Маргарита Чижова

Супергерои умирают по пятницам

Супергерои умирают по пятницам
Работа № 551

Пятница. Ночь. А это значит, нашей команде супергероев пора вновь вступить в бой со злом. Всю неделю мы живём обычной жизнью, ходим на работу и старательно маскируемся под простых обывателей, и лишь с наступлением темноты в последний день рабочий недели мы собираемся вместе, чтобы восстановить справедливость и спасти этот безумный мир.

Очередное задание на первый взгляд казалось простым. Всего-то надо было просочиться в подпольный ночной клуб, выманить оттуда объект и просканировать его мысли. В штаб пришла шифровка о готовящемся теракте, в котором оказался замешан набирающий популярность рэпер Страдивари. Подробности нам и предстояло выяснить.

План разработал сам Алкомэн, и в нём у каждого из нас была своя задача. Сначала Изабелла охмуряла охранников “Бешеной барракуды”, и мы с ней проникали внутрь под видом обычной золотой молодёжи. Потом я входил в режим ускоренного времени и незаметно передавал объекту записку от имени таинственной незнакомки за стойкой. Эта роль предназначалась моей прекрасной напарнице. Она болтала с объектом пару минут, после чего тот, истекая слюной вожделения, уводил её в направлении фешенебельного логова, которое располагалось в паре кварталов от клуба. А дальше в игру вступал Виталик, на плечи которого ложилась самая ответственная часть миссии. Руслан же должен был просто страховать!

И вот теперь Страдивари лежал в какой-то зловонной подворотне с разодранным горлом, а рядом с ним довольно порыкивал здоровенный волчара, пытаясь стряхнуть с окровавленной морды остатки плотного ужина...

– Господи, Руслан! Ты вообще нормальный? – истерично верещала Изабелла, пританцовывая вокруг трупа на двадцатисантиметровых каблуках.

Она всегда была невыносима, когда превращалась в блондинку.

– Ты можешь заткнуть её? Я пытаюсь работать! – Бледное лицо Виталика мелькнуло в свете луны – прижав пальцы к вискам, он медитировал над ещё тёплым телом.

– На вот, вытрись, – я выудил из кармана платок и протянул его девушке.

Она несколько секунд смотрела на меня пустыми глазами-блюдцами и наконец нехотя начала стирать с губ ядовито-красную помаду.

Пока я вызывал труповозку, Изабелла успела вернуться к своему обычному облику и поспешно переобувалась, еле слышно бормоча под нос ругательства.

– Присмотри за собачкой, – бросил я ей, направляясь к Виталику, который к тому моменту закончил медитацию и, обессиленный, залип у грязной стены арки.

– Эй, ты в порядке? – я осторожно тронул его за рукав.

Вместо ответа он притянул меня к себе и сдавил шею изящными ледяными пальцами. Голову начало заволакивать туманом, но входить в режим ускорения было уже поздно.

– Ребят, я в шоке! Совсем озверели? – раздался над ухом возмущённый голос Изабеллы. – Виталик, ты-то куда!

Она встряхнула меня за плечи, выводя из вампирического транса. Мозг начал проясняться.

– Сорри, кэп… оно как-то само… эта кровь… – бормоча бессвязные извинения, Виталик привалился спиной к стене и взъерошил пальцами залаченные волосы, которые и без того стояли колом.

Вампир приходил в себя медленно – слепок последних мыслеобразов с трупа всегда отнимал у него кучу энергии.

– Расслабься, – отмахнулся я, потирая шею, – сам виноват, мог предусмотреть. Ты хоть не напрасно мучился? Что-то удалось узнать?

Виталик посмотрел сначала сквозь меня, а потом, пытаясь вспомнить детали только что пережитого опыта, закатил глаза к небу.

– Ну! Давай же! – не выдержала Изабелла.

– Есть! – воскликнул он, и на мгновение его лицо озарилось блуждающей улыбкой, которая тут же угасла.

Черты лица Виталика заострились, и оно стало похоже на пластмассовую маску.

– Что?! Не томи!

– Это случится сегодня ночью, – выдал вампир бесцветным голосом, – взрывчатку закладывал сам, – он кивнул на распластавшийся на асфальте труп. – Нано-тротил нового поколения. Но активировать должен кто-то другой. Дистанционно. В общем, всё уже готово, осталось нажать на кнопку, и – бум!

Виталик взмахнул в воздухе длинными пальцами, живописно изображая большой взрыв.

– Ты уверен?

– Абсолютно!

– Где будет взрыв? Во сколько? Кто должен нажать на кнопку?

– Этого я не знаю, – с сожалением развёл руками вампир.

– Ну пожалуйста, постарайся, ты же можешь, – Изабелла схватила Виталика за рукав. – С меня на неделе двойная доза!

