Светлана Ледовская №1

Инфекция бесконечности

Инфекция бесконечности
Работа № 573

- Значит, вот как рушатся самые большие в жизни авантюры и мечты! Их губит качка! - произнёс солидный мужчина в туалетной комнате номер 407.

Вслед за этой фразой последовал полный досады смех, он отразился от хромированных стен, несколько раз облетел кабинку и лёг на лицо мужчины угрюмой гримасой. Несколько минут страдалец стоял, покачиваясь, наконец, почувствовав устойчивость в ногах, он выпрямился и начал поправлять воротник своей красной рубашки. Автоматизированная система Аuditor+ в тоже мгновение выставила перед несчастным зеркало.

- Ну, спасибо, помощничек! Моя бледная физиономия — это именно то, что я хотел бы видеть сейчас!

В зеркале отражался мужчина среднего роста, с тёмными волосами средней длины. Они росли неравномерно, видимо, он решил отращивать их совсем недавно. Несомненно, пассажир намеренно не подстригал их для создания небрежности в своём образе. На это же решение намекали и подкатанные рукава рубашки, и щетина. Ему хотелось, чтобы прохожие замечали его разгильдяйство и причисляли его к кочевникам и авантюристом, что мотаются по станциям в поисках наживы и ярких ощущений. И его можно понять, авантюристы Дейтроха и Нивасы одним своим видом заставляют девушек краснеть, что уже говорить про взгляды или краткий разговор. В общем, история невероятно заезженная, но и невероятно жизненная - женщины любят хулиганов. Да и мужчины смотрят им вслед восхищенно, хоть и по другой причине – от них веет свободой, смелостью и настоящими приключениями, о которых, давайте сознаемся честно – мечтают все!

Но, возвращаясь к нашему страдальцу, заметим, что как он не старался, идеально выглаженные брюки, ровная осанка, белые зубы, коротко подстриженные ногти, собранность и точность действий показывали, что этот человека иного сорта. На вид ему было около пятидесяти, это подчёркивала и лёгкая проседь, и выразительные морщинки возле его зелёных глаз, видимо пассажир любит улыбаться. Хотя, в наше время, что такое возраст «на вид»? После того, как был открыт способ продления жизни телокоидов (защитных концов хромосом) и была создана система гормональной поддержки организма - мало кто теперь может точно определить возраст прохожего.

Это было и великим открытием, и тотальной истерией! Половина населения планеты бежала в лабораторию для получения фермента против старения, вторая яро доказывала, что это конец для цивилизации. Ошибались и те, и другие. Для желающих жить вечно откровением оказалось, что терапия продлевает молодость лишь на 30 лет, а потом процесс «Консервирования» (так писали о нём в газетах) прекращается, и организм вновь продолжает стареть. А поскольку применение фермента возможно было лишь единожды, был всего один шанс и именно для него нужно было выбрать нужный момент. Это повлекло за собой расцвет «индустрии старости» или правильнее сказать «молодости», например, стало модно дарить на 30-летие курс консервирующей терапии. Возникло несколько институтов старости, популярность приобрели центры по планированию старости и омоложения.

Конечно же, несмотря на все эти услуги, и помощь специалистов, и жесткие предупреждения ученых, всё же находились те, кто решался использовать вакцину второй раз. Такой весьма экстравагантной дамой была Елена Федорина. «Буду я ещё кого-то слушать!», - пожалуй, именно с этих слов началось её путешествие на первые полосы всех мировых газет. Повторное применение фермента вызвало у неё мутацию некоторых клеток, и они приобрели тотипатентность (способность быть любым типом клетки). По иронии судьбы клетки правой стороны тела решили, что одной Елены Федориной мало, и начали формировать комплекс осевых органов, делиться, создавая нового человека. Сейчас дамочка находится под наблюдением… Ах, выдержит ли мир двух Елен Федориных!?

Компрометируя оппозиционеров, к гибели цивилизации открытие тоже не привело, просто сроки жизни сдвинулись: обучение и выплата кредитов теперь были продлены на больший период. Вот и вся трагедия!

