Валентина Савенко №1

Новый мир

Новый мир
Работа № 581

– Закрой уже это чёртово окно, Дэз!

Если бы взгляд испепелял, то девушка наверняка была бы уже мертва. Дэниэл резко поднялся со стула, опрокидывая его, и в два шага пересёк комнату. Он с силой захлопнул железные ставни, едва не прищемив пальцы шутнице. Дэйзи скорчила весёлую гримасу и тут же отбежала на другой конец кухни. Её короткие волосы растрепались в разные стороны, делая девушку похожей на взбалмошного подростка.

– По-твоему, это смешно? – Дэниэл еле сдерживался, чтобы не перейти на крик. – Песчаная буря – это весело?

– Перестань, дорогой, – мягкий голос Мириам заставил Дэна обернуться. – Она ещё ребёнок и не понимает всей серьёзности ситуации.

– Ребёнок? Ей девятнадцать лет! Пора уже начинать думать головой, а не…

– Дэн! Хватит! – Мириам предостерегающе подняла брови, выразительно глядя на парня. – Она моя сестра, и я не позволю тебе учить её всяким гадостям.

– Взгляни на неё: она сама кого угодно научит!

Парень быстро ввёл код активации на пульте управления, и дом ожил: загромыхали дополнительные ставни, заскрипели механизмы защиты. Спустя минуту всё стихло, а Дэниэл, прислушивающийся к каждому звуку, с досадой заметил:

– Дверь надо срочно заменить!

– Не начинай, – улыбнулась Мириам, – мы не можем принять такой дорогой подарок…

– Мы слишком горды, независимы и все дела, – хохотнула Дэйзи, открывая дверцу холодильника и доставая внушительных размеров яблоко. – Ого! Дэн сегодня расщедрился!

Она звонко вгрызлась зубами в сочный фрукт, причмокивая от удовольствия. Дэн не сводил с неё раздражённого взгляда, а Мириам расстроенно потупилась.

– Тебе стоило бы быть благодарной сестре за всё, что она делает для вас!

– О, вот только не надо этих нудных нравоучений! – Дэйзи демонстративно закатила глаза и вновь углубилась в изучение содержимого холодильника. – Я благодарна ей, что она охмурила богатенького дурака, и теперь мы не подыхаем от голода, – её тихое ворчание было не достаточно тихим, чтобы не быть услышанным Дэниэлом.

– Могла бы хоть сделать вид, что ещё не до конца деградировала! – взорвался парень, ударяя кулаком по столу. – Ведёшь себя, как отребье!

– Дэн! – Мириам вскочила со стула. – Прекрати сейчас же!

– Не парься, Мира, меня это не колышет, – Дэйзи вынырнула из холодильника, держа в руках пакет с сухофруктами. – А если твой неженка такой уж благородный, то скажи, почему мы до сих пор здесь, на полуразрушенной Земле, когда всё приличное общество давно тусуется на Утопии? Может, где-то в глубине души тебе самому больше нравится отребье?

Она в упор смотрела на Дэна, лицо которого уже покрывалось багровыми пятнами.

– Мира, уйми свою сестру! – угрожающе прошипел он.

– Ой, голубки, не ссорьтесь, я сама ухожу! Оревуар!

Звонко расхохотавшись, она молнией выскочила из кухни, и, не щадя скрипучей лестницы, поднялась на второй этаж. Мириам обречённо опустилась на стул, закрывая лицо руками. Она была всего на два года старше сестры, но обстоятельства заставили повзрослеть раньше времени: мать умерла, когда ей едва исполнилось пятнадцать, и Мира взвалила на свои плечи нелёгкую ношу хозяйки дома. Глубоко вздохнув, Дэниэл присел рядом с девушкой, и осторожно отвёл её руки в сторону.

– Что я делаю не так? – сдавленно спросила Мириам.

– Дело не в тебе, а в ней, – ответил Дэниэл, нежно касаясь её щеки. – Ты не можешь отвечать за поступки сестры. Хотя я убеждён, что хорошая порка ей не повредила бы…

– Дэниэл!

– Шучу, шучу, – настроение парня заметно улучшилось после ухода Дэз. – Но тебе пора перестать тянуть всё на себе. Дэйзи уже вполне в состоянии о себе позаботиться. И, Мира, в чём-то она даже права: мы сильно задержались. Отец говорит, что Земля вот-вот перейдёт в активную стадию распада. Всё давно готово к отлёту…

– Мира… – слабый голос с шипением вырвался из динамика рации, прикреплённой к её поясу.

Девушка тут же подскочила и бросилась к спальне на первом этаже. Торопливо отворив дверь, она застыла на пороге: посреди комнаты лежал немощный старик. Седая голова неловко откинулась назад, демонстрируя морщинистую, сухую кожу шеи, покрытую ершистой щетиной. Длинные худые пальцы сжимали рацию-дублёр, а от кровати к старику шлейфом тянулась белая простынь, выдавая путь беглеца.

– Папа! – Мириам бросилась к отцу.

Дэниэл последовал за ней, подхватывая болезненно-тонкого старика на руки.

– Зачем ты вставал? Почему не позвал сразу?

– Ты опять поссорилась с Дэйзи! – грудь старика тяжело вздымалась, но голос оставался ровным.

– Ничего подобного, мы не ссорились. Здесь больно? А так? – Мира скрупулёзно прощупывала каждую кость на предмет перелома, но, к счастью, при падении ничего не пострадало.

– Будь к ней добрее, – водянистые глаза отца цеплялись за лицо дочери в надежде получить подсказку.

– Папа, правда, всё нормально! Она немного повздорила с Дэном, но всё уже улеглось…

– С Дэном? Ах, он… – старик перевёл взгляд на парня, и лицо его сразу преобразилось, становясь хищным, страшным. – Если ты только попробуешь обидеть моих девочек, я из тебя отбивную сделаю, понял?

Немного опешивший поначалу Дэниэл быстро взял себя в руки и вежливо улыбнулся:

– Будьте спокойны: ваши девочки будут в полном порядке. Я никому не дам их в обиду. Обещаю.

Старик ещё несколько мгновений изучал собеседника, а потом вздохнул, покоряясь. Он закрыл глаза, откидываясь на подушку. Мириам измерила давние отцу и, убедившись, что тот заснул, повернулась к Дэниэлу, который выглядел уставшим и чересчур серьёзным.

– Ну как я могу его бросить? Ты же знаешь: он не перенесёт перелёт.

– Не думаю, что он хочет, чтобы вы погибли из-за него, – тихо заметил Дэн. – Мы обсуждали это миллион раз. Надо рискнуть!

– Тогда бери Дэйзи и улетайте! – категорично заявила Мира.

Повисла неловкая пауза.

– Ты действительно этого хочешь? – сжав кулаки, уточнил парень: он так долго убеждал Миру в своей правоте, что желания что-то доказывать не осталось.

– Да, хочу! Это единственный шанс, чтобы всем, кого я люблю, было хорошо!

– Прекрасно! – зло прошептал парень, и, резко развернувшись, вышел из комнаты.

Тем временем Дэйзи покончила с нехитрым перекусом и, глянув на монитор и убедившись, что песчаное облако начало светлеть, стала натягивать походный камуфляж. Как только буря утихнет, девушка собиралась встретиться с Загом – самым верным своим другом и неисправимым авантюристом.

Половина сочного яблока была плотно обёрнута полиэтиленом и надёжно спрятана во внутреннем кармане – Дэйзи не терпелось увидеть выражение лица Зага, когда она достанет из-за пазухи припасённый деликатес.

Завершив приготовления к вылазке, она плюхнулась на кровать, придирчиво осматривая комнату: здесь ничего не изменилось с той поры, как она делила её со старшей сестрой, разве что беспорядка немного прибавилось.

