Нидейла Нэльте №2

Айна Дочь Звезд

Айна Дочь Звезд
Работа № 560

Нанна проснулась в непонятном волнении. Прислушалась. Привычно потрескивали угли в очаге, из-за стены слышалось похрапывание отца, тикали часы. Девочка тихонько выдохнула, и в этот момент за окном промелькнула чья-то тень. Нанна замерла в кровати, но испуг быстро прошел. Ей нечего было бояться. Отец дома, двери надежно заперты. Иногда длинными зимними ночами дикие звери приходили на их маленькую ферму, затерянную на одной из террас скалистого Нерёй-фьорда, чтобы порыться в мусорной яме и стянуть остатки еды с ужина. Часто утром Нанна видела вокруг домика следы оленей, горных козлов, иногда даже волка. Альвисс, будучи охотником, учил дочь читать отпечатки лап на звериных тропах как открытую книгу сказок, которые Нанна так любила.

За окном послышался всплеск. Зимой черная вода фьорда не замерзала, но стояла недвижной, коридор высоких скал надежно защищал от шальных холодных ветров. Пробивавшаяся между плотно притворенных ставней полоска лунного света на пару мгновений исчезла, погружая комнату во тьму. Нанна подумала, что волки или горные козлы не могли достать до окна. Олень. Без сомнений, это мог быть только олень. Отец не проснулся. Бесшумно девочка выскользнула из постели, забралась на лавку и прижалась носом к холодному стеклу.

Сквозь небольшую щель между ставней был виден кусочек двора, на который тихо падали хлопья снега. Никого не было. Нанна вздохнула с затаенным облегчением, но в ту же секунду замерла, вцепившись в резной подоконник. На противоположном берегу фьорда рядом с домом Йелланов пила воду огромная рысь. Она сидела на вершине двухкилометрового утеса, нависшего над излучиной фьорда. Вся ферма соседей была не больше кончика ее носа. Огромное плато чуть выше, через которое им с отцом нужно было идти не менее получаса, едва вмещало две пушистые лапы, на которые животное опиралось, потянувшись к воде. Шкура исполинской кошки была не рыжей с пятнами, типичными для окраса ее вида, а белоснежной, словно сотканной из снежного одеяла, покрывавшего скалы, и светилась в лунных лучах мягким серебряным светом. То, что это была именно рысь, Нанна поняла по кисточкам на ушах. Не смея вдохнуть, девочка наблюдала за величественным животным, охваченная любопытством и ужасом одновременно. Ей казалось, что в ночной тишине она слышит громкий стук собственного сердца.

Внезапно рысь, прислушиваясь, шевельнула ушами, а потом медленно подняла от воды изящную морду. Огромные сапфировые глаза смотрели прямо на маленькую Нанну. В синеве необычной формы миндалевидных глаз вспыхивали сотни искорок, словно крошечные звездочки в холодной пустоте космоса отражали яркий лунный свет. Девочка не сомневалась, что невероятная кошка видит ее сквозь стену и закрытое окно сквозь ту самую крошечную щель.

Нанна отпрянула от подоконника, дрожа от страха. Присела на лавке. Секунды, отсчитываемые тикающими часами, тянулись как вечность. Она ждала грозного рыка, прыжка… Одного удара лапой животному хватило бы, чтобы раздавить всю ферму Нанны и Альвисса. За окном царила тишина. С трудом она заставила себя подняться и снова выглянуть в окно. На том берегу никого не было. Из трубы дома Йелланов все так же безмятежно тянулся дымок, в окнах не было света. Стояла тихая зимняя ночь. Снег на плато лежал нетронутым покрывалом, не было и следа огромных лап.

Медленно девочка вернулась в кровать, завернулась в толстое одеяло, сжала в кулачке мягкую шерсть шкуры барса, служившую ей пологом. Вслушалась в мерное спокойной дыхание отца. Показалось, конечно же ей просто показалось. Успокоившись, Нанна уснула. Ей снилась огромная белая рысь, сидящая на обрыве и наблюдающая за ней своими синими глазами.

За окном тихо кружили снежинки. На скале, нависшей над фермой, белоснежное животное в последний раз взглянуло вниз и словно бы растворилось в снежной ночи.

Бьорндаллены жили в небольшом, но добротном красном доме у подножия одного из крутых утесов живописного Нерёй-фьорда. Альвисс, отец Нанны, был искусным охотником и рыболовом. Благодаря своему мастерству, каждую субботу он приносил в Гудванген на продажу шкурки куниц и норки, мясо оленей, а летом еще овощи и зерно со своей фермы. Осенью, когда на нерест во фьордах шел лосось, отец вместе с соседями отправлялся на рыбалку, иногда по неделе не бывая дома. Мать Нанны умерла от лихорадки, когда девочка была еще совсем маленькая. В свои неполные восемь лет Нанна была хозяйкой всей фермы. Она знала, когда следует сеять пшеницу, а когда картофель, умела читать следы оленя, идущего на водопой, готовить ужин, разводить огонь в очаге камина и в старом примусе, ловко голанить старый ялик по спокойной воде фьорда и чистить отцовское ружье. Альвисс учил ее читать и писать, а у дочерей Йелланов можно было сшить куклу или научиться плести косы с яркими лентами. Ближайшая школа находилась в Гудвангене – большом поселении у оконечности Нерёй-фьорда, которое на своем долгом веку повидало тинги и драккары воинственных викингов, языческие капища и жертвоприношения, а теперь заполнялось приезжими европейцами и англичанами, конными повозками и аккуратными домиками в смешанном скандинавско-европейском стиле. Раз в одну-две недели Нанна бывала там вместе с отцом, но оставаться в школе не хотела. Куда больше ей нравилось разводить в саду нехитрые цветы, играть с ребятами на берегу фьорда, упражняться в стрельбе из лука, который смастерил для нее отец, а между делом слушать его рассказы и читать сказки про удивительных волшебных животных, великих магов, шаманов и таинственные приключения.

