Нидейла Нэльте №1

Билет на Марс

Билет на Марс
Работа № 591

Виды за стеклом не менялись. Застывший безжизненный пейзаж тянулся за составом и караулил впереди. Рыжий, пыльный и заброшенный. Потеряться среди красных песков, наверное, проще простого. Выйти из поезда на безымянной остановке и отправиться, куда глаза глядят. Это не Земля – здесь нет границ, нет пределов, нет условностей. Захочешь исчезнуть, и тебя никто не найдет.

Марька чувствовала себя потерянной, не выходя из поезда. В вагоне сидела только она. Поближе к выходу, прижимаясь щекой к стеклу. За дрожью состава скрывалась собственная дрожь. Страх и неизвестность. Отчаяние и надежда.

Теперь ее жизнь, несомненно, изменится – на Марсе она начнет все сначала. Начнет жить. Билет на Марс решит все.

На Земле остались все сомнения и грезы. Там же осталось детство и опустошенность после смерти родителей. Теперь этот красный безжизненный мир ее дом, и от нее зависит, станет ли он уютным и гостеприимным или так и останется мертвым и необжитым.

Поезд остановился внезапно. Картинка за окном замерла. Бесконечное море красного песка, подернутое рябью.

Рябь пробежала по экранам, а в наушниках раздался навязчивый голос компьютера:

«Напоминание: Практика 11.00».

Марька прижалась лбом к прохладному стеклу – солнце было с другой стороны. Снаружи медленно проплывали разноцветные дома и цветущие каштаны. В конце весны город всегда оживал и расцветал. Зелень и бело-розовый цвет скрадывали угловатость стеклянных и бетонных зданий.

На вокзале Марьку ждал автошаттл. Полчаса путешествия по пригороду закончились на безымянной остановке. Впереди было поле, рассеченной пополам узкой тропинкой. Ни популярных самодвижущихся дорожек, ни устаревшего асфальта. Растерянно оглядевшись, девушка неуверенно направилась к одиноко стоящему посреди поля ангару.

Подойдя ближе, она заметила пристройку и молодого человека на входе. Он прятался от солнца в тени карниза, привалившись плечом к стене и водил пальцем по экрану планшета. Время от времени он поднимал взгляд и посматривал в сторону дороги. Удостоверившись, что Марька точно идет правильно, никуда не свернула и не растворилась в знойном июньском воздухе, он возвращался к важному для него занятию.

Но когда Марька пересекла поле и подошла к пристройке, он спросил, едва взглянув на нее:

- На практику?

Марька ожидала более радушного приема. Или хотя бы заинтересованности, а мужчина продолжал пролистывать изображения на планшете.

- Да. Мария Соловьева, - смущенно ответила она.

Мужчина оживился, когда услышал ее имя. Погасил экран планшета и протянул руку для приветствия.

- Дмитрий. К моему сожалению, твой куратор.

- Почему «к сожалению»? – спросила Марька, отвечая рукопожатием.

Мужчина ответил не сразу. Сначала приложил пропуск к электронному замку и пропустил Марьку в помещение. В приятную прохладу и тишину.

- Работы невпроворот, - честно объяснил Дмитрий. - А еще с тобой возиться.

- Не нужно со мной возиться, - Марька виновато улыбнулась и хотела уже предложить свою помощь, но ее помощь была ни к чему. Как и ее присутствие.

- Вот и славно. Терминал в твоем распоряжении. На кухне чай, кофе, в холодильнике были салаты. А я поработаю.

Марька не успела больше ничего ни спросить, ни возразить. Дмитрий исчез внезапно за безликой дверью кодовой панелью вместо ручки. А в ее распоряжении остался гостевой терминал.

***

- Марь, как практика?

Марька не знала, что отвечать друзьям. Солгать? Уйти от темы? Отшутиться?

Вместо ответа она отвернулась, облокотилась на ограждении крыши и сделала вид, что не расслышала вопроса.

Город тонул в рыжих сумерках. Душных, пыльных и неизбежных. Ветер, даже здесь на высоте, не приносил прохлады. Он лишь поднимал с дорог и тротуаров пыль и бросал ее в лицо, запутывал в волосах, ссыпал на одежду. Девушка уже чувствовала, как на зубах скрипят песчинки. Наверное, следовало отойти от ограждения, спрятаться за воздуховодами, развалиться на мягком ковре и потягивать через соломинку освежающий коктейль, уже разлитый по стаканам.