Сейчас Мира перебралась в спальню на первом этаже, прикрываясь тем, что отцу стало хуже, и она должна быть рядом. Но на самом деле – губы Дэйзи растянулись в хитрой усмешке – мистер Дэниэл слишком уж зачастил в их дом, так что вполне закономерно, что им понадобилась отдельная спальня.

Стараясь унять разыгравшееся воображение, Дэйзи встала и бросила на кровать небольшой дорожный рюкзак, неприметно стоявший у самой двери. Туда Дэз умудрилась впихнуть все вещи, которые хотела взять на Утопию. Быстро пробежав глазами содержимое, девушка задержала взгляд на тонкой фоторамке, втиснутой между вещей.

Достав её из рюкзака, Дэйзи с тоской погладила фигуру улыбающейся матери: она отдала бы всё на свете, чтобы повернуть время вспять. От грустных мыслей девушку отвлёк лязг отмыкающихся ставней и дверей: буря утихла, и кто-то отключил защиту. Спрятав дорогой фотоснимок, Дэйзи вернула рюкзак на место и, застегнув куртку, выскочила на лестницу.

Не желая сталкиваться с сестрой или её ухажёром, девушка направилась к запасному выходу, но уже в самом проходе налетела на Дэна, который выглядел подозрительно взволнованным.

– Прошу меня извинить, ваша светлость, не знала, что королевские особы пользуются входом для черни! – язвительно произнесла Дэз.

К её удивлению, Дэниэл не потрудился ответить на колкость.

– Что случилось? – насторожилась девушка, помогая ему разобраться с нехитрым замком.

Тот как-то странно на неё посмотрел и выскочил на улицу, бросившись к ангару, где стоял его звездолёт.

– Где же ваши манеры, синьор! – прокричала Дэйзи ему в спину. – А как же «дамы вперёд»?

Дэниэл снова никак не прореагировал, скрываясь за массивной дверью ангара.

– Да что с ним такое? – удивилась девушка.

Любопытство оказалось сильнее желания сбежать из дома, поэтому Дэйзи, ускорив шаг, последовала за Дэном. Звездолёт был открыт, и девушка беспрепятственно проникла в кабину пилота, где и нашла парня. Дэн лихорадочно пытался наладить с кем-то связь. Наушники пилота немного сползли, и парень зажал их плечом.

– «Спутник-3» на связи, как слышите меня, приём! – громко прокричал Дэниэл в микрофон.

– Дайте координаты экстренной посадки, приём! – прошипел в ответ динамик.

Дэниэл быстро забарабанил по клавишам, и вскоре собеседник подтвердил получение данных.

– «Круиз-217», заходим на посадку, приём!

– «Спутник-3», посадку подтверждаю, приём…

Дэниэл рывком сорвал наушники и только теперь заметил Дэйзи, замершую у него за спиной.

– Какой ещё «Круиз-217»? – опешила она.

– Дэйзи, сейчас не время! Иди в дом и не высовывайся! Пропусти!

Дэниэл легко оторвал её от земли, переставляя с прохода, и бросился к выходу.

– Эй! Постой!

Дэйзи помчалась вслед за парнем, но, выбежав из ангара, застыла, как вкопанная: Дэниэл стоял посреди поля, только что присыпанного слоем красного песка, и размахивал сигнальными огнями, а сверху надвигалась громадина, закрывшая полнеба. Раскрыв рот, девушка наблюдала, как звёздный лайнер мягко стыкуется с землёй, как гаснут яркие огни на борту, открываются шлюзы и люди, расталкивая друг друга, спешат ступить на землю. Кто-то даже упал на колени, целуя сухой горячий песок.

С трудом пробиваясь сквозь толпу незнакомцев в дорогих нарядах, Дэйзи добралась к Дэниэлу и схватила его за локоть.

– Что забыл на Земле корабль с Утопии? – девушка указала на эмблему в форме эллипса, венчающую нос корабля.

– Я сказал тебе укрыться в доме! – прокричал Дэн, но, оглядевшись вокруг и оценив обстановку, схватил упрямицу за руку и потянул за собой. – Умолкни и не мешай, поняла?

Дэйзи так хотелось узнать правду первой, что она послушно закивала головой, переходя на бег, чтобы не отставать от Дэна. Поднявшись на борт лайнера, парень быстро сориентировался и потянул Дэз к винтовой лестнице в носовой части. Девушка не смогла сдержать восхищённый возглас: на лайнере каждый миллиметр был пропитан роскошью.

Взобравшись на несколько этажей, они оказались перед кабиной пилота. Дверь была не заперта. В огромной светлой каюте в массивном кресле сидел, зажав голову руками, седой мужчина в расстёгнутом камзоле.

– Капитан? – уточнил Дэниэл, но ответа не последовало. – Капитан! Это вы посылали сигнал бедствия?

На этот раз глава корабля вздрогнул, переводя на гостей стеклянный взгляд.

– Что произошло? Почему Утопия перестала выходить на связь?

– Их больше нет… – тихо, словно помешанный, промямлил капитан, вновь обхватывая голову, – все погибли. Все!

– Не волнуйтесь, – Дэйзи присела на корточки, пытаясь заглянуть в глаза капитану. – Вам надо успокоиться.

– Дэйзи, я, кажется, просил! – Дэниэл уже протянул руку, чтобы отшвырнуть непослушную девчонку в сторону, но остановился: капитан поднял голову, в упор глядя на Дэз.

– Мои дети, жена…все были там, понимаете? На этой проклятущей Утопии! А ведь Марта просила меня, отговаривала… Тим, Нэнси… Их нет! – мужчина с хрипом втянул воздух, давясь рыданием.

Дэйзи хмуро взглянула на Дэна. Заметив, как побледнел парень, она заволновалась, хотя в сказанное капитаном верилось с трудом. Дэниэл подскочил к пульту управления, лихорадочно набирая заученные назубок коды.

– Отец сейчас на Утопии, он сможет внятно всё объяснить, – пояснил он.

Но сигнал никак не проходил, и в ответ парень получал лишь шипение. Капитан безучастно наблюдал за его стараниями.

– Чертовы помехи! – выругался Дэн, в сотый раз набирая пароль. – Ничего не выходит! Система связи вышла из строя?

Капитан покачал головой, а Дэниэл запоздало сообразил, что корабль без проблем связался с ним.

– Что произошло? – парень, стараясь унять дикое волнение, вернулся к капитану и Дэйзи. – Рассказывайте! Сейчас же!

Дэз смерила Дэна презрительным взглядом и ободряюще похлопала капитана по руке. Тот, с трудом справившись с эмоциями, неохотно начал:

– «Круиз-217» завершал путешествие в открытом космосе. Но одному из пассажиров захотелось заскочить в соседнюю галактику. Никто не возражал, и я развернул лайнер. Только мы легли на курс, как…– всхлип, – Эллада взорвалась! Она затянула Утопию и другие планеты… А мы… Мы прыгнули к Земле… Что ещё оставалось? На борту пять тысяч человек!

Дэйзи не могла поверить своим ушам. Дэн нервно вышагивая по кабине, то и дело задавая уточняющие вопросы. Уверен ли капитан? – Уверен. Кто ещё выжил? – Неизвестно, может, ещё парочка лайнеров, но топлива до Земли хватит не всем. Когда последний раз выходили на связь с Утопией? – Ещё до взрыва.

Дэйзи слушала и чувствовала, как земля уходит из-под ног вместе с последней надеждой на спасение. Их планете недолго осталось – об этом знали все, кто по какой-либо причине задержался здесь. Утопия принимала лишь элиту. Роскошная молодая планета с нетронутыми ископаемыми и подходящей атмосферой манила, обещая все мыслимые блага. Но сами оплатить перелёт они с сестрой не могли.

