Нидейла Нэльте №2

Мечта эскорта – Эскорт мечты

Мечта эскорта – Эскорт мечты
Работа № 566

Ана Ли аккуратно облокотилась на краешек стола. Её сегодняшний собеседник мгновенно мазнул взглядом по декольте. На вечер женщина выбрала золотистое платье, выгодно подчёркивавшее грудь и оставлявшее почти обнажёнными живот и спину. Их закрывала полупрозрачная сетка с жёлтыми топазами. Всё это было очень красиво и несколько неудобно. Особенно жёсткий лиф, так выигрышно демонстрирующий грудь.

Мужчина скупо улыбнулся, приподнимая высокий фужер. Предупредительный слуга тут же наполнил его ярко-зелёным игристым вином.

– Ана, тебе нравится здесь?

Через узкое, гладко выбритое лицо клиента тянулся длинный, едва заметный шрам, начинавшийся в коротких чёрных волосах, рассекавший левую бровь, нос и губы.

– Восхитительное место, – также скупо улыбнулась она, одновременно откидываясь на спинку стула и поднимая свой пузатый, широкий бокал.

Второй слуга чуть подался вперёд. В его руках играла гранями бутылка настоящего имперского коньяка.

«Им бы космические корабли заправлять», – подумала Ана, вдыхая мягкий и терпкий аромат. Пить этот дистиллят она не хотела, но настроение женщины не дотягивало даже до «нормального», куда уж там «рабочему».

Коньяк тепло светился, словно требуя его попробовать. Ана поразмышляла секунду и аккуратно пригубила напиток. Тысячи оттенков вкуса наполнили её рот, устремившись по пищеводу в желудок, а умный имплант уже разложил жидкость на составляющие и спешно выводил их список на виртуальный экран.

– Сегодня здесь выступает планет-солист театра Тарроского, – голосом, наполненным значимостью, произнёс клиент.

Ана Ли отвлеклась от любования списком афродизиаков, замешанных в коньяке, и неторопливо повернула голову в сторону сцены. Остальные посетители зала «Элит» скрывались за голограммами в своих нишах. Десять столиков вокруг пьедестала для исполнителей. Приглушённый, почти интимный свет и неброские тона драгоценных металлов и дерева. Столб света, в котором должен был появиться исполнитель, пока что пустовал.

– Не уверена, что мы дождёмся его появления, – многообещающе улыбнулась женщина.

Имплант в желудке закончил анализ препаратов, которые она приняла, и одобрительно сигналил: «Можно пить». Даже наркотики оказались высшего качества. В смеси с алкоголем они будут нежно стимулировать нервные центры, повышая градус желания и распаляя страсть.

– Тебе явно нужно ещё немного коньяка, чтобы войти в настроение, – проницательно заметил клиент.

– А как же: «Идеальной можно назвать ту женщину, чьим сопротивлением можно пренебречь?» – Ана сделала новый глоток.

– На моей планете в моде ретроджентльменство. Подобные звериные позывы не принимаются нашим обществом. У нас в чести другая поговорка: «Кто женщину ужинает, тот её и танцует».

В чём было системное отличие между двумя одинаково собственническими позициями, женщина не видела, да и не хотела искать. Специалисту эскорт-услуг платят за другое. И оплата сегодняшнего вечера проходила по статье: «богачу нужна женщина на культурный вечер и бескультурную ночь».

Ану Ли это устраивало. Препараты туманили разум, разгоняли кровь и разогревали тело, делая его податливым. Захотелось сделать подростковую глупость и подразнить клиента ступнёй. Но страсть, переходящая в похоть – это для дешёвых шлюх с подземных уровней города.

Она чуть развела ноги, чтобы снизить давление на самые чувствительные точки в паху, и наклонилась вперёд. Её крупная грудь напряглась, где-то совсем глубоко в душе Ана хотела бы сказать: «набухла». Если бы не соответствующие модификации тела, женщина давно бы потеряла стыд и не просто отдалась на этом столе, а сама бы взяла всё, чего жаждала.

– «Ужинать» предполагает накачивание наркотиками? – с придыханием спросила Ана.

– Конечно, – ответил он с улыбкой. – Это традиция, устоявшаяся веками. Она восходит к докосмической эпохе! Правда, в то время никто бы не смог вести связную беседу, приняв столько… препарата.

– О, не стесняйся, у меня несколько среднетехнических образований. Я почти профессионально могу поговорить о химии, анатомии и хирургии, – Ли теряла контроль над языком. – И вот что я тебе скажу: если этот шрам не косметический, то тебе засадили в голову что-то длинное и острое.

Клиент провёл пальцами по лицу.

– Это память о молодости. У тебя же есть подобные напоминания?

– Конечно, – она с трудом удержалась от пьяной ухмылки. – Целых четыре. Хочешь, покажу?

Несколько секунд висела тишина. Мужчина скользил по собеседнице взглядом, словно размышляя.

– Пока не время. Ещё не подали горячее, а мы не танцевали. Вечер только начался.

– Как скажешь, – Ана закрыла глаза, преодолевая наркотическое опьянение.

Нужные импланты включились, очищая кровь. Возбуждение спадало медленнее, чем наступило, оставляя после себя приятную негу. Когда Ана почувствовала, что снова может поддерживать беседу, она открыла глаза и посмотрела на клиента.

– Кое-где после этого мы можем считаться мужем и женой, невзирая на договор эскорта.

– Причудливы обычаи и законы человеческие. Мне доводилось бывать в таких мирах, где даже зачатие ребёнка не повод для знакомства.

– А разве так не везде? – они тихо посмеялись.

Клиент оказался философом и романтиком. Такие редкие птицы нечасто пользовались услугами Аны. Обманчивый флёр богатого чудака сопровождал каждый жест мужчины. Выверенный, механически точный жест. С причёской потрудился стилист, но даже он не смог ничего сделать с классической офицерской стрижкой. А этот извечный штамп про холодные серые озёра глаз, который словно поселился в художественной литературе, прекрасно подходил мужчине.

Слуги начали сервировать ужин. Ароматное филе глубоководного кита, запечённое в специях, зелени и яйце. Ана глубоко вдохнула, наслаждаясь запахом. Блюдо стоило столько же, сколько её контракт, и ещё чуть-чуть сверху.

– Десерт от шефа.

С этими словами третий слуга водрузил на стол блюдо с традиционным угощением. Две резные лакированные шкатулки, наполненные охлаждённым кремом. Сладкий и лёгкий, он считался обязательным украшением стола для ужина перед отправкой в глубокий космос. Где-то в глубине души Ли заныла растоптанная мечта о звёздах и путешествиях. Ей вторила вечно тлеющая ненависть к выполняемой работе.

– Крем для ночи, – подмигнул клиент, захлопывая крышки шкатулок. – Мы найдём применение этому десерту.

– Не сомневаюсь, – Ана облизнула губы самым эротичным, почти похабным образом.

– Но сначала – ужин.

Слуги безмолвно исчезли, и на некоторое время мужчина и женщина замолчали, отдавая должное мастерству шеф-повара ресторана. Мясо таяло во рту, оставляя после себя лёгкую кислинку, раскрывавшуюся сладким послевкусием. На несколько драгоценных минут женщина позволила себе забыть обо всём. Сделать паузу. Словно дорогие удовольствия могли примирить её с реальностью.

Ночь могла оказаться ужасной. У клиента могли быть замашки конченного садиста. Ана могла умереть, и в свидетельстве о смерти написали бы: «производственная травма». Эти мысли напомнили женщине, почему в эскорте не работают люди без модификаций. Все эти примы и солисты, гордящиеся своими достижениями и «чистым, неиспорченным телом» не выдержали бы и дня.

Ли улыбнулась. Год назад улучшенные лёгкие, мышцы шеи и позвоночник помогли пережить милого блондинистого пухляша, оплатившего и вечер, и ночь. Извращенец без затей вздёрнул её на виселице. Самой настоящей, из дерева. И она просто болталась в воздухе, сучила ногами и изображала агонию, пока клиент самоудовлетворялся.

– Что-то смешное? – спросил мужчина.

– Нет, просто размышляю о месте кибернетических и биологических модификаций в обществе и его слоях.

Над столом повисла тишина.

– И к чему пришла? – собеседник отложил приборы и заинтересованно посмотрел на Ану.

