Эрато Нуар №1

Добро пожаловать в «Бар неудачников»

Добро пожаловать в «Бар неудачников»
Работа № 556

Вывеска гипнотически подмигивала, манила к себе, приглашая войти. Выведенная ровным разборчивым почерком, ставшая родной надпись «Бар неудачников». Под ней – крыльцо в две ступени, невысокие кованые перила, узорчатая железная дверь с наклейкой «на себя» на тёмном стекле. А я стояла почти как тогда, в первый раз, на расстоянии нескольких шагов и сомневалась.

***

Всё началось с того момента, как пропало моё везение – несколько месяцев назад. Правда, поняла я это не сразу. Сначала меня бросил парень, когда у него дела пошли вверх – даже не успела порадоваться за него. После нескольких попыток получить объяснения, в чём же причина этого поступка, я наткнулась на почти полное игнорирование и отстала. После этого заметила, что многое у меня идёт как-то не так. Вроде, мелочи – только надену чистые брюки, тут же пятно посажу, или, как ни подойду к светофору, так вместо зелёного красный человечек загорается.

А потом наступил тот самый день. На работе планировалось важное мероприятие, я была собрана и готова, пока за завтраком не облилась кофе. Пока влетевшая в окно птица не решила поиграть с документами. Пока на выходе не заклинил дверной замок. Пока не пропало электричество в квартире…

Кое-как дозвонившись до работы и предупредив, что опоздаю, я, сдерживая раздражение, стала думать, как словить птицу и выбираться. Время шло, ломать дверь и оставлять квартиру без присмотра не хотелось, потому что позвать последить было некого, лезть через окно – тоже.

В итоге замок всё-таки открылся, когда успеть на мероприятие было невозможно. Начальник бесновался в динамике теряющего заряд телефона, а я уныло шагала по улице в никуда.

Когда батарея окончательно села, а солнце скрылось за крышами домов, передав город во власть ночи, я впервые увидела эту самую вывеску. Подумала ещё, что её не было раньше, но решила, что просто не замечала между магазином электронной техники и бутиком одежды. Подсветка горела не вызывающе, лаконичное название подкупало простой и понятной сутью. Шмыгнув носом, я убрала выключившийся телефон в сумку, вытерла «украшенные» размазавшейся тушью глаза и потопталась на одном месте, раздумывая. В груди свербило. Хотелось кому-то пожаловаться, поделиться навалившимся несчастьем, а домой идти не хотелось. Оглядев улицу – других заведений вблизи не наблюдалось, редкие прохожие погружены в свои мысли, – зашагала к двери.

Пару раз безуспешно толкнув её, я заметила наклейку-подсказку и потянула за ручку. Звякнул колокольчик, изнутри потянуло теплом и чем-то сладковатым. Робко озираясь, я остановилась, рассматривая небольшой зал. Лампы светили не ярко, стояла деревянная мебель без подушек и скатертей, играла тихая печальная музыка. В тенях по углам ютились посетители, при виде меня оживился стоявший у отполированной стойки мускулистый лысый бармен.

- О, пополнение, – заметила сидевшая напротив него девица с синими волосами. Бармен погрозил ей кулаком и обратился ко мне через весь зал:

- Здравствуйте. Добро пожаловать в «Бар неудачников». Проходите, располагайтесь.

Справившись с неожиданно нахлынувшей робостью, я подошла к стойке и забралась на высокий стул. В душе скребли кошки.

- Здравствуйте. Что это за заведение? – без особого интереса спросила я, разглядывая полки, уставленные разнообразными напитками.

- Сказали же, – хмыкнула синеволосая. – Рассказывай, что у тебя случилось, и заказывай что хочешь.

- Чашечку везения? – криво улыбнулась я, пропустив мимо ушей «тыканье». Внимание привлекла находившаяся почти в центре полок над стойкой большая круглая бутыль, в которой вращалась сияющая зеленоватая субстанция.

- Нет, такого не держим, – ответил бармен. – Выпивку любую, блюда – пожалуйста. Оплата – рассказ о неудачах.

- Хорошо, – я отвлеклась от бутыли и сделала вид, что включилась в их игру. – Давайте вина на ваш вкус.

Молча дожидаясь, пока бармен поставит передо мной бокал, я прислушивалась к собственным ощущениям. Скопившийся за день негатив давил изнутри, грозясь проломить позвоночник или рёбра, и, отпив вина, я вдруг начала говорить обо всём, что произошло со мной сегодня. О кофе и о документах, о пропавшем электричестве и о пропуске рабочего мероприятия. Бармен слушал вполуха, занимаясь своими делами, девица рядом потягивала коктейль через трубочку, изредка перебивая меня вопросами.

- И телефон сел под конец. Видимо, домой пешком пойду, – закончила я и залпом проглотила остатки вина, краем глаза отметив, что субстанция в круглой бутыли кружится быстрее. Хотя, возможно, я уже захмелела, и мне показалось.

- Сочувствую, – синеволосая улыбнулась. – Понятно теперь, как тебя пропустило.

Я непонимающе повертела головой.

- Вход в бар видят только те, от кого отвернулась удача, – пояснил бармен.

- Неудачники! – хихикнула девица.

- Да разве отвернулась? – я звякнула пустым бокалом об стойку. – Так, чуть-чуть плохой день. Завтра всё будет хорошо.

- Жаль тебя расстраивать, но не надейся, – девица помешала коктейль трубочкой. – Если удача отвернулась, то это обычно насовсем.

***

После вечера в баре глаза покраснели и опухли, обкусанные губы шелушились, в голове шумело от алкоголя. Ещё и ночью припустил дождь, так что одежду после прогулки можно было только выжимать. Кинув все вещи в стирку, я заснула как убитая. Хорошо хоть машинка не сломалась, и утром костюм отправился сушиться. А денег с меня бармен так и не взял, сказав, что истории хватило с лихвой. И славно – оказалось, что я тогда кошелёк оставила дома.

Следующие несколько дней я чувствовала себя абсолютно разбитой и уставшей. Прокручивала в голове диалог с синеволосой, – забыла спросить её имя, – и потихоньку приходило понимание, что, по-видимому, она права. Неудачные происшествия продолжали происходить. Не успевала я исправить последствия одного, как случалось другое, и от бессилия опускались руки. Я пыталась не унывать, однако с каждым днём это было всё сложнее.

***

Через пару недель я всё-таки не выдержала и сама прибежала в тот бар. Дождь, к счастью, не шёл, что не помешало мне по пути наткнуться на лужу и забрызгать ботинки и брюки. В зале было светлее, людей больше, бармен протирал стаканы, выслушивая историю высокой девушки в причудливой маске, закрывавшей верхнюю половину лица. Перед незнакомкой стояла вазочка с подтаявшим мороженым, украшенным фруктами. Глубоко вздохнув, чтобы выразить величину своей печали, я села на соседний свободный стул, подмигнула бармену и попросила безалкогольный коктейль. Синевласки не наблюдалось.