Дэниэл не только пообещал вывезти их на собственном звездолёте, но и взялся обеспечить безбедную жизнь семьи на новом месте. Вот только отец подкачал: врачи посоветовали лететь без него, ведь для гиперпрыжка нужно иметь отменное здоровье, коим родитель похвастаться не мог. Любимая сестрица заявила, что не бросит его одного, и теперь Дэйзи вынуждена была ждать кончины отца, как избавления.

Пока они возились со стариком, все мало-мальски приличные люди покинули Землю, и теперь население планеты составляли лишь убогие бедняки, уголовники да сумасшедшие фанатики, которые по каким-то своим глубоко патриотичным убеждениям остались погибать вместе с исторической родиной.

Дэйзи слушала разговор мужчин, и слёзы наворачивались на глаза: почему это произошло с ними? Не в силах справиться с эмоциями и не желая реветь в присутствии посторонних, она бросилась к выходу. Выскочив за дверь, Дэйзи быстро спустилась по лестнице и, стараясь не слушать причитания выживших, побежала в сторону трущоб. Хоть бы Заг был на месте!

Оказавшись среди полуразрушенной улицы, Дэйзи перевела дыхание. Лёгкие нестерпимо жгло, а сердце отбивало барабанную дробь, зато тяжёлые мысли отступили на второй план. Немного подумав, Дэйзи направилась к старой церкви: с колокольни открывался фантастический вид на город, поэтому чаще всего они с Загом прятались именно там.

Уже у входа девушка поняла, что не ошиблась: сверху к ногам упал камешек – приветствие от друга. С трудом преодолев винтовую лестницу с высокими ступенями, Дэйзи ввалилась в колокольню, едва переставляя ноги.

– Эй, тише ты! – Заг удивлённо взглянул на подругу, поднимаясь. – Ты что бегом бежала?

Парень хотел что-то добавить, но, поймав тяжёлый взгляд Дэйзи, нахмурился.

– Что-то случилось? С отцом беда?

Дэйзи в ответ только фыркнула и рухнула на прохудившийся пыльный матрас, с удовольствием вытягивая ноющие ноги. Заг сел рядом, массируя сведённые судорогой мышцы. Постепенно его руки поползли в другом направлении, поднимаясь по бёдрам всё выше и выше.

– Ещё раз так сделаешь, оторву руки, – предупредила Дэз, сбрасывая ладони наглеца.

Порывшись в куртке, она бросила Загу припасённую половину яблока. Тот ловко поймал фрукт и восторженно повертел его перед носом, а затем, торопливо избавившись от целлофана, впился зубами в сочную мякоть.

– Я думал, тебе понравился наш первый раз, – оправдывался Заг, набив полный рот. – Вот и решил: почему не повторить?

– Я уже объяснила: мне просто нужно было кое-что проверить, – ответила Дэз, устало прикрывая глаза. – Мы лучшие друзья, ничего не изменилось. И прекрати доводить меня!

Сейчас ей больше всего хотелось, чтобы всё произошедшее: звездолёт, капитан, люди, хлынувшие на Землю, – оказалось лишь дурным сном. Или просто положить голову маме на колени, и забыть обо всём на свете, пока она перебирает её волосы.

– Ладно-ладно! – голос друга вернул Дэйзи к реальности. – А яблоко откуда? Богатеюшка расстарался?

– Он самый! – подтвердила девушка, с трудом поднимаясь на ноги. – Есть разговор.

Заг протянул руку, помогая подруге встать. Порыв ветра поднял облако песка, и они, как по команде, прикрыли лица, затаив дыхание. Переждав несколько секунд, друзья откашлялись, чувствуя, как спёртый воздух оседает в лёгких жгучим налётом.

– Проклятая Земля! Хочет, чтобы мы удушились раньше времени! Но нас ведь так просто не возьмёшь, правда, Дэз? Красавчик убедил твою сестру? Когда улетаем?

Он ободряюще похлопал девушку по плечу, широко улыбаясь. Дэйзи с досадой поджала губы, чувствуя, как возвращается паника.

– Об этом-то я и хотела поговорить, – хмуро призналась она. – Мы никуда не летим.

– А, понимаю, – протянул Заг, меняясь в лице. – Мою кандидатуру не одобрили, да?

Он в сердцах пнул небольшой рюкзак, который по настоянию Дэйзи всюду таскал за собой – на случай, если улетать придётся быстро.

– Совсем дурак? – опешила девушка. – Стану я у них спрашивать! Твоя кандидатура не обсуждается! Ты летишь со мной и точка! Хотя теперь уже и я никуда не лечу. И богатеюшка тоже.

– Что ты имеешь в виду? – опешил Заг. – Что случилось? Что-то со звездолётом?

– Что-то с Утопией, – Дэйзи взглянула на друга, и он понял: она не шутит. – Короче, всё пошло не так: к нам только что прилетел круизник с Утопии. Капитан сказал, что Эллада взорвалась и утянула Утопию. Нет больше системы Эллада! И Утопии нет! Все погибли, – на одном дыхании выпалила Дэйзи, чувствуя, как на смену болезненному возбуждению приходит усталость и безразличие.

Заг не проронил ни слова, напряжённо о чём-то размышляя. Девушка подошла к самому парапету, глядя в беспросветную красную пустыню, что растекалась сразу за городом, багровыми пятнами уходя к горизонту. Сил бороться у неё не было. Да и за что? После смерти мамы вся её жизнь превратилась в выживание. Даже Мириам-наседка не могла восполнить пустоту, образовавшуюся в душе. А отец…

Если бы не он, мама, возможно, была бы жива, а им не пришлось бы терпеть зануду Дэниэла: его подачки потеряли бы свою значимость, ведь когда-то их семья была довольно обеспеченной. Шмыгнув носом, Дэйзи постаралась отогнать страшные мысли, но вдруг поняла, что озноб уже пробрался слишком далеко, влезая под кожу, жаля голову, мешая дышать… Мгновение – и полуразрушенный город исчез, а она снова оказалась в своей комнате. Кошмар повторялся опять.

Звонок в дверь. Мама торопится открыть, а юные Дэйзи и Мира спешат вниз, узнать, что принёс почтальон. Конверт для папы. Он целует дочерей в макушки, забирает пакет из рук мамы и идёт в свой кабинет. Спустя несколько минут выходит, но теперь это не папа. Папа превратился в монстра. Он подходит к маме и бьёт её по лицу так, что она падает на пол. Дэйзи и Мира кричат, стараясь защитить мать, но отца не остановить. Он хватает Дэйзи за волосы и тащит на кухню, приговаривая что-то про мерзкое отродье, а на полу валяются клочки только что полученного письма. Дэйзи плачет и вырывается, но она слабее, она не может защититься. Мама бежит вслед за ними, умоляя мужа успокоиться и выслушать её, но отец уже стал монстром. Ничего не изменить. В какой-то момент маме удаётся перехватить его руку, и Дэйзи падает на пол. Беги – приказывает мама, и Дэз бежит. Не чувствуя ног, перепрыгивает ступеньки, закрывает дверь в комнату и прячется в шкаф, тихонько скуля от ужаса, не понимая, в чём она провинилась.

Монстра-отца дверь не остановит – Дэйзи чувствует это, слыша, как тяжело и уверенно скрипит лестница под его ногами. Девочка подбирает колени и, зажмурившись, прячет лицо: после второго мощного удара дверь слетает с петель и в комнату входит отец. Нет, монстр. Мама плачет, умоляя его остановиться. Но он не слышит. Он ищет её, Дэйзи. Задушу выродка – это о ней. Несколько секунд поиска – и её убежище раскрыто. Монстр стоит напротив, а Дэйзи только сильнее жмурится, приговаривая, как молитву «папочка, не надо».