– Господи, Белла… – вампир криво усмехнулся, но тут же сосредоточился и снова вошёл в транс, вылавливая из памяти обрывки последних мыслей Страдивари.

На этот раз мы его не торопили, хотя и понимали, что на счету может быть каждая минута.

Подошёл Руслан, виновато поскуливая и поводя ушами. Девушка тихо шикнула и оттолкнула перепачканную в крови морду оборотня от своего колена. Напряженное ожидание сделало воздух твёрдым – казалось, его можно резать ножом.

– Да! Вот оно! – воскликнул наконец Виталик, и мы выдохнули. – За этим стоит миллиардер Константин Маркин, генеральный “Инсайт-пром”. У него особняк на Рублёвке, там же центр управления.

– Отлично, – Изабелла одобрительно хлопнула вампира по плечу. – Едем! Может ещё не поздно!

Мы бросились к припаркованному у соседнего дома авто.

– Руслан, ты в багажник,– на ходу сообщила девушка, и оборотень недовольно зарычал.

– Он говорит, что в прошлый раз там чуть не сдох, – перевёл Виталик.

– Было бы одной проблемой меньше, – ответила Изабелла чрезмерно резко.

– Вот сейчас ты его обидела, – сдержанно прокомментировал вампир.

– О, неужели? – девушка взглянула на Руслана с растущим возмущением. – А что, не так? Ведь ты одна большая лохматая проблема! Сорвал всю операцию, убил человека. И из-за чего? Забыл вколоть антиген, зная, что сегодня полнолуние!

Руслан сверкнул жёлтыми глазами и воинственно оскалился.

– Он говорит, что не забыл, а специально не вводил. Думал, так от него будет больше пользы, – снова перевёл Виталик.

– Без комментариев, – Изабелла сняла машину с сигналки и распахнула багажник, сделав приглашающий жест.

***

Уже выезжая из арки, мы столкнулись с труповозкой, и Изабелла приветственно мигнула фарами. Грузный водила УАЗика “моргнул” в ответ, и я на миг выхватил взглядом его недовольную мину.

Мы вырулили на полупустой проспект и понеслись вдоль парадных фасадов, величественно взирающих на дорогу огнями уличной подсветки.

В салоне было смрадно – кондиционер выжимал из себя последние соки, но справиться с запахом здоровенного оборотня в багажном отделении ему было не под силу. Сзади то и дело раздавалось недовольное рычание, но Виталик больше не переводил.
Он сидел рядом с водителем и активно обмахивался шёлковым платком, смоченным какой-то парфюмерной дрянью. От сочетания животной вони и слащавых духов начало резать глаза.

В довершение адовой картины ожил микронаушник – Алкомэн жаждал узнать, как проходит операция.

– Да, Иван Борисович. Нет. Страдивари мёртв…

Не вдаваясь в подробности, я сообщил о текущей расстановке сил. Пришлось выдержать шквал крепкой брани, прежде чем тот перешёл к конструктиву. Новый план Алкомэн сгенерировал на ходу, и в нём было слишком много неизвестных для того, чтобы можно было назвать его планом.

– Да, понял. Да, справимся. Нет, не нужно… Понял, буду держать в курсе...

Когда в ухе пропищал сигнал отбоя, я с облегчением выдохнул. Алкомэн умел вызывать расположение только в одном случае – когда находился в процессе употребления спиртного… В остальное время он был резок, грубоват и по большей части неприятен, при этом оставаясь мозгом и сердцем штаба.

– Какие инструкции? – поинтересовалась Изабелла, бегло взглянув на меня в зеркало заднего вида.

Я усмехнулся:

– Придётся тебе снова краситься. Пойдёте с Виталиком с главного входа. Скажете, что вам назначена личная встреча по вопросам слияния с корпорацией “Баг”. Маркин как раз готовится к проекту. Ну и дальше всё по схеме. Ты лишаешь контроля разума, Виталик задаёт вопросы и считывает ответы.

– А ты?

– Мы с Русланом на подстраховке. Походим тихо и незаметно вокруг дома, посмотрим, поизучаем. Кстати, Алкомэн предлагал подключить блок АТОМ…

– Слишком большой риск, – вклинился в разговор Виталик, – если красная кнопка у Маркина в доме, то что ему стоит её нажать при малейшем намёке на появление спецназа?

– Мы не знаем его целей, – возразила Изабелла, – может он того и ждёт, чтобы с ним начали торговаться?

– Не думаю, – ответил я. – Вряд ли он вообще ожидает огласки. Такие как он обычно прячутся за красивым фасадом.

Обсуждая детали, мы свернули на Рублевское шоссе, и Изабелла вдавила педаль газа так, что меня буквально вдавило в сиденье.