- И так почти каждый день, – продолжала рассказывать «маска», возмущённо постукивая по вазочке ложкой. – Сидят меня обсуждают в открытую. А я им что скажу? С такой самооценкой.

- Простите, с какой? – окликнула я, невольно подслушав в ожидании заказа.

- С самой-самой низкой! – пояснила «маска».

Я понимающе кивнула, принимая от бармена бокал, заполненный льдом и соком:

- Могу лишь посочувствовать.

«Маска» благодарно улыбнулась. Я резво потянула коктейль через трубочку, и тут же оторвалась от неё:

- Совсем ледяной, зараза!

Бармен состроил извиняющееся лицо, отвесил небольшой поклон.

- Простите, будьте добры.

- Прощаю, – я великодушно отмахнулась. – Посчитаю очередной неудачей и попрошу записать в оплату.

- А вы забавная, – констатировал бармен. – Я ещё в первый раз заметил.

- Приятно, что меня запомнили. Пытаюсь не скатиться в полное уныние, – ответила я и отпила уже осторожнее.

- Вы тут второй раз? – робко спросила «маска».

Я закивала с трубочкой во рту, опомнилась и отпустила её.

- Ага. Недели две назад увидела вывеску и зачем-то зашла.

- А я каждый день почти, – девушка горько вздохнула.

- Эталон неудачника, извините за дерзость? – ввернула я и прикрыла рот ладошкой.

- Да так и есть, – она положила ложку в вазочку. – Ну вот, растаяло. Я Олеся, кстати.

- Вика, – я улыбнулась. – Можно на «ты»?

- Да, пожалуйста. Хоть на «эй, ты».

- Почему в маске?

Олеся сощурилась, постреляла глазами по сторонам, чуть придвинулась ко мне и негромко сообщила:

- Чтоб никто не узнал.

- А кто может узнать? – я дёрнула бровью.

- Да хоть кто! Коллеги, например.

- Это они «обсуждают»? – догадалась я. – А что обсуждают, если не секрет?

- Почему у меня молодого человека нет, почему я гот, – Олеся зачерпнула смеси растаявшего мороженого и ягод, посмотрела на него и вернула обратно. – А я не гот, просто тёмное носить люблю, даже не чёрное.

- И на место никак не ставятся?

- Это тётеньки-бабушки, у которых на всё своё мнение.

- Взятое из телевизора? – хихикнула я.

- Наверное… – Олеся взглянула грустно на вазочку и обратилась к бармену. – А можно обратно заморозить или новое сделать?

Он молча забрал посуду и скрылся в подсобке.

- Длинная у тебя история была, раз мороженое растаяло, – проводив его взглядом, проговорила я.

- Да не-е-е, – ответила девушка, поправив маску, – это я рассказывала медленно. Как ленивец.

Вернулся бармен с новой порцией мороженого. Разноцветные шарики, обсыпанные ягодами и политые сиропом, выглядели так аппетитно, что я пожалела, что попросила только коктейль. Олеся отвлеклась на лакомство, а я поймала выжидающий взгляд бармена и чуть не поперхнулась напитком.

- Простите, – откашлявшись, извинилась я. – Сегодня у меня не такое ужасное, как тогда, но я уже замучалась от этого всего. Каждый день что-нибудь!

***

С Олесей мы вскоре сдружились и сидели в баре ежевечерне. Синеволосая девушка – её звали Лиза – заходила не часто. С остальными посетителями мы переговаривались редко, хотя иногда слушали их истории и сочувственно вздыхали. Несмотря на копящиеся на работе неуспехи, едва я переступала порог бара и с пониманием кивала посетителям, в душе теплело и наступало умиротворение – я ощущала себя частью чего-то большего. Вот Евгения, мать-одиночка, еле тянущая троих маленьких детей. Вот Максим, на которого не обращают внимания девушки. Вот Марина, которую восемнадцать лет обещают повысить, но отдают должность кому-то другому. И много других людей, чьи рассказы были слышны в зале. Все они стали почти родными.

- Хорошо, что тут денег не нужно, – выходя после очередных долгих посиделок на улицу, говорила я Олесе. – А то мне зарплату не перевели, а денег почти по нулям.

- Одолжить на проезд? – отозвалась подруга.

- Да не надо, – я достала кошелёк, заглянула в отделение с монетами. – Пока что хватит.

Улица, где находился бар, освещалась не слишком хорошо. Убрав кошелёк, я довольно потянулась и тряхнула головой, намекая Олесе на путь к автобусной остановке.

Завернув за угол, мы едва не сбили с ног согбенную старушку, с головы до ног закутанную в изумрудно-зелёную шаль. Я внутренне сжалась, готовясь выслушать гневную тираду, но бабулька, взглянув на меня, едва ли не перекрестилась.

- Ох, девчуля, кто ж тебя так? – она потянулась к моему лицу желтоватыми ладонями.

- Как – так? – отпрянув, на автомате спросила я.

- Удачу твою кто-то отнимает.

Мы с Олесей переглянулись.

- Поподробнее, будьте добры, – серьёзно попросила я.

- Так видно ж, – старушка помахала передо мной, будто разгоняя неприятный запах. – Вот иголка у тебя чёрная вколота, вот трубочка в ней, удача и утекает.

Приготовившаяся к внятным объяснениям, я скривилась. Что за бред?

- Ясно, – сдержав смешок, потянула Олесю вперёд. – Спасибо, но нам пора.

Отойдя на несколько метров, я обернулась. Бабулька медленно шагала к бару, откуда мы недавно вышли.

- Ещё бы, – фыркнула я. – А я уши развесила.

- Ммм? – не поняла Олеся.

- Да я имею в виду, думала, она что-то дельное скажет. А она тоже неудачница.

- А что, это не дельное?

- Эзотерика какая-то.

- Так-то конечно. Только почему бы не поверить в эзотерику, если мы ходим в бар, который видят только неудачники, и где вместо оплаты рассказы о бедах принимают, а бармен почти любое блюдо может принести?

- Может, там шоу скрытой камерой снимают на самом деле? Розыгрыш такой?

- Тогда он слишком затянулся, – Олеся вздохнула. – Я-то туда давно хожу, забыла?

- Угу, – несмотря на всю бредовость, слова бабульки не давали мне покоя. – Олесь, добежишь до остановки без меня? Я обратно, всё-таки узнаю кое-чего.

- Хорошо, – подруга улыбнулась. – Напиши, как дома будешь.

Я кивнула, помахала подруге и поспешила обратно к крыльцу.

Старушка разговаривала с барменом, потягивая ту странную зеленоватую субстанцию прямо из круглой бутылки. Я заскочила в зал, дошла до стойки, громко стуча каблуками, и села рядом, чтобы подождать, когда они завершат беседу. Пожилая женщина, совсем не удивившись моему появлению, отставила бутыль и повернулась ко мне.

- Здравствуйте снова, – отчего-то робея, обратилась я к ней. – Я хотела уточнить насчёт эээ… отнимания удачи. Кто это может быть?

Бармен вместе с ней так посмотрели на меня, что я осеклась.