Но Марька не могла вернуться к друзьям. Ей нужно было еще немного времени, еще минута, даже секунда. Она не могла надышаться душным городским воздухом, налюбоваться урбанистическими видами. Ей не хватало свободы и пространства, понимания и ощущений. Настоящих, ее собственных, а не прописанных для симуляции. Нет, она еще не перешла ту грань, когда дополненная реальность замещает собой повседневность. Но сейчас она как никогда желала поскорее оказаться в ставшей родной марсианской колонии.

- Никак, - буркнула Марька, когда Костя еще раз повторил вопрос. Она развернулась и снова облокотилась на перила. Теперь она стояла спиной к городу, лицом к друзьям, и внимательно разглядывала их, будто увидела их впервые после долгой разлуки.

На старом ковре, расстеленном между воздуховодами, среди пирамид из подушек и одеял восседали ее друзья. Костя, Лида и Стас. Их четверка сдружилась еще в школе. И несмотря на то, что жизнь внесла свои коррективы, они продолжали общаться. И неизменно, каждую неделю, собирались на крыше дома, где жил Костя.

В школьные годы здесь можно было спрятаться от родителей, прогулять уроки или провести время в компании друг друга. Теперь же встречи на крыше вошли в привычку.

- Что, совсем? – уточнила Лида, когда Марька присоединилась к их компании. Девушка протянула подруге стакан с лимонадом.

- Совсем. И надо было вставать так, тратить два часа на дорогу, чтобы посидеть в симуляции.

- Это лучше, чем разбирать кипы бумаг. Ну, кто хранит данные на бумаге?

- Если информация хранится на различных носителях она в большей сохранности, - объяснил Стас, не отрываясь от монитора планшета.

Краем глаза Марька заметила, что ее друг все так же увлечен управлением марсоходом. Изучение красной планеты с помощью роботов не теряло актуальности и популярности. Управлять частными марсоходами мог любой желающий. Существовали даже курсы, где обучали инопланетному вождению.

Эту увлеченность Стасу простили бы и сейчас, если бы Марька была в настроении. Но дорога до места практики ее порядком утомила, а безразличие куратора разозлило.

- Стас, мы же договаривались, что на встречах никаких симуляций, дополненной реальности и социальных сетей, - с укором напомнила девушка и, накрыв своей рукой экран, потянула планшет на себя. - Только живое общение!

- Марь, но кто бы говорила! – фыркнул Стас в попытке вернуть компьютер. - Ты же из симуляции не вылезаешь.

- Вылезаю. Сейчас я же с вами.

- Сидишь с нами, а мыслями… на Марсе.

- Может, когда-нибудь окажусь не только мысленно.

Марька с картинной мечтательностью закатила глаза, и Стас вырвал из ее рук планшет.

- Ну вот всю программу мне сбила! – парень с досадой в голосе отбросил на подушки бесполезный планшет. Оставшись без занятия, он решил поддержать разговор. - Не понимаю, зачем рисковать жизнью, тратить столько финансов и ресурсов, чтобы посмотреть на другую планету? Зачем человеку вообще другие планеты? С исследованиями роботы справляются отлично. Проблема перенаселениями и голода после «озеленения» пустынь больше не грозит.

- Это все не то, - отмахнулась Марька. В ее планы дискуссия не входила. Но Стаса отговорками было не остановить. - Да, роботы незаменимые помощники в исследованиях, но они не колонизируют другие планеты.

- А колония на Луне уже не считается?

- Луна же не роботами населена, - Марька продолжала стоять на своем. – Хоть большая часть колонии роботизирована. Никто не отказывается от автоматики.

- Лид, тебе не кажется, что этих двоих надо рассадить по разным углам комнаты, как в детстве, - произнес внезапно Костя. Он догадывался, куда может завести друзей такая дискуссия.

- Ага, только не отбирать игрушки, а наоборот, - поддержала Лида. - Стас, может ты покажешь, как управлять твоим марсоходом?

- Не могу, Марька сбила все настройки, нужно время чтобы, восстановить.

- Впервые о таком слышу! – Лида потянулась за планшетом. Включила его и запустила программу, не обращая внимания на возражения Стаса и недовольный взгляд Марьки. - Смотри, марсоход же передвигается. Может, кто-то перехватил управление?