Мужчина уже полностью пришёл в себя. «Единственное, что мне сейчас поможет, это табак», - произнёс он вслух и начал простукивать карманы в поисках пачки. Он сказал: «Табак»? Что же, теперь мы точно можем сказать, что пассажиру больше восьмидесяти лет, большая часть населения уже перешла на синтетические фильтры и эссенции, и только старички оставались верны сигаретам. Мужчина нашел зажигалку, искры задели папиросу, пассажир расслабился и с облегчением втянул в себя заветный дымок. В ту же секунду Аuditor+ то ли почувствовав запах дыма, то ли поняв, что клиент сейчас наиболее беззащитен, врубил сирену и брызнул в лицо мужчины пеной огнетушителя.

В бессильной злобе он несколько минут неподвижно стоял посреди кабинки, плотно зажав сигарету в зубах, в это время Аuditor + старательно читал заложенную в нём программу:

- Приоритетными задачами нашей компании является обеспечение комфорта и безопасности всех пассажиров корабля «Earth andsun». Наша компания уже несколько столетий осуществляет передвижение более чем по пяти тысячам маршрутов, но, как и в самом начале нашего пути, нам интересно знать мнение наших клиентов. Оцените обслуживание от 1 до 10.

- Ноль, - неразборчиво выдавил из себя пассажир. Сигарета, отчаяние и толстый слой пены мешали мужчине говорить.

- Будьте добры, повторите ваш выбор, – вежливо переспросила кабинка.

- Ноль, ноль! - он резким движением стряхнул всю пену с лица и швырнул испорченную сигарету прямо на пол рядом с интерактивным мусорным баком.

- К сожалению, программа не распознала вашего ответа, что вы думаете о поездке на нашем корабле, - без всяких эмоций переспросила Аuditor +.

- Что я думаю? Надо было послушать свою жену и оставаться дома, вот, что я думаю! - после этих слов пассажир усмехнулся и покинул комнату номер 407. Он шёл по коридору, вытирая с лица остатки пены и проклиная всё. - Чёрт бы побрал эти нанотехнологии! Я всё равно покурю! Дядя Женя так просто не сдаётся…

***

- Эй, парень, помоги мне! – хрипящим от натуги голосом произнёс мужчина. Он держал в руках лист железа, видимо от стены коридора и пристально вглядывался в зияющую дыру.

- Вы мне? - спросил молодой человек, проходящий мимо.

- Нет, аклозианки, конечно, не в моём вкусе, но не настолько, чтобы называть их парнями, – произнёс бледный, растрёпанный пассажир в красной рубашке.

- Дамы! – И он ослепительно улыбнулся двум бледным девушкам с длинными руками, которые проходили мимо, разговаривая о чём-то на своём шипящем странном языке. К удивлению молодого пассажира, девушки не оскорбились, а лишь немного смутились и начали хихикать своим гортанным смехом.

- Они, что не поняли вас? - удивился парень

На вид ему было около 25. Он только закончил юридическую академию и отправился на своё первое дело. Понять это было очень просто, его выдавал золотой значок академии, который сиял у него на груди. Все выпускники престижных вузов имеют привычку носить эмблему своего факультета первые годы. Пассажир крепко прижимал папку с документами, опасаясь этого бледного человека, а значит, там лежало, что-то важное, никто не стал бы так беспокоиться за свою зубную щётку.

- Про аклозианцев надо знать всего две вещи, первое, что они не любят учить чужие языки, а второе, что всё сказанное с улыбкой они воспринимают, как комплимент, - мужчина протараторил это как бы невзначай и вернулся к своей просьбе. – Так, парень, смотри, сейчас я приподниму эту заслонку, ты просунешь туда этот кусок железа. Им как рычагом поднимешь занавес, а остальное дело уже за мной.

- А зачем это? – сдержанно спросил молодой человек.

- Чтобы спасти жизнь человеку! Он оказался в безвыходном положении, и мы единственные кто может ему помочь! - многозначительно произнёс мужчина и слегка прикрыл глаза, дополнительный драматизм ситуации придало и ритмичное покачивание головы из стороны в сторону.

- Это другое дело, тогда мы конечно, мы должны помочь! – засуетился юрист.

- Ну, вот и прекрасно!

Мужчина уже начал приподнимать тяжёлый железный занавес, и как только появился зазор, парень оперативно просунул туда рычаг и со всей силы надавил. Увидев спасительный туннель вентиляции, мужчина тут же присел на корточки поджёг сигарету и начал выпускать дым в вентиляционную шахту.

- Что! Сигарета! И ради этого вы разворотили полкорабля? - возмутился молодой пассажир, но продолжал жать на рычаг.

- Милый мой, все объяснения потом, мне осталось совсем чуть-чуть...