- Что случилось?

- Ты не кричи, девонька, а то услышит кто. Везунчики тут чужаки, – негромко заметила старушка и обратилась к бармену, возвращавшему бутыль на полку. – Позволь-ка нам в отдельную комнатку зайти, чтоб от лишних ушей схорониться. И водицы бы мне.

Она с неожиданной силой потянула опешившую меня в сторону подсобки, бармен подал ей гранёный стакан воды, и дверь за нами заперлась.

***

- Ты уже, наверное, догадалась, что не так всё в этом мире просто, – старушка усадила меня на большой ящик в крохотном складском помещении, сама устроилась напротив. – Я, милая, вроде ведьмы кто-то – магию всякую творить и видеть могу. Сюда захожу в гости к другу да подкрепиться, так что хорошо, что и ты сюда попала, так бы мы не встретились, и не узнала бы ты про беду свою. Неудачи твои, как я сказала, наведённые, не должны они были с тобой случаться. Вкололи тебе иголку, – не настоящую, даже не ищи, – и через неё удачу забирают, глоток за глотком. Много её в тебе, но когда иссякнет, хоть что может случиться. Все беды мира соберёшь и погибнешь.

Несмотря на то, что мне словам старушки не верилось, звучало это жутко. Я испуганно облизала пересохшие губы:

- С этим можно что-то сделать? Прекратить?

- Вот сейчас и попробуем узнать, – она подняла руку со стаканом, взболтала жидкость. – Сперва надо выяснить, кто это на тебя позарился.

Не успела я возмущённо хмыкнуть, старушка обмакнула палец в воду и ткнула мне в лоб, оставив мокрый отпечаток. Капля воды прочертила дорожку по лицу, щекоча кожу.

- Не трогай, – бабулька остановила мою руку, потянувшуюся, чтобы утереться, и протянула мне стакан. – Смотри.

Я механически взяла его и воззрилась в полупрозрачное дно. Вода шла мелкой рябью из-за дрожавшей руки, на поверхности угадывалось нечёткое отражение меня.

- Себя вижу, – буркнула я спустя секунд десять. Сползшая со лба капля замерла у ноздри, захотелось чихнуть, я скривилась, пытаясь сбросить её.

- Глубже смотри, – скомандовала старушка.

Подгоняемая чужой волей, я склонилась над стаканом, приближая к нему лицо. Зрение «поплыло», расфокусировалось, голова слегка закружилась. Отражение сощурилось вслед за мной, исказилось от упавшей капли с носа и вдруг приняло черты Коли – того самого парня, который меня бросил.

- Он?! – воскликнула я, и тут бабулька ударила ладонью по дну стакана, отчего вода плеснула в мою сторону. – Ай, за что?

Чуть ниже ключиц резко и больно кольнуло, а потом потянуло холодом, будто заработала вытяжка. Я, не успевшая проморгаться от сырости, схватилась за заболевшее место.

- Увидела, кто? – участливо поинтересовалась бабулька, протянув мне неизвестно откуда взявшееся полотенце.

Я промокнула лицо и грудь, стёрла с волос попавшие на них капли. Как сушить одежду, идей не было, оставалось надеяться лишь на то, что ночь будет тёплой.

- Да.

- Иголку чувствуешь?

Шмыгнув носом, я прислушалась к ощущениям.

- Это вот этот холодный вентилятор вот тут? – я указала место.

- Верно, молодец, – старушка улыбнулась. – Догадываюсь, знаком тебе тот, кто эти чары навёл. Вот теперь дело за малым – заставить его от злых помыслов отказаться. Тогда и пропадёт твой… вертилятор.

- А как?

- Тебе видней, твой же знакомый, – ответила уклончиво бабуля.

- И всё же… какой вам смысл мне помогать? – не удержалась я от вопроса.

- Несправедливость не люблю. Не честно он поступил. Да и не вкусные беды твои, не настоящие. А я-то думаю, разбавлять, что ли, стали тут, – услышала я, и старушка отвернулась, показывая, что разговор окончен.

Поблагодарив её и вернув полотенце, я отправилась в зал и села в уголок, ожидая, когда хоть немного подсохнет футболка. Посетители косились на пятно на груди, но вопросов не задавали. А я прокручивала в голове услышанное и прикидывала, что могу сделать с Колей. Да почти ничего, учитывая, что говорить со мной он не хотел.

***

На следующий день Олеся, как обычно, жаловалась на назойливых коллег, а я лениво наблюдала за вращением зелёной жидкости в круглой бутыли. Теперь мне было ясно, что это не просто элемент декора, и почему наши рассказы принимались здесь за валюту. Да и бабулька была не простая, а какая-то важная «шишка»!

- Ты меня вообще слушаешь? – Олеся, обиженно надувшись, заглянула мне в глаза.

- Да-да, – вздрогнув, ответила я. – И вот этот наглый пошёл к начальнику, и?

- Так тебе ж не интересно, – подруга чуть-чуть отодвинулась.

- А ты даже про старушку не спросила, – я, наоборот, придвинулась ближе.

- Какую? – удивилась Олеся, смутившись. – А, я забыла, прости. Домой пришла, и как отрезало. Ну, и что она?

Я, опасливо оглядываясь, чтобы нас не подслушивали, шёпотом рассказала о произошедшем в подсобке и до этого. Подруга выслушала, тоже поглядев на бутылку.

- И что думаешь делать?

- Не знаю, – я развела руками. – Сначала хотела напролом прийти к нему и потребовать убрать иголку, а потом подумалось, что он не знает, что я знаю, так что можно попробовать действовать тоньше.

- Тоньше? Например?

- В доверие втереться, мол, соскучилась. Я же тогда так и не поняла, почему он меня бросил, – историю нашего расставания я рассказала Олесе, когда посетила бар в четвёртый или пятый раз. – Может, подумает, что я не из-за удачи вернуться хочу.

- Ты же, вроде, жаловалась, что с ним иногда плохо было? – не моргнув, спросила Олеся. Я шмыгнула носом, поглядела в сторону:

- Ну, не прям плохо. Хотя я уже не помню, будто сто лет прошло, – я помолчала и добавила со вздохом. – Ладно, не всё говорить, надо и делом заняться. Сегодня тогда не буду долго тут, пойду Николя обрабатывать.

- Куда пойдёшь?

- После работы подкараулю. Он позже меня заканчивал.

***

Однако планам моим, как ни прискорбно, не дано было сбыться. В голову пришла мысль выпить немного алкоголя для смелости, и мы с Олесей немного перестарались, но это не помешало мне пойти. Через час я заглянула в вестибюль, потому что рисовать круги возле здания надоело. Дамочка на ресепшене хмуро поздоровалась и спросила, чего нужно. Я поинтересовалась, на месте ли необходимый сотрудник, на что получила ответ, что он уволился некоторое время назад. Устроился ли куда-то – неизвестно.