– Стой! – голос Мириам отделил её от монстра. – Папа, не надо!

Голос сестры дрожит, но в нём нет страха, лишь отвага – это так похоже на Миру: сражаться за справедливость до конца. И монстр исчез. Когда Дэйзи решилась открыть глаза, на полу сидел папа, и он плакал, покачиваясь в такт собственному вою, а Мира осторожно гладила его слегка поседевшие волосы.

Дэйзи выбралась из шкафа, и, оттолкнув маму, которая хотела было её обнять, бросилась к двери. Убежать из дома – единственно верное решение. И почему это сразу не пришло ей в голову?

– Дэйзи! – голос Зага доносился откуда-то сверху, становясь всё громче и отчётливее. – Дэз! Открой глаза! Всё хорошо, слышишь? Я здесь, успокойся.

Парень крепко держал брыкающуюся подругу, которая несколько минут назад чуть не сорвалась с колокольни: на этот раз приступ застал врасплох.

– Заг, – прошептала она, затихая, когда взгляд снова стал осмысленным. – Прости. Опять. А я-то думала, что избавилась от этого.

– Известие об Утопии тебя сильно потрясло, я думаю, но всё будет хорошо, поверь.

Он прижал девушку к себе, позволяя ей выплакаться. Заг понимал, что другая возможность поплакать на плече у друга теперь представится не скоро: грядут нелёгкие времена, когда нельзя поддаваться слабости. Ему не привыкать, и Дэйзи тоже справится – в этом он не сомневался.

***

– Сообщения о выживших круизных лайнерах поступили ещё из одиннадцати мест, – сообщил Дэниэл. – И это только те, кто сам вышел на связь. Возможно, есть и другие.

После известия о гибели Утопии прошло несколько месяцев. Когда первый шок отступил, люди поняли, что нужно действовать: глупо сидеть, сложа руки, и ждать гибели Земли, а заодно и всего человечества. Теперь они могли надеяться только на себя.

На устроенном Дэниэлом собрании присутствовал офицерский состав звездолёта-лайнера, да Дэйзи с Загом. Мириам всё свободное время проводила со спасшимися людьми, приняв на себя роль внештатного психолога и няньки в одном лице, а ночью не отходила от постели отца – он был совсем плох.

Заг с головой ушёл в разработку стратегии выживания. Именно благодаря ему лайнер «Круиз-217» не разграбили в первую же неделю: у приятеля Дэйзи, не один год жившего на улице, были друзья среди местных «верхов», заправляющих городом, условно поделенным на несколько частей. На территорию конкурентов соваться без приглашения было опасно: там могли придушить, не разбираясь, кто ты и зачем пришёл, предварительно обчистив карманы и позаимствовав хорошую одежду.

Заг смог убедить лидеров улиц, что иметь под боком рабочий звездолёт, способный вместить не только избранных пассажиров, но и их, вместе с семьями и близкими, очень удобно. К тому же «Круиз-217» неплохо обеспечили провизией: запасы лайнера были рассчитаны аж на пять лет. Столько времени у Земли не было, а потому никто не возражал, чтобы немного поделиться едой с голодными собратьями. В конце концов решение нашлось: лайнерцы кормили местных, а те, в свою очередь, защищали корабль от угрозы извне.

А угроза существовала, и вполне реальная: когда в разных уголках планеты стали появляться роскошные круизные звездолёты, весть о гибели Утопии разнеслась со скоростью света. Тогда-то и возникли первые отряды «борцов за справедливость», на деле оказавшиеся простыми мародёрами, грабящими лайнеры.

Только сообща уличным управителям удавалось сдерживать натиск мародёров, давая команде Дэниэла возможность подготовки плана «Б» по спасению уцелевших людей.

У Дэна был собственный звездолёт, а ещё много денег, особенно по меркам землян: отец предусмотрительно оставил часть состояния здесь, волнуясь за сына, который задержался на Земле в ожидании Миры. Заг всегда теперь следовал за ним: с того дня, как он вернул Дэйзи домой в целости и сохранности, парень стал для Дэна правой рукой, а его своеобразный юмор не раз спасал команду от хандры.

Дэйзи тоже сильно изменилась, повзрослела: ей пришлось взять на себя часть нелёгкой работы в штабе. Дэниэл видел потенциал девушки – она буквально схватывала всё на лету – и не раз спрашивал себя, куда подевалась взбалмошная девчонка, которой доставляло особое удовольствие выводить его из себя.

– Хорошо. Значит нужно наладить связь с местными, чтобы они смогли организовать судам защиту, – согласился Заг. – Беру это на себя. Дэз, что у тебя? Как проходят переговоры с патриотами?

– Договорилась о личной встрече. У них есть ценные сведения, а ещё, кажется, нехилое оборудование. Думаю, если соединить их информационную базу с нашей материальной, выйдет неплохой тандем.

Она устало потёрла лоб: договорённость стоила нескольких бессонных ночей и кучи нервных клеток. Несмотря на то, что в отдыхе нуждался каждый из присутствующих, никто и не думал останавливаться: лишь постоянный поиск и движение к поставленной цели давали слабую надежду.

– Отлично, на когда договорились? – уточнил Дэн.

– На вчера, – пошутила девушка, хитро глядя на начальника. – Ну, разумеется, на завтра! Как будто у нас есть время! Каждый день на счету!

Дэниэл сверлил Дэйзи взглядом, думая, что погорячился, когда записал её в ряды взрослых и серьёзных людей: сейчас перед ним снова сидела маленькая разгильдяйка, радующаяся, как ребёнок, своей удавшейся шалости.

– Тогда без меня, – встрял Заг. – Завтра будет напряг по лайнерам, если, конечно, хотим прикрыть все одиннадцать уцелевших. Хотя, как по мне, так и пяти будет достаточно…

– Заг! – в один голос воскликнули Дэйзи и Дэн, разом оборачиваясь к шутнику.

– Ладно-ладно! Намёк понял! Нам нужны все одиннадцать!

– Хорошо, – вздохнул Дэниэл. – Значит завтра летим вдвоём. Капитан Мин остаётся за старшего.

– Эй, а как же я? – притворно возмутился Заг.

– А тебе, дочь моя младшая, неразумная, привезу из командировки цветочек аленькай и кляп в рот, если не уймёшься, – парировал Дэн, поднимаясь из-за стола. – Еще вопросы есть на повестке?

– Нет! – дружно ответила команда, начиная скрипеть стульями.

– Тогда все свободны. Следующий сбор послезавтра в восемь утра!

И каждый отправился нести свой пост, обсуждая грядущие перемены, надеясь, что всё обязательно получится. Дэниэл, Заг и Дэйзи остались втроём.

– Как там Мира? – поинтересовалась Дэз.

Она уже вторую неделю ночевала в штабе и не видела сестру: дел было невпроворот. Дэн замялся, но всё же ответил:

– Она перебралась на лайнер, помогает с детьми, присматривает за больными, а ночами с отцом, сама понимаешь.

Дэйзи нахмурилась: разве так выглядят идеальные отношения? Да, ситуация непростая, но кому сейчас легко? Они с Загом не встречаются даже, и то стараются уделять друг другу время, отвлекаясь от ежедневного стресса – иначе можно просто сойти с ума. Но, судя по всему, у Миры были другие приоритеты.

Неловкую паузу нарушил Заг:

– Ладненько, ребятки, я, пожалуй, спать. Завтра весёлый день, не хочу ползать, как варёный пельмень. Дэйзи, не желаешь присоединиться и провести незабываемую ночь с потрясающим мужчиной?

В Зага полетел блокнот.

– Нет так нет! – пожал плечами весельчак. – Попытка не пытка.

