Юлия Владимировна

​Дождь

Антон Панов

Лето. День. Над городом М уже второй день бегают тучи, и не думают улетать. Лёша смотрит на них через окно в гостиной. Он хочет выйти во двор, но его пугают лужи. Не то чтоб сами они, а холод и простуда от них. Лёша – сын семьи Дроженовых. Отца звать Женя, а мать – Ева. Он любит их сильнее всех на свете. Но вот беда к ним в дом зашла, да и приковала его мать к постели.

Больна она. Начиналась всё как обычно с простуды, да слегла теперь. Почти не ест. Только воды просит попить.

- Сынок, подойди, - позвала Ева сына к себе.

- Да, мама, - ответил Лёша.

- Дорогой, сходи, пожалуйста, в аптеку, через дорогу которая.

Слабая рука указала на бумажку и деньги, лежавшие на тумбочке.

- Там холодно. Я не хочу заболеть, как ты. Где папа?

- На заводе. Работает, будет поздно.

Кашель перебил Лёшину маму, громкий и жёсткий, словно стук камня об камень.

- Мама, тебе больно?

- Немного, сынок, - её мягкий голос сравним со звучанием фортепиано.

- Мама, я боюсь идти туда один.

- Ты уже большой, сам же мне это говорил.

- Ага.

- Так чего бояться тебе? Когда прыгал по лужам, так не говорил.

Лёша поник, он когда-то был простужен, но это было один раз, больше болезнь к нему не приходила. Он не хочет болеть, но знает, что мама не сможет сама беду преодолеть.

- Сынок, возьми листок. Деньги не забудь захватить.

- Мам.

- Бери!

Лёша исполнил желание мамы, повторный кашель убедил его.

«Мама слаба, внутри неё борьба» – подумал Лёша, дожидаясь прекращения кашля.

- Мам.

- Сынок, дойди до аптеки и сможешь принести мне таблетки, они прогонят кашель.

- Я не пойду.

- Почему?

- Тебя одну оставлять не хочу.

Ева вздохнула, не зная что делать. Муж далеко, а рядом этот неуверенный мужчина, а ведь лет ему уже десять, всё боится ходить одному.

- Слушай меня, Лёша, - начала молодая жена, - одежда твоя в прихожей, в шкафу. На ноги одень сапоги. Путь ты знаешь. Аптека в доме, где живёт Сережа, к ним ты не раз в гости ходил.

- Тогда я был не один.

- И один дойти сумеешь. Только не к ним, а в аптеку. Уяснил?

- А ты?

- Я вздремну, отдохну. Не бойся, всё у тебя получится.

- Ладно.

Его мама улыбнулась и опустила веки. По щекам текли реки пота от озноба.

Лёша прошёл в прихожую. Сделал всё как мама сказала. Штаны, ботинки, куртка, из локтя, которой торчала нитка. Ключи на стене перед дверью висели. Два ключа, от одного замка. Лёша взял их и отворил дверь, вышел в подъезд. Дверь закрылась с глухим стуком, мальчуган побежал по ступенькам вниз. Лёша вышел из подъезда, пропахшего табаком.

- Нечестно!- взвыл Алексей, стоя под карнизом, прячась от дождя.

Холодная вода, падающая с неба, пугала сына Евы, сильнее, чем удар об асфальт коленкой. Назад пути нет, мама спит, мама во сне. А если лекарства не купить, она не проснется вообще. Нужно идти.

- Я маму должен спасти! – сказал Лёша и, прыгнув в лужу, зашагал сквозь стену воды.

«Ну же, ну же. Долго ещё идти?» - размышлял Леша, слепо идя по дороге. Ребенок уже не боялся, что будет простужен, он боится за маму, боится к ней не успеть.

Свет. Вывеска. Аптека.

Я пришёл, - сказал Лёша белому неоновому свету. Колокольчик прозвенел, а значит, мальчуган открыл дверь. Он попал в полумрак стеллажей с разноцветными баночками и неизвестными вещами.

- Ты заблудился, дитя? – спросила бабушка-фармацевт, стоящая за стеклом прилавка.

- Тётя, я за лекарством пришёл.

- Чем ты болен?

- Не я. Мама больна.

Лёша, оставляя за собой мокрый след, подошёл к стеклу, стоящему на деревянной подставке, под названием витрина. Указательным пальцем он достал её верхушку и передал заветный листок и деньги фармацевту.

- Давай посмотрим, что там у тебя.

Фармацевт, прочитав записи лекарства врача, скрылась за дверью, что-то под нос бормоча.

- Тётя, вы куда?!

Та не слышала, поиском занята в ящиках с лекарствами. Лёша позвал её еще раз, но ответа нет. Что же делать? Ведь он всё правильно сделал. Лёша принялся пинать витрину, марая дерево грязью с улицы. Колотить руками, требуя вернуть заветный листок спасения.

- Ты чего буянишь? Вот сорванец, - бабушка-фармацевт вышла из-за прилавка и встала около ребенка.

- Дайте листок.

- Погоди. Вот лекарство для мамы твоей.

Мальчуган замолчал, услышав заветное слово.