- Невозможно! Я курирую этот марсоход и коды доступа у меня. Их изменят только через два часа и тогда передадут управление другому человеку, - объяснил Стас. Но на экран планшета все же взглянул.

Марсоход действительно передвигался, но его работа была не связана с программой Стаса.

- Похоже, не у тебя одного такая проблема, - сообщил Костя. - В Сети пишут, что с такой проблемой многие столкнулись.

- Кто-то взломал марсоходы?

- Неужели кому-то такое под силу?

Они заворожено смотрели, как марсианский ровер медленно преодолевает древний астероидный кратер. Ни на какие команды он не реагировал. Выполнял программу, известную лишь тому, кто управлял им.

***

Интерком не работал – бездушно шипел на все Марькины вопросы. Как и передатчик в скафандре. Да что ж за день такой!

Удар кулаком по интеркому, казалось, сотряс весь поезд. Надо успокоиться и взять себя в руки. В реальности и в симуляции. Импульсивность еще ни разу не помогла.

Марька вернулась на свое место и посмотрела в окно. Снаружи ничего не изменилось. Те же безжизненные рыжие просторы и солнце, подползающее к горизонту. Скоро стемнеет, а в темноте ее никто не будет искать. Здесь есть свет, тепло и главное, воздух. До утра точно хватит.

Значит, придется дождаться утра. В поезде. Одной.

Нет, это плохая идея. Надо как-то связаться со спасателями или разобраться в чем причина остановки. Звучит так просто, а на деле… что может быть хуже?

Стоило ей расслабиться и смириться с бессонной ночью, как свет мигнул и погас. Солнечного света еще хватало, но без искусственного света Марьке сразу стало неуютно. Несмотря на терморегуляторы в скафандре стало холодно и душно одновременно.

Аварийная система жизнеобеспечения сейчас заработает. Протоколы безопасности никто не отменял.

Минута сменялась минутой на циферблате наручных часов, сердце билось чаще и чаще, спазм сжимал горло. Нет, она не может ждать! Бездействие и томительное ожидание едва не довели до паники. Нужно было что-то предпринять. Пускай попытка будет тщетной, но она хотя бы попробовала.

Марька надела шлем от скафандра, проверила запас кислорода и работает ли налобный фонарь. В скором времени стемнеет, а быть поглощенной пустотой и темнотой в планы девушки не входило. Марька окинула взглядом вагон, на всякий случай запоминая все детали, которые могут помочь ей ориентироваться ночью и достала аварийный комплект инструментов.

Дверь в шлюзовой отсек поддалась легко. С дверью в машинном отделении пришлось повозиться. Одной грубой силы оказалось недостаточно.

В черных зеркальных поверхностях консолей девушка видела лишь свое отражение – в скафандре и монтировкой в руке. Глупый кадр, наверное, получился. Как в старых фильмах про космонавтов, сражающихся с пришельцами.

Кабина была пуста. Чего Марька и ожидала. Экспресс был полностью автоматизированный. Но даже в отлаженном механизме случаются сбои.

Консоль связи не работала, как и все остальные. Рация отзывалась лишь треском эфира. Надежда оставалась только на аварийный передатчик, но и тот не хотел активироваться.

Девушка устало опустилась в кресло. Впереди, снаружи купола кабины за горизонт уходила полоса, по которой двигался экспресс. А вокруг ни ровера, ни исследовательской станции – никого и ничего. Лишь бесконечная пыльная пустошь. А ведь по поверхности планеты ездят, шагают, ползают сотни марсоходов. Частные и государственные, оснащенные передовой аппаратурой и любительские. И ни одного не оказалось поблизости!

Как же ей тогда сообщить в колонию, что экспресс из космопорта не придет?!

Монотонный трест эфира, унылый пейзаж, вынужденное бездействие утомляли. Она даже начала дремать, когда услышала стук.

***

Дмитрий снова постучал по столу, чтобы привлечь Марькино внимание. Девушка вздрогнула и сняла наушники с виар очками.

- Что за симуляция? – поинтересовался куратор, когда девушка приладила рукой растрепанные волосы и сфокусировала блуждающий взгляд на его персоне.

- Марсианский экспресс.

- Слышал о такой. Интересно?

- Вполне.