В машине повисла гнетущая тишина, и в голову тут же полезли деструктивные мысли. Я ощутил досаду на себя и чувство вины за случившееся. Страдивари, конечно, не ангел, но он не должен был умереть! По крайней мере не так. Руслан накосячил, но он наполовину зверь, и на это можно сделать скидку. А вот я не должен был допускать. Но протормозил. Не справился. Плохо старался…

Не сбавляя скорости, Изабелла включила аудиосистему, и из колонок вместо привычной классики раздался крепкий бит.

– С каких пор ты перешла на рэп? – спросил я подозрительно.

– Это Страдивари. Закачала, когда готовилась к заданию.

Я вслушался в музыку с новым интересом. Она была… своеобразной. Глубокий мужской голос чётко произносил слова, вопреки мейнстриму не растягивая гласные. Умный текст. Что-то про человечество, погрязшее в собственном дерьме, политиков-кукловодов и вечную борьбу света и тьмы, в которой побеждает искусство. А в припеве неожиданно зазвучала скрипка. Протяжно. Волнующе. Как будто рука маэстро водила смычком по натянутым струнам нервных окончаний.

– Слушайте, а ведь круто, – не удержался я от комментария, – он талантливый музыкант…

– Был, – закончила фразу Изабелла, и я поймал в зеркале взгляд сожаления.

***

Мы остановились примерно в паре километров от особняка Маркина. Виталик вылез из машины, предварительно вытащив из бардачка мощный бинокль. Я же несколько секунд смотрел, как Изабелла наносит на губы помаду оттенка свежего морковного фреша. Этот процесс всегда завораживал. Сначала тёмно-русые волосы с крупными кудряшками выпрямились и начали отрастать, одновременно изменяя цвет на платиновый блонд. Потом грудь… Она увеличилась сразу на три размера – ткань платья, висящего на худенькой фигурке как на вешалке, теперь натянулась до предела. Талия стала уже, ноги стройнее и длиннее, ресницы – гуще.

– Я тебе нравлюсь, милый? – Изабелла томно приоткрыла набухшие губки.

Это был риторический вопрос.

Распахнув дверцу, я вышел в ночь. Виталик уже выпустил Руслана из багажника, и они оба сидели на капоте, опираясь на передний бампер и по очереди глядя в бинокль.

– С возвращением, – намеренно опустив комментарии по поводу сегодняшнего инцидента, я хлопнул Руслана по татуированному плечу, – ты ж вроде только утром должен был… полнолуние же…

– Я попросил Виталика вколоть антиген, – нехотя пробасил оборотень, пытаясь расчесать пятернёй спутавшуюся байкерскую бороду. – У Бэллы в аптечке всегда целый арсенал…

Видно было, что решение это далось нелегко – принимая его, Руслан шёл против своей сущности и всецело признавал допущенную ошибку.

– Ясно, – сухо ответил я, взяв у вампира бинокль и переводя его в режим ночного видения.

Особняк Маркина был обнесён высоким кованым забором, открывающим участок с цветником, мангалом и детским игровым комплексом. На террасе и в окнах первого этажа горел свет, а по периметру лужайки стояли разноцветные садовые лампы. На мангале жарилось мясо. С нашего места хорошо просматривался выход из особняка, и как раз когда бинокль взял в его в прицел, дверь распахнулась, и на улицу высыпала оживлённая большая компания. Мужчины непринуждённо переговаривались, женщины смеялись, дети счастливо носились между клумбами…

– Вы это видели?! – не скрывая удивления, я передал бинокль обратно Виталику.

– Ночной сейшен, что тут такого, – тот пожал плечами, не разделяя моего удивления. – Пятница же, люди расслабляются.

– Да пусть хоть оргии устраивают, только… сложно расслабиться, когда у тебя под рукой красная кнопка! Слушай, а ты точно уверен, что он замешан?

– Теперь ещё больше, чем раньше. Нет ничего лучше для убойного алиби, чем вечеринка с двумя десятками свидетелей.

Ещё несколько минут мы потратили на совещание. Версию с рабочими переговорами изменили на вариант с новыми соседями, который больше подходил к обстановке. Во многом шумная тусовка играла нам на руку – в ней было проще затеряться, но обилие народу затрудняло сканирование сознания. Конечно, это не клуб, где Виталик работать не мог в принципе, но всё же… Неплохо было бы увести объект в дом, а ещё лучше – за пределы территории. Идею о том, чтобы заявиться к Маркину сразу вчетвером мы отвергли – это было слишком рискованным. А так наши шансы возрастали по крайней мере вдвое…

***

Машина Изабеллы быстро превратилась в точку, а мы с Русланом молча двинулись вслед за ней по идеально ровному асфальту. Путь до особняка пешком должен был занять не больше получаса. Я периодически поглядывал в бинокль. Руслан шёл чуть впереди. Он то и дело убирал с глаз растрепавшуюся шевелюру, но волосы упрямо возращались на лицо, стоило ему сделать пару шагов.