Как только папироса догорела, мужчина одобрительно кивнул головой и закинул сигарету в стакан с водой. Тут же раздался грохот упавшей заслонки, пассажир подхватил кусок железа из рук парня, приложил к стенке и подпёр его коленом, затем быстро встряхнул баллончик с жидкой сваркой и разбрызгал содержимое по краям листа. От бывалой пробоины не осталось и следа.

- Что же, друг мой, операция прошла успешно, пациент определённо будет жить,– лицо пассажира и правда приобрело цвет.

- Извините, но что всё это значит? – с раздражением спросил молодой человек. Он был представителем закона и не мог позволить происходить такому бесчинству.

- Я, Евгений Александрович, к слову, приятно познакомиться, - нарушитель летного режима, как ни в чем ни бывало, протянул руку своему сообщнику и мило улыбнулся. Молодой человек машинально протянул руку навстречу.

- Дело в том, что на этом корабле совершенная противопожарная система, потому покурить здесь просто невозможно, а до ближайшей станции 12 часов пути. Знал бы ты, чем меня сегодня только не поливало, продувало и охлаждало, но я-таки обманул её, Сёма! Обманул с твоей помощью! – светящийся от счастья Евгений Александрович указал на выбившийся край рубашки, где было вышито имя юриста.

- Но почему она сейчас не сработала, Аuditor+ должна была решить, что это возгорание двигателя! Сейчас начнётся эвакуация! - наконец опомнившись, произнёс парень.

- Успокойся! Это вентиляция кухни, а на кухне часто что-то подгорает, и такое количество дыма программу не тревожит, - мужчина был счастлив, что ему удалось обмануть непокорную систему, поэтому его глаза буквально светились, он даже забыл про качку.

- А мы, кстати, слажено работали! Я бы взял тебя в свои ассистенты! - мужчина широко улыбнулся, наклонился в сторону парня и похлопал по плечу.

Тот в свою очередь, приподнял вверх нос и произнёс:

- Я никогда не буду грабить честных людей!

- А нечестных будешь? – внезапно посерьезнев, спросил мужчина.

Молодой пассажир уставился на него не мигая, видимо, вслед за программой корабля Евгению удалось сбить и программу юриста.

- Сёма, расслабься, я не авантюрист, а врач… И не быть мне станционной легендой, - уже с печалью произнёс Евгений Александрович. Он поднял руки, потянулся, собрал надоевшие волосы в хвостик и сказал:

- Пошли, Сёма, с меня кофе!

Молодой пассажир всё ещё находился в ступоре, потому Евгений Александрович, не дожидаясь ответа, подхватил Семёна за локоть и повёл в буфет.

На входе их встретила учтивая… информационная стойка. Это была тонкая интерактивная доска толщиной около 2 миллиметров. Дисплей невозмутимо выслушал все желания и предпочтения пассажиров и назвал примерное время ожидания заказа. Электронная рамка сняла деньги с их депозитных браслетов. В общем, всё прошло как никогда обыденно, я бы сказал, автоматически.

- Знаешь, я всегда поражался тому, как это возможно! – произнёс Евгений после нескольких минут молчания.

- Вы о чём? – произнёс Сёма, он не мог понять, что происходит, и почему этот мужчина преследует его, но и уходить странно не хотелось.

- Ну, вот смотри, иллюминаторы они ведь стеклянные, а выдерживают все невзгоды космоса. Я знаю, у них куча примесей и прочее. Но ведь это и поразительно, как меняется свойство вещества, если добавить в него что-то новое, смешать иначе! - доктор с новым знакомым сидели возле огромного окна во вселенную, и тот вид, что им открывался, не мог не поразить своей красотой. - Это ведь не просто подобие бесконечности на электронных картинах и голографических симуляторах, которые сейчас заполняют все выставки и экспозиции - это настоящая средневековая живопись. Когда цвет был не краской, а изображением, жил и дышал! Резкие перепады от ярко-жёлтого - к чёрному, от белого - к красному, от лилового – к синему! Странно, но гармонично. Космос -объёмный, вязкий и живой. А что если протянуть руку? Порвать тонкую плёнку иллюминатора? И пусть миллион сверкающих галактик заполнят комнату, покроют стены этого корабля и нас самих налётом вечности! Но, нет нельзя, эта красота и вправду убивает, и эта карамельная преграда между нами и вселенной была создана не для восхищения, а из-за практичности... как, в общем-то, всё, что мы создаем последнее время.