На этом Марька решила, что разговор исчерпан. Это и так был самый долгий диалог за прошедшие две недели. Но когда она потянулись за виар-очками, Дмитрий перехватил ее руку.

- Ты уже обедала? - поинтересовался он.

- Нет.

- Составишь компанию?

- Вы же здесь начальник, - покорно ответила Марька, выключая программу.

- Я тут не начальник, - улыбнулся Дмитрия, когда они прошли на кухню. - Обычный инженер. Не обижайся, мне действительно нечему тебя научить, а возиться нет времени. Почитай пресс-релизы, посмотри презентацию.

- Я не обижаюсь. Я не напрашивалась к вам, в институте все решили за меня.

- Меня тоже не спрашивали.

- Почему никого кроме нас с вами нет?

- Понедельник и вторник – выходные дни у нас.

- И моя практика по выходным, чтобы под ногами не путалась.

- В какой-то мере.

- Зачем тогда надо было меня приглашать, если учить нечему?

- Все вопросы к руководству. Но я не горю желанием расспрашивать директора о его мотивах. И ты к ректору вряд ли наведаешься.

- Ваша компания в госпрограмме. «Билет на Марс», так ее назвали в СМИ. Вы разрабатываете элементы двигателя нового поколения.

- Вижу, с пресс-релизом ты ознакомилась, - улыбнулся Дмитрий.

Какое-то время они молча ели. Марька без особого аппетита ковыряла вилкой салат и запеканку. Есть ей не хотелось, а говорить с вечно занятым куратором - тем более.

- Почему именно Марс? – словно между прочим поинтересовался молодой человек.

- Простите, что?

Это точно был вопрос ни к месту и не ко времени, и сослаться на непонимание лучший способ уклониться от ответа.

- Ты ведь хочешь полететь на Марс, - продолжил Дмитрий. Он не заметил Марькиного нежелания отвечать. - Поэтому интересно, почему именно эта планета?

- Он реальный. Люди смогут там жить , - объяснила девушка.

- Луна реальней. На ней уже живут люди.

- Не совсем так. На Луне три исследовательские миссии. Так что там работают, - поправила Марька.

- А ты готова отказаться от всего, чтобы отправиться на Марс?

- Да. Почему все так боятся полетов на другие планеты?

- Потому что ты можешь больше никогда не вернуться на Землю.

- А меня никто не спрашивал, хочу ли я возвращаться? Там, на другой планете будет настоящая жизнь.

- Там будет борьба за выживание. Подумай хорошо. Ты не сможешь вернуться. Ты никогда не выйдешь из-под купола без скафандра. Будешь заниматься рутинной и тяжелой работой. Придется терпеть лишения и ограничения.

- Может, настало время узнать? Выбраться из уютной земной колыбели и сделать первый шаг.

- Первый шаг сделали уже до тебя.

- Я думала, вы должны понимать, - разочарованно вздохнула Марька. - А говорите такую же банальщину как и все.

- Эта банальщина называется критическое мышление и реальный взгляд на происходящее.

- Может, весь застой в современной космонавтике как раз от этого вашего реального взгляда. Больше никто не хочет рисковать, не стремится к неизведанному, становиться первопроходцем.

- Риск – дело благородное, но бессмысленное. Думаешь, в рисковые кампании буду вкладывать деньги? Нет, наоборот. Мировая космонавтика до сих пор не оправилась от череды неудач с первой лунной колонией.

- Я знаю, - мрачно ответила Марька. – Мои родители погибли во время той первой «неудачной» волны колонизации.

Она резко встала и вышла из столовой. Через приемную направилась к выходу.

Марька ожидала, что фотоэлементы не сработают. Но створки дверей послушно разъехались в разные стороны, выпуская ее в поле с выгоревшей травой и в просторы с таким же выгоревшим небом.

Один шаг отделял ее от желанной свободы. Она могла уйти и не возвращаться. Практику ей все равно засчитают. Но тогда Дмитрий будет прав. Она не готова для настоящей работы.

Марька вдохнула душный воздух с едва ощутимым ароматом луговых цветов и вернулась обратно к гостевому терминалу.

***

Ей не показалось – стук продолжался. Громкий, настойчивый.

Ни камеры, ни экраны не работали, а иллюминатор в шлюзовой камере был слишком мал, чтобы хоть что-то разобрать. Пришлось снова надевать шлем, проверят скафандр на герметичность и подключать баллоны с кислородом. Вновь открывать вручную двери в отсек, между машинным отделением и шлюзовой камерой.

