Светлана Ледовская №1

На реке, под небом

На реке, под небом
Работа № 576 Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Под окном зарычала собака. Пес подавал голос редко, на зверье реагировал лениво, поэтому Степа бросил точить нож и выглянул в окно. День клонился к вечеру, тени вытянулись. Двор, крепкий забор, берег реки, осока. Все как обычно, но что что-то было не так. Так – двор, забор, берег реки, осока… Вот. По краю зарослей высокой жесткой травы двигалась тень, замирала и двигалась снова, приближаясь к дому. Не спуская с тени глаз, Степа потянулся рукой к лавке, где только что сидел. Пальцы сначала уперлись в шершавый точильный камень, потом нашли теплое, согретое руками железо. Стальной армейский нож лежал рядом с потрепанными ножнами.

Тень скользила по берегу неслышно, явно намериваясь обойти дом с тыла. Страх неласково погладил Степу против шерсти, так что волоски по всему телу стали дыбом. Там, у реки, крался не зверь. Там крался человек.

Степа не стал долго размышлять. Он открыл лаз в подполье и, прихватив нож, ловко спустился вниз. Мягко ступая по сухой глине босыми ногами, он проскользнул в проходе между пустыми ящиками. К зиме в них появятся овощи с крохотного огородика и всевозможная снедь из леса. Степа был запасливым. И предусмотрительным. Именно поэтому он и сделал в подполье еще одну крохотную дверь, ведущую на задний двор. В нее можно было протолкнуть мешок с овощами или пролезть самому. Что он и сделал.

На заднем дворе, под навесом сейчас тоже было пусто. Позже здесь появиться поленица из сухих трескучих дров. Зимы в этих далеких местах, были такие же суровые как там, где Степа родился и мальчиком бегал по снегу. Он присел, прижался к стене дома и едва слышно цокнул языком. Секунда, вторая…Ковыляя на трех лапах, к хозяину подбежал Пес.

Пес с рождения был трехлапым, и с помятым, как неудачный пельмень, ухом. Но природа отчасти сжалилась. Пес был коренастым, мощным как дикий зверь, к тому же сообразительным. Он беззаветно любил человека, который приютил его слепым щенком. Этим человеком был Степа. Он нашел крохотный скулящий комочек в иле у реки, в тот день, когда уходил из Долины. Уходил куда глаза глядят. Но все же прихватил с собой чумазого уродливого кутенка, которого, скорее всего, неудачно утопили. Щенок очень хотел жить, человек тоже. «Для начала у нас есть кое-что общее», - подумал Степа, заворачивая трехлапого щенка в свою майку…

Человек и Пес ждали гостя. Степа знал, что рано или поздно его одиночество будет нарушено. Ведь так не бывает, чтобы человек жил один, в лесу, и все с этим были согласны. «Дурак я наивный, думал, что они забудут обо мне. И ведь почти поверил в это. Так долго они не искали меня. Нет, они не забыли о том, что я ушел

из Долины и не с кем не попрощался», - усмехнулся Степа.

Большая колония в Долине не прощала беглецов. А Степа был беглец. Нет, когда-то давно он и мыслей таких не имел. Сбежать? Отказаться от адской, но интересной работы? От баров и киношки по вечерам? Отказаться от пола с подогревом, от теплого душа и сортира с датчиками: милостивый государь, вы перебрали алкоголя, у вас повышенное содержание холестерина, предлагаю диету на сегодня.

«Я же сам этого хотел», - вспомнил сейчас Степа. Но что-то в его характере было такое, что пропустили психологи, отбиравшие вахтовую группу для колонии. Да и сам Степа от себя этого не ожидал – он не был склонен к побегу. Но он не хотел быть счастливым вместе со всеми. Он хотел быть счастливым сам по себе.

«Да, за одиночество нужно платить», - зло подумал Степа, и нервно провел рукой по бритой голове. Рыжая щетина уже изрядно отросла и была мокрой от пота. За забором послышался шорох, замаячило что-то белое. Чужак остановился, ощупал частокол. Степа видел белые тонкие пальцы, которые обхватывали крепкие слеги и пытались их оторвать. Человек искал вход и хотел войти без приглашения. Пес едва слышно заворчал, шерсть на загривке встала дыбом. Степа похлопал собаку по рыжей мохнатой спине.

Человек, там, за забором, дошел до задней калитки, дернул ручку. «Щас, так тебе и открыли», - поехидничал про себя Степа. Чужак ловко забрался по калитке на забор, оглядел двор и задержался наверху, прикидывая куда спрыгнуть. Степа успел его рассмотреть: белая рубашка, джинсы, оружия вроде бы нет, рюкзака или сумки тоже, недельная щетина на бледном лице, лет тридцать, не больше. «Странный парень, но ничего, сейчас разберемся» - решил Степа.