Неожиданная мысль растрёпанного собеседника вновь застала Семёна врасплох, и заставила задуматься, но не над бесконечностью, ему не были свойственны восхищение и восторг, он юрист, логик. Он задумался над тем - кто же этот человек? К тому же, парень уже давно понял, что так просто ему не отделаться, и его новый знакомый жаждет общения, поэтому он решил не сопротивляться обстоятельствам.

- Вы сказали, что вы доктор? Какая специальность: трансплантология, микробиология клетки, занимаетесь перестройкой хромосомных мутаций? – будто бы на слушаньях дела поставленным голосом спросил молодой пассажир, для завершения образа истца ему не хватало только планшета и тонкого стилуса в руках.

- Врач общей практики по диплому, плюс ко всему, недурственный хирург, – Евгений не обратил внимания на тон юриста, куда больше его интересовал завораживающий вид за окном. После ответа доктора, на губах молодого парня появилась пренебрежительная улыбка, но всё же годы обучения в академии оказались сильнее и он тактично промолчал.

- Что же, мне кажется, что ты не впечатлён моим выбором? – мужчина, которому под сто лет, может выдержать язвительное замечание, но не надменную улыбку. - Ты, видно придерживаешься другого мнения?

- Нет, ваша профессия, безусловно, благородна, – почти сдержанно (всё же ему не хватало опыта) заверил молодой пассажир. - Но на данном этапе развития общества абсолютно скучна, а может быть… и бесполезна.

Он показательно отхлебнул недавно принесённый кофе и откинулся на спинку бюджетного стула. Наконец-то он почувствовал себя в безопасности и посмотрел доктору прямо в глаза. Евгений в свою очередь приметил в парне интересные черты, например, только сейчас он заметил, что у Семёна медовые глаза с ярко-жёлтой каёмочкой вокруг зрачка: «Так-с, значит он мешан с Сарнавами, вот откуда такая принципиальность и высокомерие, а значит… в нем есть и кое-что еще… попробуем проверить… Я знал так много людей, я слишком долго живу!» - подумал доктор и улыбнулся в душе.

- Аргументируй? - внешне безучастно произнёс Евгений Александрович. Его вопрос прозвучал настолько невозмутимо, что Сёма вновь начал нервничать, и дальнейшие его слова звучали уже не так уверено.

- Судите сами…, - после этих слов доктор многозначительно провёл рукой около себя, будто бы сформировав для Семёна площадку, на которую он сможет складывать свои аргументы.

- Любая диагностика любого вида происходит с помощью высокотехнологического оборудования, компьютеры и сканеры буквально раскладывают человека по слоям, в разных проекциях и цветах. Машина безошибочно находит любую патологию, прописывает лечение, отправляет на операцию, а ведь у программы не замылится глаз, не дрогнет рука, она сделает тончайший надрез… и скорость! Подумайте про скорость! Роботу нужны доли секунды… а диагносты потом просто отдают вам распечатку и попросят за неё деньги! - парень выпучил свои звериные глаза на Евгения, который всё это время утвердительно кивал головой.

- Ты совершено прав!

С одной стороны его оппонент признал его истину, и спор окончен, но всё же парень понимал, что за этим согласием кроется самый настоящий, ярый протест:

- Да прав!

- Единственное, в чём проблема, - продолжил мысль Сёмена врач. - Так это в том, что программа может найти лишь то, что в неё заложено! Она неспособна понять, в чём причина, она борется лишь со следствием. Исключительно роботами выполняется только 40 процентов операций, они могут пришить тебе выращенную в лаборатории руку или скажем бородавку на щеке удалить, но остальных 60 процентов делают люди…

Но юрист не собирался сдаваться:

- Вырастить руку! Вы говорите об этом так, будто ничего легче невозможно придумать!

- Я смотрю ты мальчик эрудированный…

«Как он мог посметь назвать меня мальчиком, я уже мужчина, я еду на самое настоящее дело», - кровь юриста вскипела, но он промолчал.

- Тебе известно что-нибудь про фермент tempexpect 207.

- Кто не знает! Это детище гениальных учёных, – парня переполняли эмоции: какого черта этот доктор умничает, заставил меня рисковать репутацией, ломая обшивку ради ерунды, притащил сюда, обзывает. Доктор же наоборот с каждой секундой становился всё холоднее.

