя...». Зачем? Почему не «Как и любое жилище ученого...»? В сути вы не потеряете, а читаться будет легче.
Другая проблема — пунктуация. Здесь полный швах. Разбирать конкретно — это несколько часов работы.
Герои не очень понравились. Я не люблю это критиковать, у самого не всегда получаются емкие персонажи. Но все же отмечу — картона в героях хватает.
И, кстати. А почему «Ветер»? Да ветер практически никакой роли не сыграл в повествовании. Такой, чтобы выносить его в название — точно.
Скажем так, это не настолько слабо, чтобы я ругался последними словами, но выше 3 из 10 не поставил бы.
21:45
Ветер хорошо разобрал bravo
канцеляризмы
много словесного мусора
скучно, вторично
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Мартин Эйле №1