Она последовала примеру и откинулась на спинку стула, демонстрируя идеальную осанку и линию полуобнажённых плеч. Но прежде чем Ли успела дать ответ, на зал опустилась темнота, а в колонне света на сцене появился исполнитель.

Женщина лишь бросила на него быстрый взгляд и снова посмотрела на клиента.

Где-то в глубине её души поднялся протест против того, что этот человек выше неё по социальной лестнице. Видимо, что-то отразилось на лице профессионалки. Ниша с их столиком мгновенно погрузилась в тишину.

– Я думаю, беседа с тобой в разы интереснее способности человека выть на инфразвуке. В моей кочевой жизни я редко встречал людей, так откровенно презирающих «творческие символы нашего общества».

Ана поджала губы и выругалась про себя. Проявлять истинные чувства на работе – верх непрофессионализма.

«Мать была бы недовольна».

– Я не презираю их. Я не понимаю, за что их уважать? Они стали мастерами, не вставляя в себя модификации? Пролили слёзы, пот и кровь, чтобы стать лучшими? А чем от них отличаюсь я?! Почему бы не уважать и меня?! – Ана резко подалась вперёд, привстав и нависнув над столом. – Каждый грамм моего тела, каждая схема, врезанная в мою плоть, стоили мне страданий больше, чем все их «достижения» вместе взятые.

Она замолчала и аккуратно села обратно. Эмоции захлёстывали её через край, и Ли всё-таки потеряла контроль.

«Это позор. Что со мной?..»

– Это восхитительно. Какая ярость, столько запертой ненависти и зависти, – выдохнул клиент, отвечая на её мысли. – Не люблю, когда собеседница хорошо себя контролирует. Поэтому кроме афродизиака я позволил себе заказать «развязыватель языка».

– Хочешь услышать откровения эскорта? – вскинула бровь Ана.

– А что я там не слышал? «Тяжёлая судьба», «меня заставили», «родители продали за долги». Кто-то пошёл сам, а выйти уже не смог. Как ты и сказала, кровь и страдания, – качнул головой мужчина. – Мне хотелось разбить корку профессиональной сдержанности. Этот аристократический апломб шаловливого дворянства… раздражает. Я люблю яркость и естественность.

– Тебе не угрожали прострелить голову? За подобное поведение?

– Кто? Девочки эскорта?

Беседа перешла на новый уровень. Снизился градус приличия и официоза. Этому Мать тоже учила. В карьере Аны Ли часто встречались клиенты, требовавшие искренности и яркости. Просто не все накачивали её наркотиками сразу.

Пока длился разговор, женщина добавляла штрихи к портрету нанимателя, составляя профиль. Картина получалась удручающая. Целеустремлённость, невнимание к чужим чувствам, переходящее в склонность к насилию, скрытое презрение к собеседнице. Он выглядел обыденно, но имел повадки солдата или спецагента.

«Ещё один псих», – подвела промежуточный итог Ана. – «Ночка обещает быть разной».

Полог тишины на мгновение пропал: пришёл слуга и что-то прошептал клиенту.

– Весь зал? – удивился мужчина. – Что ж… дорогая, пойдём. Некая одинокая персона желает слушать солиста в одиночку. Крайний тост, на брудершафт и до дна. За устойчивую позицию.

Ана залпом влила в себя коктейль из наркотиков и коньяка и с силой бросила бокал в стену.

– На счастье!

Импланты не могли заблокировать столько химии одновременно. Пульс Аны скакнул вверх, а температура тела поднялась.

«Как меня разогревает! Как в печке! Кстати, моей печке нужно внимание!»

Она вцепилась в плечо клиента и тяжело прошептала:

– Вот искренность и яркость. Или ты ведёшь меня в номера, или я трахаю тебя до смерти здесь.

– В номерах, – он ухмыльнулся и с лёгкостью подхватил Ану на руки.

Путь до кровати она не запомнила. Её прижимали, тискали, щупали и мяли, а Ли словно дешёвая проститутка заливисто смеялась и томно вздыхала. Всё это беспристрастно фиксировалось маленькой частичкой сознания. Потом будут медитации, воспоминания – всё, как учила Мать. Потом придётся рассказать обо всём Мике.

Мысли о воспитаннице с упорством пловца в шторм поднимались из глубин сознания, затопленного вожделением.

«Этой ершистой дурочке такое предстоит нескоро!»

Короткое мгновение полёта и мягкое приземление на просторную кровать показались Ане обещанием чего-то волшебного. Она дотянулась до застёжки платья, но на её кисти сжались пальцы клиента.

– Я сам!

Это «Я сам» звучало в каждом жесте и прикосновении. В каждом поступательном движении. Жадное и властное, не желающее знать ничего, кроме пути к наслаждению и удовлетворению страсти. Попытки женщины проявить свою накопившуюся страсть разбивались о железобетонное стремление мужчины подавить и овладеть.

Одурманенный мозг и терзаемое тело не воспринимали время. Ана попала в руки опытному и знающему свои цели партнёру, поэтому для неё вся Вселенная сжалась до размеров кровати, на которой они бесчинствовали. Нашлось употребление и нежнейшему холодному крему. Вымазывание и слизывание – словно возвращение в прошлое, к самому началу карьеры Ли, к той самой дешёвой и доступной молодухе. Ещё даже до того, как ей улучшили влагалище и заменили настоящие ноги высококлассной кибернетикой.

Когда действие наркотиков закончилось, таймер на краю зрения показывал раннее утро. Живая плоть ныла, а голова Аны раскалывалась на тысячи осколков, чтобы собраться и расколоться заново. Женщина не хотела думать или двигаться.

«Убейте меня…» – мелькнула одинокая мысль в звенящей пустоте мозга.

Клиент сидел рядом. Его обнажённая спина была неестественно выпрямлена. Ли смотрела на напряжённые мышцы, покрытые красными потёками. Стремительно трезвеющее сознание отметило некую неправильность сцены.

«Если он ко мне спиной сидит, то почему лицо такое постное?»

Смысл мысли достиг самой глубины мозга, провоцируя вопль ужаса.

– ₽№#₽&*!!!

Ана скатилась с кровати, не сводя взгляда с казнённого клиента. Ей доводилось видеть всякое, но… мужчину обезглавили, а потом воткнули меч вертикально в шею, пригвоздив к кровати. На рукоять насадили голову. Известная всему городу визитная карточка.

«Рыцари. Придурок перешёл дорогу Рыцарям!»

Ана Ли бесстыдно запаниковала. Деятельность этой маленькой террористической группы сидела костью в заднице у планетарной администрации уже пару десятилетий. И ходили слухи, что свидетелей этой деятельности часто теряли из виду. Навсегда.

Номер пребывал в беспорядке. Отрывочные воспоминания о прошедшей ночи не помогали понять почему: то ли от безумных сексуальных утех, то ли убийцы что-то искали. С каждой секундой сознание Ли прочищалось. Этому её тоже учили. Мать озаботилась, чтобы её подопечные умели брать себя в руки в таких ситуациях и качественно затирать следы.

Ана встала и ещё раз осмотрелась. Кровать заляпана последствиями ночных утех, значит её ДНК в номере повсюду. Про записи сенсоров безопасности она старалась не думать.

«Одежда, вещи, остальные следы», – Мать словно стояла за плечом и шептала в ухо новый урок.

В маленьком рюкзачке женщины имелось всё необходимое. Комбинезон-перчатка уверенной хваткой обтянул женщину, оставляя открытым лишь лицо. Маленькие проекторы на висках создают модную в этом сезоне зеркальную непроницаемую маску. Теперь Ли не отличается от модниц, заполонивших улицы безликими телами.

Следом из рюкзака появляется макияжная палочка «Брайтнесс» – люксовый прибор по наведению красоты. Ана положила его на кровать и начала собирать свои вещи. Безбожно испорченное платье, туфли с отломанными каблуками. Взгляд Ли замер на двух шкатулках. Ана собирала их. Символы недосягаемых звёзд. После мгновения колебания она смела обе шкатулки в рюкзачок.

Уже у самой двери номера женщина сжала в ладони маленький пульт и быстро вышла в коридор. За её спиной раздалось шипение сжатого воздуха. Замаскированная под макияжный прибор граната-загрязнитель исторгла из себя сотни образцов ДНК, в разы усложняя работу криминалистов.