- Моё полное имя Евгений Александрович Стерлев, и я являюсь главным куратором этого проекта, именно моя команда смогла обнаружить этот белок и начать его синтез. Глаза юноши загорелись ещё большим огнём.

- Неужели вы тот легендарный микробиолог…, - парень смотрел на пассажира уже не как на оппонента в суде, а как на божество.

- Ну, ну, ну микробиолог? Я же говорю тебе хирург, в базовом образовании врач общей практики, - хитро улыбнулся доктор, - я не достоин зваться микробиологом, для этой профессии я слишком много говорю, как ты и сам мог убедиться. И слишком неусидчивый. Я тебе это рассказываю сейчас не для того, чтобы похвастаться, а в образовательных целях, можно сказать. Никто практически уже и не помнит, с чего всё началось! Всех интересует результат, программа, заложенная в компьютер. Но чтобы она появилась….

Он немного помолчал, он будто отматывал назад кадры фильма, а по лицу пробегали эмоции.

- Нам удалось открыть фермент не благодаря роботам и компьютерам, а благодаря приёмному отделению межстанционного перевала 708-7, в котором мы работали после института. Ты даже не представляешь, какое количество историй подарила мне эта перевал-база, а какое количество опыта! Авантюристы, банкиры, вдовы, путешествующие по галактике - и все они болеют, и все они рассказывают свои истории. Именно это и заставило меня отправиться путешествовать, увидеть своими глазами всё-то, что видели они. Я подхватил от них инфекцию бесконечности, я хотел путешествовать, но моим противовирусным средством оказалась банальная качка, старая неизлечимая ни в каком веке морская болезнь! Так о чём я? А, фермент!

- К тому моменту я уже был матёрым врачом, авторитетом для нашей большой, но весьма своеобразной больницы. В один прекрасный день к нам стали поступать пациенты, которые с лёгкость подорвали авторитет всех наших врачей. Мы называли их: «трещинами». Первым из «трещинок» стал космический геодезист, до сих пор помню его имя - Виталий. Он с коллегами как всегда прочёсывал вселенную в поисках энергетических месторождений, как вдруг они наткнулись на планету, которая на карте указана не была. Незамедлительно было принято решение осмотреть местность. Как они потом говорили, местность весьма неопасная - приветливые ландшафты, единственное, что оставляет желать лучшего - население. Испугавшиеся местные жители вступили в схватку, но это была не схватка, к которой мы привыкли - ночью кучка туземцев пробралась в корабль и убила трёх членов экипажа. Как сказать убили?! Они дали им шанс умереть чуть позже, а виной тому крохотный надрез, оставленный на шее членов экипажа. Малюсенький, шириной не больше полсантиметра, он стал виной нескольких смертей. Двое погибли быстро, от потери крови, Виталия смогли довести до нашей станции.

- Они, что не смогли сами перевязать рану, кровь бы остановилась! – заявил недоумевающий юрист.

- Мы не смогли остановить кровь ещё три года, - тихо ответил Евгений, и после этих слов парень притих. - Первым делом мы предоставили возможность программе помочь Виталию. Она, будучи девушкой образованной, без колебаний решила, что проблема заключается в свёртывании крови. Прописала ему несколько средств, которые сейчас применяются при гемофилии, и мы благополучно пошли домой. В три часа ночи нам сообщили, что Виталий скончался от потери крови. Он открыл нам двери в сущий ад. Подобные пациенты посыпались, как декабрьский снег, и у всех одни и те же симптомы. Крохотный надрез, из которого утекает жизнь, поэтому мы и прозвали их «трещинками». Кровь утекала из них, как красное вино столетней выдержки из крохотного отверстия на дне, по каплям, но неумолимо! А мы стояли в погребах нашей лекарни и ничего не могли сделать с этим. Было испробовано всё! Операции - они бесполезны! Мы сшивали вены, но они отказывались зарастать, при малейшем движении рвались, и всё начиналось вновь! Или ещё хуже - внутреннее кровотечение! Мы пытались найти вещество, яд, который убивает ткань, который не дает ей регенерировать, восстанавливаться, но не находили его. Явно проблема была не в этом!

- Как сегодня помню этот момент…я сижу в холодной лаборатории, ты знаешь, что микроорганизмы любят холод? Я пытаюсь расправить волосы, но от того что они грязные, моя укладка не становилась лучше, тогда я понял, а вернее даже почувствовал: «А что, если это подарок нам?». И я перестал злиться. Под этим слоганом прошла, пожалуй, вся моя оставшаяся жизнь: «А что, если это подарок нам?». Так потом я думал про каждую извращённую выдумку природы и, знаешь, не ошибся.