– А ты сможешь теперь после антигена обратно перекинуться? – спросил я, главным образом для того, чтобы хоть чем-то нарушить затянувшееся молчание.

– Смогу, – пробасил оборотень, не оборачиваясь, – если будет очень нужно.

Он вновь замолчал.

– Послушай, это глупо – себя винить, – сказал я внезапно. – Так вышло. Он побежал, у тебя сработал инстинкт…

– Не надо, Артём, – отмахнулся он, замедляя шаг и позволяя догнать его, – мне так ещё хуже, – Руслан сделал паузу и с тоской взглянул на меня, – знаешь, сегодня я последний раз с вами. Давно хотел сказать, а тут как раз повод...

Я чуть не выронил бинокль.

– Ты серьезно? Но мы же команда! Ты не можешь вот так всё бросить!

– Бэлла права, – он грустно усмехнулся, – я большая проблема и… это не спонтанное реш...

Руслан не договорил. Он резко остановился и поднёс палец к губам, призывая к тишине.

Я прислушался. Ничего, кроме обычных звуков природы – шума ветра, стрекота ночных насекомых, шуршания листвы.

– Там, – произнёс он, махнув рукой в сторону лесополосы.

Видимо, посчитав, что такого скудного пояснения достаточно, Руслан ринулся в указанном направлении. Я побежал следом. Сначала просто побежал, потом вошёл в режим ускорения – угнаться за оборотнем даже в человеческом обличье было нелегко.

Наконец я увидел, к чему стремился Руслан. Два парня в камуфляже. У одного спущены штаны. Второй держит девушку со спины, зажимая свободной рукой рот. Девушка вырывается и пытается кричать.

Наше появление стало для них неожиданностью. Парни выпустили добычу и приняли в боевую стойку. Тот, что постарше и поплотнее, застегнул ширинку и вытащил из кобуры травмат.

– Сто-ооооо-яяяяя-яяять! – произнёс он, нацелив на нас ствол.

Общаться в режиме ускорения было проблематично – мои слова воспринимались другими как невнятная скороговорка, я же слышал вот такой растянутый трек.

Впрочем, общаться я и не собирался. Метнувшись вперёд, я оказался рядом с камуфляжным мачо и аккуратно вынул пистолет из его руки. Тот не успел среагировать, а когда понял, что остался без оружия, занёс кулак для удара. Я спокойно прошёл под ним и заломил руку, выворачивая её за спину.

– Ээээээээ-эй! Тыыыыыы чтоооо твооо-риии-иииишь! – послышался удивлённый вопль.

На все действия у меня ушло, наверное, не больше пары секунд – Руслану этого хватило, чтобы обезвредить своего противника. Судя по тому, как тот, схватившись за живот, корчился на траве, желание сопротивляться у него было напрочь отбито.

Я вывалился в реальное время.

***

Остаток пути до особняка мы преодолели на жёлтом Ламборджини Виктории Вайсман – успешного видеоблогера и по совместительству дочки какого-то нефтяного магната. Девушка восторженно пищала, что мы спасли ей жизнь, и теперь она просто обязана отблагодарить нас. Идея возникла сама собой.

Когда мы остановились у кованого забора Маркина, вечеринка была в самом разгаре. Вика посигналила и приветливо помахала охраннику, высунувшись из окна. Играла музыка, до нас доносились обрывки разговоров и звонкий смех.

Охранник, по всей видимости, Викторию хорошо знал, поэтому без колебания нажал на кнопку, открывающую ворота.

Мы втроём появились на лужайке как лучшие друзья. Вика держала нас с Русланом под руки, периодически одаривая многообещающими взглядами.

– Костик, привет! – крикнула девушка с широкой улыбкой, заметив знакомого.

Им оказался Маркин. Я видел его только на фотографии на экране смартфона, но ошибки быть не могло: высокий, подтянутый, с аккуратной бородкой, на позитиве. Этакий лидер нового времени – активный, жизнерадостный, волевой.

– О, Вики, каким ветром? – Маркин улыбнулся в ответ. – Я вижу, у тебя два новых поклонника?

Мы приблизились, и миллиардер протянул раскрытую ладонь.

– Очень приятно, Константин, – мужчина взглянул на меня с лёгким интересом.

– Взаимно, Артём, – я ответил прямым открытым взглядом.

– Руслан.

Рукопожатие оказалось крепким и искренним.

– Кос, я смотрю, ты тоже времени не теряешь, да? – Вика кивнула на пышногрудую красотку, которая стояла к Маркину чуть ближе, чем того требовали правила приличия.