Уходя, он пожал руку Дэниэлу и чмокнул насупившуюся подругу в щёку. Только когда дверь за Загом закрылась, Дэйзи сообразила, что осталась наедине с Дэном. Девушка неловко вскочила с места, попутно цепляя стакан воды. Звон бьющегося стекла заставил вздрогнуть, и Дэйзи виновато глянула на начальника.

– Хороший знак, – заметил он, нагибаясь, чтобы собрать осколки.

Дэйзи тоже присела на корточки, но не рассчитала траекторию и больно стукнулась головой с Дэном.

– Ой! Прости!

Тот смешно скривился, потирая ушибленный лоб, насмешливо глядя на виновницу произошедшего.

– По-моему, у кого-то проблемы с координацией, – пошутил он.

– А у кого-то с головой! – огрызнулась Дэйзи, имея в виду ушибленный лоб, но заметив, как брови собеседника удивлённо поползли вверх, поспешила добавить: – Пожалуй, мне действительно надо как следует отдохнуть. До завтра!

Она пулей вылетела из кабинета, чувствуя, как предательски пылают щёки. Дэниэл задумчиво смотрел вслед девушке, силясь понять, какая муха её укусила. Кажется, он даже не сказал ничего обидного…

***

Переговоры прошли более, чем успешно. Патриоты, как в штабе называли тех, кто по собственной воле не покинул Землю, имея на то возможность, оказались вполне приличными людьми. Были среди них настоящие гении, которые не теряли времени даром, занимаясь поиском подходящей для переселения планеты.

У них на примете даже было несколько вариантов, оставалось лишь слетать туда и взять пробы, но сделать это патриоты не могли: своего звездолёта в их арсенале не оказалось. Поэтому предложение Дэниэла о некоторой технической поддержке пришлось как нельзя кстати.

На вполне закономерный вопрос Дэйзи о причине, по которой патриоты остались на Земле, был получен неожиданный ответ. Оказалось, что некоторые учёные предполагали, что возраст звезды Эллада определён неверно, и на самом деле она намного старше Солнца, но тогда к мнению единиц не прислушались. Слишком богатой была Утопия. Слишком сильно хотелось верить, что именно она предназначена для спасения человечества. Об ошибке никто не желал слушать: огромные деньги потратили на обустройство планеты, а билеты на первые корабли выкупили задолго до начала официальной продажи.

Дэйзи была обескуражена. Ей совсем не хотелось думать, что миллиарды человеческих жизней оборвались из-за чьей-то жадности…

Договорились, что Дэниэл в ближайшие дни слетает на новые планеты и возьмёт некоторые образцы, и девушка вызвалась составить ему компанию: ей хотелось увидеть потенциальную родину раньше других. Дэниэл не возражал.

Когда они вышли на улицу, солнце уже садилось, окрашивая всё вокруг в пёстрый оранжевый. Дэн взглянул на небо, покрытое цветными облаками и, неожиданно для себя произнёс:

– Не хочешь немного пройтись?

Девушка на мгновение задумалась: гулять с парнем сестры казалось не лучшей идеей, но соблазн хоть ненадолго насладиться свободой и тишиной был слишком велик, и она согласилась. Они отправились к заброшенному городу, что серыми костями застыл среди безжизненной пустыни.

Молчание нарушил Дэн.

– Чем займёшься на новой планете?

– Не знаю, – пожала плечами девушка. – Для начала отосплюсь, а там видно будет.

Дэн улыбнулся: он, как никто, понимал желание Дэйзи. Усиленно загоняя себя работой, парень старался не думать о главном: если всё получится, у него не останется ничего и никого. Мириам сторонилась его, всецело посвятив себя помощи ближним, и пропасть между ними росла день ото дня.

– Не волнуйся, всё наладится, я уверена, – Дэниэл запоздало заметил, что Дэйзи рассматривает его с неприкрытой жалостью.

Казалось, она догадалась, о чём он размышлял.

– Хотелось бы верить, – усмехнулся он. – Ты сама что себе думаешь? Отец зовёт тебя. Ты долго собираешься бегать от него? Он ведь не бессмертен, сама понимаешь…

Дэйзи тут же поменялась в лице: разговоры об отце никогда добром не заканчивались. Отвернувшись, она закусила губу, подбирая с земли горсть сухого песка.

– Дэйзи! Ты должна поговорить с ним, – не отставал Дэн. – Он любит тебя!

– Не лезь, куда не просят! – не выдержала девушка, зло швыряя песок под ноги. –Ты ничего обо мне не знаешь!

– Ты винишь его в смерти матери, но на самом деле…

Дэйзи не дала ему договорить, оттолкнув в сторону и ускорив шаг. Прошлое нашло её даже здесь, за столько миль от дома, через столько лет! Она почти бегом направилась назад к звездолёту, стараясь ни о чём не думать, но опасные мысли уже залезли в голову.

Когда в тот день Дейзи сбежала, мама отправилась следом, но по пути столкнулась с грабителями… На похоронах Дэйзи не пролила ни слезинки, хотя до сих пор, закрывая глаза, могла вспомнить умиротворённое лицо мамы, со слегка заострившимися чертами и каждую деталь её платья, и каждый цветок в изголовье…

– Это не он убил её, понимаешь? – Дэн бежал следом, вырывая из плена жутких воспоминаний.

– Я знаю! – прокричала Дэйзи в сердцах. – Это сделала я! Я!

Она всхлипнула, переходя на бег. Только нового приступа ей сейчас не хватало! Их не было уже несколько месяцев, с того дня, как стало известно о гибели Утопии.

– Дэйзи! – Дэниэл с трудом догнал девушку и рывком развернул к себе: на его лице застыло удивление. – Ты ни в чём не виновата, глупая! Виноваты сволочи, которые убили вашу маму, но не твой отец и уж тем более не ты!

– Всё из-за меня, понимаешь? – всхлипывала Дэз, упрямо мотая головой. – Я не его дочь! Я – ошибка! И из-за этого погибла мама! Из-за этого заболел отец! Всё из-за меня!

– Тише, иди сюда, – Дэниэл прижал сотрясающуюся от рыданий девушку к себе. – Неужели ты ещё ничего не поняла? Ты спасла себя и сестру. Если бы это не случилось, вы бы улетели на Утопию и сейчас все были бы мертвы. Понимаешь? Сама подумай!

Вдруг Дэйзи затихла, внезапно осознав, что пытался сказать Дэн. Они готовились отбыть на Утопию, когда обязательный анализ, ставший причиной разразившегося скандала, кроме всего прочего, показал, что девушка не родная сестра Мириам. Потом мама погибла – это было ударом для всех, но отца смерть любимой жены подкосила окончательно. В итоге деньги, припасённые для перелёта, пришлось потратить на его лечение. И они остались на Земле...

– Мама всегда говорила, что всё происходит не случайно, – прошептала Дэз, поднимая на парня заплаканные глаза.

– Твоя мать была мудрой женщиной, – улыбнулся Дэн, утирая слёзы с влажных щёк девушки. – Жаль, что дочь такая бестолковая уродилась!

Получив возмущённый удар под рёбра, парень усмехнулся: теперь с ней всё будет хорошо. Обняв Дэз за плечи, Дэниэл помог ей подняться на корабль.

***

Дэниэл и Дэйзи облетели уже с десяток планет, но ни одна из них не подходила для переселения: колонизация была возможна лишь после тщательной подготовки, на которую уже не было ни времени, ни средств.

Планета №3 в системе Эриус казалась просто идеальным вариантом: здесь была атмосфера, которую не нужно дорабатывать, хоть воздух оказался более разряженным, чем на Земле, – устоявшаяся флора и фауна, много воды, зелёной из-за большого количества водорослей. Да и сам Эриус был гораздо стабильнее Солнца.