- Время шло, планета-пират продолжала появляться в разных частях света и создавала нам новых пациентов, но всё же нам улыбнулась удача, если это можно так назвать… Туземцы с той планеты были не избирательны, выбирая жертву. Однажды им под руку попалась дочь одного очень влиятельного человека, для девушки это были три ужасных года. Остановить кровь было невозможно, тогда был предложен вариант - постоянное переливание крови. Вещь дорогая, но для этих людей приемлемая. Целыми днями девушка ходила с капельницей, в которой была кровь. Да-да, это было ужасно, но это был единственный шанс на жизнь. Хочу отметить, она героически справилась с испытанием, и ей воздалось за это. В один прекрасный день она исцелилась! Началась регенерация, и рана зажила! Сама! Тогда мы впервые пришли мысли о том, что яд не убивает клетку, а консервирует её. И все наши попытки найти постороннее вещество в организме были глупы и бессмысленны, потому что его там и не было. Белок изменял саму структуру ДНК, клетки, запрещал ей рост и старение, но только лишь в месте крошечного разреза. Наша команда начала копать. Мы предположили причину, но решения проблемы тогда не нашли! Тут удача улыбнулась второй раз.

Семен перестал пить кофе и замер, ожидая продолжения.

- Знаешь, что я заметил, неудачи всегда идут чередой, но и удача следует батареями. Три года мы сидели в лабораториях, изучая анализы, из хирургов-практиков мы превратились в лаборантов и микробиологов, но нас встречали лишь неудачи. Ответы пришли неожиданно, слегка приоткрыли дверь, потоптались у входа, шаркнули ногами о резиновый коврик под названием «интеллект», а потом в красочном наряде из перьев ворвались в больницу, наполнив каждый этаж счастьем.

Евгений Александрович так искренне озарился светом в эту минуту, что и у Семена мурашки побежали по телу, будто это он сейчас откроет вакцину, которая спасет сотни жизней больным и продлит жизнь здоровым. Холодный расчетливый юрист будто приподнялся над Семеном и увидел сам себя в новом качестве, способным увлекаться и трепетать.

- Последнюю часть мозаики нам преподнесли авантюристы Сарнавы. Они нашли планету-пирата, высадились на её земли. Всё было бы по старой схеме, но у вас ведь реакция намного лучше, чем наша, – доктор, в подтверждение своих слов, кинул чашку из-под кофе в собеседника, тот инстинктивно поймал её на лету, да еще и за ручку, собеседники тихо посмеялись и доктор продолжил. - Они услышали шорох опасности ночью и смогли поймать несколько нарушителей, после внушительной трёпки охотников доставили в нашу больницу, к этому времени история ночных убийц была повсеместно известной, а наша больница была центром сосредоточения подобных больных.

- Когда к нам ввели этих напуганных жрецов смерти, мне стало их жаль, ростом они были не больше метра тридцати, кожа истошно белого цвета, глаза и губы были практически не заметны на лице из-за своей белизны. По телосложению они, скорее, были похожи на недокормленных детей нежели, чем на воинов. От вида этих беспомощных существ в обрывках одежды у меня невольно сжалось сердце. Туземцы были крепко связаны, поначалу я осуждал авантюристов, мне казалось, они переусердствовали с ними, но потом… На затылке одного из них я заметил бугристость, чуть ниже шеи тело было изрыто рваными язвами. Жалость тут же взыграла во мне, и я решил оказать ему помощь, вооружившись скальпелем и стерильной повязкой, я подошёл к больному туземцу. Что же?! Скальпель мне понадобился, повязка - не очень. Когда я попытался прикоснуться к шее, из неё, как шипы, выступили кости, они преградили мне путь к ране, туземец всхлипнул и умер. Его товарищи начали вырываться, кусаться, несколько сильных авантюристов ели удерживали их детские тельца. Одному всё же удалось вырваться, в один прыжок он запрыгнул мне на шею, тут мне помог скальпель, я рассёк бунтарю щёку. Тот взвизгнул и отпустил меня на секунду, воспользовавшись моментом, Сарнавы стянули его с меня и пригвоздили к железной перекладине наручниками. Но в ту секунду меня волновало не преображение туземцев, не битва с детоподобной убийцей. Я понял, что его раны — это ключ, только его воин мог защищать ценой жизни. Видит бог, нам пришлось повозиться с его скелетом, но как говорится: «Против лома нет приёма». Мы раскрыли твёрдый кокон, как праздничную коробку, и что же, ты думаешь, нас ждало там?