Захотелось вернуться в бар и утопиться там в чём-нибудь. Хоть в растаявшем фруктовом мороженом, оставшемся после долгих рассказов Олеси. Расстроенная, я вышла на улицу, злобно потопталась на месте, решая, идти домой или всё-таки в бар. В итоге выбрала бар и уныло зашагала, особо не глядя на дорогу.

Близилась ночь, сияли фонари и вывески, подмигивали фары машин. Пахло щекочущими ноздри ароматами города, центральных улиц. Мимо проходили уставшие после рабочего дня люди. То ли от осознания неудачи, то ли от подействовавшего алкоголя в голове зашумело, всё виделось как в тумане, а натруженные ноги еле передвигались.

Решив сократить дорогу, я вышла на парковку возле очередного бизнес-центра, выросшего на месте пустыря, вгляделась, насколько смогла, в почти ровные автомобильные ряды, прокладывая путь, и снова опустила голову. Прохладный ветер в груди навевал печальные мысли. Ещё и на носке сапога обнаружился неизвестно откуда взявшийся грязный след, так что я нервно следила за шагами, размышляя, остановиться тут, чтобы стереть его, или потом.

Задумавшись, я не заметила, как совсем рядом рыкнул мотор, а через мгновение меня толкнуло задним бампером выезжавшей с парковочного места машины. Не сильно, но достаточно, чтобы повалить на асфальт лицом вниз. «Вот, блин, оладушек», – только и успела подумать я, выставляя ладони вперёд, а через мгновение послышался мягкий хлопок двери, и под машиной показались две ноги. Вставать желания не было – так и лежала, морщась от летящих почти в лицо выхлопных газов.

- Вы в порядке? – обратились ко мне, бесцеремонно дёргая за одежду.

Я перевела взгляд с ног на лицо, белым пятном мелькавшее в темноте надо мной, попыталась сфокусироваться.

- Коля? – сердце стало биться быстрее.

- Вика? – парень отшатнулся, отпустив меня.

- А я тебя искала, – пьяно призналась я, спешно обдумывая, как действовать. – А ты меня сам нашёл.

- Зачем? – кажется, он испугался.

- Хотела сказать, – я поднялась, кряхтя и потирая ушибленное бедро, – что скучаю. Нам же было хорошо вместе, почему так?

- Тебе, может, в больницу надо? – вместо ответа спросил бывший. – Ты где так набралась?

- Всё нормально, – отряхивая одежду от пыли, сказала я. – Ты же с маленькой скоростью ехал, а я… упала и упала.

- Слушай, я сейчас спешу, но могу тебя подбросить, куда хочешь, – нервничая, проговорил Коля.

- Это так мило с твоей стороны, – я хмыкнула, оглянулась на машину. – У тебя же, вроде, другая была? В эту грязной садиться как-то…

Вместо помнившейся мне старенькой «Лады» стояла блестящая новая «БМВ». Я осмотрела – насколько возможно в свете задних фар – одежду и ободранные ладони, оставшись неудовлетворённой собственным видом.

- Вымоют, не страшно, – бывший поморщился. – Не бросать же тебя, садись уже.

Еле удержавшись от язвительного замечания и на ногах, я зашагала к передней правой двери. Коля, параллельно мне – к водительскому месту.

- Ты знала, что я теперь здесь работаю? – стуча пальцами по рулю, спросил он.

- Нет, – я старательно расширила глаза, не с первого раза пристёгиваясь. Голова совсем гудела. – Просто мимо шла.

Коля цокнул языком, понимая, что сам выдал себя. Я сделала вид, что не заметила, разглядывая салон машины. Спустя полминуты мы выехали с парковки и направились куда-то по дорогам между ярких белых фонарей.

***

И так обычно не склонная молчать, под действием алкоголя я тем более не могла удержать рот закрытым. Светофоры при приближении Коли загорались зелёным, другие машины, казалось, сами расступались перед ним. Облизав губы, я повернулась к бывшему:

- Так почему ты решил, что там нужно расстаться?

- Давай не будем об этом, – поморщившись, ответил он. – Ты как? Цветёшь и пахнешь?

Я тряхнула взъерошенными волосами, поднесла руку к носу, принюхалась.

- Вроде бы, нет.

Коля улыбнулся.

- Я и забыл, как ты шутила. Совсем не изменилась.

- А что со мной станет? – я попыталась элегантно закинуть ногу на ногу и ударилась коленом об бардачок.

- Сиденье отодвинь, если места мало, сбоку регулятор, – посоветовал Коля, заметив, как я корчусь, потирая ногу.

- Да не, – я поставила ступни ровно, выпрямилась, чинно сложила руки. – А ты? Работу сменил, машина новая… Всё отлично?

- Неплохо, да, – ответил он уклончиво, отвернулся, выглядывая что-то в боковом зеркале, и добавил. – Прости, что ушёл без объяснений.

- А они будут? – вскинула брови я.

Коля покачал головой.

- Зачем тогда в машину пустил? Оставил бы там, – я обиженно насупилась.

- Глупости. Не делай из меня монстра.

Мне захотелось высказать всё про иголку, но я твёрдо приняла решение молчать, так что пришлось прикусить язык и придумывать другую тему. В груди ветрило, перед глазами плыло, в ушах начало звенеть, а воздуха не хватать. Неужто ещё и укачивает? Я глубоко вдохнула и прижала ладони ко рту.

- Совсем плохо? – участливо спросил Коля. – Тебя в поликлинику или домой?

- Домой, – пробурчала я из-под сомкнутых пальцев.

- Хорошо. Я, на самом деле, тоже скучал. Прости.

Я не поверила ушам, перевела на бывшего взгляд, похлопала глазами. Он был занят дорогой и не заметил.

Машина мягко выехала на набережную, чтобы потом направиться на выдвижной мост – мой дом находился на другой стороне реки. Я жадно, будто в первый раз, любовалась нарядной подсветкой и необычно пустой дорогой, старательно и глубоко дыша. В холодной груди засвербило, зародился кашель, я сглотнула, от боли выступили слёзы. Коля повернул, нажал на газ, и тут я увидела, что мост не до конца выдвинут – до противоположной стороны оставалось несколько метров, под которыми плескалась свинцовая гладь воды. Почему не сработал шлагбаум и предупредительный светофор?

- О нет, – я вжалась в сиденье, ощущая неизбежность конца. Шум в голове мгновенно стих, мир перед глазами стал чётким, все последствия выпитого алкоголя выветрились.

Вот она, неудача моя, победила Колькино везение. Хотелось опустить веки и не видеть приближающийся край моста, но я обречённо смотрела вперёд и, кажется, нестерпимо визжала.

Однако Коля не моргнул и глазом. Сжав пальцы на руле и сосредоточенно продолжая путь, он гнал вперёд, ведь мост продолжал выдвигаться, и тёмная полоса воды уменьшалась.

В тот момент, когда полотно должно было кончиться, я ощутила лёгкий толчок – противоположные части соприкоснулись, и мы поехали дальше. В груди рвануло – резко, невыносимо.

- Останови, пожалуйста, – просипела я, когда мы пересекли мост, и закашлялась.