Небольшой дом Альвисса и Нанны был наполнен запахом дерева, шкурами различных животных, стены украшали рога оленей и лосей. И книжные полки. Соседи-фермеры подтрунивали над «причудами этого странного Бьорндаллена», но Альвисс никогда не обращал на это внимания. Долгими зимними вечерами он садился в старое плетеное кресло у камина, Нанна забиралась к нему на колени, и голос отца рисовал перед нею мифы и легенды народов мира, неведомых животных и далекие страны, которые она мечтала когда-нибудь увидеть сама.

Но самой большой страстью Нанны были истории про волшебные превращения, сказки и легенды о языческих Богах, эльфах, феях и троллях, населявших Норвегию. Немногочисленные ребятишки с окрестных ферм смеялись над ее мечтой когда-нибудь встретить взаправдашнего волшебника. С детства обучавшиеся земледелию и охотничьим секретам, они больше верили в собственные умения, чем в магические силы. Отец также улыбался наивным рассказам дочери, поэтому девочке ничего не оставалось, кроме как доверять свои мечты тряпичной кукле – преданной, хотя и молчаливой слушательнице.

Следующим утром Нанна проснулась позже обычного. Пока отец колол дрова, она задумчиво просмотрела все книги на всех полках и шкафах. Совершенно точно они с ним никогда не читали про огромных белых рысей. Позже Альвисс в ответ на ее вопрос с мягкой улыбкой объяснил, что ему доводилось охотиться на этого искусного хищника, избегающего встреч с людьми. Типичный окрас меха рыси серовато-палевый с темными пятнами на боках и спине, а глаза чаще всего желтые. Белых рысей, конечно, не существует, кроме альбиносов, которые встречаются крайне редко. Именно острота взгляда и забавные кисточки на ушах ярко отличают ее от других представителей семейства кошачьих. С людьми рысь предпочитает не встречаться, и даже опытный охотник не всегда может заметить дикую кошку, притаившуюся в ветвях дерева.

Той же ночью Нанна долго не могла уснуть. Она ведь видела огромную белую рысь. И тень действительно мелькала в окне. Не могло же все это ей только присниться! Несколько раз она тихонько, чтобы не разбудить отца, выбиралась из кровати и выглядывала в окно. Но каждый раз видела там только хорошо знакомую картину: черная гладь фьорда, утесы, старые мостки и дома Йеллана и Янссона. Всю следующую неделю девочка каждую ночь ждала появления таинственного животного. Погода стояла ясна и бесснежная, луна освещала сонный фьорд, но не было никаких признаков или следов исполинской кошки, поэтому Нанна стала забывать о своем удивительном приключении. В конце концов, отец прав, и белых рысей размером с горный утес в самом деле не существует.

Вскоре Альвисс собрался совершить долгую вылазку с другими охотниками, чтобы выследить волка, повадившегося по ночам таскать скот из загонов соседей. Повторив дочери все обычные наставления и строго запретив ей выходить из дома с наступлением сумерек, он уехал. Нанна с легкой грустью проводила отца, который должен был вернуться через несколько дней. Ей было не впервой оставаться совсем одной. Альвисс отложил ей достаточно дров и еды, днем обещали заглядывать сыновья Янссона, и она в любой момент могла отправиться к соседям, если бы ей что-то понадобилось. Вечерами она подолгу сидела напротив огня в очаге и мечтала о неведомых странах, встрече с настоящим волшебником или о море. Книги могли только рассказать ей о мире, который лежал за пределами их тихого спокойного фьорда. Хотя отец и обещал, что, когда она станет немного постарше, он обязательно возьмет ее с собой к морю, до которого нужно было долго плыть на корабле по Нерёй-фьорду, впадающему в большой Согне-фьорд, который далеко на севере сливался с Норвежским морем. Так и в тот вечер девочка долго воображала себе водяные валы с белыми пенистыми шапками, разбивающиеся о высокие утесы. Ей слышались крики чаек, тупиков и моёвок, а на горизонте ее живое воображение рисовало фонтанчики воды, выпускаемые китами.

Взглянув на часы, Нанна заметила, что припозднилась. Она уже совсем собралась было лечь в кровать, когда неведомая сила потянула ее к лавке у стены. Забравшись на нее, девочка выглянула в прикрытое ставнями окно. В воздухе в своем вечном вальсе кружились снежинки, укутывая соседние дома и берег белым одеялом. У соседей уже не горел свет, и только лунные лучи, наполовину скрытые тучами, освещали излучину фьорда. Нанна грустно улыбнулась. Вдруг неизвестно откуда взявшийся порыв ветра швырнул ворох снежинок в окно, и за маленькой снежной завесой она заметила движение на противоположном берегу. Словно снег в одно мгновение стал ослепительно белой шерстью... Уже знакомая Нанне рысь спокойно лежала на плато, пристально глядя в сторону дома девочки. В этот раз она была меньше размером, умещаясь на выступе, который в прошлый раз едва мог выдержать две ее передние лапы, но все же любой из домов у воды был для нее не больше крошечной точки.

Девочка не могла отвести взгляд от великолепной кошки. Словно та была живым воплощением грации и изящества. Взгляд лазоревых глаз светился мудростью и достоинством. Внезапно еле уловимым движением рысь вскочила и одним прыжком оказалась на берегу около дома Нанны. Грациозно приземлившись, она уже была не больше обычного волка. Сапфировые глаза мелькнули совсем близко к забору. Дрожа от страха, Нанна бросилась в кровать. Тяжелая дубовая дверь, закрытая на большой засов, уже не казалась ей надежной защитой. Одно из отцовских ружей висело на соседней стене, но что оно могло поделать с загадочным животным. Нанна услышала шорох на крыше. От ужаса девочка не могла даже закричать. Она с головой накрылась одеялом и едва сдерживала слезы.