Чужак спрыгнул, присел, уперся руками в землю. Пес налетел на него сзади и повалил. Степа подбежал, придавил парня коленом, приставил к горлу нож:

- Не рыпайся. Лежи смирно и будешь целенький.

- Да. Я понял, – спокойно произнес гость и вытянул руки вперед.

Степа с неприязнью посмотрел на холеные руки гостя, с ровными отполированными ногтями. И слишком чистыми. «Прямо как с вечеринки» - подумал он зло, обшаривая карманы парня. Но ничего не нашел. Ни документов, ни телефона, ни банковских карт, ни каких-то помятых, давно забытых в кармане, бумажек. Ничего.

- Странно, - задумчиво произнес Степа, разглядывая парня. Одежда его была измята, испачкано смолой и землей. Но сам гость был чистенький, как из душа. Волосы на его холке бодро топорщились как на плакате в парикмахерской, а на шее не было ни капельки пота. Вечер был душный, до визита гостя Степа сидел в доме почти голый, в драных шортах, едва спасаясь от жары, да и сейчас струйки пота стекали по его лицу.

- Странно… – снова повторил Степа.

- Что странно? – внятно произнес гость.

- Ты откуда здесь взялся? Пошел в ночной клуб, и слегка промахнулся?

- Нет. Мы приехали с друзьями на пикник, и я заблудился.

- Не убедил.

- Мы приехали с друзьями на пикник, и я заблудился. Можешь не верить, но это так.

- Тебя как зовут, турист хренов?

- Макс. Я могу встать?

- Валяй. Но резких движений лучше не делать.

Степа отошел в сторону. Пес не спускал глаз с чужака и всем своим видом показывал – этот человек мне не нравится.

Максим встал, радушная белозубая улыбка осветила его лицо. Степа почувствовал, что страх давно уже отпустил его, но улыбаться пока не хотелось. Пес злобно заворчал. Его, Степин, трехлапый увалень, добродушный как плюшевая игрушка, ворчал и не думал принимать гостя. «Ревнует, что ли…», - прикинул Степа.

- Ты как прошел? Где? Тут же кругом болота и бурелом? - продолжил он допрос.

- Не знаю. Я не запомнил. Просто пытался выйти к реке и набрел на твой дом. Ты один живешь?

- А что? – насторожился Степа.

- Ничего. Уточняю.

- Один. Меня, кстати, Степа, зовут.

Максим, продолжая улыбаться, протянул руку.

- Мир?

Степа воткнул нож в подпорку дровяника и протянул в ответ свою красную заскорузлую клешню.

- Мир. Ты, поди, жрать хочешь?

- Да. Не отказался бы.

Степа повел Максима в дом. Пес залаял, но Степа даже не обернулся. Он так давно ни не болтал с человеком. Последние три года он разговаривал только с Псом. Он очень хотел узнать, как живет Долина, может быть, услышать что-то о

своих знакомых. В тайне он надеялся узнать главное - про него и правда все забыли, или вышел закон, разрешающий жить, где кому захочется, и бояться больше нечего.

Нож так и остался торчать в стене дровяника. Пес, постояв в нерешительности на заднем дворе, энергично заковылял вслед за хозяином и чужаком, но опоздал. Дверь в дом уже была закрыта. Пес растерянно заскулил.

- Ты зачем дверь закрыл, жарко, – спросил Степа нежданного гостя.

Макс обошел маленький дом и посмотрел на Пса в окно.

- Я собак боюсь.

Степа выставил на стол миску с жареной рыбой, хлеб.

- Ты, как насчет выпить? Винишко из ягод есть.

- Наливай, - снова улыбнулся Макс, присел за стол, и как-то не переставая улыбаться, принялся уплетать рыбу, толком не выбирая костей.

- Мда, сколько же ты не ел, - сочувственно хмыкнул Степа, поставил перед гостем стакан с красной пенной жидкостью и постучал по стеклу короткими ногтями. – Ну, давай, за знакомство.

Степа и Макс быстро опустошили стаканы, затем еще, и еще. Степа почувствовал, как ему захотелось спать, но он все слушал и слушал незваного гостя. Он монотонно говорил о том, кто прибыл в долину, кто отчалил, какие фильмы крутили в кино, какие новые правила для счастливой жизни придумали, как цацки изобрели. Макс все еще продолжал улыбаться, даже когда у него в руках появился стилет, длинный, острый, из какого-то хитрого полупрозрачного материала. Степа не сразу поверил, и не сразу понял, что нож направлен на него. Стилет мелькнул у него пред носом. И если бы он не успел ловко отклониться, то лезвие чиркнуло по горлу.

Степа отскочил и схватил как щит табурет, на котором сидел. Выпучив глаза, он следил за Максом, который продолжал улыбаться, играл стилетом и подходил к нему ближе. «Черт, он же трезвый как стеклышко»,- в ужасе подумал Степа. Его же руки двигались медленно, как в кошмарном сне, ноги дрожали, а лицо горело от духоты и выпитого.