Это была Изабелла – я заметил её ещё издалека. Так же как и Виталика, который ошивался неподалеку, сжимая в пальцах высокий бокал с вином.

Маркин взглянул на Изабеллу с явным вожделением и вновь повернулся к нам:

– Нет, ну что ты, – он натянуто рассмеялся, – это наши новые знакомые – Бэлла и Виталий, они гостят здесь у друзей, и я просто не мог не пригласить их.

Изабелла издала томный вздох и, плотоядно прикусив нижнюю губу, взяла Маркина за локоть.

– О… – наша новая подруга была явно удивлена, – а где Катя?

Мужчина загнанно оглянулся, пытаясь выхватить из толпы силуэт супруги.

– Не знаю, где-то здесь, с гостями, – он преувеличенно беспечно пожал плечами.

Неожиданно к нам подбежал раскрасневшийся белобрысый пацан лет пяти и дёрнул Маркина за рукав пиджака.

– Пап, а Роберт дразнится! – он кивнул в сторону рыжеволосого веснушчатого мальчишки, который стоял неподалёку и корчил ехидные рожицы.

– Тимофей, ну сколько можно говорить, ябедничать – нехорошо, – серьёзным тоном ответил Константин, мягко высвобождая локоть. – Ты ведь мужчина. Просто пойди и предложи ему поиграть во что-нибудь интересное. И проблема будет решена.

Отпрыск Маркина задумчиво почесал затылок, но больше приставать не стал, с деловитым видом направившись к обидчику.

– Ты прямо идеальный папочка, – восторженно пискнула Вика, а Изабелла вновь взяла Маркина под руку.

– Тигрёнок, а пойдём в дом, ты мне обещал показать свою коллекцию… ммм. Я просто обожаю акти… – она запнулась… антивириат…

Девушка притянула Константина к себе и извернулась, пытаясь заглянуть в глаза.

Я видел, что Маркин сопротивлялся уже из самых последних сил, но ничего не мог с собой поделать – противостоять чарам Женщины-блондинки было невозможно. Конечно, если ты мужчина.

– Антиквариат, – поправил я на автоматизме.

– Точно, он самый… А вы знаете, что Костя у нас коллекционирует старинное искусство? У него есть даже скрипка самого Страдивариуса!

– Страдивари, – Маркин нехотя убрал руку Изабеллы, которая подобно ядовитой змее начала пробираться ему под пиджак.

– О, в самом деле? – подхватила Вика. – Я бы тоже взглянула, а вы, ребят?

– Ну, если это правда, я бы тоже не отказался, – сдержанно улыбнулся я. – Когда ещё представится такая возможность?

Константин мог бы конечно выкрутиться, сослаться на какой-нибудь важный предлог, но замутнённый воздействием Изабеллы разум потерял всякую гибкость, и ему ничего не оставалось, как согласиться.

Мы всей компанией направились к входу в особняк. Пока всё шло по плану.

Я незаметно осматривал территорию на предмет охраны. Централизованный пульт находился на посту около шлагбаума – там дежурили двое. Ещё двоих я заметил в огромном холле, когда мы вошли в дом. Ребята в полной боевой амуниции подозрительно уставились на нашу делегацию, но Маркин сделал им знак, и бойцы расслабились, быстро потеряв к нам всякий интерес.

Мы проследовали по коридору, в конце которого оказалась массивная железная дверь с кодовым замком. А за ней – длинный эскалатор. Не обращая внимание на восторженно-возбужденный лепет женщин, Константин захлопнул дверь и опустил рычаг. Электроника клацнула железом и мерно загудела.

Мы ступили на эскалатор, и он понёс нас вниз. Я перехватил взгляд Виталика. До этого момента у меня даже не было возможности заглянуть ему в глаза.

“Свяжись с Алкомэном. Пусть подтягивает АТОМ. Этот Маркин не так прост. Не могу его прочитать. В сознании мощный блок”.

Что ж, очень вовремя. Только вот связаться я ни с кем не мог. Я уже пытался пару раз активировать передатчик, но видимо, здесь стояла глушилка.

Спуск продолжался неприлично долго. И чем глубже мы опускались, тем во мне крепла уверенность, что мы сами себя заманили в ловушку.

– Ну вот, приехали, – сообщил Маркин, когда мы сошли с эскалатора и оказались в начале ещё одного длинного коридора. – Идём, я покажу вам своё хранилище раритета!

Он продолжал играть роль радушного хозяина, мы – роли любопытных гостей.

Маркин завёл нас в просторный кабинет, обставленный в классическом стиле. Благородная дубовая мебель в нём, впрочем, вполне органично сочеталась с огромным плазменным экраном на одной из стен.