– Не бойся меня, Нанна, дочь Альвисса, – тихие слова проникли сквозь стены. Нанна замерла. Голос, похожий на перелив колокольчиков, манил ее. – Я не причиню тебе вреда, – снова услышала девочка словно внутри себя. Страх ушел, утихла дрожь, и она почувствовала окутавшее ее странное тепло. Неведомая сила звала ее выйти во двор. Словно околдованная, она как была босиком, в домашнем платье двинулась на странный зов. Вопреки запретам отца отодвинула засов и широко раскрыла тяжелую дверь. Прямо напротив нее на снегу стояла белоснежная рысь.

– Ты ведь ждала меня, Нанна, – рысь склонила голову, смешно шевельнув ушами.

Нанна не верила своим глазам. Мягкий и словно хрустальный голос принадлежал ее удивительной ночной гостье.

– Ты не можешь, не умеешь разговаривать, – прошептала девочка, прячась за широкую створку. Большая кошка только фыркнула в ответ, словно смеялась над удивлением девочки. – Кто ты такая?

– Мое имя Айна-Дочь-Звёзд. Можешь звать меня просто Айна, – с этими словами Айна изящно уселась посреди расчищенной дорожки.

– Откуда ты меня знаешь? Откуда ты взялась? – страх окончательно отступил, и Нанна сделала пару шагов к краю крыльца.

– Я часто наблюдаю за вами, людьми. Знаю твоего отца и соседей, знаю твоих друзей Янссонов и Йелланов. Довольно занятно смотреть за вашими играми.

– Но мы никогда не видели тебя, – растерянность малышки, казалось, позабавила Айну.

– Конечно не видели. Людям нужно очень постараться, чтобы заметить меня, и далеко не все на это способны.

Завороженная Нанна сделала еще пару шагов вперед. Странным образом в присутствии ночной гостьи она не чувствовала зимнего холода, стоя босиком на покрытых тонким льдом досках. Стоило ей сойти с крыльца и коснуться ногами снега, Айна встала и медленно двинулась к ней. На снегу, куда ступали ее лапы, не оставалось следов. Огромная рысь подошла вплотную. Очень медленно Нанна подняла руку и прикоснулась к белой пушистой шерсти. Мягкая, мягче пуха шкура переливалась в лунных лучах серебряным светом. Айна обнюхала лицо девочки, мягко коснулась своим носом ее, а потом прижалась к ее лбу своим. Глаза Айны были похожи на два драгоценных камня, сияющих всеми своими гранями. Нанна доверчиво обняла кошку за массивную шею. Она не могла объяснить охватившее ее чувство покоя.

Айна ловко пощекотала ее кисточкой на ухе, заставив девочку рассмеяться.

– Сейчас тебе пора спать. Отец был бы страшно недоволен тобой.

– Ты еще вернешься? – глаза Нанны против ее воли наполнились слезами. – Пожалуйста, не уходи, Айна.

– Ну-ну, нечего разводить сырость, – Айна все той же кисточкой стерла капельку на щеке малышки. – Завтра, когда соберутся сумерки, жди меня здесь, если захочешь. Но только завтра.

– А если завтра вернется папа?

– Завтра он не вернется.

– Откуда ты знаешь?

– Я знаю все, Нанна, – Айна на мгновение взглянула на луну. – А теперь спать. Быстро.

Нанна почувствовала, как на нее накатила неожиданная сонливость. Она сама не заметила, как оказалась в своей кровати и через минуту уже спала. Под взглядом сапфировых глаз тяжелая дверь дома закрылась сама собой, засов вернулся на положенное ему место. Смахнув севшую на нос снежинку, Айна еще раз взглянула на красный домик, после чего незаметно растворилась в ночной тьме и кружившихся все быстрее белых хлопьях.

Нанну разбудили солнечные лучи, удобно устроившиеся у нее на носу. Она резко села в кровати, оглядывая привычную обстановку своей комнаты. Ночью ей приснился удивительный сон про белую рысь Айну, которая умеет разговаривать и становиться то больше гор, то ростом с саму Нанну. Или все же это был не сон? Девочка подбежала к двери. Та была закрыта на засов. Распахнув ее, Нанна выглянула во двор, занесенный свежевыпавшим снегом. Ни следа Айны. Все-таки приснилось... Весь день девочка не могла перестать думать о своем волшебном видении. Когда часы над камином пробили семь раз, на фьорд уже опустился ранний зимний вечер. Несмотря на уверенность, что Айна ей только приснилась, Нанна то бегала к окну, то выглядывала в щелку между дверью и стеной. Выходить во двор она все же не решалась, помня наказание отца. Вечером к дому могли подойти разные животные, даже волки, встреча с которыми не сулила девочке ничего хорошего. Наконец, после девяти часов она услышала шорох. С замиранием сердца подкралась к окну. С неба тихо падали снежинки. Во дворе стояла Айна, что-то раскапывая лапой в снегу.

Нанна даже засмеялась, глядя на белую рысь. В одну минуту одела валенки, шубку и выбежала на заснеженный двор.

Айна оторвалась от своего занятия и взглянула на девочку. Неприкрытая радость в глазах ребенка вызывала непреодолимое желание улыбнуться. В следующую секунду Нанна уже повисла на шее своей рыси.

– Ты все-таки настоящая!

– Может быть, – Айна забавно фыркнула. – Если ты в это веришь.

– Откуда ты, Айна? – Нанна заглянула в синие глаза. – Ведь…

– Говорящих белых рысей не существует? Ты это имела в виду?

– Я не хотела тебя обидеть.

– Ну что ты, – Айна обошла малышку по кругу. – Можно сказать, что я отовсюду. Я пришла с того берега. Там наверху лежит долина, зимой превращающаяся в белую снежную пустыню.