- Я так понимаю, то, что стало делом вашей жизни.

- Почти…Там было несколько гусениц. Без лишних раздумий я приказал нести их в лабораторию, да, не попросил, а именно приказал, мы чувствовали, что ответ был близок, не было времени на условности. Будучи неспособными ждать, мы стали исследовать оставшееся у нас тело. Жар предвкушения заставлял нас летать по комнате так же быстро, как мечутся бедные колибри, чтобы прокормить себя. Видел таких?

Семен быстро закивал в ответ, даже и не замечая иронии. Ему хотелось продолжения рассказа.

- Мы носились из одного угла лаборатории в другой, руки тряслись, сердце останавливалось при каждом долгожданном шорохе за дверью. Но нет, результатов всё не было, мы продолжали изучать останки туземца, пытаясь найти ответ. И о чудо! В комнату влетает вестник лаборатории, по его лицу мы понимаем, что мы не ошиблись, и секрет хранили раны на шее воина. Несколько секунд в кабинете стояла гробовая тишина, но вскоре Серёжа начал в захлёб нам рассказывать о том, что, фермент, консервирующий клетку, содержался в слюне этих «милашек» и о том, как они радовались, когда обнаружили это!

Вообще начать стоит не с этого, а с культуры этой местности, сейчас о ней известно больше. Как и во всяком первобытном обществе у туземцев была строгая иерархия, некоторый руководящий состав, духовники, воины, земледельцы. Видит бог, я не особо интересовался их бытом, поэтому не могу рассказать про то, как отличалась жизнь царя от жизни крестьянина. Я смотрел на их традиции с физиологической точки зрения, и знаешь, там есть чем полюбоваться. Главным отличием высокого сословия был срок жизни, и всё благодаря гусеницам. Во время религиозного обряда людям высокого ранга или героям вживляли «милашек» и время для «нужных» людей останавливалось. Гусеницы питались жидкостью хозяина, выпускали в «кровь» волшебный фермент, он циркулировал по всему организму и омолаживал его.

Вожди племени понимали, что должен быть баланс умерших и «вечных». Жрецы создали догму: «Каждый жизненный цикл (20 лет в среднем) нужно оплачивать одной смертью». Именно поэтому количество жертв на кораблях было разным. Они совершали обряд стабилизации своего личного жизненного счёта, и лишали жизни они тем же путём, которым она была им дарована - пару капель фермента на лезвии ножа, и ты можешь жить ещё двалцать лет. От таких подробностей кровь стынет в венах,! Да, природа всё же потрясающая выдумщица! Не всё было идеально у этих аборигенов, они не могли вступать в открытую борьбу, поскольку в момент «консервации» были также уязвимы, как и наши «трещинки». Любая рана могла стать для них смертельной, так как кровь не останавливалась, поэтому все обряды проходили ночью, когда люди были беззащитны.

- А дальше ничего особенного, - доктор продолжил свой рассказ уже не так оживлённо. - После уже всё шло быстро…строго по документации. Антиэнзимы для больных, интеграция фермента для использования людьми, а теперь temp expect 207 есть во всех крупных медицинских центрах. Несомненно, остались некоторые побочные эффекты, но они проявляются только при повторном применении фермента, - после этих слов Сёма покосился на свою папку с документами, но смотрел он на неё уже с некоторым пренебрежением.

- Подождите, то есть получается, что источник фермента, гусениц, нужно кормить кровью?! Вы кормите их кровью? – лицо парня исказила брезгливая улыбка с примесью неприязни.

- А что напишешь маме, что уже не хочешь этот подарок на рождество? – эта фраза была маленькой местью горделивому семинаристу. После этих слов Сёма вытянулся, поджал губы и побледнел, доктор не предоставил ему шанс для ответа и сразу же продолжил. - Ты никогда не задумывался, что полиэтилен, это тоже органическое вещество, как яблоко или мы, или эти туземцы, ну так в общем, именно этим веществом была богата клетчатка туземцев. Поэтому сейчас на ферментных фермах мы кормим их полиэтиленом, обычными целлофановыми пакетами, они не жалуются. А земле двойная выгода: и утилизация мусора, и красота.