«У меня есть фора!» – ужас, взятый волевым усилием под контроль, комом сжался где-то в пищеводе. – «Надо лишь убраться отсюда».

Холл гостиницы промелькнул мимо безликими посетителями и золотыми росчерками отделки. Ана выскочила из громадного гостиничного комплекса, иглой уткнувшегося в небеса. За её спиной сомкнулись автоматические двери, а заботливый инфоинтерфейс начал предлагать гостье города популярные маршруты.

Особенностью работы в эскорте был маленький фокус с персональным идентификатором. Например, на Мать работала одна единственная девочка Кристина из такой глухомани, что туда даже дроны социальных служб не летали. Именно так считали все информационные базы планеты. Сколько стоила невнимательность Службы планетарной безопасности к этому факту, Ана не решалась предполагать. Зато все «дочки» сохраняли инкогнито и могли позволить себе обычную жизнь.

Ана быстро смешалась с прохожими и направилась к станции маглева. Городской поезд – это быстрый и удобный способ скрыться. Прыгучим шагом Ли сбежала вниз по лестнице, срывая восхищённые взгляды. Кто-то даже попытался взломать её маску и персональный нейрочип, но увяз в защите.

Ана впрыгнула в закрывающиеся двери вагона и прижалась к поручню. Народа было немного – редкий момент затишья в людском шторме. Женщина коснулась правого виска, отключая поддельный идентификатор. Тут же включился простенький текстовый чат, висевший в углу глаза.

«Мать, это Ана. Ты тут?»

«Я всегда тут, Дочь. Что такое?»

«Клиента убили Рыцари. Я затёрла следы, но это не поможет. Что мне делать?!»

На несколько секунд Мать замолчала. Ана с ужасом представила, как та раскуривает трубку и барабанит по столу металлическими когтями. Именно так она выражала недовольство ситуацией, а после недолгих раздумий могла послать человека на смерть. Лично на подобном разборе Ли не бывала, но видела записи.

«Дитя. Действия Рыцарей направлены против нас. Возможно, мы где-то пересекли им дорогу. Это ставит под угрозу Дочерей. Ты можешь привести их к нам, Ана».

Пальцы женщины сжались на поручне. Ей собирались зачитать смертный приговор.

«В подобной ситуации я вынуждена защищать Семью».

«Но…»

Тело Аны сковал паралич. Она не могла двинуть ни одной мышцей или сервоприводом. Лёгкие отказывались впускать в себя воздух. Сознание билось в оболочке, не способное ей управлять.

«Ты подвела меня, Ана. В последний раз».

Внезапно дыхание возобновилось. Организм получил живительный кислород, и смерть отступила на полшага назад. Ли ждала следующей фразы Матери, пытаясь отдышаться.

«Это наказание максимум, что я могу себе позволить, исходя из ситуации. Ты одна из лучших Дочерей. Ты воспитываешь новую Дочь. Рыцари охотятся на Семью. Ты должна привести Рыцарей к Семье. Ко мне. Я готова принять их вызов. Они знают мои методы и скрываются. Мать не всесильна».

Ана против воли улыбнулась. Мать, словно паучиха, сидела в центре огромной сети, опутывающей всю планету. У неё были умения, связи и средства. Ли гадала, кем была эта необычная женщина до того, как пришла в теневой бизнес.

«Но всесилен Отец. Поэтому мы встретим их в грузовой зоне космопорта Альфа. Возьми Дочь и необходимый минимум вещей, в зависимости от результатов вас, возможно, перевезут в другой город».

Разговор прекратился. Ана пропускала станцию за станцией, уносясь на окраины огромного города, пока тренированный ум привычно разбирал особенную манеру речи Матери. Та явно была уверена в том, что за Ли ведётся слежка. Проверить это сама Ана не могла: кто знал, что с ней сделали Рыцари пока действовали наркотики?

– Внимание, пассажиры! Состав возвращается в депо! Покиньте состав!

Ана вышла из вагона на открытую всем ветрам платформу. Резкие порывы гоняли мусор и грозили скинуть неосторожного человека вниз. В этой глухомани Ли бывать не приходилось. Гигаполис со всех сторон подпирали пирамиды и колонны аркологий: огромные муравейники, вмещавшие в себя тысячи несчастных душ с гражданством пятого класса и ниже.

Со станции расходился десяток путей, но пассажиров почти не было видно. В это время суток те, кто имел работу, вкалывали за кусок хлеба, а те, кто не имел, висели в Сети и прожирали минимальное социальное пособие. Ана передёрнула плечами от воспоминаний. Неуловимая Кристина была гражданкой первого класса, поэтому имела доступ во все части города и почти во все заведения. Ана Ли – гражданка второго класса, с ребёнком на иждивении и солидными налоговыми платежами жила ближе к центральным районам.

Женщина вызвала карту. Умная программа обозначила стоянку фларов-такси и предложила расписание поездов. Ана отмела ещё одну поездку в общественном транспорте и отправилась к лестнице вниз. На ступеньках сидели местные жители. Просторная одежда вызывающе кислотных цветов, под которой так удобно прятать оружие. Вживлённые хромированные рожки, когти и светящиеся электротату. Грубая кибернетика вместо рук или ног.

Не успела она показаться на ступеньках, как четыре пары глаз уставились на неё. Сейчас эффект обнажённого тела, создаваемый обтягивающим комбинезоном, показался Ане как никогда лишним. Мужские взгляды, словно лазерные скальпели, срезали ткань полоску за полоской.

«Думаю, я смогу их раскидать…»

Ана не была сверхуверена в своих силах. Четверо мужчин, нагло сидящих в зоне ответственности систем безопасности станции, не должны иметь проблем с законом. Но скорее всего они просто имели хорошего хакера. А стая хищников под прикрытием электронного зонтика сможет и боевого киборга порвать на части, не то что девочку-эскорт.

– Привет, красотка! – начал крысоподобный дохляк со светящимся ирокезом. – Ты заблудилась?..

И воцарилась тишина. Лица мужчин потеряли осмысленное выражение. Панки сидели и смотрели на неё, не шевелясь. Ана сделала несколько шагов, но они продолжали пялиться в одну точку за её спиной.

Только когда Ли переступила какую-то невидимую черту, панки синхронно вскочили, выстроились полукругом перед Аной и глубоко поклонились. Женщина вздрогнула от неожиданности, но начала понимать, что происходит. Она уже собиралась обогнуть несчастных, когда ей пришло сообщение:

«Благодарностей не надо, но сиськами в сенсор потряси^_^».

Чего-то такого Ли и ожидала. Мать подключила к ней одного из своих мальчиков. Маленький отдел контроля и безопасности мог решить многие проблемы. Например, проломиться сквозь защиту нейроплантов и киберпротезов противника.

«Стереотип сетевого гения и извращенца?»

«Не, у тебя сиськи крутые^_~»

Ана нашла взглядом ближайший сенсор контроля и повернулась к нему, одновременно проведя пальцем по поверхности комбинезона. Ткань расходилась, обнажая плоть. Дополнительная команда от нейропланта, и её верхние прелести подросли на размер. Она подхватила тяжёлые полушария и эротично потёрла ими друг о друга, а затем быстро запахнулась.

«Доволен?»

«O_O>_< *_*… и закурил. Такие импланты… жаль не могу поковыряться в них… королева хочет чего-то ещё? За такое зрелище могу спутник на кого-нибудь того, уронить^_^».

«Сделай мне флар и отвези домой».

«Всё, что пожелаете! :-*»

Когда Ана вышла из плохо освещённого перехода, перед ней опустилась спортивная модель летающего автомобиля. Глянцевый чёрный цвет, вытянутый узкий корпус, затонированный колпак кабины.

– Этот монстр домчит Её Королевское Величество до дома в мгновение ока, – пробасили внешние динамики.

Женщина не стала спрашивать модель флара, а просто забралась в одноместный салон и удобно устроилась в просторном кресле. Тихо загудели антигравитационные роторы. Машина давала ощущение безопасности, словно скорлупа, надёжно отрезавшая от окружающего мира.