Едва машина припарковалась у обочины, я выкатилась наружу, отбежала на несколько шагов и дала волю тошноте.

***

- Больше. Я с ним. Никогда. Никуда. Не. Поеду! – только подсев к Олесе в баре на следующий день, громким шёпотом сообщила я.

- Как всё прошло? – подруга была в приподнятом настроении и пропустила эти мои слова мимо ушей. Выдохнув, я вкратце описала вчерашние события.

- До дома довёз. До двери довёл, – вздохнув, закончила я. – Бармен, можно мне минералочки… Подойдёт же рассказ?

Бармен бросил взгляд на зелёную бутыль, всмотрелся в её вращающееся содержимое, улыбнулся.

- Подойдёт. Сейчас принесу.

- Голова болит, – следя за тем, как бармен ловко раскручивает пробку и наполняет стакан, пожаловалась я и тихо добавила. – И этот вентилятор в груди после вчерашнего вообще взбесился.

- Думаешь, ещё быстрее удачу начал тянуть? – высказала мои догадки Олеся.

- Вполне возможно. Этак словлю где-нибудь кирпич на голову, и всё.

- С частотой их падения это будет, наоборот, везением, – заметила подруга.

Я поймала стакан, отправленный барменом скользить по стойке, с наслаждением отпила.

- Ох, как же хорошо. И не хочется ничего. Но надо.

***

С работы меня из-за множества ошибок едва ли не гнали, так что я там появлялась всё реже, чтобы лишний раз не нервировать начальство. Поэтому день был свободен, и мы до вечера с Олесей слушали чужие истории, проникались бедами, подсказывали варианты решения, подшучивали над забавными моментами, а я, растрогавшись, даже всплакнула пару раз. Алкогольные напитки, помня вчерашнее, предусмотрительно не брала и даже в их сторону не смотрела.

Когда солнце начало опускаться, а людей в баре прибавляться, я изобразила страдальческое лицо, попрощалась со всеми – дружный хор голосов был мне ответом – и как на эшафот зашагала прочь из зала.

Парковку возле бизнес-центра я нашла довольно быстро, вот только Колиной машины там не оказалось. Где он ещё мог быть, я не знала, так что пришлось возвращаться в бар. Следующие несколько дней я выходила раньше, стараясь застать бывшего, однако мне совсем не везло. Олеся поддерживала меня, и вместе мы напивались с горя.

Вскоре машина всё-таки нашлась. При дневном свете БМВ выглядела более внушительно, но всё равно не в моём вкусе. Закусив губу, я критически рассматривала автомобиль, сравнивая его с предыдущей «Ладой» и склоняясь в её сторону.

Какой-либо вариант действий у меня отсутствовал. На дневных и вечерних посиделках с Олесей мы обсуждали разные варианты, но все они отвергались из-за излишней фантастичности и прямоты. Пока бывший, вроде бы, не догадался, для чего я пыталась сблизиться с ним. Вдобавок, о смене работы и машины я не знала, так что заподозрить меня в меркантильных намерениях он не должен был.

Меж рёбер ветрило со страшной силой, ждала я довольно долго. Навалилась внезапно усталость, и я, решив не напрягать ноги, ушла с парковки и села на невысокую ограду по краю тротуара. Не могли, что ли, лавочки поставить? Всё не для людей.

Со скуки открыв браузер на телефоне и листая странички новостей, я при каждом шуме поглядывала на вход – не бывший ли. Но проходили все, кто угодно, а его не было. И что он так задерживается-то?

Наконец, через какое-то время показался он… в компании длинноногой блондинки. Сдавленно пискнув от неожиданности и едва не выронив телефон, я упала спиной назад и заползла за ближайшую иномарку. Вот блин! Пришлось прятаться и следить сквозь окна, ожидая, пока они пройдут, а потом бегом пробираться к парковке. Зачем, я сама ещё не совсем понимала, но тихонько засела за соседней машиной, гулко бухая сердцем и надеясь, что мимо никто не пройдёт.

Сквозь громкую пульсацию гоняемой крови голоса блондинки и Коли были неразличимы. Пискнула сигнализация, послышался щелчок открываемой двери. Я тихонько выглянула, почти прижавшись к гладкому машинному боку ладонями. Парочка уже садилась в машину.

- Женщина! Что такое? – резкий оклик заставил меня подпрыгнуть. Рядом стоял представительного вида мужчина с недовольным лицом и портфелем в руке.

- Простите, – как была, с поднятыми руками и на корточках, я обернулась к нему. – Понимаете, я… за своим женихом слежу. Вон, бабу какую-то повёз, – я махнула головой в сторону БМВ, покидавшей парковочное место. – Извините, что за вашей машиной спряталась.

- Да ничего, – выражение лица мужчины смягчилось. – Понимаю. У самого жена изменяла. Случайно подловил.

- Простите ещё раз, – я поднялась, проводила взглядом автомобиль бывшего, вздохнула, и тут в голову пришла дерзкая идея. – Не сочтите за наглость, но не могли бы вы помочь мне за ним проследить? Куда они поедут? Если вы никуда не спешите, и вас не затруднит. Я могу заплатить.

Я подкрепила вопрос самой обворожительной улыбкой. Благодаря тому, что питалась я в баре за рассказы о неудачах, деньги на еду вообще не уходили – это позволяло откладывать и тратить на то, что заблагорассудится. Правда, из-за штрафов плюс был таким уж большим.

Мужчина задумчиво уставился на меня, взглянул на часы, на удаляющуюся БМВ.

- Садитесь, – он отключил сигнализацию. – Денег не нужно.

Шокированная, что он поверил, я заскочила на пассажирское место и пристегнулась. Какая это была марка, я не заметила, но в салоне было тепло, шикарно и уютно. Через несколько секунд неожиданный помощник выехал с парковки, разглядел в потоке автомобилей машину Коли и устроился следом.

Я дрожала от ещё не прошедшего страха разоблачения, от ажиотажа погони, от того, что находилась в машине незнакомого человека. Вентилятор в груди вертелся как дикий, сквозняк стал совсем невыносимым. Я глубоко вдохнула, прижала ладони к месту прокола иглой, и стала смотреть, как мелькает впереди зад Колькиной БМВ.

Мужчина, решивший помочь мне, с разговорами не лез и вёл молча, да и я, слишком взволнованная, молчала. Пахло чем-то приятным, но приторно-сладким, отчего у меня кружилась голова. Через несколько поворотов захотелось спать, я зевнула, прикрыв рот ладонью.

А через мгновение послышался невыносимо громкий гудок и свист тормозов, почувствовался удар, и мир погрузился во тьму.

***

Чернота перед глазами перемежалась болью во всём теле. Я будто неслась в неизвестность на волнах реки боли, кислотно-зелёной, со светящимися завихрениями, со сгустками черноты. На уши давила тишина, дышать было невозможно из-за дыры в груди, откуда сочилась красная жидкость. И никого рядом.