– Папа говорил мне, что там долина, а за ней еще горы и долины, – Нанна замялась. – Я никогда не была там. Мы с ним ходили на плато и в лес на том берегу, иногда мы ездим в Гудванген, ты вряд ли знаешь, где это, – она не заметила искорок смеха в глазах Айны и указала рукой в сторону. – Ты волшебная рысь, – внезапно объявила она.

Айна не ответила.

– Ты можешь стать больше того утеса, ты умеешь говорить…

Внезапно Айна сделала резкое движение лапой, и вокруг Нанны взметнулся целый ворох снежинок, залетая ей в лицо и за ворот шубки.

– Ах вот ты как! – Нанна выхватила из кармана теплые перчатки на кроличьем меху, и через секунды в сторону отбежавшей Айны полетел снежок.

Белая рысь и маленькая девочка бегали по двору, гонялись друг за другом, осыпали друг друга мириадами снежинок, барахтаясь в сугробах. Под конец, увидев, что Нанна устала, Айна предложила ей залезть к ней на спину и длинными мягкими прыжками сделала несколько кругов по двору, слушая, как Нанна заливается смехом. Когда Айна ссадила ее около крыльца и велела идти спать, Нанна не стала протестовать.

– Ты ведь придешь и завтра?

– Утром вернется твой отец, – Айна присела напротив девочки. – Я не смогу появляться днем, когда меня могут увидеть люди. Только ночью, когда увидеть меня могут лишь те, кому это дозволено, я могу приходить к тебе.

– Но папа ни за что не отпустит меня выйти вечером. Он ни за что не поверит, если я расскажу ему…

– Никогда и никому не рассказывай обо мне, Нанна, – строго прервала ее Айна. Нанна завороженно смотрела, как тревожно замерцали искорки в глубокой синеве миндалевидных кошачьих глаз. – Никому и никогда, даже отцу, слышишь? Пообещай мне, девочка.

– Я обещаю, – твердо ответила Нанна.

– Помни о своих словах, – Айна склонила голову, словно обдумывая что-то. – Ты можешь увидеть меня ночью, когда отец спит. Пока не настанет утро, он не проснется, если я буду рядом. Просто подумай обо мне, если захочешь, чтобы я пришла.

– Пообещай мне, что придешь, Айна, – прищурилась девочка.

– Обещаю, – серебристый смех Айны далеко разнесся в ночной тишине.

Утром действительно вернулся измотанный Альвисс. Несколько дней они преследовали хитрого волка, но опытный хищник ловко ушел от облавы. Нанна встретила отца на пороге и крепко прижалась к нему, вдыхая привычный запах мокрого меха и табака отцовской трубки. Она сдержала слово и не рассказала отцу про свое приключение. Ночами, когда Альвисс засыпал, Нанна бесшумно выскальзывала за дверь, где ее уже ждала Айна. Они играли, Айна рассказывала девочке древние легенды и предания, учила ее ориентироваться по звездам, мерцавшим в черном небе. Когда Нанна немного освоилась, она часто запрыгивала Айне на спину, и та, в один прыжок преодолевая сотни метров, пускалась в путь. Они забирались над нависавшие над домиком Бьорндалленов скалы, пересекали лежавшую наверху долину, сидели на краю утеса и смотрели на лежавшие далеко внизу фьорд и Гудванген.

А одной ночью они долго мчались вперед и вперед, и, когда Нанна уже заволновалась, что Айна так далеко от дома потеряет дорогу обратно, перед ними возник обрыв, а впереди… Море было именно таким, каким Нанна рисовала его в своем воображении, каким его описывали в ее любимых книжках. И, хотя горизонт скрадывала ночная мгла, на черной глади воды серебрилась лунная дорожка, а внизу под обрывом плескались волны. И далеко от берега промелькнул фонтанчик кита. В ту ночь, когда они вернулись, Нанна на минуту скрылась в доме, а потом снова выбежала во двор. В руке она держала белую шелковую ленту с жемчужной подвеской в виде маленькой звездочки.

– Нанна…

– Это лента моей мамы. Папа давно отдал ее мне. Я хочу, чтобы она была у тебя, Айна.

И белая рысь не нашлась что ответить маленькой девочке, которая быстро закрепила ленту у нее на шее красивым бантом.

Каждую ночь шел снег, но рядом с Айной Нанна всегда чувствовала тепло и уют, словно что-то оберегало их от зимней стужи.

Зима подходила к концу. Однажды после обеда Альвисс сел рядом с Нанной. Девочка инстинктивно почувствовала, что отец хочет сказать ей нечто очень важное.

– Нанна, доченька, – Альвисс выглядел непривычно растерянным, – скоро тебе исполнится восемь лет. Тебе придется переехать жить в Гудванген. Там ты сможешь получить образование…

– Почему ты прогоняешь меня? – Нанна замерла, лицо отца перед ней расплывалось от слез, застилающих глаза.

– Что ты, – испуганно пробормотал мужчина, – я и сам не представляю, как я буду здесь один без тебя. Но летом ты, конечно, будешь возвращаться…

– Нет, папа! – Нанна вскочила из-за стола. – Я не хочу оставаться там, не хочу уезжать от тебя, от своих друзей! Разве ты не можешь сам научить меня?

– Милая, – Альвисс привлек ее к себе, – я охотник, а не ученый. Ты ведь хочешь увидеть другие страны, я знаю, ты хочешь увидеть мир. Для этого тебе нужно учиться. Все дети ходят в школу. Ты будешь жить с другими девочками, у тебя будет много подружек. А я буду часто к тебе приезжать.

– Но там нельзя гулять в лесу, выходить на ялике, и даже всего волшебства… – девочка осеклась, прикрыв рот ладошкой.

– Волшебства не существует, Нанна! – мужчина с досадой потер лоб. – Давай поговорим как взрослые люди.

– Нет! – Нанна оттолкнула отца, слезы мешали ей говорить.

– Нанна…

Альвисс махнул рукой вслед убегающей дочери.