Хакер молчал, не спрашивая нужного адреса, воздух с едва заметным свистом огибал корпус, а Ана почувствовала необычайное спокойствие. За её спиной угрожающе маячил призрак Матери, за её грудью присматривал специалист, способный превратить в охрану и оружие даже автоматического уборщика. Она жила в системе. В Семье. А значит не нужно бояться.

– Ты меня чем-то накачал? – тихо спросила Ли, с трудом разлепив губы.

– Прямое указание Матери. Успокоительное и снотворное. На операции будешь как огурчик.

Кресло было очень комфортным, и Ана не стала сопротивляться, хотя сама считала, что ей хватит химии на сегодня.

* * *

В реальный мир её вернул тонкий писк зуммера и укол в грудь. Она разлепила глаза и увидела перед собой пару тонких лапок-манипуляторов, которые вскрыли комбинезон беззастенчиво лапали обнажённые полушария.

– Ты охренел, №$₽&#№? – Ли задала вопрос, не повышая голоса. Скорее даже констатировала, а не спросила.

– Двойной тариф за перевозку и ожидание, – заявил хакер.

Манипуляторы мгновенно вернули одежду на место и убрались в приборную панель.

– Аркология второго класса «Водопады гениальности» имени придурка, придумавшего это название. Рад был помочь, а теперь покиньте угнанный флар. Руки за голову, ноги на капот, вы в невесомости, – мерзко захихикали динамики.

– Извращенец, – с чувством припечатала Ана, но выходить не торопилась.

Маленькая искорка страха, потухшая под давлением лекарств, весело вспыхнула где-то в женском сердце. Ли смотрела на знакомую посадочную площадку, висевшую над сотней метров бездны. До её квартиры одна минута ходьбы. Ана не знала, как заставить себя продержаться эту минуту.

– Если техника меня не обманывает, у тебя откат от афродизиаков, подожди секунду… вот. Вдохни глубоко, это прочистит мозги.

По салону поплыл мерзкий запах больницы, но Ана послушно вдохнула.

– Я дал тебе химии, чтобы убрать последствия другой химии, которых не было бы, обойдись мы без снотворного. Тебе надо на очистку, девочка, – очень серьёзно сказал хакер. – Но всё это потом. Выходи и иди в дом. Мы предупредили дочь, она собрала вещи. Через несколько часов начнётся махач, которого на этой планете не видели лет триста.

Ана не хотела выходить, но выбора не было. Она жила в системе, а значит не могла пойти против неё. Колпак кабины сдвинулся назад, выпуская пассажирку. Ли аккуратно выбралась на свежий воздух и против воли потянулась. Солнце грело, играя лучами в потоках воды, низвергавшихся с четырёх башен аркологии в центральное рукотворное озеро.

– Рюкзачок твой я забираю. Всё, флар уже ищут.

Чёрный монстр рванул вверх, исчезая в облаках. Ана проводила его взглядом, встряхнулась и плавной походкой пошла в сторону лифтов. Она жила во внешнем периметре южной башни, и в её двухкомнатной квартире имелись настоящие окна, а не голографические стены-имитаторы.

Маленькая пассажирская кабина быстро поднялась на пятнадцать этажей вверх. Ана прошла по изогнутому светлому коридору до своей двери и без задержек коснулась пальцами зеркальной поверхности.

– С возвращением домой! – пропела автоматика, поднимая бронированную плиту.

Ли проигнорировала её. Она вошла в квартиру и хлопнула ладонью по широкой клавише экстренного закрытия. Двести килограмм металла вернулись на место, отсекая квартиру от коридора.

– Я дома, – выдохнула женщина.

Два больших кофра с вещами заполняли собой почти всё пространство маленького холла. Чёрные и матовые, они словно поглощали свет.

«Символы перемен, №₽&$», – отрешённо подумала Ана.

– Мика?

– Я в комнате!

Из холла вело четыре двери: две комнаты, кухня и санитарный блок. Одна из дверей приоткрылась и в щёлку выглянула светлоголовая Мика:

– Ты долго! Я решила позаниматься, и мне надо закончить тренировку!

Ана секунду давила в себе гневный истеричный вопль, а затем просто кивнула. Девушка тут же скрылась у себя.

«У нас есть ещё несколько часов…»

Из комнаты Мики доносилась едва различимая музыка, и женщина не сдержалась. Воспитанница не любила, когда смотрели на её тренировки и незаконченные постановки.

За дверью царил полумрак. Единственным источником света была голограмма чопорного хореографа в древнем фраке. Цифровой призрак взмахами иллюзорного стека заставлял Мику тянуть носок и чётче ставить руки. Ана минуту смотрела на успехи девушки, чувствуя, как в сердце собирается боль.

«Через пот, кровь и слёзы к мечте…»

Ли выдохнула и толкнула дверь в свою комнату. Маленькое царство зелени, которое она лелеяла вот уже несколько десятилетий. Везде, где позволяла конструкция стен и удобство самой Аны, тянулись, свисали и вились растения. Гибкие зелёные усики лиан сетью охватывали потолок. То тут, то там на них распускались большие белые бутоны, чувствовавшие возвращение хозяйки. Сенская волокница обладала добрым и привязчивым нравом, в отличие от родственного кустика, жившего под бронестеклом. Покрытые шипами ветви Сенского кровопускателя жадно прильнули к преграде, когда Ана прошла мимо.

– Если что… о вас позаботятся, – женщина прикоснулась к мясистому листу. Тот задрожал и свернулся в трубочку. – Трусишка.

На десяти квадратных метрах жила несбывшаяся мечта об исследовании растений в составе межзвёздных экспедиций. Ана горько улыбнулась: торгуя телом, она сумела получить образование, но не смогла на спине пролезть в состав экипажа. Была согласна на любой, самый завалящийся кораблик, но ей занизили баллы. Никого не интересовали таланты трущобной крысы. А председатель комиссии оказался принципиальным сторонником однополой любви.

Разбуженные воспоминания, помноженные на жалость к себе и тяжёлый характер Аны, взорвались хаосом ярости. Женщина кидала в свободную от растений стену всё, что попадалось в руки. Каждый раз, когда взгляд цеплялся за монитор рабочей станции селекции, из души Ли поднималась новая волна ненависти к себе, принципиальному козлу, Матери, Рыцарям, клиенту, давшему себя убить.

– Я не хотела всего этого! – она обессиленно упала на кровать и разрыдалась.

Её трясло. Не об этом мечтала девочка из трущоб.

– Ана, ты всё? – Донёсся из-за двери приглушенный голос Мики.

– Да… входи.

Девушка аккуратно просочилась в комнату и замерла на пороге. Она успела переодеться, и ничего не выдавало в ней перфекционистку, стремившуюся получить титул примы танца. Мика присела рядом с Аной и сжала её ладонь.

– Всё будет хорошо, Ли. Мать вытащит нас из любой задницы.

Воспитанница никогда не обращалась к ней иначе. Только «Ли». С пяти лет, когда Ана нашла Мику в своей квартире. Талантливая девочка взломала замок часто пустующей квартиры, но попалась в дьявольские силки тетранской травы. Несколько пучков этого монстра Ане подарила Мать за особо успешный контракт. Красивые светящиеся стебли привлекали жертву, и когда та касалась их, трава охватывала её, мгновенно парализуя ядом.

На заплаканном лице женщины против воли появилась улыбка. Встреча с ребёнком была подарком Судьбы. Для обеих. Беспризорная Мика скорее всего доживала последние дни и вот-вот могла оказаться в рабстве или сразу в протеиновом баке. У Аны в тот момент наступил жесточайший кризис, и мысли о самоубийстве всё чаще приходили в её голову.

– Ли.

Женщина вернулась в реальность и посмотрела на девушку.

– Всё очень плохо?

– Всё накрывается моим вторым рабочим органом, – Ана легонько хлопнула себя по промежности. – Но мой первый рабочий орган усердно ищет пути решения проблем.

– Ты про голову или про задницу? Полушария и там, и там, оба места используются для размышлений, а чем ты там работаешь, мне не ведомо.

– Нахалка, – Ана откинулась на кровать. – Что в чемоданах?

– Как учила Мать: три смены одежды, таблетки суточных рационов на месяц, спальные мешки…

– Оружие?

– Оба пистолета и заряды. Я всё положила, я уже взрослая!

– Не возбухай. Мы можем больше никогда сюда не вернуться. Ты точно положила всё?