Океан переливался изумрудами морской травы, кристально-чистая вода позволяла рассмотреть дно на сотни метров от берега. Звездолёт миновал облака и теперь плавно парил над сверкающей гладью. Дэйзи прилипла к иллюминатору, с нескрываемым восторгом рассматривая всё вокруг. Земля давно уже стала безжизненной, блекло-красной, а новая планета так и пестрила красками. Дэниэл и сам едва справлялся с нахлынувшими эмоциями, направляя корабль к скалистому берегу.

Переодевшись в неудобные скафандры и вооружившись исследовательским чемоданом, путешественники оставили звездолёт и поспешили к воде, чтобы взять пробы. Дэн, немного повозившись с дроном, запустил его в зелёный океан, а сам осторожно наполнил колбу. Дэйзи подбирала камешки и бросала их в воду.

– Смотри, Дэн!

Парень обернулся к Дэйзи: на плече у той сидело огромное насекомое, не то бабочка, не то стрекоза.

– Очень хорошо, – похвалил Дэн, роясь в чемодане. – Сейчас мы поместим её в вакуумный контейнер, чтобы изучить…

– Что? Ты собираешься её убить?! – возмущённо воскликнула девушка. – Ну уж нет!

Она в ту же секунду стряхнула насекомое.

– Ну зачем? – простонал Дэн. – Это же был классный образец! Дэйзи! Ты срываешь экспедицию! Неужели этот жук важнее жизней тысяч людей?

– Какой же ты бесчувственный! Жук, может, и не важнее, только что здесь изучать? Атмосфера – подходит, вода – есть, растения – есть, даже ракушки – и те, как на Земле!

Девушка бросила Дэну камешек. Тот поймал его, с удивлением рассматривая плоскую ракушку-моллюска.

– Да, ты права, – согласился парень, – условия здесь кажутся идеальными, но сперва мы должны хорошенько всё изучить, если не хотим повторить судьбу Утопии, а для этого нужны образцы!

– Неужели мало дронов, которых ты распихал во все углы планеты ещё на подлёте? Результаты придут в штаб раньше, чем мы с тобой туда вернёмся! Что ещё ты хочешь изучить?

– Дэйзи! Есть определённый порядок! Будь добра, действуй по Уставу! Иначе это твоя последняя экспедиция!

Дэн разозлился не на шутку: в предыдущие вылазки таких ситуаций не возникало – Дэйзи действовала профессионально и чётко, а сейчас снова превратилась в упрямую, неуправляемую девчонку.

– По Уставу, значит? – угрожающе-спокойно проговорила она. – А как тебе это?

Дэн слишком поздно понял, что собралась сделать Дэйзи.

– Стой! Я запрещаю!

Но девушка уже отключила защитную программу скафандра и медленно стянула шлем, полной грудью вдыхая солёный морской воздух. Дэниэл замер, неотрывно глядя на Дэз. Сперва она дышала ровно и спокойно, но вдруг пошатнулась, закатывая глаза.

Дэниэл тут же оказался рядом, подхватывая её под руки, не давая упасть на острые камни. Дэйзи обмякла, а он трясущимися руками судорожно пытался натянуть на голову напарницы шлем. На секунду ему показалось, что губы девушки дрогнули, а в следующее мгновение она уже хохотала в открытую, утирая с глаз проступившие слёзы.

– Ой, видел бы ты своё лицо! – посмеивалась она.

Дэн молчал, но даже через толстое стекло шлема отчётливо просматривались плотно сжатые губы. Дэйзи легко выбралась из скафандра, оставшись в облегающем теплоизоляционном костюме, и беззаботно запрыгала с камня на камень.

– Ты хоть понимаешь, какому необоснованному риску себя подвергла?! Ты могла погибнуть! О чём ты вообще думала?! Я обещал твоему отцу, что присмотрю за тобой!

Дэйзи замерла в нелепой позе, а затем резко повернулась к Дэну: на лице девушки читался испуг. В следующий миг парень оказался на камнях, не успев сообразить, что за сила сбила его с ног. Одна из трубок дыхательного аппарата отсоединилась, и стекло шлема тут же запотело изнутри, лишая парня зрения. Что-то тяжёлое, тёплое и несомненно живое с силой надавило на горло, вызывая першащий спазм. Дэн задыхался, но не мог пошевелиться: неудобный скафандр напрочь лишил его этой возможности. От недостатка кислорода голова пошла кругом.

Всё закончилось так же внезапно, как и началось. Кто-то стянул с парня шлем, с силой хлопая по щекам. Дэйзи. Взволнованная девушка склонилась к командиру, всерьёз раздумывая, не сделать ли ему искусственное дыхание, но, к счастью, он самостоятельно откашлялся и сел, потирая виски.

– Что это было? – прохрипел Дэн.

– Пума, – ответила Дэз, кивая в сторону. – Или по крайней мере кто-то очень на неё похожий.

Дэниэл перевёл взгляд в сторону, ощущая, как по спине бегут мурашки: зверь лежал на боку, парализованный шокером, который девушка успела выхватить из чемодана. Сомнений не возникало: инопланетная пума разорвала бы его на клочки, если бы не Дэйзи. А она не успела бы ничего предпринять, будь она в скафандре…

Не задумываясь, Дэниэл сжал девушку в объятиях, ощущая, как бешено колотится сердце: они получили свой образец, теперь самое время возвращаться на Землю.

***

В штабе царило возбуждение. Люди переговаривались, смеялись, обменивались рукопожатиями. Наблюдая за ними, Дэниэл невольно улыбнулся и постучал ручкой по столу, привлекая внимание. Это ровным счётом никак не изменило ситуацию: всеобщее ликование буквально пропитало воздух.

– Тишина! – звонкий голос Дэз заставил всех вмиг смолкнуть.

– Спасибо, Дэйзи! Продолжим, – Дэн кашлянул, готовясь официально объявить важную новость. – Как всем вам хорошо известно, мы нашли нужную планету!

Хрупкое затишье было вновь разрушено бурными овациями, свистом, победными возгласами. Дэн, не скрывая счастливой улыбки, обвёл присутствующих взглядом, немного дольше положенного задержавшись на Дэйзи: если бы не она, то сейчас он не стоял бы здесь.

Поймав его взгляд, девушка едва заметно улыбнулась и отвела глаза. Теперь им предстояло самое сложное: перевезти оставшихся в живых людей на спасительную планету и научится жить заново. И если с первым пунктом всё было более-менее понятно – Заг держал этот вопрос под строгим контролем, – то со вторым ещё нужно разобраться.

– Первая партия людей вылетает через месяц, – перекрикивая шум, продолжил Дэниэл. – К этому времени, всё должно быть готово. Вопросы есть?

Вопросов ни у кого не было. Присутствующие начали подниматься с мест, вовсю обсуждая предстоящую грандиозную пирушку на лайнере в честь счастливой новости. Никто и не догадывался, что Земля не собирается так просто расставаться с неблагодарными детьми…

Дэйзи проснулась от сильного толчка. На кухне зазвенела посуда, что-то разбилось. Испугавшись, она вскочила с кровати, прислушиваясь к ощущениям. С минуту всё было тихо, а потом пол вновь завибрировал под ногами, отзываясь страшным скрипом по всему дому.

– Мириам! – закричала Дэйзи, выскочив из комнаты.

Она бросилась вниз по лестнице, но не успела спуститься: раздался страшный треск, и толстые брёвна, не один десяток лет пролежавшие под ногами, разломались пополам, словно спички. Жгучая боль располосовала ногу девушки ниже колена – повреждённый деревянный брус вспорол кожу на голени.

– Мира!!! – не своим голосом заорала девушка, зажимая рукой кровоточащую рану.