***

Кое-как разлепив веки, я увидела больничную палату. Всё светлое, чистое, пахнущее лекарствами и мучениями. Где-то сбоку, на соседних кроватях, лежали другие люди, а рядом на стуле сидела Олеся, бледная и осунувшаяся.

- Пришла в себя! Ура! – обрадовалась она.

- Не шуми, – скривилась я. Глаза резало от света. – Если я тебя вижу, я не в раю. Что со мной случилось?

- Авария. Ты как не заходила в бар после того дня, я подняла шум. Искали почти всем баром. Ну, не особо удачно поначалу, – она смутилась, – потом нашли в больнице. В машину с той стороны, где ты сидела, врезался грузовик. Еле по частям собрали. Водитель в порядке.

Я восхищённо уставилась на подругу:

- Ты всех позвала, чтоб помогли меня найти?

- Ага. Лизка как-то вышла на твоих коллег, но они ничего не слышали. Родственники тоже, перепугала их.

У меня защипало глаза, я быстро заморгала, сжала губы.

- Ты такая молодец, Олесь, – растроганно проговорила я. – Правда. Спасибо.

- А ты думала, я тебя брошу? – она улыбнулась, выдохнула. – Я тут почти постоянно. Лизка забегала, бармен передавал фруктов – мы ему рассказывали, как ты тут. Они в тумбочке лежат. Ой, тебя, наверное, нельзя ещё нагружать, я пойду врачей позову да нашим расскажу, что всё в порядке. Ты лежи, отдыхай, мы обязательно зайдём.

Подруга поправила одеяло, устало улыбнулась и зашагала к выходу из палаты.

Мне было хорошо и спокойно, несмотря на сквозняк в груди, так и не утихнувший. «В больнице со мной точно ничего не случится, – подумалось, – разве что во сне умру». Я прикрыла глаза и расслабилась.

Через некоторое время зашёл доктор, пощупал руки-ноги, посмотрел в глаза, проверяя реакцию на свет, задал несколько вопросов, чтобы убедиться, что память не пострадала. Объяснил, что были переломы тут, и вот тут, и здесь, гематомы по всему телу и прочие неприятности. Я рассеянно слушала, изредка кивая и думая о том, какая же я неудачница. Ни боли, ни страха.

Потянулись долгие больничные дни. Я лениво глядела в потолок, хотя мобильный телефон выдали сразу, как попросила. Читать новости или листать странички в социальных сетях желания не было, и я наслаждалась бездельем. В перерывах между лежанием ходила на процедуры – училась почти заново ходить и шевелить руками.

Пыталась считать дни, но скоро сбилась со счёту, поэтому сама не знаю, насколько скоро ко мне пришёл Коля. Я очень медленно выздоравливала, а он с виноватым видом сел возле кровати и многозначительно вздохнул.

- Это я виноват, – без приветствий начал он. – Друг посоветовал древний способ привлечения удачи. Я сначала не поверил, а потом он показал мне его в действии. То есть, как это работает для того, кто получает удачу. Что происходит с тем, у кого удача отбирается – не сказал. Потом уже оказалось, что иголка прикрепляется к самому близкому человеку, а им была ты. Я думал, что, если мы расстанемся, я смогу оградить тебя от её действия. Но был не прав. А удача скоро затянула меня, и я совсем забыл, кому обязан.

- Не оправдывайся, – прервала его я. – Ты и после встречи со мной с какой-то блондинкой неплохо развлекался, я видела.

Он нахмурился:

- С какой блондинкой? Неважно, я совсем не о том хотел сказать. От друзей узнал, что с тобой случилось, и понял, что наделал. Нужно всё исправить.

Он резко поднялся и коснулся чего-то возле моей груди. Вентилятор будто пробурил внутренности, раскрошил рёбра, от боли из глаз брызнули слёзы. А через мгновение всё пришло в норму, и сквозняк исчез. В руке Коли осталась узкая высокая пробирка, наполненная светящейся оранжевой жидкостью.

- Это твоё. Нормальный ход удачи должен будет восстановиться в течение нескольких дней…

Он говорил ещё что-то, а я не слышала и с нежностью смотрела на то, как вращается в пробирке эссенция везения.

***

После этого я резко пошла на поправку. Буквально за пару суток полноценно встала на ноги, все оставшиеся синяки зажили, и врачи, которым уже порядком надоело моё присутствие, позволили покинуть больницу.

Первым делом я помчалась домой, нормально вымылась, переоделась, а потом со всех ног поспешила в бар.

Вывеска была на месте! Выведенная ровным разборчивым почерком, ставшая родной надпись «Бар неудачников» над крыльцом в две ступени с коваными перилами. Только будто побледневшая и просвечивающая. С минуту я топталась на месте, сомневаясь и теребя в ладони пробирку. Наконец, глубоко вздохнула, прикрыла глаза и пошла к двери. Каждый шаг давался с трудом, будто воздух загустел и не пропускал меня. Привычным жестом потянув дверь к себе, отчего зазвенел колокольчик, я сделала последний шаг, и взгляды посетителей потянулись ко входу.

- Привет всем, – робко улыбнулась я, отвыкшая от внимания.

Потянулись радостные приветствия, объятия, расспросы, добрые пожелания. Но, несмотря на то, что всё здесь чувствовалось родным, я была чужой. Бармен, уже догадавшийся, понимающе хмыкнул, когда я села за угловой столик, позвав туда Олесю и Лизу.

- Я безумно благодарна вам, – проглотив ком в горле, проговорила я. – Вы самое лучшее, что со мной случалось. И я должна вам сказать, что больше не смогу сюда приходить.

Олеся резко побелела, а глаза Лизы расширились.

- Как так? – спросила синеволосая.

- Иглы больше нет, – глядя на Олесю, ответила я. – Скоро я перестану видеть бар. Поэтому хочу, пока я ещё тут, сделать вам подарок.

Разжав ладонь над столешницей, я отпустила пробирку. Отблески оранжевого света заплясали на удивлённых лицах подруг.

- Спрячьте, а то бармен меня прибьёт.

- Не, мы не можем такое принять! – Олеся тут же догадалась о предназначении жидкости и подтолкнула её ко мне. – Твоё же.

- Моё скоро восстановится, – я сделала отрицающий жест. – Разделите как хотите, хоть пополам, хоть на всех, кто обо мне не забыл, по капле. Спасибо вам. Даже если я не смогу приходить сюда, буду рада видеть вас в любом ближайшем кафе.

За окном темнело, бармен наливал кому-то выпивку и слушал печальные истории, кто-то жаловался на жизнь в компании знакомцев, кто-то запивал неудачи. Вращалась зелёная жидкость в круглой бутыли над стойкой. А в моей груди впервые за несколько месяцев было тепло.