Мика тяжело вздохнула.

– Да, всё. Кристаллы с занятиями тоже. Не смогу тренироваться, буду изучать теорию. Хочешь, покажу запись последнего выступления?

Теперь тяжело вздохнула Ана. Только вчера она презрительно морщилась, слушая потуги солиста, а ведь дома её ждала воспитанница, желающая статуса примы.

«А ведь скоро закончится её взросление, и Мать даст команду на операции».

– Хочу.

На ладони Мики мгновенно засветился маленький проектор.

– Это танцевальный этюд на пластику, орнаментальный…, – девушка поймала вопросительный взгляд Ли и смутилась. – Смотри, в общем.

Под тихую музыку полупрозрачная фигурка Мики плавно шла вперёд, перетекая из шага в шаг. Одновременно с этим руки двигались вверх и вниз. Тягучие движения предплечий и кистей ловили музыку. Пальцы просеивали воздух. Танец превращался в попытку взлететь, оторваться от пола.

Ана следила за голографической танцовщицей и радовалась про себя, что слёзы высохли не до конца. Семья не нуждалась в примах. Они привлекали внимание, за ними пристально следили. Для теневой эскорт-структуры это было неприемлемо.

Ли ещё думала, как разрушить мечту девушки наименее болезненно, и понимала, что это невозможно. Мика жила танцем. Поэтому Ана однажды поддалась своим чувствам: два «совершенно настоящих» идентификатора, которые она купила в надежде сбежать от Семьи и увезти с собой ребёнка, хранились в комнате. Но после сделки флар барыги взорвался вместе с владельцем прямо у неё на глазах, и Ли не рискнула проверять, что стало причиной несчастья: конкуренты или недовольство Матери.

Ана нашла взглядом коллекционную шкатулку и нахмурилась.

«А что я теряю?» – она быстро подхватила вещицу с полки и вытряхнула из неё две пластиковые упаковки со стержнями идентификаторов.

В черепа Ли и Мики были вмонтированы дополнительные гнёзда для идентификаторов – незаконная операция, но сейчас она пригодилась как никогда.

– Держи.

– Это что? – удивилась девушка.

– Самый резервный вариант. Вставь во второй порт, но не активируй.

– Ли, тебя перекрывает паранойей, – улыбнулась Мика, послушно вставляя чип в точку на затылке. – Нас защищает Семья!

– А идём мы против Рыцарей! Лучше перестраховаться!

– Заботливая мамаша ты, Ли!

Ана на мгновение замерла, а затем улыбнулась.

– Естественно! У меня есть прекрасный пример для подражания!

Она не могла признаться, что слова воспитанницы, какими бы нарочито небрежными они ни были, легли бальзамом на сердце. Ана бесконечно привязалась к девочке, которую воспитывала и растила словно родную дочь, и собиралась спасти её во что бы то ни стало. От угрозы жизни. От грядущей Судьбы. От всего.

– Пойду освежусь.

Ли успела забыть, что так и не смыла с себя следы ночи. Комбинезон что-то почистил, что-то впитал, но заменить санитарный блок не мог. Одежда полетела в утилизатор. Женщина всё равно не собиралась одевать эту тряпку ещё раз.

– Я следующая, – улыбнулась Мика и подошла к куполу, под которым бесновался кровопускатель. Растение пыталось добраться до жертвы, не понимая бесполезность своих действий.

Ана зашла в крохотную комнатку санблока и остановилась в её центре. С потолка опустился мягкий рукав душевой кабины. Пространства внутри хватало, чтобы потереть себя, но не хватало чтобы нагнуться.

«Кошмар больного клаустрофобией».

Сверху и с боков ударили струи очищающего средства. Ли кружилась на месте, подняв руки и подставляя каждую часть тела под поток тёплой химии. Не прошло и минуты, как из форсунок в потолке полилась чистая горячая вода. Кабину наполнил пар. Ана любила эту часть больше всего. Словно огромное мягкое одеяло нежно обволакивало её. По интимности ощущение превосходило всех любовников и любовниц, отметившихся в долгой карьере эскорта.

Наслаждение длилось ровно девяносто одну секунду. Затем вода автоматически выключалась, заменяемая потоком горячего воздуха.

«Экономия времени и ресурсов современного гражданина», – с ухмылкой подумала Ана. – «Всего три минуты и ты чист, бодр и растрёпан».

Рукав ушёл вверх, выпуская женщину. Ана с наслаждением вытянула руки в стороны, и решила, что не будет возиться с причёской: застывшие после сушки волосы снова стали трендом сезона.

Ли вышла из санитарного блока и столкнулась с жмущейся за дверью Микой.

– Ты чего тут?

– До меня дошло, что мы собираемся сделать, – девушку потряхивало, но держалась она хорошо.

– Я с тобой, Семья с тобой, – Ана погладила светлую макушку.

Мика порывисто её обняла и быстро скользнула в санблок. Ли ласково улыбнулась.

«Надо подготовиться. Внешний вид сегодня должен быть достойным. Классическим?»

Следующие два часа ушли на выбор одежды. Утончённый вкус зрелой женщины боролся с бунтарским настроем девушки. Облегающие комбинезоны сменялись на просторные платья. Безликие голографические маски на изысканные вуали.

Умное зеркало безропотно одевало хозяев в подходящие наряды, выбирая из ассортимента магазинов аркологии.

«Ну вы, девки, даёте~_~. Хватит уже, у меня стояк в терминал врос. Получасовая готовность».

Сообщение разрушило настроение. Ана волевым решением указала на два просторных платья из натурального шёлка, взяв себе красное, а Мике белое. Девушка не стала возражать. Она сосредоточилась и нахмурилась, словно собиралась голая выйти под пулемётный огонь.

«Заказывай такси на Кристиночку ^_~ мы встретим этих обсосов».

Ана активировала рабочий идентификатор и сконцентрировала взгляд на иконке карты в своём нейроинтерфейсе.

– Флар до космопорта.

Через десяток секунд электроника подобрала свободное автоматическое такси. Дрон с одеждой отставал от него на тридцать четыре секунды.

– Не бойся, – Ана обняла Мику и прижала к груди. – Даже если весь мир будет против нас, мы выстоим.

Воспитанница молча обняла Ли в ответ.

Флар ждал их ещё пятнадцать минут. Они придирчиво примеряли свежепошитые платья, порывались заказать новые, оттягивая момент выхода.

– Перед смертью не надышишься, – буркнула Мика, приказывая кофрам следовать за хозяйками.

Коридоры пустовали. Мир словно провожал их на последнюю битву, а Ана выбирала билеты. Общая зона космопорта всегда наводнена людьми, Рыцарей там не узнать. Для прохода в пассажирскую и грузовую зоны надо иметь документ.

«Тетра, Тетра, Тетра… все летят на Тетру. И мы полетим».

Ана выбрала пару пустых билетов, позволявших сесть на любой корабль, двигавшийся в нужную точку. Значительная переплата меркла перед гибкостью этого варианта, потому что опоздавшего пассажира возвращали в общую зону.

«Кто знает, сколько мы там пробудем?»

Женщина на автомате села в флар, походя отметив, что он большой и оранжевый. Кофры с грохотом вкатились в багажник сами. Мика не стала отвлекать её на всякие мелочи. Девушка лишь сжала пальцы воспитательницы, не позволяя себе большего проявления нервозности.

Полёт занял почти час. Ана болтала с Микой об успехах в тренировках и новых движениях, отвлекая от раздумий о предстоящем. Мать не отличалась особой щепетильностью и могла протащить в космопорт всё, что угодно, вплоть до штурмовых танков. Слова хакера о махаче даже немножко преуменьшали масштабы грядущего. Семья умела возвращать удар.

Ли выглянула в окно. Слева под фларом проплывало бетонполимерное поле. Из его центра поднимались купола терминалов космопорта, окружённые стартовыми шахтами. Такси заложило вираж, следуя одному ему известным маршрутом.

«Девушки, вас будут ждать в ВИП-зале семнадцать грузового терминала. Не опаздывайте ^_^»

Ана переслала сообщение Мике и изменила точку назначения. Летающая машина недовольно пискнула, накинула сотню кредитов в счёт и круто повернула.

«Разумный выбор… в грузовом терминале почти нет посторонних и праздношатающихся».