Дэйзи кое-как перепрыгнула дыру, образовавшуюся в лестнице, и бросилась к спальне сестры. Мира кричала. Дверь заклинило, и девушка не могла выбраться из комнаты. Уловив непривычный запах, Дэйзи еле сдержала крик ужаса: газовый шланг повредился и теперь они буквально сидели на пороховой бочке.

Не долго думая, девушка разогналась и изо всех сил впечаталась в дверь – слетев с петель, она осталась стоять, застряв в объехавшем косяке. Через образовавшуюся щель Дэз увидела перепуганное лицо сестры.

– Дэйзи! Папа! – девушка плакала, утирая слёзы рукавом ночной сорочки.

– Отойди в сторону! – прокричала Дэз, снова разгоняясь.

Второй удар оказался более удачным, вывернув косяк так, что в образовавшееся отверстие легко мог пролезть взрослый человек. Дэз помогла сестре выбраться, беспокойно заглядывая в комнату.

– Где Дэн?

– Он на корабле!

Времени на разговоры уже не было: от следующего толчка обвалилась несущая балка, и половина второго этажа рухнула у них за спиной.

– Папа, – выдохнула Мира, понимая, что отцовская спальня теперь завалена. – Папа!!!

Дэйзи пришла в себя первой.

– Уходим! – закричала она, хватая сестру и силой волоча её к выходу.

Мириам брыкалась и кричала, но Дэйзи была неумолима: отцу уже не помочь, а они ещё могут спастись. В этот момент дверь распахнулась, и на пороге показались перепуганные Дэн и Заг. Заметив девушек, Дэн бросился на помощь, а Заг остался у порога, придерживая открытую дверь. Быстро оценив обстановку, Дэниэл перекинул вопящую Миру через плечо и, подтолкнув Дэйзи вперёд, бросился к выходу.

Как только удушающий запах газа перестал разъедать лёгкие, Дэз оглянулась. Лайнер стоял на свежем разломе, неуклюже завалившись на бок.

– Как ты? – Заг наскоро осмотрел рану подруги, и, оторвав низ майки, ловко перевязал ногу.

– Порядок. Что происходит? – её внимание привлекла тонкая ниточка, соединившая небо и землю у самого горизонта.

Вскоре рядом появилась ещё одна ниточка. И ещё одна. Постепенно нити крепли, превращаясь в канаты, а спустя несколько мгновений страшная пряжа пришла в движение, расходясь во все стороны.

– Торнадо, – в ужасе прошептала Дэз, оглядываясь на дом: только в укреплённом жилище можно пережить подобное.

Хотя такого количества воронок за раз она не припоминала… В этот момент девушка заметила, как Дэн, который пытался привести в себя Миру, поднимается на ноги и бегом устремляется к полуразрушенному дому.

– Нет! Дэниэл! – закричала Дэйзи, вскакивая на ноги.

– Тише ты! – Заг держал подругу за плечи, не позволяя ей последовать за Дэном.

– Что ты наделала! – Дэйзи бросила на сестру испепеляющий взгляд, прекрасно понимая, по чьей просьбе Дэниэл отправился на верную смерть.

Виноватый вид сестры только подтвердил её догадку.

– Дура! – зло выплюнула Дэйзи. – Ты убила его! Там же…

Взрыв газа не дал ей договорить. Вопль, вырвавшийся из груди девушки был нечеловеческим, диким. Загу пришлось приложить немало усилий, чтобы удержать подругу.

– На корабль! Живо! – прорычал он Мире, еле волоча бьющуюся в истерике Дэйзи.

Мириам, всхлипывая, поспешила исполнить указание: она и сама догадалась, какую жуткую ошибку совершила, убедив Дэна вернуться за отцом.

Когда они поднялись на корабль, Дэйзи была похожа на безжизненную куклу, а застывший взгляд не выражал никаких эмоций. Заг подключил групповую беседу, торопливо проводя перекличку. Они лишились сразу пяти звездолётов: Земля перешла в активную стадию разрушения. Они просчитались. Снова. Теперь оставалось уповать только на то, что найденная планета действительно так хороша, как они рассчитывали.

Объявив экстренный старт и отправив уцелевшим судам координаты места назначения, Заг отдал приказ капитану выходить на орбиту. Двигатели загудели, и парень, зажмурившись, зашептал свою собственную, сочинённую на ходу молитву. «Только бы получилось!» – в отчаянии подумал он, глядя, как расцветает оранжевая река – это лава поднялась по разлому.

Стоило звездолёту взлететь над землёй, как капитан объявил, что одна из «шлюпок» – небольших спасательных капсул – только что покинула лайнер.

– Дэйзи! – закричал Заг, понимая, что девчонка улизнула, пока он был занят подготовкой перелёта. – Вот упрямая!

Он с силой пнул кресло и заорал от собственной беспомощности.

Дэйзи неслась обратно к земле, к их разрушенному дому, растирая по щекам непрошенные слёзы. Он не мог умереть! Только не Дэн! Он всегда выкарабкивался.

Девушка неумело посадила капсулу, сильно ударившись плечом, но даже вмиг налившаяся фиолетовым гематома не остудила её рвения. Выбравшись из аппарата, Дэз бросилась к обломкам дома и разрыдалась в голос – на этот раз от счастья: недалеко от уцелевшей стены сидел Дэн, сжимая в руках тело отца. Вид беспомощно болтающихся рук родителя отрезвил девушку, заставив сердце болезненно сжаться.

Дэниэл с тоской наблюдал, как Дэз, прихрамывая, бежит к ним, что-то крича на ходу: она вернулась и она обречена.

– Звездолёт, Дэн! Где звездолёт?

– Он в ангаре, – ответил Дэн, кивая на разрушенную постройку. – И вряд ли уцелел.

– Это наш единственный шанс! – воскликнула девушка.

– Твой, – поправил Дэн, поднимая руку: из раненого бока лилась кровь.

– Дэниэл… – прошептала Дэз, но затем упрямо тряхнула головой. – Мы должны попытаться! Я без тебя не полечу!

Отец пошевелился.

– Ты всегда была бойцом, дочь, и я горжусь тобой! Прости меня за всё! Я любил тебя сильней других, и потому тогда так…– проскрипел старик и закашлялся, выплёвывая кровь.

– Папа! – всхлипнула Дэз, с болью глядя на отца. – Я тоже тебя люблю! Прости…

Старик улыбнулся, закрывая глаза – теперь уже навсегда.

Дэйзи замерла на мгновение, а потом нагнулась и поцеловала отца в сухую щёку.

– Прощай!

Заботливо уложив тело отца на землю, девушка помогла Дэну подняться на ноги. Он был слаб, но не собирался сдаваться: без него Дэйзи не покинет Землю, в этом можно не сомневаться.

– Вот так, молодец, потихоньку, – девушка практически на себе тянула парня. – Ну не настолько же потихоньку! Вон лава ползёт! Шевелись!

Добравшись до ангара, Дэйзи кое-как раскидала доски, расчищая проход к звездолёту. Девушка разблокировала дверь корабля и с горем пополам затащила туда Дэна. Вместе они попытались запустить двигатель и – о, чудо! – звездолёт загудел.

Только когда Земля превратилась в серый мутный шар в иллюминаторе, Дэйзи облегчённо вздохнула: теперь всё будет хорошо.

Пробежавшись по меню навигации, девушка выбрала нужные координаты и пристегнула ремни безопасности, готовясь к гиперпрыжку. Дэн протянул руку, и Дэйзи с чувством сжала её. Теперь она никуда его не отпустит! И в их новом мире ему от неё не отделаться! Дэн улыбнулся и закрыл глаза. Теперь он никогда её не отпустит. И их новый мир они построят вместе.