Айна лежала на краю обрыва, наслаждаясь лучами солнца, в которых ее шерсть блестела и была совершенно неотличима от вздымавшихся вокруг снежных наносов. Вдруг ее острый слух уловил горький плач. Она с удивлением свесила голову и увидела далеко внизу маленькую фигурку Нанны. Малышка стояла, прислонившись к высокой поленнице, и безутешно плакала, обхватив себя руками.

Рысь заколебалась, но слезы маленькой подруги перевесили ее сомнения. Нечто необъяснимое влекло ее к этой девочке, которая смогла увидеть ее, Айну. В пару прыжков она неслышно слетела вниз и, спрятавшись за поленницей, осторожно выглянула во двор.

– Нанна, – тихонько позвала Айна.

Девочка подняла глаза, протерла их кулачками и слабо улыбнулась.

– Айна, что ты тут делаешь?

– Почему ты плачешь, девочка? – Айна всматривалась в глаза подруги.

– Ох, Айна… Папа хочет отправить меня жить в Гудванген. В школу, – Нанна снова заплакала, в бессилии опускаясь на колени. Айна подползла к ней и обнюхала мокрое лицо. Она старалась утешить свою малышку, которая еще не понимала, как велик мир, в котором она живет, и совершенно не заметила того, что кроме Нанны ее видел и еще один человек.

Альвисс подошел к окну, наблюдая за дочерью. Он думал о том, что Нанна все же смирится и поймет, что он желает ей только самого лучшего, но внезапно внутри у него все заледенело. Из-за угла поленницы к Нанне подкрался большой белый зверь. Первой мыслью Альвисса было, что это волк пришел и на их ферму, но почти сразу опытный охотник узнал в животном огромную рысь странного белого цвета. За секунды он метнулся во двор, схватив у стены заряженное ружье.

– Нанна, беги! – молниеносно вскинул ружье, готовясь спустить курок, как только дочь отпрянет в сторону.

Девочка обернулась, охваченная ужасом и пониманием.

– Отец! Не стреляй, папа!

За ее спиной Айна вскочила на лапы. Во дворе из ниоткуда взметнулась метель. Альвисс на секунду замер, пораженный колоссальным размером зверя, который, казалось, был высотой с поленницу у сарая. Этой секунды Айне хватило, чтобы броситься вперед. В один прыжок она оказалась рядом с растерявшимся мужчиной, передними лапами толкнула его, сбив с ног, и растворилась в вихре снега за оградой.

Нанна подбежала к отцу. Он, не говоря ни слова, крепко прижал дочь к себе, пытаясь выровнять дыхание. Места, где его груди коснулись лапы неведомого зверя, горели ледяным холодом, проникшим сквозь теплый свитер и словно бы под кожу до самого сердца.

В тот день Альвисс запретил Нанне выходить на улицу. По сравнению с чудовищем, которое он увидел, волк, державший в страхе всех окрестных жителей, казался ему безобидным зайцем. Опытный охотник понимал, что в надежный дом дикому зверю не пробраться, но соседи находились в опасности, многие собирались на охоту или в город. Но как предупредить всех? Да и кто ему поверит, если он расскажет о том, что видел? Иного выхода не было. Дождавшись, пока дочь уснет, Альвисс взял ружье, походный мешок и вышел в тихую ночь. Охотиться ночью в одиночку было для него привычным делом. Пытаясь отыскать следы загадочного животного, охотник взбирался все выше по склону, энергичным шагом вошел в лежащую наверху долину. Именно в этом направлении убежала странная рысь или кто бы это ни был. Он шел вперед, не обращая внимания на начавший падать снег.

Измученная слезами и переживаниями, Нанна проснулась около полуночи. Она так и не смогла рассказать отцу про Айну, слова обещания, данного загадочному существу, раз за разом повторялись в ее голове. Поняв, что отца нет дома, она замерла. Сердце девочки сжалось от страха. Она подбежала к окну. В щель между ставнями почти ничего не было видно – белая пурга делала незаметным даже соседний берег фьорда, находившийся от дома в каком-то полукилометре. Безуспешно и отчаянно Нанна звала Айну, открыла тяжелую дверь и хотела выйти на улицу, но снежный порыв с силой оттолкнул ее обратно в дом. Дверь захлопнулась, и, как девочка не старалась снова ее открыть, тяжелая створка больше не двигалась с места. В щель между дверью и стеной до Нанны долетел приглушенный протяжный волчий вой.

Когда метель разыгралась не на шутку, Альвисс повернул обратно. Он не боялся потерять путь даже в такую погоду, но сердце мужчины снедала тревога за дочь, оставленную дома, и за многих других в их округе. Погруженный в свои мысли, он брел вперед, борясь с вьюгой и утратив обычную осторожность. Внезапно опора ушла у него из-под ног, он оступился на крутой тропинке на склоне холма и кубарем покатился вниз. Снег забивался за воротник полушубка, подбитого мехом, царапал лицо и руки. Ногу ниже колена пронзило невыносимой острой болью. Когда падение остановилось, мужчина застонал. Усилием воли он заставил себя сесть, ощупал левую ногу. Попытка встать оказалась безуспешной. Обессиленный и ослепленный болью он упал на спину. Метель все усиливалась. Ледяной холод пробирался под теплую одежду, сковывал тянущей болью суставы, вгонял в апатию. Альвисс подумал о Нанне, которая останется совсем одна. Прикрыл глаза. Снег уже начал понемногу заметать лежавшее в сугробе тело охотника.

Айна сидела на уступе в нескольких сотнях метрах от Альвисса и задумчиво рассматривала обессилевшего мужчину. Без сомнения, он выстрелил бы в нее сегодня днем. Айна хорошо чувствовала сердца и мысли людей. Но вместе с тем она знала, что охотник с уважением относился к природе и животным, и им руководил лишь подлинный страх за дочь. Именно этот страх за близких ему людей вынудил смелого мужчину отправиться ночью в одиночку на поиски неведомого ему зверя. «Странные существа все же эти люди», – подумала рысь, наблюдая за борьбой человека и стихии. В этот момент она заметила, что не только она следит за ослабевшим мужчиной.