А ещё там почти не было кораблей на Тетру. Оставались последние три грузовика, два из которых взлетали через несколько минут. Ана почувствовала дрожь в руках. Посадка флара и первые минуты в терминале прошли мимо её сознания. Она кому-то улыбалась, поддакивала Мике, каждую секунду ожидая начала бойни.

В просторных коридорах, расчерченных транспортной разметкой, было очень много роботов. Грузовые платформы, сервис-дроиды, погрузчики. Живая фантазия женщины легко превращала их в обезумевшие машины-убийцы.

Внезапно ожил чат. Пришло сообщение от Матери.

«Ана, Дочь моя, я рада, что ты откликнулась на призыв Семьи».

Ли не торопилась отвечать. Они с Микой вышли в просторный круглый зал. Карта нейроинтерфейса, приведшая их сюда, подсветила серые прямоугольники дверей на фоне белых стен.

ПАССАЖИРСКИЙ ВЫХОД К СТАРТОВОЙ ШАХТЕ Г1-12

ЗАЛ ОЖИДАНИЯ ПОВЫШЕННОЙ КОМФОРТНОСТИ Г1-17

СЕРВИСНЫЙ ТОННЕЛЬ Г1-132. ТОЛЬКО ДЛЯ ПЕРСОНАЛА

Купол зала поддерживали десять прямоугольных колонн. Под потолком между ними металась голографическая реклама конфет-белья-нейрочипов. Ана осмотрелась, но в помещении не было ни души, только пара киберпауков возились с проводкой в тени массивного информационного терминала.

– Странно, что никого нет…

– Видимо все, кому нужно, погрузились, – ответила Мика. – Давай пойдём куда-нибудь уже. А то стоим как мишени в тире.

И они пошли. Ана позволила вести себя, поглощённая покупкой второй пары билетов.

«На всякий случай!» – убеждала себя она и не верила в собственные слова. С каждым шагом её желание сбежать трансформировалось в намерение.

Обострившийся от напряжения слух женщины вычленил в общем гуле терминала топот шагов. Неожиданное открытие заставило Ли остановиться и обернуться. По коридору, из которого вышли спутницы, бежали вооружённые люди: кто-то в серой форме рабочих, но большинство в чёрных плащах и глухих шлемах. Обслуживающие терминал дроиды валялись на полу или безжизненно уткнулись в стены.

В воздухе затрещали энергетические разряды. Тонкие голубые лучи полосовали колонны, оставляя после себя чёрные пятна подпалин. Мика дёрнула Ану за руку, пытаясь увлечь в сторону ВИП-зала. Ли успела сделать лишь несколько шагов, когда одна из очередей отсекла ей левую ногу ниже колена.

– Что?.. – Мика обернулась, когда женщина отпустила её и повалилась на пол.

Псевдоплоть протеза пузырилась, а срез, пересекавший голень по диагонали, дымился и светился раскалённым металлом. Девушка бросилась на колени перед Аной.

Вторая группа Рыцарей появилась из сервисного тоннеля. Они начали стрелять ещё до того, как толстые створки дверей полностью разошлись в стороны. Беспорядочный перекрёстный огонь пятнал колонны.

– Спрячься за чем-нибудь! – Ана благодарила Судьбу, что отрезанная нога искусственная. Была бы настоящей, она не смогла бы вынести шок от подобной ампутации.

На глаза Мики навернулись слёзы. Девушка вцепилась в руку Ли и потащила её за колонну. Ана не стала спорить, помогая воспитаннице оставшимися конечностями. Бетонный столб стоял непоколебимо под интенсивным огнём.

ПАССАЖИРСКИЙ ВЫХОД К СТАРТОВОЙ ШАХТЕ Г1-12

– &₽$№&! – не сдержалась Ана.

Они сидели напротив закрытой двери. Ли бросила взгляд на вход в ВИП-зал: покорёженные створки дымились огромными дырами с оплавленными краями, и залпы Рыцарей продолжали их кромсать.

Ответ Семьи не заставил себя долго ждать. Из-под потолка раздались взрывы. Ана подумала, что на них рушится потолок. Она прижала Мику к себе. Взрывы продолжали грохотать, им вторили вопли боли. Двери ВИП-зала выбило наружу, и в проём вышли два забронированных монстра. Массивные чёрные доспехи и огнемёты в руках. Над плечами у них гавкали скорострельные пушки.

«Девки, метнулись в дверь!»

Мощные створки, закрывавшие проход к стартовой шахте, раздвинулись на полметра.

«Пошли, пошли!»

Ана не стала спрашивать хакера, как она метнётся. Мика подхватила её под руку и поволокла в указанную сторону. Позади них бушевала битва. Ли не понимала, кто в кого стреляет, и на чью сторону склоняются весы Победы, но сейчас её это не волновало.

Мика помогла ей протиснуться между створок и аккуратно прислонила к стене. Двери за их спинами сомкнулись, отрезая безумие битвы.

«Идентификаторы извлечь, сидеть тихо, не отсвечивать. Вас позовут!»

«Спасибо, извращуга, ты спас нас», – подумала Ана.

Взрывозащитная дверь поглощала звуки, но по полу раз за разом проходили мощные вибрации.

– Там долго?.. – вытолкнула из себя Мика, лязгая зубами.

Ли обняла её.

– Тише, тише. Для нас всё закончилось. Дай мне свой идентификатор.

Девушка ткнула пальцем в висок, и из заглушки нейропланта выдвинулся тонкий стержень чипа. Ана забрала его, затем достала свой. Перед глазами текли минуты до старта корабля к Тетре.

Эскорт «Кристина» не смогла бы покинуть планету по понятным причинам, экзоботаника Ану Ли в планетарных реестрах внесли в стоп-лист на доступ даже в здания космопортов. Но Маргарита Фон была чиста как дистиллированная вода.

– Активируй второй идентификатор.

Мика замерла на секунду.

– И кто такая Изабелла Фон?

– Падчерица Маргариты Фон.

– Ли?.. – неуверенно начала девушка.

– Я не хочу тебе своей судьбы. Семье не нужна прима. Семье нужна ещё одна Кристиночка, – без экивоков рубанула Ана. – И этого не будет. Мы увольняемся. Дави, а то у меня дефицит ног.

– Но…

– Ты хочешь быть примой? Ты будешь ею!

Ана Ли и Мика Штейн хрустнули под каблуком Изабеллы Фон. Но не раньше того, как Марго убедилась, что банковские счета новых личностей полны, а билеты привязаны к идентификаторам.

Маргарита Фон подцепила падчерицу под руку и потащила дальше по коридору.

– Нас ждёт корабль.

Изабелла молчала почти до самого шлюза. И только когда их встретил бородатый капитан, очень тихо пробормотала:

– Спасибо.

* * *

– Молодой человек, надеюсь, мне не надо объяснять, что именно произойдёт с вашей жизнью, если ваши пассажиры не прибудут на Тетру?

Пилот транспортника с ужасом смотрел в красный глаз позвонившего и не мог подобрать слова.

– Молодой человек, вам задали вопрос. И как отец этой парочки, я смело заявляю, что если вы их тронете хотя бы в мыслях, я сожгу вашу бороду, а потом возьму вот эту гравировальную машинку, сниму с вас скальп и вырежу на вашем черепе матерное слово. Возможно, слово будет на внутренней поверхности черепа.

* * *

Одинокая камера на вышке наблюдения космопорта бесшумно поворачивалась на шарнире, провожая сигарообразную тушу космического корабля. Если бы у Матери имелись человеческие чувства, она бы сказала, что гордится Дочерьми. Сентиментальность и привязанность не были присущи идеальному программированию Матери, но хорошо выполненная работа вызывала удовлетворение. 

2053
19:18
+3
Маргарита Фон подцепила падчерицу под руку и потащила дальше по коридору.

Да что там «протащила»? Изящно продефелировала с отрезанной ногой.