+5
906
Гость
01:44
+3
Очень понравился рассказ: и подача, и описания, и герои.Читается легко, на протяжении всего произведения чувствуется драйв.
P.S. Единственное, на мой взляд, учитывая размах, хотелось бы почитать данное произведение в более развернутом виде (например, новелла), но это тогда выйдет за рамки конкурса )))).
Желаю автору удачи в конкурсе.
20:14
Отличный рассказ, хотя мне не хватило, да. Желаю автору воплотить всю историю в полноценном романе.
13:52
История получилось слишком большая для рассказа: много действий, протяжённых во времени, сложные взаимоотношения персонажей, и всё это втиснуто в такой небольшой объём. Здесь сразу есть сразу несколько хороших идей, которые требуют неспешного развития и осмысления. Сам по себе текст хороший, но объём совершенно недостаточен. Поэтому хорошего рассказа, на мой взгляд, увы, не получилось. А роман я бы с удовольствием прочитал.

Ещё одно замечание. В текст продвигается мысль, что в жизни всё не случайно. Не сказать, чтобы сильно свежая, но вполне себе достойная. Однако немного портит эту идею встреча с инопланетной пумой, где как бы второй раз подтверждается та же самая мысль о неслучайности. Это единственный эпизод, который в рамках рассказа показался лишним, а в остальном, повторюсь, наоборот текста маловато. Конечно плюсану, но десяточки здесь не будет.
17:29
+1
Было интересно читать от начала до конца. Автору удалось создать героев живыми и динамичными. Сестры вызвали у меня весь спекр эмоций: от призрения до восхищения. Хотелось бы продолжения, в котором можно было бы простить Мириам!..
Рассказ перенесит в альтернативную реальность, о которой меня часто посещают мысли… Спасибо автору за подаренную надежду счастливого исхода!)))
18:27
+1
Среди всех рассказов группы, этот понравился больше всего. Удачи автору.
11:31
+1
Очень давно одна довольно опытная в таких вопросах дама сказала мне: «Не знаешь, что делать с сюжетом, убивай дракона». Это, правда, относилось к сюжетно-ролевым играм для старших школьников… Но сюжет, он и в Африке сюжет. Это я к чему? — Это я к тому, что для хорошего (я бы даже сказала, отличного) рассказа, вовсе не обязательно (а иногда и вредно) выдумывать супер-оригинально-закрученный сюжет, если исполнение окажется на высоте. Человечество — на грани гибели, спасительная колыбель нового мира — доступна только обеспеченным гражданам, и эта колыбель, со всеми поселенцами приказывает долго жить еще до того, как родная планета окончательно разрушилась… Возможно такое — гипотетически, вполне. Остро-оригинально — нет. Заезжено — тоже нет. При этом все персонажи ведут себя так, как от людей и следует ожидать, кто-то впадает в панику или, наоборот, бросается в помощь обездоленным, только бы уйти от невеселых мыслей, кто-то берет на себя ответственность за себя и других, стремится найти пути выхода из, казалось бы, безвыходной ситуации… Персонажи заставляют сопереживать, развитие отношений между ними тоже выглядит довольно объемно и жизненно. Диалоги выразительны и эмоциональны.
Есть отдельные вопросы и к снятому скафандру, и к такому ультрабыстрому анализу возможностей колонизации (все-таки не только состав воздуха важен, местная флора и фауна тоже играют не последнюю роль — причем эта информация должна учитываться в очень широком срезе), но допускаю, что уровень развития науки, позволяя достижение субсветовых скоростей, имеет и такие возможности анализа.
Итого, сюжет простой и понятный по сути получил отличное исполнение по форме. Добротный продуманный рассказ, из которого, в самом деле, может получиться отличный приключенческий роман. Опять же выражу свое удивление насчет такого малого количества плюсов. Таки от меня он будет. thumbsup
18:17
+1
Вот рассказ — так рассказ! Единственное, чего мне не хватило — это описаний персонажей. А так все очень интересно. Спасибо автору! И, конечно же, удачи!
19:29
-3
Парень быстро ввёл код активации на пульте управления, и дом ожил:

Странно?
Зачем орать, а главное зачем пересекать кухню, если все можно сделать с пульта?
Дэниэл, прислушивающийся к каждому звуку, с досадой заметил: – Дверь надо срочно заменить!

Музыкальный слух, однако. В какофонии понять, что скрипит именно дверь? Да…
Она звонко вгрызлась зубами в сочный фрукт, причмокивая от удовольствия.

Ей точно 19 лет?
И она не олигофрен?
– Я сказал тебе укрыться в доме! – прокричал Дэн,

Но сам тем не менее затащил её на корабль.
Где логика?
– Что произошло? – парень, стараясь унять дикое волнение, вернулся к капитану и Дэйзи. – Рассказывайте! Сейчас же!

Парень с улицы командует командиру корабля?
Я бы застрелил его на фиг.
все мало-мальски приличные люди покинули Землю,

Мало-мальские и элита это две большие разницы.
– Он самый! – подтвердила девушка, с трудом поднимаясь на ноги. – Есть разговор.

Шли годы. Смеркалось.
А там точно что-то взорвалось?
На минуточку Земля гибнет. Единственное место куда можно было смыться тоже накрылось. А она тут розовые сопли разводит.
Так живые люди не поступают.
Конверт для папы. Он целует дочерей в макушки, забирает пакет из рук мамы и идёт в свой кабинет.

Конверт целует дочерей?
Почтальон целует чужих дочерей?
Далее — зачем весь этот эпизод?
Почтальон? Письмо? Монстр? Слезы, истерика? Для чего? Если в дальнейшем это никак не обговаривается?
Если для дальнейшего повествования эта информация практически не нужна? Зачем она здесь?
На устроенном Дэниэлом собрании присутствовал офицерский состав звездолёта-лайнера, да Дэйзи с Загом.

А кто вообще этот Дэниэл?
Может быть пора сорвать маску с героя?
А то пока кроме того, что это обыкновенный мажор ничего про него неизвестно.
Но мажоры не спасают мир. У них другие задачи.
А Заг и Дэз с какого перепугу на этом совещании?
Они, что тайные агенты ОГПУ? Они состоят в Штази? Они члены марксистского кружка?
Кто они? Кто их пустил на совещание и какая у них цель? Про цели Зага просьба не писать. Тут могут быть дети.
У Дэна был собственный звездолёт, а ещё много денег,

А что делать с этими деньгами?
Туалет обклеивать?
Производства нет.
Добычи ресурсов нет.
Зарплату платить? Кому?
Что он на эти деньги может купить? Мне кажется в условиях катастрофы ничего… Бумажки…
– Завтра будет напряг по лайнерам, если, конечно, хотим прикрыть все одиннадцать уцелевших.

А как же мародеры разграбившие уцелевшие лайнеры?
Ну там выше по тексту?
И каждый отправился нести свой пост,

Они пост как несли? На руках? Под звуки торжественного марша? Строем?
=
А теперь вопросы:
Если герой имеет право отдавать приказы наделите героя полномочиями.
Мажор никак не может командовать военными. Или к какому там ведомству относились командиры и пилоты аэропланов?
Заг.
Дружба с сильными мира сего, сиречь с паханами, не означает априори, что тебя будут все слушаться. Дружба с паханами означает только, что ты имеешь право на бесплатную выпивку.
Не более…
Ну и так далее.
Я промолчу о том — где они топливо-то брали, для разведывательных полетов?
И о том, что ни эта Дэз, ни этот Дэн не имели никакого научного образования, но блин анализы делали уж очень красиво…
Рояль на рояле и роялем погоняет.
И чем тут многие восхищались?
Не понимаю смысла дифирамбов.
21:06
зажав голову руками, седой мужчина в расстёгнутом камзоле. камзолам там явно не место
длинно, скучно, вторично
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Константин Кузнецов