- Дайте.

Лёша вытянул руки, пытаясь дотянуться до рук работницы аптеки.

- У тебя не хватает рубля.

- Дай-дай! Это для мамы.

- Я поняла, но ведь не хватает денег у тебя. Гляди.

Та показала мокрые бумажки и железную мелочь на ладони своей.

- Десять рублей, а надо одиннадцать.

Лёша подпрыгнул и схватил за рукав халата вредную продавщицу.

- Пусти, негодник.

Тот тянул вниз захваченную руку, не слушая угроз продавщицы. Та пустила в ход вторую руку, которая держала баночку цвета серо-буро-малина. Лёша отпустил рукав и, выхватив лекарство из рук, помчался к двери, на которой висела табличка «на себя».

Мальчуган засунул баночку под мышку и двумя руками схватился за ручку тяжелой двери. Он слышал ругань тёти, та шла к нему, поправляя рукав на ходу.

- Ишь, негодяй какой. Воровать нехорошо.

- Я маме. Она заплатит потом.

- Тебя не учили дисциплине? Беспризорником растёшь.

- Это маме! – крикнул Лёша, испугавшись надвигающейся беды, раскрыл тугую дверь и выпрыгнул из аптеки как зверь, убегающий от охотника.

Дождь всё лил большими гроздьями. Сын Евы бежал за ручьями, стекающими по дороге в сторону его дома. Бабушка отстала, не полезла в воду. Побоялась грома и ливня за окном. Плюнула вслед и, бросив в кассу полученную сумму, принялась за поздний обед.

Дверь квартиры Лёша закрыл, но больше ждать не хотел. Не раздеваясь, подбежал к больной женщине, которую она называл мамой. Запыхавшийся, промокший и весь в грязи Лёша стоял вблизи кровати, где ждали его.

- Мама. На, держи.

Та молчит, слабо дыша, она спит, не слышит.

- Мама!

Лёшин пинок по кровати не пришелся кстати. Только зря замарал кровать уличной грязью.

- Мама!!!

Крик заглушил гром за окном и, сразу после него молния освятила весь дом своей яркой вспышкой. Темнота. Выбило свет. Что же делать?

- Мама! М-а-а-ма!

Орал во всю глотку сорванец, держась за голову. Слёзы полетели на мокрый пол, слёзы летели со щёк мальчугана, сделавшего всё, чтобы спасти маму.

Опоздал?

Нет, нельзя думать об этом.

- Ма-а-а-м! – издал крик, за которым последовал всхлип, и ударил баночкой по телу лежащей женщине.

- А!

-Мама?

- Ты почему плачешь, сынуля? – тихим голосом ответила она.

- Мама!

Та приподнялась и обняла вымокшую куртку.

- Снимай, заболеешь.

- Мама…Не оставляй меня одного.

- Никогда.

Они держались в объятьях, несмотря на кашель, который напоминал о болезни.

- Мама, вот. Лекарство.

- Спасибо, сынок.

- Я сам сходил.

- Какой ты у меня храбрец!

Лёша передал стоящий на тумбочке стакан с водой, и она выпела лекарство. Укуталась в два одеяла и смотрела на мокрого мальчугана с улыбкой на лице.

- Сынок, переоденься, иначе мне придется встать.

Послышался стук и шум в прихожей.

- Кто такой бардак у двери устроил?

Папа! – обрадовался Алексей.

В комнату вошёл Евгений, в пальто осеннем и брюках чёрного цвета. Несмотря на то, что на дворе июль месяц, погода напоминала раннюю осень.

- Ты сегодня рано, - сказала жена мужу.

- Отпустили. Света нет из-за грозы. Вижу, и у нас тоже с этим беда.

- Пап.

- Да, сынок.

- Мама чуть не умерла.

На лице мужчины появилась тревога и смятение.

- Ты такого не говори, - он повернулся к жене, - как ты?

- Лучше. Поблагодари нашего сына. Это он лекарство принёс.

Отец повернулся к сыну своему.

- Не знаю, как тебя отблагодарить, храбрец.

Тот, недолго думая, ответил:- Не оставляй маму одну больше.

- Не буду.

- Обещаешь?

- Обещаю.

Радостью наполнились глаза у Лёши, заулыбался и полез обниматься с отцом.

- Эй, я же весь мокрый.

- Я тоже.

- Мужчины мои, переоденьтесь, заболеете хуже меня.

Мужчины кивнули и отлучились в комнату другую, переоделись и к маме вернулись. Ева снова уснула исцеляющим сном. Сын с отцом смотрели на неё, сидя в кресле.

- Пап.

-Да.

- Я рубль аптеке должен. Вон там.

Лёша указал в окно.

- Не беда. Вернем позже.

Лёша оказался на седьмом небе от счастья. Он всё сделал правильно! И мама проснулась, и папа вернулся. Все вместе в тепле. Свечка разгоняет темноту. Так они вместе и сидели в кресле, тихо следили за сном Евы, за любимой женой и матерью.

А дождь всё шел, смывая грязь с домов города М.

0
23:43
676
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Империум

Достойные внимания