Сюжет прост, мотивы героев понятны. Ана подготовлена ко всему. Только подходящего случая ей и не хватало.
Читать не скучно: героиню быстро помещают в критическую ситуацию. Читать легко.
Хакер неплохо дополнил картинку пошлыми шуточками.
Всего в меру.
20:08
+2
С языка сняла) еще есть косяки с повторами, но читается действительно легко. Начиналось, как намек на легкое порево, однако все в рамках (тема груди раскрыта дважды:)))))
вообще интересна сама задумка. Как сказала бы принцесса Лея: «не мы легко сбежали, а нас отпустили!»
Приятно читать киберфантастику, спасибо:)
Валентина
16:48
Здравствуйте!
Не скажу что восхищена. Читала долго, даже надоело. Наверное, просто не в моем вкусе. Нет новизны. Ставлю четыре.
Денис
04:26
+1
А в чем тогда смысл вашего комментария? «Понравилось/не понравилось». Да и вообще, это конкурсная работа, которая будет оцениваться другими авторами. В чем смысл ваших оценок? Они в расчет не пойдут. Вы, случайно, не учитель на пенсии?)) Или просто считаете свое мнение архиважным, даже при отсутствии конкретики?
Валентина
09:58
-1
Уважаемый, Денис!
Я высказала всего лишь свое мнение. Если у Вас другое, выскажите его относительно рассказа.
Автора обидеть не хотела, а вас видно задела. Извините.
Денис
10:34
+1
Комментарии тут абсолютно никакого значения не имеют. И я, раз уж вы «имеет право», пишу по той же причине вам — имею право) И не по поводу рассказа, а по поводу вашего маниакального желания вставить свои пять копеек даже тогда, когда сказать по сути нечего. Вы против?)
Написан хорошо, увлекательно. Читается легко. Образы и атмосфера на высоте.
Герои правдивы, им веришь.
Логика есть, противоречий по сюжету не наблюдается.

Но, как читателя рассказ меня оставил равнодушной.
Комментарий удален
22:43
Вообще-то, конкурс анонимный. Авторов раскрывать нельзя.
22:44
Простите, вы как-будто издеваетесь. Запрещено раскрывать анонимность, запрещено раскрывать, из какой вы группы и какой рассказ ваш
11:58
Опс… извините! (Не люблю читать текст с мелкими буквами)))
20:07
+3
КРИТИЧЕСКО-КУРИЛОЧНЫЙ ЭСКОРТ
В названии меня ждала мечта, но помечтать так и не удалось.
По традиции, начну с минусов.

1. Корявый язык. Корявый не криминально, но на месте автора я бы все-таки постаралась избегать причастий и деепричастий. Особенно в самом начале рассказа. Через них очень тяжело продираться. В итоге рассказ потихоньку превращается в мучение вместо удовольствия.

2. Пока персонажи сидят и треплются в ресторане, действие стоит. Ну вот лично мне это не интересно. Я должна наблюдать за малоинтересными людьми, о которых ровным счетом ничего не знаю. Если бы мне заранее было известно, например, что киборгша — спецагент и от этого разговора зависит либо ее жизнь, либо судьбы мира, и я бы уже была с ней хоть немного знакома — да, это меня вдохновило бы больше. Мне что-то говорит, что рассказ на 1 а.л. должен начинаться СРАЗУ. Сразу с чего-нибудь более интересного. Чтоб было понятно, ради чего его вообще читать.

3. Ляпы (или то, что похоже на ляпы):

Несколько пучков этого монстра Ане подарила Мать за особо успешный контракт - бесполезнее подарка не придумаешь.

Не возбухай - ??? crazy

Девушка вцепилась в руку Ли и потащила её за колонну. Ана не стала спорить, помогая воспитаннице оставшимися конечностями. Бетонный столб стоял непоколебимо под интенсивным огнём. - клише: пока мы бежим в укрытие, никого из нас даже не зацепит, но стоит спрятаться за надежной стеной, тогда начинается интенсивный огонь. Причем, в пустом зале )) Ну вот какого хрена надо стрелять в пустом помещении? Понятно, злодеи знают, что где-то здесь глав герои в засаду залегли.

4. Мутный финал. Вот как хотите, но не уловила я, чем закончилось. План героини сбежать также входит в планы матери? Или отца? И сбежала она в итоге или нет?

5. Лично для меня сколько-нибудь интересной идеи тут нет. Перед нами просто жизненные обстоятельства кибер шлюхи в конкретный момент времени и чья-то там подковерная возня. Но это не то, что способно удивить лично меня и надолго застрять в памяти. Помню, на прошлой НФ было нечто подобное, как будто похожий текст. Если это тот же автор, то, несомненно, он вырос. Но все же декорации к рассказу в виде как угодно продуманного мира и идея — немного разные вещи. И меня не особо восхищает, когда одно подменяется другим.

Плюсы:

1. Продуманный мир. Мир киборгов, гигаполисов, могущественных корпораций и технических достижений. Если вы такое любите, вам сюда.

2. Секс, драки, слежка, лирические моменты, грамотная конструкция сюжета (не считая провисания в начале) — все вместе это неплохо смотрится. Если вас не волнуют вышеперечисленные минусы, то скучать вам точно не придется

Вывод:
Пользуйтесь только проверенными имплантами.
20:16
+2
Не возбухай — ???

Не возмущайся, не спорь, не эскалируй… Как-то так. Вроде, обычное выражение)
21:22
Я впервые слышу
23:53
есть такое, ага. жаргонное словечко
Эдель
20:32
Рассказ интересный, не часто доводилось читать истории проституток. Не понравились несоразмерные части текста, начало ооочень длинное и медлительное, а концовка наоборот коротенькая и кажется, что в нее влезло не все, что нужно бы. Язык неплохой, картинка вырисовывается ярко и четко, радует продуманная вселенная и атмосфера. Может кто-то не видит идею, но мне она вполне ясна: и шлюхи тоже люди, они также мечтают, страдают, боятся и надеются на лучшую жизнь, даже несмотря на то, что жизнь их — сплошная грязь. Спасибо, автор.
Мария
22:20
Определённо один из моих фаворитов в группе, не смогла пройти мимо и пишу отзыв по горячим следам. Вкусный продуманный мир, чем-то напомнило фильмы «Потрошители», «Искусственный разум» и «Рипо. Генетическая опера» атмосферой и людьми-киборгами-модификантами. Только если в «Рипо» герои зачастую шли на модификации ради модификаций, то для героини «Эксорта» это профессиональная необходимость. Ей нужно быть и внешне привлекательной и физически выносливой. Не буду вдаваться с детали, что и как она умеет, и какие у неё встроенные гаджеты, но это очень круто.

Характер Аны Ли тоже заслуживает внимания, но тут-то автор и попался! Мужчину видно хорошо, и пусть вас не смущают мастерские красочные описания одежды, материала и ощущений, которые создают трёхмерную картинку, то мужскую руку заметно именно в характере персонажа. Только парень мог описать такую идеальную с мужской точки зрения даму. Действительно, «Эскорт мечты». Холодна, умна, рассудительна, сексуальна. Это сильная героиня, роль который не ограничится в раздвигании ног перед разношёрстной клиентурой. В критический момент Ана Ли покажет не просто коготки, а титановые кастеты. Не буду спойлерить. Рассказ рекомендую: в нём много-много всего: мечты о реализации себя, чувство гордости собственного достоинства. Тут даже нашлось место экшену и семейным ценностям. Да-да, это крутой киберпанковый коктейль, отдающий привкусом металла на кончике языке. Кровь, шлюхи и рок’н’ролл.
15:23
-1
Язык – читабелен. Сюжет есть, хоть и предсказуемый. Героиня – прямо клише какое-то, благородной шлюхи с тяжелой судьбой. И у ГГ обязательно есть чистая-невинная подопечная, которую нужно защищать.
Смысла – нет. Новизны – нет.
Остается один вопрос, зачем такое читать, когда есть порнохаб?
23:27
Зачем вообще читать, когда есть порнохаб?
23:58
+2
А если драйвера на видеокарте устарели? Чем себя занять во время переустановки?
00:19
+2
Воображением… и руками.
00:21
+3
Оригами? Настолки? Теряюсь в догадках…
01:13
+3
Ещё можно рисовать и лепить из пластилина smile
09:18
Если человек задается таким вопросом, то ему, видимо, незачем.
10:21
+2
Если человек после невинной шутки переходит на личности, то, видимо, с чувством юмора у него баааааальшая бида.
11:26
+2
О, с детства не рисовала пластилином! ok
14:53
Если человек не видит разницы между хамством и шуткой, то с чем у него тогда беда? И да, где у меня переход на личности в предыдущем комментарии? Кактус, что же вы все принимаете на свой счет да к тому же так болезненно?
15:12
Если человек не видит разницы между хамством и шуткой, то с чем у него тогда беда?