Огромный бело-серый волк с грязно-палевыми подпалинами на боках медленно подкрадывался к лежащему человеку. Уже несколько дней он мучился от голода, потому что деревенские охотники, которые облавой гнали старого альфу по заснеженным пустошам, держали ухо востро. Таскать скот становилось все труднее. Матерый хищник раздувал ноздри, чувствуя слабость мужчины перед ним. Ветер донес до него запах человека. Волк ощерился, шерсть на его загривке встала дыбом. Этот запах он уже чувствовал прежде. Этот запах преследовал его вместе с облавой. Волк сильнее обнажил желтоватые клыки. Из его глотки вырвалось короткое злое рычание.

Альвисс открыл глаза. Приглушенный метелью рык был ему хорошо знаком. В паре десятков шагов от него стоял волк. Охотник мгновенно узнал того самого зверя, который ловко провел его и его товарищей, ускользнув из-под самого носа облавы. Рукой попытался найти ружье, но пальцы ухватили лишь пустоту. Мужчина не боялся лесного зверя. Коротким выверенным движением он выхватил из-за пояса острый охотничий нож, приподнялся на одном локте, готовясь к короткой, но яростной схватке. Он вполне отдавал себе отчет в том, что в этой битве победителем ему не выйти, но все же у него были шансы избавить ближайшие селения от давней угрозы. Опытный самец прижал уши и присел. Хорошо знакомый с повадками волков Альвисс понял, что волк готовится к решающему прыжку. Оба соперника напряглись, подавшись вперед. Внезапно волк еще сильнее присел на задние лапы. В широко раскрытых глазах зверя Альвисс увидел всепоглощающий страх. Хищник смотрел куда-то за спину человека. Внезапно он поджал хвост и отступил назад. Склонил голову, словно в коротком полупоклоне, и в следующую секунду стремглав кинулся прочь.

Охотник обернулся, перебрасывая нож в правую руку. Позади него в кружащей метели стояла огромная белая рысь. Украшенные великолепными кисточками уши нервно подрагивали, сапфировые глаза без тени страха или любопытства смотрели на замершего мужчину. Холод в груди охотника запульсировал с новой силой, мешаясь со страхом, в эти секунды захватившим все существо человека. Альвисс крепче сжал нож. Дикая кошка медленно сделала шаг вперед, потом еще и еще. Синие глаза не отрываясь смотрели в лицо смелого охотника. Когда рысь подошла на расстояние в пару метров, мужчина заметил, что тяжелые лапы не оставляют следов на вновь выпавшем снегу. Волна ужаса захлестнула охотника. Кто это или что…

Айна остановилась в паре шагов перед полулежащим человеком. Он по-прежнему сжимал нож в занесенной руке. Лазоревые глаза сощурились, словно Айна всматривалась в само сердце мужчины, читая его, как открытую книгу. Доверие. Может ли она доверять этому человеку? Коротко тряхнула головой.

Альвисс задержал дыхание. Огромная рысь приблизилась вплотную. Он чувствовал, как от холода и напряжения немеют пальцы, сжимающие рукоять ножа. И одновременно охотник не мог оторвать взгляд от сапфировых с сотнями искр глаз невероятного животного. Внезапно рысь мягко опустилась в снег рядом с ним и, не обращая внимания на занесенное лезвие, положила голову на грудь человека. Нож выпал из судорожно сведенных пальцев. Айна прикрыла глаза. В ту же секунду вьюга вокруг них ослабела, и волна тепла согрела пораженного охотника. Он зарылся пальцами в густую мягкую шерсть, по которой словно пробегали тысячи маленьких серебристых огоньков. Они о чем-то напоминали мужчине, но ответ ускользал из уставшего сознания. Он мягко поглаживал удивительную рысь. Внезапно ладонью Альвисс почувствовал что-то на шее Айны. Думая, что красавица-рысь где-то попала в человеческую ловушку, он присмотрелся внимательнее. Среди белоснежной шерсти виднелась жемчужно-белая лента с маленькой звездочкой-подвеской. Он коснулся кончиками пальцев знакомого украшения.

– Твоя дочь подарила мне это, – Айна внимательно наблюдала за охотником, посмеиваясь про себя от выражения лица мужчины, услышавшего человеческую речь от дикой кошки.

Но тот быстро справился с собой.

– Я совершил ошибку и признаю это, – он спокойно встретился взглядом с синевой неземных глаз Айны. – Прости меня, мне жаль.

Айна чувствовала искреннее раскаяние и сожаление в душе человека.

– Признание требует смелости. Ты действительно мудр, Альвисс, сын Витарра.

– Позаботься о Нанне, – Альвисс склонил голову. – Прошу.

– Я не оставлю твою дочь, – Айна рассмеялась мелодичным звенящим смехом. – Но ты нужен ей не меньше. Потрудись, чтобы забраться ко мне на спину. Нам давно пора возвращаться домой.

– Не думаю, что ты сможешь помочь мне.

– Просто слушай меня, охотник, – рысь нетерпеливо шевельнула хвостом. – Торопись. Время уходит.

Как только мужчина, сцепив зубы, взобрался на спину животного, Айна грациозно поднялась. Пораженный мужчина заметил, что рысь теперь значительно превосходила размерами взрослую лошадь.

– Держись крепче, Альвисс.

Мягкими длинными прыжками сквозь ночь и метель они мчались по направлению к стоявшему далеко внизу красному домику.

Свернувшаяся калачиком на отцовской постели Нанна сквозь тревожный сон услышала знакомый зов. Она бросилась к двери и выбежала во двор одновременно с тем, как Айна остановилась напротив крыльца. Безмолвно плача, малышка обнимала то отца, то свою пушистую подругу.

Айна взглянула на начавшее светлеть небо. Коснулась лапой поврежденной ноги человека, уменьшая боль.