0
881
Гость
11:54
-1
Здравствуйте, автор!
С большим удовольствие читала рассказ. Понравился. Описание образное и точное. Герои живые. Неудачи описаны особенно точно, у каждого бывают такие времена, когда и светофор красный, и замок не открывается и т.д. Моя оценка рассказу — девять.
13:43
-2
Отличный рассказ. Хоть я и не большой любитель женской прозы, но это произведение оставило самое позитивное впечатление. Здесь нет брутальных супергероев, рубилова и кровавой бани, а зарисовка из жизни с хорошей фантастической добавкой, из серии, как на нее смотрят представительницы прекрасного пола. Момент с иглой явно взят из цикла про дозоры Лукьяненко. В концовке момент из женской психологии — желание, чтобы все само собой разрешилось, желательно с помощью мужчины.
По стилистике претензий почти нет, так, легкие шероховатости. Рассказ однозначно в моем топ 10 этого конкурса. Удачи автору и гранд респект kissed .
15:08
-2
Автор, мой плюс в копилку!
Респект и уважуха.
Рассказ отличный, просто офигенный.
Читается легко и непринужденно.
Ляпов никаких.
Герои живые и реальные.
И самое главное — им веришь.
Если бы я голосовал, я поставил бы вам 10!!!
Гость
15:32
Рассказ захватил сразу, пока не прочитала.Написано с юмором, всежизненно и правдиво, Читается легко. Мистика присутствует. Оценка 8.
15:33
+2
Очень здорово! Автор, спасибо большое.
21:33
+3
Пожалуй, разбавлю немного вал хвалебных отзывов. Простите, если испорчу настроение.

Первое, что бросается в глаза — рассказ написан небрежно. Формулировка предложений, использование слов. Чтобы не быть голословным:

Пример 1: «В машину с той стороны, где ты сидела, врезался грузовик. Еле по частям собрали. Водитель в порядке.»
Пример 2: «Какой-либо вариант действий у меня отсутствовал.»
Пример 3: «Она с неожиданной силой потянула опешившую меня в сторону подсобки, бармен подал ей гранёный стакан воды, и дверь за нами заперлась.»

По частям собрали кого? Автомобиль или героиню? Предложение из второго примера стилистически выглядит, простите, ужасно. В третьем примере создаётся ощущение, что дверь заперлась сама, хотя очевидно, что сделал это бармен (отдельный вопрос, если дверь заперта снаружи барменом, то как оттуда вышли героиня и ведьма?). Таких неточностей, чисто технических, ужасающе много для рассказа, о котором отзываются: «Читается легко». Просто не верится в это.

Второй вопрос — логические не состыковки. Если ты косячишь на работе, то стараешься исправиться, а не пропускаешь рабочие дни. Либо берёшь больничный, отпуск за свой счёт, что угодно. Героиня же просто «старается не появляться на работе».
Откровенно вызывает сомнения мужчина, который согласился подвезти незнакомку, которая до этого падала спиной с оградки на асфальт и тёрлась около его машины за «самую очаровательную улыбку». Одно дело, если бы она ему кого-то напомнила, или он, скажем, был маньяком. Обычные уставшие люди крайне редко дают втянуть себя в авантюры незнакомцев, тому должны быть весомые причины.
Откровенно непонятный выдвижной мост в городе. Деталь необычная, и, возможно, стоило бы заострить на ней больше внимания, если это важный момент показания удачи. К тому же, что не так с Николаем, если он решается на риск рухнуть с моста в воду, вместо того, чтобы подождать, даже несмотря на то, что не сработали шлагбаумы и светофоры?
Откуда у Коли взялась пробирка, флакон с оранжевой эссенцией удачи, после извлечения мистической иглы? Он принёс её с собой, или она… сконденсировалась в момент удаления иглы? Магический элемент, на мой взгляд, описан здесь слишком поверхностно. Понятно, что для полноценной системы магии места в рассказах, обычно, не хватает, но если после иглы в ауре появляется какой-то реальный объект, стоит посвятить этому хотя бы абзац.

В рассказе есть задумка, даже потенциал для неплохого городского фэнтези, но на данном этапе он реализован слишком небрежно: и чисто в техническом исполнении, и в сюжетном (если Николай сам вытащил иглу, то значит, он её видит, а как он мог не увидеть, что она «впилась» в его возлюбленную, не ясно). Но если над ним поработать, может выйти что-то дельное.
Рассказ целиком построен на эмоциях. Описаний минимум, основной упор на чувства.
Из плюсов: легко читается, прям залпом. Бежишь, бежишь, интересно, что же дальше-то, ну! Героине сопереживаешь на сто процентов, прямо чувствуешь, что с ней происходит. Вот она пьяная, и её реплики читаешь, еле языком ворочая (прям мистика), а вот авария и безысходность. И ветер в груди я прямо-таки ощутила. Бррр! В общем, описание действий и диалогов — на высшем уровне. Есть юмор, для меня это всегда плюс.
Из минусов: почему-то мне было важно, где она работает, какая профессия. Ну, хоть одно предложение. Ещё не хватило описания Колясика. Т.е. основной упор на машине, а не на человеке. Ну, и главное разочарование — развязка. Не то, чтобы она плоха, нормальная, но по сравнению со всем этим замесом я ждала чего-то фееричного. Думала, парень плохиш, демон там, или ещё чего. Гротеска ждала, абсолютного зла какого-то. А тут просто какой-то способ кражи удачи, даже не уточняется, какой. И все вроде как добренькие, и парень не виноват, вроде как. Мне кажется, если б подробнее расписать хотя бы способ, было бы более вкусно. Концовка тёплая, сгладила, конечно, разочарование.
В целом, очень достойный рассказ. Удачи на конкурсе!
01:46
+1
Объяснил, что были переломы тут, и вот тут, и здесь

и
Буквально за пару суток полноценно встала на ноги


как правильно написала Белка, парень представлен лапочкой, невинной овцой, хотя на самом то деле, доведя ГГ практически до того света, достоин более жесткого эпитета, как и весь рассказ в общем — финала.
Но у нас классический хэппи-энд, чмоки и звяки.
Когда побудешь в лапах у смерти, понимаешь, какая это ерунда, и если в сам бар поверить можно, да таких баров на каждом углу, зайди и кроме алкогольного трепа неудачников там мало что можно услышать, то идея всепрощения когда тебя чуть не убили — нет. Не верю.
18:15
+1
Такое ощущение, что прочитала детскую страшилку, написанную пьяной женщиной с юморком. И вроде бы все хорошо, читалось легко, но вот чего-то не хватает. Какого-то глубокого смысла в рассказе нет. Новизны тоже. Концовка и та смазана. Про логические несостыковки и ошибки в построении фраз, которые глаз режут, уже указывали комментаторы выше. Рассказ в целом неплохой, но вот восторги первых комментаторов не понятны.
20:17
Идея потерянной удачи не нова, но здесь она обыграна крайне, да простят мне тавтологию, неудачно. Вот это «иголка у тебя чёрная вколота, вот трубочка в ней, удача и утекает» и вовсе навеяло мне один из Дозоров, только вот в Дозорах эти иголочки с трубочками — элемент отдельно созданного мира, в который легко поверить, настолько он продуман, а здесь нет никакого мира, а есть только непонятно откуда взявшиеся иголочки, пробирочки и жидкости.