Не знаю pardon
У меня таких проблем нет.
И да, где у меня переход на личности в предыдущем комментарии? 

Я поясню, чтобы вы поняли. Сначала восстановим цепочку событий: мною был публично задан вопрос:
Зачем вообще читать, когда есть порнохаб?

В нём нет отсылок на какой-либо субъект.
В вашем ответе:
Если человек задается таким вопросом, то ему, видимо, незачем.

Ссылка на субъект («человек») присутствует. То есть либо вы ссылаетесь на субъект из предыдущего (моего) высказывания (а его там нет), либо ссылаетесь на автора комментария (на меня). Хотя ещё вы, конечно, можете не считать меня за человека.
09:23
Женская логика такая логика. Принципиальной разницы между обращением к кому-то и наличием в обращении упоминания человека как такого нет. См. свой пункт 4., примените к пункту 3, еще раз см. № 1 и 2.
Вначале обида на симметричный ответ, а потом еще оправдания, как у детяти в детсаду.
11:51
+1
Ваще разбор был сделан на базе объектно ориентированного программирования оО. И я из тех самых странных людей из интернета, которых обидеть невозможно.
09:14
+1
Интересная позиция:) Новизны нет, соглашусь, автор не дотянул, хотя я вижу попытки на оригинальность развязки:).
Но не совсем понимаю, при чем здесь порнохаб? мы же не эротику с порно прочли, а вполне себе достойную киберфантастику (почти киберпанк). А то что тема сисек раскрыта — это один из элементов того же киберпанка. Обратитесь хоть к Нейроманту: тот же уровень описания секса, даже более яркий (опять же автору до Гибсона еще скакать и скакать:)
и опять же, почему нет смысла?
09:57
-1
Чак Паланик в Кишках тоже был более откровенен. И что?

Замысловатое описание коитуса есть? Отсылки к предыдущим коитусам есть? Постоянные намеки на сексуальность ГГ есть? Так что это если не эротика-легкое порно? Вполне себе возбуждающее бабское чтиво, только в непривычной обертке.

А какой смысл видите вы? Я вижу, что автор старательно лепит из шлюхи некое благородство. Но это софизм. Благородства в шлюхах нет. В тексте есть парочка прописных истин, типа стремись к мечте, но это же произведение для взрослых, а не детская сказка, так что тоже не засчитано.
10:24
Так вроде и не Паланика читаем? Или он много киберпанка написал?
10:52
+1
Паланик не предмет местного обсуждения:) да и текст рассказа до его полотен сильно не дотягивает и откровенностью в том числе. Описание коитуса? три абзаца, я специально перечитал. И они настолько непрямые, что даже смешно сравнивать их с простынями похабщины, которые свойственны соответствующей литературе:)

Благородством (если по определению Википедии) в тексте даже относительно не пахнет. Я вижу в героине надлом. Она опустившийся человек, у которого отняли мечту. Слабовольная она оказалась, помимо того, что распутная. Однако! Она вполне себе осознанно рискует, чтобы уберечь от своей судьбы воспитанницу. И как я уже говорил выше это не ново. А прописную истину про «не разрушай чужую мечту» что вы скажете? Присутствует?
14:50
+1
Прописная истина про «не разрушай чужую мечту» есть, но реализована коряво, ведь не будь столь эпичного замеса, рискнула бы ГГ своим благополучием ради подопечной, ведь по ходу рассказа она готовит ее к работе в эскорте? Как вы считаете? Реальные шлюхи, в большинстве своем не то, что мечты разрушают, жизни своим детям ломают. Где граница похабщины? А почему у вас такой интерес к этому рассказу?
13:04
+5
Мужчина скупо улыбнулся, приподнимая высокий фужер. Предупредительный слуга тут же наполнил его ярко-зелёным игристым вином.
Моветон наливать вино в поднятый фужер.
Слугу расстрелять. Хозяин не должен показывать, что фужер пуст. Слуга должен это видеть сам.
– Восхитительное место, – также скупо улыбнулась она, одновременно откидываясь на спинку стула и поднимая свой пузатый, широкий бокал.
Второго слугу тоже расстрелять.
Второй слуга чуть подался вперёд. В его руках играла гранями бутылка настоящего имперского коньяка.
Коньяк в широкий и пузатый бокал?
В широкий и пузатый бокал только вино! Красное!!!
Белое сухое вино в узкий и длинный фужер.
«Им бы космические корабли заправлять», – подумала Ана,
Но что уж так-то? Коньяк напиток благородный…
Пить этот дистиллят она не хотела, но настроение женщины
Написав это слово "дистиллят" автор наверное хотел показать, что разбирается в самогоноварении.
Но коньяк не дистиллят. Водка да, самогон, джин обязательно. Но коньяк-то? перебор.
– «Ужинать» предполагает накачивание наркотиками? – с придыханием спросила Ана.
А когда они успели-то?
Если во время повествования с героями что-то происходит, желательно чтобы это происходило на глазах читателя, а не в голове автора.
Когда они принимали наркотики, я как читатель не видел, и не могу свидетельствовать, что это произошло на самом деле.
С придыханием:
С придыханием вообще-то это несколько другой смысл чем тот, что вложил в эти слова автор.
– Весь зал? – удивился мужчина. – Что ж… дорогая, пойдём. Некая одинокая персона желает слушать солиста в одиночку. Крайний тост, на брудершафт и до дна.
Они могут закрыться какой-то там не видимой и не слышимой шторкой. Раз.
Два, за то, что тебя попросили из зала в середине ужина, вообще-то полагается охрененная компенсация за испорченный вечер.
Да уж…
а Ли словно дешёвая проститутка заливисто смеялась и томно вздыхала.
Ну вообще-то странная фраза — а чем дешевая проститутка отличается от валютной?
Только одеждой, ценой, и местом где её трахают.
Ана быстро смешалась с прохожими и направилась к станции маглева.
Новые слова "маглева" конечно супрское изобретение.
Но хотелось чтобы и читателя не держали за болвана в польском преферансе — придумали слово, придумайте как преподнести читателю обоснуй этого слова.
Неуловимая Кристина была гражданкой первого класса,
А это еще кто?
Ана нашла взглядом ближайший сенсор контроля и повернулась к нему, одновременно проведя пальцем по поверхности комбинезона. Ткань расходилась, обнажая плоть.



Рассказ конечно читается.
Но…
Слуги в ресторане?
Зачем убивать клиента, если им нужна Мать?
Проще накачать проститутку (чем они их там накачивают), по вешать на неё жучок и проследить до базы не вызывая никаких подозрений.
Кто разговаривал с капитаном звездолета в предпоследнем абзаце?
Если она проститутка, зачем откладывать эту информацию чуть ли не до финала?
А почему у него фужер, а у неё бокал?
Кто такая Кристина?
В чем заключался конфликт?
Куда дели финал?
Про остальное уже есть в других комментариях.
Не айс…
Нормальный рассказ, но несколько затянутый. После убийства клиента и разговора с матерью читать стало скучно из-за лишних описаний. На треть точно можно сократить. Сцены выбора платьев, блуждания в терминалах, да даже всю линию с хакером (как он её спасал от гопников, как он пялился на сиськи и пр) — всё это можно смело выкидывать, и отряд не заметит потери бойца.
Понравился продуманный мир. Понравилась линия Гг, её мотивы, история. Не понравилась сцена перестрелки, т.к. я ничего не поняла, кто куда и в кого стрелял.
Остались непонятки:
1. Кто такой отец? Как я поняла, мать — это нереальный человек, а программа, или нет? За программой всё равно должен кто-то стоять, человек или организация. Допустим, отец — глава компании. Зачем ему спасать их? Непонятно. В том смысле: как можно понять мотивы того, о ком ты, как читатель, не имеешь представления.
2. Кто такие рыцари и за кем они охотились?
В общем, считаю, на этом материале, если доработать рассказ, будет очень хорошо. Удачи!
22:15
куча косяков
скучно, вторично, блекло, как смытый с утопленницы грим
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Book24

Запишитесь на дуэль!