– Не знала, что у тебя тут такие катакомбы! – пролепетала Вика, обращаясь к владельцу дома и обнимая Руслана за плечо.

Казалось, она ещё ничего не заподозрила. А может, так оно и было.

Изабелла ни на минуту не отходила от Маркина, продолжая держать его под руку и то и дело мурлыкать что-то на ухо. Он позволял, и это доставляло ему немалое удовольствие.

– Ну что, садитесь, а я сейчас принесу скрипку, – Маркин кивнул на овальный массивный стол, мягко отстранив свою новую пассию и направившись в смежную комнату.

Настороженно переглядываясь, мы расположились на стульях с высокими резными спинками. Ждать долго не пришлось. Константин вскоре вернулся, держа в руках инструмент.

– Вот, – он бережно положил скрипку на стол, – только осторожнее! Она стоит восемь миллионов.

– Рублей? – поражённо выдохнула Изабелла.

– Конечно нет, милая, – Маркин снисходительно улыбнулся.

Я взглянул на скрипку. С внешней поверхности по краю шла блестящая кайма. Лаковое покрытие бликовало в свете настенных светильников. Мы все, не сговариваясь, замерли, поддавшись странному ощущению. Казалось, что сейчас мы прикасаемся к чему-то вечному. И в то же время такому хрупкому, что одно неосторожное движение – и – бах! Всё рассыпется в труху, и ничего не будет! Ни радости, ни красоты, ни этого мира...

Когда мы подняли головы, Маркин стоял во главе стола и загадочно усмехался, поглядывая на нас сверху вниз. В нём что-то изменилось – я почувствовал это сразу. Взгляд. Осанка. Выражение лица. Он как будто только что снял маску, явив нам свою истинную сущность.

– Костя? Что здесь происходит? – спросила Вика, вцепившись в ладонь Руслана.

– А это ты спроси у своих новых друзей! – последовал ответ.

Вика перевела вопросительный взгляд на Руслана, но он молча опустил глаза.

– Ладно, тогда придётся мне… Видите этот раритетный инструмент? Это гонорар, который я обещал одному очень талантливому музыканту. Он мечтал об этой скрипке всю жизнь, и сегодня он должен был получить её, потому что выполнил свою часть сделки.

От слов Маркина повеяло холодом.

– Я не понимаю, что ты этим хочешь сказать? Ребят, у вас тут какие-то игры, я не хочу в них участвовать… – в голосе Вики зазвучал страх.

– Только он её не получит, потому что кое-кто, – Константин кивнул в сторону Руслана, – не умеет контролировать свои животные инстинкты.

– Что?! – Вика выдернула руку из ладони оборотня и решительно поднялась. – С меня хватит, я ухожу.

– Сядь, – рявкнул Маркин. – Ты сама ввязалась в это. Теперь отсюда никто и никуда не выйдет.

Запрет подействовал на девушку прямо противоположно, и она стремительно бросилась к двери, которая конечно же и не думала поддаваться.

– Выпустите меня! – истерично заорала она, изо всех сил тарабаня по дубовой поверхности.

Руслан бросился было к девушке, чтобы успокоить её, но Маркин опередил его, вытащив из ящика стола пистолет и, вскинув руку, нажал на спусковой крючок.

На этот раз я не протормозил – закрыл глаза и попытался поймать то самое ощущение растянутого времени, которое позволяло входить в ускоренный режим. Обычно это происходило само собой, стоило захотеть. Я попытался ещё и ещё раз.

Прозвучал выстрел.

Разлепив веки, я с недоумением смотрел, как тело Виктории Вайсман оседает на мраморный пол.

– Что, ещё не поняли? – тишину комнаты нарушил гомерический хохот. – Ваши штучки здесь не работают!

Я вскинул голову:

– Кто вы такой?

– Ну вот, наконец-то правильный вопрос. Только давайте по порядку, ладно?

Маркин продолжал держать пистолет в руках, поигрывая им и направляя дуло то на меня, то на Руслана, то на Виталика.

– Ладно, давай по порядку. Только можно не тыкать в нас этой штукой, – проговорил вампир, закидывая ногу на ногу и вальяжно откидываясь на спинку стула, словно собирался смотреть спектакль. – Мне она не причинит вреда, но всё равно неприятно.

Маркин усмехнулся, но, к моему удивлению, положил пистолет рядом с собой на стол.

– Будь добра, лапочка, включи-ка нам телевизор, – обратился он к Изабелле, которая беззвучно рыдала, обхватив себя за плечи.

Когда она превращалась в блондинку, становилась слишком сентиментальной.

Не дожидаясь, когда девушка переварит просьбу, я взял пульт со стола и нажал на пуск. Плазменный экран ожил, и комната наполнилась звуками аплодисментов. Показывали концерт какой-то оперной дивы.