На подножке экспресса стоял человек в скафандре, изъеденным рыжей пылью. Он жестами попросил девушку пропустить его в отсек. Марька отошла от шлюза, освобождая место.

Вместе с незнакомцем в отсек прорвался ветер. Он принес с собой пыль и тревогу.

- Вы из службы спасения? – спросила Марька, когда незнакомец снял шлем и отдышался. Он был молодым, всего на несколько лет старше нее. Невысокий, светловолосый и с острыми чертами лица.

- Служба спасения? – удивился молодой человек. - Нет, это ты меня спасла. Скоро будет буря, а я не успел добраться до укрытия.

После процедуры обеззараживания она смогла более внимательно рассмотреть его скафандр. Устаревшая модель, без знаков различия. Действительно, не из службы спасения и даже не из работников космопорта.

- Но в метеосводках не было предупреждений.

Резкий порыв ветра залепил пылью шлюзовой иллюминатор. Послышался стук каменной крошки о крышу и стекла. Вот и ответ. Начинается буря.

- Меня зовут Макс, - представился гость.

- Мария. Как ты здесь оказался?

- А ты?

Незнакомец не спешил отвечать. Как и она сама, впрочем.

- Я имею в виду, почему ты так далеко от колонии? – переспросила Марька.

- Хотел тебя встретить, - улыбнулся Макс, но, не заметив радостного отклика, на лице Марьки, попытался исправиться. - Шучу. Да ладно, не обращай внимания! Если честно, то я занимался не совсем легальными исследованиями и не заметил, как сели батареи у ровера. Если бы не буря, то я бы подождал.

- С экспрессом что-то случилось, - рассказала Марька. - Пропало питание. И связь не работает.

- Наверное, буря повредила дорожное полотно. Не волнуйся, ремонтная бригада из колонии разберется с аварией или пришлет спасателей. Отсутствие экспресса должны заметить, он ведь приходит всегда вовремя.

Марька кивнула. Разумом она это понимала, но интуиция настойчиво шептала об обратном. Не все так просто, и появление незнакомцам только усложнило ситуацию.

Следующий порыв ветра был мощнее предыдущего – казалось, что он перевернет экспресс.

- Буря усиливается, - объявил Макс. – Придется подождать. А после поедем в колонию.

- Как? Подтолкнем экспресс или расправим паруса? – с ехидцей уточнила Марька. - И если буря затянется, что тогда?

- Придумаем что-нибудь. В технике я разбираюсь. Попробую запустит резервный генератор. Покажешь, где машинный отсек?

Марька кивнула и провела его к отсеку с безжизненной аппаратурой.

- Почему ты выбрала Марс? – спросил Макс, осматриваясь.

- А ты?

Марька передала парню все инструменты, что захватила из ремонтного набора. Макс, окинув их критическим взглядом, отобрал нужные и присел рядом с одной из панелей управления.

- За меня решили родители, - ответил он, перебираясь к другой консоли.

- Также можно сказать и про меня.

- Тебя что силком сюда затащили? – усмехнулся он.

- Нет, мои родители были космическими первопроходцами. Хотелось продолжить их дело.

- А я уже родился на Марсе.

- Не может быть! Самой старой колонии всего десять лет.

- Думаешь, раньше на Марс не отправляли исследовательские миссии?

- Конечно, отправляли, только автоматические.

- Не всегда. Были и с человеком на борту.

- Почему я о них не слышала?

- А ты все миссии двадцатилетней давности отслеживала?

- Нет. Но все же я должна была что-то читать о ней.

- Она была не вовремя. И ни к месту. Поэтому о ней предпочли забыть. Но мои родители смогли не только выжить, но и вырастить меня.

Больше Макс ничего о себе не рассказывал. Отвернулся к консоли и продолжил работу. Марька не знала, сколько прошло времени. Но мир вокруг постепенно погружался в сумерки. Вязкие, неприятные, тревожные. Тени расползались по отсеку, сливались с черными экранами консолей, подкрадывались к самой Марьке и ее спутнику. И мгновенно отступили, когда машинное отделение наполнил бледный свет аварийного освещения.

- Все, я перезапустил систему.

- Каким образом?