Чужак легко, едва заметно, прыгнул вперед. Степа отмахнулся табуретом, но опоздал. И взвыл от боли. Стилет распорол руку. Коктейль из крови и пота капал на пол. Поединок продолжался. Степа вспомнил про нож, и про то, где его оставил. Он снова взвыл, но уже от обиды и собственной глупости.

За дверью залаял Пес. Он бросался на дверь, но та открывалась на улицу. «Собак, говоришь, не любишь», - зло подумал Степа и стал подбираться к двери. Но

чужак, которого уже не хотелось называть по имени, понял маневр. И сделал еще один выпад. Острая боль пронзила ногу. Кровь текла теперь по голой потной ляжке – Степа был в шортах, о чем сейчас жалел. Обида снова взяла горло, он понял, что сейчас заплачет. И не стал больше тянуть. Степа закричал и прыгнул вперед ногами к двери, скользя голыми ступнями по кляксам крови. Дверь открылась и Пес влетел в дом, перемахнув через хозяина. Степа тут же поднялся. Пес висел на руке гостя, но тот и не думал бросать нож. Степа стукнул по его кулаку табуретом. Нож упал. Еще один удар по спине. Чужак растянулся ничком на полу. Степа его оседлал, ударил по затылку, перехватил ножки табурета обеими руками и ударил еще раз, с неимоверной силой отчаянья. Череп мерзко хрустнул, как упавший цветочный горшок.

Пес замер, принюхиваясь. Степа перевел дух, и уже хотел встать. Вдруг он заметил, что из разбитой черепушки поверженного врага просочилась какая-то синяя жижа.

- Что за хрень? Это же…

Степа поставил табурет, опустил в синюю лужицу пальцы, понюхал их и тут же с опаской вытер о рубаху гостя. Ему захотелось немедленно встать, но он заставил себя пока остаться на спине врага. «Где нож этого урода?» - Степа лихорадочно оглядывал комнату. Игрушка с керамическим лезвием лежала совсем радом. Он дотянулся до ножа, оценил остроту лезвия и щедро отхватил на спине гостя кусок кожи. Он подпалил лоскут зажигалкой. Нет, паленой кожей не пахло. Воняло жженым полимером.

Степа вскочил и злобно пнул труп ногой, потом еще раз, и еще, и еще… Пес прыгал рядом и лаял.

- Андроид! Машина ты дерьмовая! Гад ползучий! Зачем ты сюда приволокся?!

Впрочем, ответ на этот вопрос Степа хорошо знал. Еще когда он жил там, в Долине, он слышал байки, что на поиски беглецов отправляют человекоподобных андроидов. Они могли бродить без пищи и воды неделями по окрестным лесам и горам, пока не натыкались на признаки жилья. Вольного жилья, устроенного беглецами из Долины. Других людей в этих лесах не было. Андроид знакомился с беглецом, ждал, когда объект переставал испытывать чувство страха – и нападал. Мало кто мог уцелеть. Степе повезло. У него был странный трехлапый друг по кличке Пес. И, как выяснилось, он не любил плоды технического прогресса.

Степа нервно ходил по дому. Он был страшно обижен. Он, живой человек, со всеми своими желаниями, мыслями и страхами, должен бороться за жизнь с машиной.

- Сволочи! – Степа все-таки заплакал. – Они даже не захотели искать меня, они даже не потрудились пойти в лес, в горы. Они натравили на меня машину и спят спокойно. Пес, скажи мне, пожалуйста, этот хлам что, лучше меня?

Степа пнул его еще раз.

- Дороже – это точно. Его не мама родила. Его сделали на заводе за большие бабки. Чтобы он убивал живых и дешевых людей. Тьфу!

Степа сел. Хмель все еще бродил в голове. Он только что заметил, что кровь все еще течет из порезов. Машина, разбитая и давшая течь, лежала на полу и ждала своей участи. Степа заматывал раны тряпками и размышлял. «Как избавиться от этого хлама. Утопить? Нет. А вдруг машину вынесет на берег, там, в Долине, и они поймут, что здесь, у истока, есть человек, который справился с андроидом, как с консервной банкой. Может закопать?»

Степа поежился. Пес не спускал глаз с хозяина.

- А если эта тварь способна регенерировать? А, псина? Только ужастиков нам не хватало, да? Нахрена нам воскресшие мертвецы? Не надо.

Пес шоркнул по полу хвостом. Степа наклонился к андроиду и перевернул его. Глаза у мертвеца наполовину скрылись под веками, как у старой сломанной куклы. Лицо ничего не выражало – ни страха, ни боли, ни удивления. Гость больше не улыбался. «Как я мог принять его за человека?» - недоумевал Степа.