Текст в целом производит бодрое впечатление, но ровно до тех пор пока не начинаешь в него вчитываться. Здесь очень много ляпов! На них уже указали выше, но ляпы есть не только по тексту, но и по самому сюжету.
Главная героиня не верит во всю эту магию, даже когда ей говорят об этом напрямую, а вот её Коля так сразу поверил в «древний способ привлечения удачи»? Непонятно, каким способом друг показал ему его в действии.
У героини всё рушится на работе, а она вместо того, чтобы исправить косяки решает туда вообще не ходить? Похоже, что иголка неудач прицепилась к ней не только благодаря «древнему способу».
У героини нет денег на проезд, но есть деньги, чтобы заплатить незнакомому мужчине за слежку? Абзац про то, что её кормят в баре только усугубил несостыковку.
Бабулька кормится в бар той зеленоватой жидкостью неудач, но решает помочь героине? Мотивы бабульки вообще не ясны, особенно с учётом того, что она сама кормится чужими неудачами, а, значит, терять лишний источник «зеленоватой жидкости» не захочет.
Иголку вкололи ненастоящую, но Коля её видит и достаёт из героини? А пробирку эту с оранжевой жидкостью он с собой тоже постоянно таскал, получается? И ещё много вопросов по тексту и сюжету.

Мотивация поступков героев странная, диалоги искусственные, сюжет не продуман. Ну и в целом меньше всего ожидаешь увидеть на конкурсе фантастики рассказ, навеянный сглазами и прочими бабкиными бреднями.
21:40
+1
Сюжет есть, герои есть, концовку не слили…
Глубины нет-_-
Очень поверхностная история. Не лёгкая, а именно поверхностная. Цепочка событий, по которой проходит героиня, её не меняет. Она с самого начала «хорошая»: готова слушать чужие жалобы, с удовольствием делится своими, раздаёт советы, легко подмечает нюансы. Все трудности её сводятся только к забытым вещам и испачканной одежде. И проблемы эти разрешаются сами собой: вот вам и ведьма, которая все объяснила, и бывший случайно на автостоянке попался, да и не мразь он вовсе, а попросту «забылся».
Этот диагноз хорошо известен, но лично я с ним давно не встречалась.
Проблема в том, что героиня — Мэри Сью.
Добрая и всепрощающая, никогда не унывающая, легко чужие проблемы решающая и толком не страдающая. Даже придя в себя в больнице, она сходу бойко разговаривает. Аллё! Это вообще серьёзно? У неё горло пересохшее — слюна не циркулирует. Она только хрипеть может.
Сам бар представлен как рай для всех униженных и оскорблённых. Этакий клуб по интересам, где можно выговориться, выпить и поесть бесплатно. Вот уж реально ФАНТАСТИЧНЫЙ элемент.
Будь герои реальней и драма посильней, может и стоило бы прочтения, а так…
11:43
+2
Рассказ справляется со своей основной задачей — он развлекает. Игривая манера повествования заставляет дочитать до конца.
Возможно, кое-какие моменты в сюжете остались непродуманными, но у рассказа есть завязка, развитие, кульминация и финал bravo . В данной группе это редкость, за это однозначно плюс.
14:24
Вроде, мелочи – только надену чистые брюки, тут же пятно посажу, или, как ни подойду к светофору, так вместо зелёного красный человечек загорается.
А еще бутерброды падают маслом вниз. То, что героиня приводит как пример, скорее говорит о ее комплексе неполноценности, чем о невезении.
Пока влетевшая в окно птица не решила поиграть с документами.
Если бы обкакала документы, я бы поверил, но вот «решила поиграть» — это откровенный бред.
с подтаявшим мороженым, украшенным фруктами.
украшенном
Я понимающе кивнула, принимая от бармена бокал, заполненный льдом и соком…… Я резво потянула коктейль через трубочку, и тут же оторвалась от неё: — Совсем ледяной, зараза!
А героиня точно не умственно отсталая?
вдруг приняло черты Коли – того самого парня, который меня бросил
Имя должно было прозвучать в начале, чтобы избежать здесь такого нескладного пояснения
— Он?! – воскликнула я, и тут бабулька ударила ладонью по дну стакана, отчего вода плеснула в мою сторону. – Ай, за что?
За что? Именно так реагирует человек, если в него плеснуть немного водички?
— Так почему ты решил, что там нужно расстаться?
нам
об бардачок
о бардачок
на зелёную бутыль
так зеленой была бутыль или жидкость в ней? а то я уже запутался
С работы меня из-за множества ошибок едва ли не гнали, так что я там появлялась всё реже, чтобы лишний раз не нервировать начальство.
это какой-то адский бред
Правда, из-за штрафов плюс был таким уж большим.
может, «не был»?
Шокированная, что он поверил,
Может, «что он согласился»?
Я дрожала от ещё не прошедшего страха разоблачения
какого разоблачения? это ведь БЫВШИЙ
мобильный телефон выдали сразу, как попросила
в смысле, вернули, отдали ее телефон? или выдали какой-то специальный больничный (ну, а вдруг)?
В перерывах между лежанием ходила на процедуры – училась почти заново ходить и шевелить руками.
ходила учиться ходить? интересно

Рассказ написан максимально простым донцовским языком, при этом корявостей все равно хватает. Очень много воды. Если бы героиня в свой первый визит в бар познакомилась и с Олесей, и со старухой, то на сюжет бы это никак не повлияло. Синеволосая вообще лишний персонаж. Для массовки. Конец откровенно туп — разъяснения бывшего парня попахивают синдромом Дауна.
Диагноз — очень многословно ни о чем.
06:11
Выведенная ровным разборчивым почерком а с каких пор вывески пишут?
ставшая родной зпт
железная дверь с наклейкой «на себя» на тёмном стекле так дверь железная или стеклянная?
корявый текст, словно из прошлой группы пришел
куча словесного мусора
Всё началось с того момента, как пропало моё везение – несколько месяцев назад. Правда, поняла я это не сразу. Сначала меня бросил парень, когда у него дела пошли вверх – даже не успела порадоваться за него. После нескольких попыток получить объяснения, в чём же причина этого поступка, я наткнулась на почти полное игнорирование и отстала.
только надену чистые брюки, тут же пятно посажу только раз в полгода одену чистые брюки…
А потом наступил тот самый день. какой?
Пока на выходе не заклинил дверной замок. Пока не пропало электричество в квартире… а чем могло помешать пропавшее электричество?
слишком много «я, эту, этот
как словить птицу и выбираться словить можно кайф или пизд… ю, а вот птицу — »поймать"
Начальник бесновался в динамике теряющего заряд телефона такой маленький начальник? а как он забрался в динамик? и сто за телефон с динамиком?
Лампы светили не ярко неярко слитно
И телефон сел под конец вот под чей именно конец сел телефон? надеюсь, в режиме вибрации
Через пару недель я всё-таки не выдержала и сама прибежала в тот бар
ГГ обычная охля и неряха
рассказ пустой как скорлупа выпитого яйца
канцеляризмы, корявизмы, скучизмы
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Константин Кузнецов