- Если по правде, то я ее взломал.

***

- Димка, нас взломать пытались, - с порога произнес Олег. В последнее время в лаборатории он появлялся редко. Его присутствия требовали рутинные собрания и форумы.

- А мы тут при чем? – удивился молодой человек, отстраняясь от компьютера. - Мы же не над марсоходами работаем.

- Марсоходы тут ни при чем. Я даже более чем уверен, что их хакнули для отвода глаз. А главная цель - наш проект. Весь проект в целом.

- Зачем? У нас нет конкурентов, мы уже не рассчитываем на государственные гранты. Только на свои силы.

- Я поговорил с коллегами. За последние месяц мы не первые, кого попытались взломать.

- Есть идеи, кто за этими взломами стоит?

- Есть догадки, но не доказательства. Что-то подобное уже происходило перед лунной колонизацией. Но тогда это призрак из прошлого.

- Тогда оставим призраков. Будем работать с реальностью, - заключил Дмитрий. Он давно не видел начальника таким уставшим. - У нас ведь локальная система, без входа в Сеть. Симуляция запускалась с гостевого терминала. Он не подключен в рабочую систему.

- Поэтому нас только пытались взломать, - Олег наконец-то прошел в лабораторию и сел за свободный компьютер.

- Работа стажерки? – предположил Дмитрий.

- Нет. По отзывам преподавателей, она умная девочка, но точно не хакер. И если бы хотела заразить рабочие терминал, то попыталась бы проникнуть в лабораторию. Но она была только в конференц-зале.

- Олег, ты сообщил в полицию?

-Нет, я хочу проследить за стажеркой.

- Симуляция ведь сетевая? И хакеры заражают все машины без разбору, авось повезет.

- Вряд ли они надеются на "авось", просто мы не понимаем, какова их цель. Но у нас нет времени ждать.

***

- Я не могу так долго ждать, - взволновано произнес в пустоту Макс и развернулся к пульту управления. - Думаю нам пора отправляться в колонию, и не ждать спасателей.

- Если ты не заметил, то экспресс никуда не может отправиться, - в ответ усмехнулась Марька.

- Уверена?

- Неужели ты сможешь управлять экспрессом?

- Смогу.

Панели управления загорелись одна за другой. Состав мягко тронулся и покатил в обратную сторону по направлению к космопорту.

Стоп! Но Марька же направлялась в колонию. Паника вновь охватила ее. И усталость. А еще жажда и голод. Симуляция ее порядком утомила. Пора возвращаться в реальность.

Но как бы Марька не старалась, симуляция не прекращалась. Изображение становилось все четче, движение – реальней, а страх – сильнее.

Вдох-выдох. Все вокруг симуляция. Все ненастоящее.

Марька приложила белый прямоугольник билета к пульту аварийного выхода. Но ничего не произошло. Следующие попытки также не дали результатов.

Но ведь она может выйти из дополненной реальности в любой момент. В любой же?

Нет, только когда экспресс не в движении. Она застряла в симуляции, пока состав не остановится. Тогда ее билет вновь станет пропуском для перехода в реальность.

- Останови поезд! – закричала она Максу.

- Не выйдет, - но тот даже не посмотрел в ее сторону.

- Я хочу сойти.

Марька дернула кресло, в котором сидел Макс. По инерции оно развернулось, и девушка увидела лицо молодого человека, искаженное злобой.

- Что, здесь, посреди пустыни?!

- Да. Мне надоела эта поездка.

- Во время полета к Марсу ты также скажешь? Что тебе надоело? Что ты хочешь сойти?

- При чем тут полет. Я уже на Марсе. Как и ты, - испуганно пробормотала девушка, отступая назад.

- Нет. Я пусть далеко от тебя, но не на Марсе, также как и ты. Мы оба сидим в удобных креслах и смотрим на экран сквозь очки дополненной реальности.

- Ты взломал не просто экспресс.

- Долго думала, Мария!

- Зачем тебе это все? Это какая-то изощренная месть или какое-то заявление.

- Я надеялся, ты поймешь, ты должна была понять! Но ты не дочь своих родителей. Они пожертвовали собой ради науки, исследований, ради лунной колонии, которая стала приговором для пилотируемой космонавтики.

- Ты не знал моих родителей!

- Я знал их лучше, чем ты. И я предлагал подождать с Лунными базами, нацелиться на Марс. Но они спешили. А теперь спешу я.