– Мне пора уходить, – она поднялась в полный рост и всмотрелась в лицо Нанны. – Не забывай меня, девочка.

Нанна протянула руку, но Айна отпрянула, одним прыжком достигла окна и скрылась за углом дома.

- Айна!

Бросившись за ней, Нанна остановилась перед домом. Хромая, к ней подошел отец. Она обхватила его за пояс, не обращай внимания на горячие слезы, ручьем бежавшие по щекам. Айна сидела у кромки воды и смотрела на людей на холме. Когда Нанна взяла отца за руку, белоснежная рысь изящно перелетела водяную гладь. В несколько прыжков миновала дом Янссона, который уже доходил ей едва ли до груди, взлетела на плато. С каждым прыжком к вершине она становилась все больше. Достигнув пика скалы, она уселась там, занимая в глазах оставшихся внизу Альвисса и Нанны половину неба. Гордый профиль четко вырисовывался на фоне черного купола с мерцавшими на нем звездами. Из-за туч выглянула луна. Шерсть Айны засветилась серебристым светом, становившимся все ярче и ярче. Метель на минуту стихла. Величественная рысь взглянула на крошечные фигурки людей, прильнувших друг к другу. Сапфировые глаза улыбнулись. Айна подняла голову к небу. Вьюга запела с новой силой, все сильнее сгущаясь белой пеленой. В этот момент огромная рысь прыгнула вперед с края обрыва. Метель закрыла ее от глаз людей. Нанна рванулась вперед, но Альвисс удержал ее. В ту же секунду снежный вихрь улегся и растворился без следа. На вершине никого не было.

– Исчезла, - пораженно прошептал мужчина. – Как по волшебству, - он улыбнулся в ночное небо.

Нанна сильнее сжала руку отца. В этот момент над скалой и излучиной фьорда ярко вспыхнули четыре звезды, словно образующие собой силуэт вытянувшейся в прыжке рыси.

«Жди меня, когда Землю снова накроет метель, Нанна…» – то ли шепот, то ли дуновение ветра пронеслось над сонным фьордом.

Звезды погасли и стали почти неразличимы на небосклоне. Только тот, кто знает, где они находятся, или очень захочет увидеть, сможет найти их в ночном небе.

***

Мало кто знает о созвездии Рыси, притаившейся на небе между всем известными Большой Медведицей, Малым Львом и Волопасом в секторе Рака наиболее близко к Полюсу Мира. Созвездие Рыси относится к группе звездных скоплений северного полушария. Наблюдается по всей территории северных стран, в средних и северных широтах — круглый год, на юге России летом частично скрывается за горизонтом. Лучшие условия видимости — зима. Введено в науку ученым Яном Гевелием в 1660 году. Гевелий так комментировал выбор названия: «В этой части неба встречаются только мелкие звёзды, и нужно иметь рысьи глаза, чтобы их различить и распознать».

***

В Гудвангене, Фломе и по всей территории скандинавских стран еще с тингов великих викингов передаются легенды о могущественных Богах и Мировом древе Иггдрасиль. Одной из богинь, особо почитаемых скандинавами и отдельно норвегами, была Фрейя – богиня Любви, которая, как утверждают сказания, была особенно отзывчива к людским молитвам. По легенде Фрейя ездила на колеснице, запряженной рысями, которые считались ее священными животными. Иногда Фрейю изображали в виде огромной рыси. В мифах Скандивании и других стран мира говорится, что зрение рыси столь острое, что она может видеть сквозь предметы.

Примечания

  • 1)Нанна (норвежск.) – смелая.
  • 2)Альвисс (норвежск.) – мудрый.
  • 3)Витарр (норвежск.) – лесной воин.
  • 4)Нерёй-фьорд, один из системы фьордов Норвегии, является рукавом известного на весь мир Согне-фьорда. Считается самым узким фьордом Норвегии (в самом узком месте его ширина не превышает 250-300 м). В июле 2005 года был внесён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.
  • 5)Гудванген – деревня, расположенная в окончании Нерёй-фьорда в Норвегии. Находитсяв узком ущелье и окружена крутыми скалами, поросшими лесом. Название Gudvangen на древнескандинавском звучало как Gudvangir. Первый корень gud означает «бог», а слово vang(en) до сих пор используется в значении «открытое пространство перед местом отправления культа». В Гудвангене с дохристианских времен существовало несколько культовых мест. В 1865 году Гудванген был связан пароходным сообщением с Бергеном, и с этого началась туристическая деятельность в деревне.
  • 6)Тинг – собрание викингов, где обсуждали важнейшие вопросы жизни поселения, мальчики проходили посвящение, признаваясь взрослыми, получали браслет мужчины-воина, ярл (вождь) объявлял воинам, когда и куда они отправятся в поход.
  • 7)Драккар – корабль викингов, деревянная ладья с гафельными (прямоугольными) парусами и веслами. Именно на них викинги расширили свои границы мира, достигли берегов Англии, Исландии и других стран.
  • 8)Капище – древнее захоронение.
  • 9)У живущих в дикой природе рысей существует особенный ритуал встречи особей своего вида. Они обнюхивают носы друг друга, после чего касаются друг друга лбами.
  • 10) Благодаря теплому течению Гольфстрим, климат норвежских фьордов по большей части мягок, и зимой вода почти никогда не замерзает.
834
Валентина
21:51
Здравствуйте!
Рассказ добрый, мягкий, легко читается. Написан хорошо. Ставлю оценку восемь.
12:04
+1
Рассказ неплохой. Детская сказка. В хороших детских сказках есть какой-то смысл. Какой смысл в этой сказке? Сюжет развивается лениво. Некоторые повороты вообще ни к чему не ведут. Если бы в рассказе не было сцены ссоры отца с дочерью из-за школы (в норвежской ДЕРЕВНЕ школа для девочек в доавтомобильное время???), или обязательного обещания не говорить про рысь (почему?), то на развитие основной линии это бы не повлияло. Ну и пара моментов психологических. Что земледельцы, что охотники – народ суеверный, так исторически сложилось, ведь слишком велико влияние природы с ее непредсказуемостью, не случайно голод, что в Средние века, что в Новое время был явлением регулярным. Второй момент, нормальный человек, имеющий детей, свою жизнь риску подвергать не будет, потому что понимает, что его дети от него зависят. Именно поэтому северянин в метель из дома не выйдет. Особенно ночью. А ненормальный отец девочки-полусиротки не боится ни метели, ни волка… И еще момент, шкура – это кожа с шерстью снятая с животного. А у термина «капище» другое определение. А так, да, читалось легко.
04:58
в норвежской ДЕРЕВНЕ школа для девочек в доавтомобильное время???)
Вы бы еще сказали бы, что волшебных рысей не бывает, серьезно. Это сказка. Не вижу ни одной причины, почему этого не может быть.