К этому времени молодой юрист уже забыл обиду и восторженно смотрел на доктора, которого, оказывается, благодарят во всей галактике. Но… получается…мало кто знает.

- Как это интересно! Вы самый настоящий авантюрист Евгений Александрович! – воскликнул Семен.

Доктор посмотрел на парня своими зелёными тёплыми глазами и подумал про себя: «Всё-таки люблю я Сарнавов, они высокомерны, бесцеремонны, но сколько в них эмоций, и всегда живо звериное желание жить и побеждать!»

- Нет, Сёма, я не авантюрист, я хотел им стать: купил красную рубашку, отрастил бороду и отправился в путь, я ж говорил тебе, от своих пациентов я подхватил инфекцию бесконечности…но не быть кутилой тому, кто не выносит космической качки, – доктор опять стал вертеть в руках пачку сигарет, видимо, действие табачной процедуры закончилось, и его вновь стало подташнивать.

- А может вы особенный авантюрист! И ваша бесконечность в человеческом теле! И в бесконечности историй, которые вы храните. И в способности заставить человека порвать обшивку космолета, потому что вам приспичило покурить?! И мне кажется, я бы хотел быть вашим ассистентом, - смущенно закончил речь парень.

- Спасибо, сегодня ты тоже спас человека, - благодарно, осипшим от нахлынувших чувств голосом, сказал доктор. И через секунду, резко изменив тон, он игриво воскликнул, - тогда записывай! Предварительный анамнез был такой: рука будто бы запеклась сахарной карамелью, а самочувствие пациента нормальное, но вот только кошмары…

- А откуда вы узнали, что я из Сарнавов? – очнулся на секунду Семен и глаза, вспыхнули золотом.  

0
663
Гость
04:45
Здравствуйте!
Прочитала рассказ. Неплохо. Но не понравилась фраза «тот вид, что им открывался, не мог не поразить своей красотой». Но это мое личное мнение, этой фразы могло и не быть в тексте. Сюжет — печально, что одни выживают за счет других, хотя в этом есть логика. Могу поставить оценку — 5. Тема вечной жизни или продления молодости тревожит многих и не нова.
Офигенный рассказ. Отлично передана атмосфера. Хороший юмор.
Плюсую!
Добавлю-ка я рассказ в избранное)
Автор, когда будет можно, расскажите, пожалуйста, как к вам пришла идея консервации клеток? Основано на чем-то или ваша фантазия полностью?
Гость
08:10
Понравилось… очень. Хорошо, что мало пафоса. Один честно хочет курить)))и совершает безумства ради этого, другой прячет авантюризм за маской юриста. Как-то по-человечьи всё!!! По-настоящему))) Много вкусных мелочей и юмора, которые порадовали! И главной показалась не тема молодости, а то, что умные люди часто недооценивают себя. Доктору хочется быть брутальным по-мальчишечьи. а он уже супер, но не замечает этого) Когда о внутреннем мире говорят языком фантастики, это здорово! Это как-то по-Бредберски и по-Стругацки))))
13:15
Идея, конечно, интересная, но это же самый обыкновенный пересказ. Два героя встречаются и разговаривают. Ни тебе яркого конфликта, ни движухи, даже столкновения двух мировоззрений нет. Читать скучно.
Образ главного героя замызганный: человек всего повидавший, всего добившийся. Его собеседник, как и положено, перспективный, но пороху не нюхавший -_- и это только пролог, дальше читателей ждёт сюжет с «невообразимыми» приключениями в космосе. И всякий будет поражаться прозорливости и философским рассуждениям Евгения Александровича и следить за тем, как мужает и взрослеет Семён.
Короч, плохо.
11:50
в туалетной комнате номер 407 номер туалетной комнаты имеет значение для повествования?
смех, он отразился от хромированных стен, несколько раз облетел кабинку и лёг на лицо мужчины угрюмой гримасой смех лег на лицо???
Несколько минут страдалец стоял, покачиваясь, наконец, почувствовав устойчивость в ногах, он выпрямился и начал поправлять воротник своей красной рубашки.
Автоматизированная система Аuditor+ в тоже мгновение то же
много лишних слов, словесного мусора
лишь на 30 лет числительные в тексте
канцеляризмы
путанный какой-то текст
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Илона Левина №2