– Это Валерия Ландышева, если вы не в теме, – прокомментировал Маркин, – примадонна мировой величины, даёт эксклюзивный концерт в Москве. Между прочим, прямая трансляция.

– Решили приобщить нас к культуре? – язвительно прищурился Виталик.

– Вряд ли это вам уже поможет, – парировал Константин. – Знаете, приобщаться к культуре лучше с молодых ногтей. Вот рэпер Страдивари. Я знал его родителей. Мать – учительница музыки, отец – пианист. Сына тоже вырастили достойным. Он бы далеко пошёл, если бы не всякие лохматые уроды.

– Достойным? – не выдержал Руслан. – И в чём же его достоинство? Пойти на сделку с совестью? Он ведь заложил бомбу. Там, да? – оборотень кивнул в сторону экрана.

– А ты умнее, чем кажешься, – проговорил Маркин. – Да, Страдивари заложил тротил в зрительном зале и на сцене тоже. За это он должен был получить свою мечту!

– По-моему, это глупо, из-за какой-то скрипки продать душу дьяволу, – ответил Виталик.

– Странно слышать это от человека, который продал душу дьяволу за иллюзию бессмертия.

Виталик скрипнул зубами. Похоже, он был на грани.

– Думаешь, я не почувствовал, когда ты пытался залезть в мою голову?

– Хватит! – резко произнёс я, поднимаясь. – Давайте прекращать этот балаган!

Я приблизился к Маркину, и он быстрым движением схватил лежащий на столе пистолет.

– Не подходи, – он взвёл курок и нацелил дуло мне в голову.

И в этот момент я понял, что он не всесилен. Кем бы он ни был, он тоже чего-то боялся. Или кого-то.

– Я даже не хочу знать, кто вы. Просто откажитесь от своего намерения.

– Отказаться, когда всё уже готово? Ты в своём уме, мальчик? Нет, если бы ещё Страдивари был жив и разорвал со мной контракт, тогда да!

– Ты что, дьявол? На самом деле дьявол?!

– Нет, я не дьявол, – во взгляде Маркина появилось что-то новое, хищное. И голос его прозвучал по-другому – вкрадчиво, таинственно, шелестяще. – Я джин. Потомок древнего рода. Я тонко чувствую самые скрытые, самые сокровенные желания. Некоторые исполняю просто так. Другие – по контракту, как со Страдивари.

Мы замолчали, обдумывая новую информацию.

– Валерия Ландышева, – продолжил Маркин, взглянул на экран, – знаете, ведь она хотела такой смерти. Чтобы прямо на сцене. Чтобы потом во всей стране объявили траур, чтобы поклонники толпами шли к её гробу. Она думала об этом, прокручивала всё это в голове. Но разве мог я не откликнуться на такое необычное желание? Я всего лишь инструмент Вселенной.

С этими словами Маркин раскрыл ящик стола и резко вдавил красную кнопку.

Грянул взрыв. Экран за нашими спинами окрасился огненными всполохами. Раздались визги, стоны, гвалт. Картинка поплыла, но трансляция продолжалась. В театре обрушился потолок, перекрывая выход тем, кто ещё был в состоянии идти.

Мы замерли в оцепенении. Я почувствовал опустошение. Всё кончено. Миссия провалена. Погибли люди. Сколько их там, сотни?

Маркин наблюдал за картинкой с явным удовлетворением и лишь насладившись зрелищем, повернулся к нам.

– Ну вот, а теперь давайте-ка я исполню какое-нибудь ваше желание, – блуждающая улыбка на лице сделала его совершенно неузнаваемым.

Константин изменился в очередной раз. Он был как многоликий бог, тосующий колоду карт и примеряя каждый раз новый образ в зависимости от того, какая карта выпадала. Сейчас Маркин выглядел как старик. Под глазами проступили тени и морщины, кожа ссохлась, волосы отливали серебром.

– Вот ты, – Маркин положил руку к Изабелле на плечо.

Девушка рыдала уже в голос, не в силах справиться с эмоциями.

– Ты же ведь хочешь семью, мужа, ребёнка родить. Зачем тебе всё это? Красишь губы химией, бегаешь на какие-то задания.

Изабелла взглянула на Константина, всхлипнула, и молча отвернулась, смахивая катящиеся по щекам слёзы.

– А ты? – Маркин повернулся к Руслану, – мечтаешь жить в лесу, на воле. Сейчас ты мучаешься. И эта человеческая маска тебе уже не нужна.

Оборотень потупился, признавая правоту джина, а тот уже шёл дальше, к Виталику.

– Забавно, – он провёл рукой по залаченным волосам вампира, – а вот ты своей жизнью доволен. Конечно, если бы не жажда. Она единственное, что тебя беспокоит.