Именно поэтому северянин в метель из дома не выйдет.
Если вы пропустили момент, то ГГ вышел не в метель. Метель началась после ухода, и когда она уже была сильной, то повернул обратно.

Бессмысленные придирки по большей части.
Про «шкуру» и «капище» — бес-спонятния, так что не лезу.
11:24
+1
Сказка сказке рознь. Если бы события разворачивались в тридевятом царстве, то там хоть школа для девочек, хоть школа для троллей, хоть свои законы физики. А если в подробно описанной норвежской глухомани с указанием эпохи (указаны конные экипажи) – то все-таки такой момент настоящая лажа. И куда ведут эти сцены? Зачем они? С сюжетной точки зрения?

Ну ок. ГГ вышел в тихую ночь, однако «Он шел вперед, не обращая внимания на начавший падать снег.» Признаю, невнимательно прочитала. Если буду рассуждать о том, что повернуть в метель в открытом пространстве без источников света — то это будет придиркой)

А уж про капище и шкуры… Эти слова входят в лексикон детей в классе 5-6… Страница литературного конкурса. Кем вам приходится автор?

Написано неплохо. По-доброму. Но с недочетами.

Я с кем-то спорю в интернете 1 января. Мда.
11:40
И не говорите) С Новым Годом что ли)

Я и не говорю про то, что недочетов нет. Их предостаточно и часть из них указала в комментарии.

Вернемся к сюжету. Не считаю момент похода ГГ настоящей лажей, как вы говорите. Как по мне, такая сказка была бы интересна как детям, так и многим взрослым. Я не вижу здесь (конкретно в этом моменте) ошибки в том, что он вышел на улицу в поисках рыси. ГГ хотел защитить свою дочку и всю деревню и т.д. от опасности и отправился на поиски, считая что ему никто не поверит, но в опасности могут оказаться все. Просто не могу понять данного замечания.
11:42
Развели тут холивар под Новый Год)
18:39
Про метель я согласилась, что невнимательно прочитала. Лажей называю момент со школой для девочек в норвежской деревне. Во-первых, потому что этот сюжет никуда не ведет, во-вторых, потому что с точки зрения истории, а автор привязал свой рассказ к месту — подробно описав Норвегию, и ко времени — отметив конные повозки, это невозможно. Образование в то время — это не обязанность, это привилегия, особенно для девочки. Такие привилегии были доступны в крупных городах (или их пригородах), но никак не в удаленных деревнях.

И вас с Новым годом!
19:14
Удивительно красивый рассказ! Получила от чтения истинное удовольствие, спасибо!
17:53
Казалось, что Рысь как-то связана с мамой девочки. Но я ошиблась… Рассказ сказачно красив!
14:42
Красивая сказка. Серебрянное копытце Бажова вспомнилось wink Вот только задумалась: сказка и фэнтези — это одно и тоже? Мне думается, отличие все-таки есть
00:06
Всё это конечно красиво, волшебно и сказочно, но какова основная мысль произведения? Верь в сказку — она постучится в окно? Даже на сюжет диснеевского мультика не тянет=|
Изменилась ли жизнь Нанны после знакомства с Айной? Девочка поменяла своё отношение к школе? Или так и осталась ждать новой встречи с рысью? Что героини обрели в своей дружбе, если Нанна так и осталась малым дитем, а Айна — звёздной кошкой?
Девчонка верила в сказки в начале — девчонка верит и в конце. Айна — могущественная зверюга и в начале, и в конце. Единственный герой в развитии — Альвисс: искал волка — победил волка, но опять-таки не он и не до конца.
По поводу качества текста: автор старательно выписывает детали норвежской жизни, но порой встречаются слова и речевые обороты, которые не вписываются в антураж, повторения.
07:15
Капище – древнее захоронение. вовсе нет ru.wikipedia.org/wiki/Капище
чтобы порыться в мусорной яме и стянуть остатки еды с ужина кучеряво живут. мао того, что с ужина что-то остается, так еще и выбрасывают это
Зимой черная вода фьорда не замерзала, но стояла недвижной
и олени и горные козлы ищут объедки. м-да…
пила воду огромная рысь. Она сидела на вершине двухкилометрового утеса, нависшего над излучиной фьорда. и вот такая киска ищет объедки?
канцеляризмы,
мягкую шерсть шкуры барса о-о, там уже барсы появились?
ru.wikipedia.org/wiki/Список_млекопитающих_Норвегии что-то я тут ни барсов, ни горных козлов не нашел…
зерно со своей фермы на скалах зерно выращивает?
Она знала, когда следует сеять пшеницу, а когда картофель там еще и пшеницу выращивали?
но почти сразу опытный охотник узнал в животном огромную рысь как двухкилометровая рысь могла прятаться за поленницей?
как сказка терпимо, на фантастику не тянет
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин

08:49
Отличный рассказ, побольше бы таких. Автору грандреспект и уважуха )
Загрузка...
Book24

Запишитесь на дуэль!