Макс отвернулся к панели управления и больше не обращал на Марьку внимания. Она ничем не сможет ему ни помочь, ни помешать. Она лишь элемент симуляции.

А ведь этот безумец решил совершить что-то непоправимое. Разрушит космопорт. Повредит челноки и посадочные модули. Выведет из строя систему навигации. Значит, колонии останутся без связи и без снабжения.

Это в симуляции. А в реальности?

Она должна выбраться! Предупредить!

Но как?

Марька десятки раз проходила «Марсианский экспресс» и знала большую часть сценариев. Ни в одной не было такого сюжета. Не должно было быть такого исхода.

И она никак не может Максу помешать! Переубедить его невозможно, перехватить управление тоже.

Ее план более безумный, чем идеи Макса. Если ей удастся вывести из строя двигатель поезда, он не доберется до космопорта. Даже если застрянет в марсианской пустыне в эпицентре урагана, она все равно спасет людей и корабли. Можно и рискнуть.

Марька огляделась и заметила открытый шкаф управления. Резервный генератор.

Недолго думая, она схватила все провода, до которых смогла дотянуться и рванула их на себя. Яркая вспышка распалась на миллиарды звезд в матово черном небе, боль обожгла руки, а собственный крик оглушил не меньше, чем писк аварийной системы.

***

Покрытие крыши, растрескавшееся на солнце, пружинило под ногами, ветерна высоте ста метров нес прохладу, а палящее солнце пряталось за шпилямисоседних домов.

Шум города остался где-то внизу. Если бы еще и проблемы можно было оставить за тяжелой железной дверью. Остаться один на один с небом. Далеким синим небом.

Олег нашел девушку на крыше высотки. Между воздуховодов был разложен старый ковер и десятки подушек. Некое подобие тени создавали пальмы в нелепых пластиковых ведрах. Уютно и даже стильно.

- Здравствуй, Мария. Как себя чувствуешь? - спросил Олег, когда девушка заметила его.

Марька проигнорировала приветствие, как и вопрос о самочувствие, только смерила недовольным взглядом протянутую руку. Затем демонстративно попыталась пошевелить забинтованными пальцами.

- Как вы нашли меня? – буркнула она, опустив взгляд. Она положила на колени планшет, но так и не включила его. Все-таки она хотела услышать ответ.

- Твоя бабушка подсказала. – Олег не стал ждать приглашения и опустился на ковер рядом с Марькой. - Никто из друзей не пришел?

- Мы сегодня не собираемся.

Недовольные взгляды на мужчину не действовали. А прогонять будет невежливо. Тем более в ее ситуации. Единственный выход показать свое недовольство – отодвинуться подальше и сделать вид, что увлечена просмотром изображений на экране планшета.

- Хочешь побыть одна?

Девушка пожала плечами. После случившегося ее нескоро оставят одну. Зачем тогда оттягивать неизбежное? Чем быстрее разговор начнется, тем быстрее закончится.

- Вы же зачем-то искали меня, так что говорите.

- Это долго. Обсудим лучше завтра, на практике.

- Завтра среда. А дни моей практики понедельник и вторник. Придется ждать почти неделю. А я хочу понять все сейчас.

- Хорошо. Для начала хочу извиниться. И от себя и от имени компании.

- Не нужно. Вы-то уж точно здесь ни при чем.

- Может, если бы тебя не игнорировали, то взлом бы заметили раньше.

- Если бы вы и ваши коллеги меня не игнорировали, то неизвестно, чем бы закончилась моя практика.

- Этого мы так и не узнаем, хакеров ведь остановили.

- Но какой ценой? Их вмешательство в системы космодрома привели к тому, что ракета взорвалась на стартовом столе. Хорошо, что никто из людей не пострадал.

- В этом нет твоей вины, - заверил Олег. - Да и вряд ли вирус смог нанести нашей работе какой-либо ущерб.

- Да, виноват такой же практикант, как и я.

- Поэтому я и пытаюсь извиниться.

- Думаете, слова что-то изменят?

Марька не огрызалась и не язвила. Она действительно хотела знать. Быть может, она услышит те слова, которые заполнят пустоту, что образовалась после инцидента.