Старик медленно повернулся ко мне.

– Артём Ферер, – он подошёл так близко, что я услышал, как бьётся его сердце. – Ты всегда больше жизни мечтал понять природу времени. И ты уже на правильном пути.

Джин протянул ко мне руку, и я шагнул навстречу, ощущая, как внутри разгорается искра осознания. Это ощущение росло, постепенно заполняя меня целиком. Я удивился, как раньше не понимал этого. Всё же было так просто, на поверхности.

Вот я закрываю глаза, и мир на миг замирает, а я вхожу в этот поток, могу замедлять его или ускорять. Могу потянуть за невидимые струны и даже пройти несколько шагов назад!

Я начал проваливаться в густую серую пелену – она была мягкой, как мамино прикосновение. Нежной, как дыхание любимой девушки. Сладкой, как самое приятное воспоминание. Мир схлопнулся и вновь взорвался в моей голове тысячами звуков и мириадами красок.

Дежа-вю. Открыв глаза, я понял, что нахожусь в баре “Бешеная барракуда”. Я увидел Страдивари, сидящего за VIP-столиком в окружении приятелей. Изабеллу, ожидающую, когда я передам записку объекту, и он подойдет к ней за барную стойку. Где-то там на улице меня ждали Руслан и Виталик.

Я вернулся на несколько часов назад?! Ещё не до конца веря, что это происходит на самом деле, я стоял в центре танцпола и глупо улыбался. Ещё не было убийства рэпера, и Вика ещё жива. И не было этого взрыва, который унёс сотню жизней.

“Теперь главное – не протормозить!” – подумал я, решительно входя в режим ускорения.

Другие работы:
+2
05:54
1270
12:26
+1
С одной стороны вроде бы неплохо — рассказ читается живо, глаз особо не дёргается на мелких косяках, есть прикольные стёбные моменты. Но вот дочитываю до конца и встряхиваюсь, — а в чём генеральная идея текста? Ну, вернулся Артёмка назад во времени, иииииии? Не понимаю. Тупо не понимаю, что хочет сказать этим автор (ну да, ок, я глюпый, недалёкий критик).

Поставлю за рассказ 5 баллов из 10-ти: написано неплохо, даже явственно конфликт в сюжете прослеживается, но финал — мама миа. Плиз, автор, расшифруйте, как конкурс закончится.
02:05
Слишком много героев, сюжетная линия перегружена, описания героев отсутствуют — за ними не видно реальных людей. Рассказ кажется компиляцией из Гаррисона, Стругацких, Шекли, но до них недотягивает по причине нечеткости.
Язык неплох.
15:51
У Гаррисона и Шекли есть оборотни с вампирами????? wonder
Комментарий удален
15:50
Ну, я не прклонник чтива про вампиров и т.п
Не возбудил рассказ интереса, было скучно читать.
Конец обесценивает все что происходит в начале. Столько всего происходит и пафф.
рэпер Страдивари

Я сначала подумала: «Ну, зачем это надо???»
А потом заметила, что это добавляет перца/изюма делает рассказ интереснее.
Туда же и Алкомена.
01:07
Обратила внимание на текст из-за названия. Супергерои — это один из моих любимых «трендов» в литературе/кинематографе, особенно в стиле фильмов «Стражи галактики», «Зеленый фонарь» или «Пипец». Грамотный стеб над персонажами — это вообще очень тонкий момент. Большой плюс рассказа — автор посмеялся над своими героями, то выдавая им нелепые имена, то наделяя сомнительными способностями, то вовсе ставя в дурацкие положения.
Правда, начиная читать, я плевалась: «Опять эти оборотни-вампиры, ну сколько уже можно?!» Но как ни странно, они прекрасно вписались в саркастическую атмосферу истории.
В целом, написан текст чисто и приятно, кинематографично, словно готовый сценарий.
Из минусов — автор намудрил с главгером, его способностью и финалом.
10:24
«Алкомэн» — это зачет! crazy
Как показалось, основная проблема рассказа — персонажи. У них отсутствует история, характеры и мотивация. Что они делают и зачем — непонятно. Эмоций они не вызывают и переживать ни за кого не хочется. Все начинающиеся конфликты и противоречия (как внутри команды, так и внутри героев) ни к чему не приводят. В частности, если в начале написано, что оборотень хочет уйти, то в конце он должен либо передумать из-за чего-то, либо почему-то остаться. А так развития ноль.
13:50
+1
Автор! Я ваш фанат! Читать интересно. Характеры героев хорошо улавливаются. Неожиданность с Костиком была лучшей)) Зачёт))
21:01
-1
типа юморок, да еще и типа с супергероями sick
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Мясной цех