- Ах, ты, рожа резиновая, что же с тобой делать?

Степа подошел к окну, посмотрел на речку и довольно улыбнулся. Природа сама бросила подсказку. Сумерки сгущались, от воды по осоке поднимался густой туман. В таком молоке не видно ни огня, ни дыма.

- Будут тебе царские похороны, рухлядь.

Степа оделся, прицепил к поясу топорик, взвалил на плечо труп.

- Черт, вроде машина, а весит как настоящий мужик, – проворчал Степа и вышел из дома.

Ночные сумерки уже окутали лес, но Степа хорошо знал эти места. Он быстро пошел в самую чащу, к болотам. Пес ковылял за хозяином, ловко перескакивая через упавшие деревья.

***

Степа и Пес вернулись за полночь. От обоих пахло гарью. Степа сбросил одежду у реки и бесшумно вошел в воду. Он потер ладони песком, опустил руки в воду и подождал, когда чистый поток унесет все песчинки, всю грязь, а потом нырнул. Пес сидел на берегу, возле одежды. Когда Степа выныривал, Пес едва заметно водил хвостом по песку.

Потом человек и собака сидели на пороге дома. Степа слушал. Теперь все было как обычно. Шумели лес, всплескивала у берега река. Степа чувствовал, как саднят порезы, но был доволен. За свободу нужно платить, и платить страхом.

Сегодня он испытал все варианты страха. Но все равно выиграл. Может быть потому, что человек боится, а машина нет.

Он встал и ушел в дом. Дверь закрылась, скрипнул засов. Пес, стуча когтями, уселся у дверей и поднял морду. Высоко в черном небе висел желтый диск. Казалось, он царил над ночной жизнью, но над лесом поднимался еще один кругляш – маленький, оранжевый, зыбкий. Пес вздохнул почти по-человечьи и улегся, положив морду на единственную лапу. Ночь на этой стороне планеты HYP-2027 давно вступила в свои права. 

-2
654
18:04
-1
Здравствуйте, Автор… я прочел, и что? Это рассказ… скорее зарисовка. Есть только миг между неким и следующим? Я уже настроился на раскрытие конфликта, мира… а тут опаньки и конец.
Не больше 5 из 10 за невыразительность зарисовки
Гость
20:45
Хороший рассказ. Раскрыт сюжет. Есть пару опечаток, но это технический вопрос. А по сюжету и изложению — восемь, не меньше. Мне понравился. Спасибо. Пишите, у вас хорошо получается. Есть потенциал.
Атмосферный рассказ, читается легко. В целом хорошо написан.
У меня, как у читателя есть одно но…
Прочитала я, основную мысль поняла, яркими образами насладилась. Сам сюжет… Не то, чтобы он не понравился.
Я согласна с первым комментарием. Рассказ напоминает зарисовку.
Как будто, это начало повести или романа.
Нет конфликта. Почти.
Но когда читаешь хорошо написанный рассказ, ожидаешь, что конфликт будет, да еще какой, и развязку ждешь.
Потенциал у вас очень хороший.
18:19
-1
Опечатки, ошибки, сбивки. Нелогичность мира, истеричность героя, отсутствие сюжета. А за Позже здесь появиться поленица нужно стукнуть учебником русского. Отдельно за незнание -тся -ться, и отдельно за поленица. Не выше четверки, и то только… Да кого я обманываю?! Тройка!
12:28
-1
Выше вам, автор, правильно написали, что в отсутствие чётко выраженной идеи и крепенького конфликта, получается не полноценный рассказ, а всего лишь зарисовка.

Но у вас и зарисовка хлипенькая, построенная на множественных ходульно-шаблонных и сюрреалистических по сути выражениях и сравнительных оборотах. К тому же имеются ошибки.

Поэтому, с учётом всего этого вместе взятого — только крепкие 3 балла из 10-ти.
20:28
Вообще похожу на обрубок чего-то в меру монументального. В принципе, конфликт есть, движение есть, прописанный герой есть, даже пёс-калека-лучший друг. Жизнь их достаточно продумана. Только «запоздалые» пояснения не нравятся. Зачем читателю знать про все эти овощи, если их нет в ящиках? Про запаслись героя? Почему историю пса подают только, когда он идёт к хозяину? Или только тогда он стал трехпалым?
Почему с самого начала не сказать, что герой уже 3 года с людьми не общался? Зачем эти скорые пояснения, когда он уже пустил врага в дом, а читатель уже постыдился, что начал симпатизировать такому наивному герою?
Короче вот это вот всё не круто. А в остальном очень даже ничего.
18:47
Многие сюжетные ниточки в рассказе остались висеть в воздухе. Но динамика текста очень понравилась, за это автору мой плюс.
Загрузка...
Елена Белильщикова №1