- Сто лет назад в космос открывали идеи. Все было новым и впервые. Но время первых прошло. Теперь космос должны открыть для себя люди. Обычные люди. Космос должен стать для них нужным и доступным. Пока не произойдут эти перемены, мы можем забыть даже о Марсе.

- Почему так пессимистично?

- Зато реалистично. Надо перестать мечтать о космосе, нужно им жить.

- Вы оправдываете хакеров? Разделяете их точку зрения?

- Я не разделяю их взгляды и не оправдываю их действия. Но идея у нас одна. И цель. Знаешь, было такое время, что космонавтику приходилось популяризовать. Космос исчез из повседневной жизни. Но все равно оставались энтузиасты. Центры подготовки космонавтов и астронавтов были полны. Были желающие полететь и на Луну, и на Марс. Но лететь было не на чем. И гарантии, что хоть одна экспедиция долетит, тоже не было.

- А что сейчас есть на чем?

- Есть, но нет желающих. Почти нет. Все хотят посмотреть на другие миры, но никто не хочет там остаться, не хочет жить и работать в отрыве от Земли. А те, кто хочет, не сможет.

- Почему?

- По состоянию здоровья, по убеждениям, да по многим причинам!

Олег развернулся к Марьке, посмотрел ей в глаза и продолжил:

- Может, надо было рискнуть. Как твои родители с Луной. Я работал с ними. Недолго, правда. Был таким же стажером, как и ты. Твои родители… они умели вдохновлять. Я ведь не собирался связывать свою жизнь с космонавтикой. Думал, отучусь и уйду в более прибыльную сферу, но после встречи с ними, осознал, что не смогу все бросить. Я до последнего боролся, чтобы меня включили в отряд космонавтов или лунных колонисты, но не прошел отбор. Ни тогда, ни сейчас.

- И потому «Билет на Марс»? Вы ведь были в группе инициаторов?

- Да. Моя компания небольшая и незначительная на фоне остальных корпораций. Но я хочу, чтобы ты взяла вот это.

Мужчина протянул Марьке конверт, в котором лежала белая пластиковая карта без каких-либо опознавательных знаков.

- Что это? – спросила девушка, вскрыв конверт и покрутив в руках карту.

- Билет на Марс.

- Неудачная шутка, - заметила Марька и протянула карточку обратно Олегу.

- Это не шутка, Маша. Это пропуск в лабораторию. Можешь приходить, когда захочешь. Больше никаких гостевых терминалов и пренебрежительного отношения. Я думаю, нам есть чему друг у друга научиться.

- Думаете, мы сможем перестать мечтать и начнем действовать?

Марька не ждала ответа на свой вопрос. Отвечать придется ей. И перед собой и перед Олегом. Девушка вдохнула полной грудью пыльный городской воздух и сжала в кулаке свой билет на Марс.  

+1
666
Гость
23:28
Рассказ неплохой. но сюжет весь состоит из диалогов, это напрягает и раздражает, хотя герои общаются короткими фразами… между героями есть взаимопонимание. Название тоже интригует, но этим все изаканчивается. Оценка 3.
11:32
Хороший добротный рассказ, только из-за обилия диалогов начинаешь путаться в именах и людях. Да и в месте действия тоже.
17:19
Плюсану. Рассказ хороший, с идеей. Всё в духе классической научной фантастики. Это очень радует, особенно на фоне большинства произведений, представленных на этом конкурсе. Привлекает хороший текст, но действительно много диалогов, не хватает описаний, действий и всего такого прочего.

Действительно есть проблема с локализацией, автору нужно обратить внимание на то, чтобы в любой сцене всегда было сразу понятно где происходит действие. Как художественный приём это хорошо в начале, но в середине текста сбивает с толку, хотя других пробелов в логике я не заметил, всё довольно ровно и взаимосвязано.

В целом же рекомендую автору вернуться к произведению через некоторое время, и немного доработать его. Где-то сократить, а где-то напротив, чутка подробнее расписать.
19:35
Я не понимаю, как через какие-то действия в симуляции можно повлиять на реальные события. Это вам не биткоины майнить. Это как через симс диверсии устраивать. Если бы действия происходили в постапокалиптическом мире, то можно было бы сравнить с «Дивергентом».
07:08
он возвращался к важному для негоСВОЕМУ занятию
дверью С кодовой панелью вместо ручки
вторично, скучно, банально, излишне растянуто
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Елена Белильщикова №1