Ирис Ленская №1

Безмолвные

Безмолвные
Работа № 593

Кевина разбудил холод. Упругие струи дождя стекали по ставням открытого окна. Намокшие занавески безвольно повисли бесформенными грязными тряпками. Неприятное липкое чувство страха проникло в сознание мальчика. Кевин внимательно вгляделся в сумеречные зоны комнаты. Логика подсказывала ему, что сильный порыв ветра распахнул неплотно закрытые ставни и задул свечу. Поленья в очаге давно погасли, от чего в комнате стало холодно. Уговорив себя, мальчик с содроганием откинул волчью шкуру и бесстрашно двинулся к окну по ледяному каменному полу. Плотно закрыл ставни, зажег огнивом свечу и стуча онемевшими пятками направился в смежную комнату. Там за занавеской из грубого льна спала его младшая сестра Мэл. При его появлении Ральф беззвучно приподнял свою массивную голову с ног девочки и приветливо вильнул хвостом. Ежась от озноба, Кевин наклонился вплотную к ее лицу удостовериться, что она дышит, поправил сползшие одеяла, одобрительно потрепал Ральфа за ухом и вернулся к очагу. Немного повозившись с отсыревшими поленьями он наконец развел огонь. Пламя медленно поглощало поленья, разгораясь все сильнее, позволяя потоку мыслей унести Кевина далеко от холода комнаты и усиливающейся непогоды.

Ярко сияло солнце, заливая светом малахитовую зелень вокруг дома. Мэл с венком из полевых цветов на голове носилась с Ральфом по поляне. Громкий радостный лай пса и восторженные возгласы сестренки создавали столько шума, что Кевин поморщился. Он стоял неподалеку и держал свой первый охотничий лук, подаренный отцом. Он натягивал тетиву, и резко отпуская, с восторгом слушал, как она поет. У него еще не было возможности испытать лук в действии, и он с волнением ждал возвращения родителей из города, чтобы пойти с отцом в лес на охоту. Мог ли он представить, что в этот день вся его жизнь изменится навсегда? Конечно, нет. Он был всего лишь маленьким мальчиком, воображающим себя отважным воителем, с боевым кличем, убивающим драконов. Между воображаемыми выстрелами он то и дело поворачивался к дороге, в надежде первым услышать стук копыт и скрип колес повозки отца. Возможно именно нетерпение Кевина, за которое он не раз подвергался суровому порицанию старших, спасло им с Мэл в тот день жизнь.

Он сразу заметил плотный туман, стремительно опускавшийся с гор. Он уже поглотил большую часть дороги и солнечного света, когда Кевин заметил, что вместе с туманом их накрывала абсолютная тишина. Пропали бабочки, перестали трещать кузнечики, умолкли птицы. Повинуясь скорее подсознательному порыву, чем разуму, Кевин схватил за руку обескураженную внезапной переменой погоды Мэл и потащил ее к дому. Но стремительно подступающий со всех сторон туман уже полностью скрыл его из виду. Недолго думая, Кевин развернулся и побежал к их домику на дереве у кромки леса. Подталкивая Мэл впереди себя, он помог ей забраться наверх. Ральф черной тучей метался вокруг них, оглушительно лая. Удостоверившись, что Мэл в безопасности, Кевин спустился за Ральфом, который свирепо рычал и медленно отступал к домику. Затащить наверх огромного мастифа двенадцатилетнему Кевину было невероятно сложно.

Весь взмокший от напряжения, он резко захлопнул за собой дверь, как раз в тот момент, когда туман подступил к лестнице. Кевин метнулся к отверстию в стене - импровизированному окну – и занавесил его снятой рубашкой. Потом он прижал к себе испуганную сестренку и собаку и затаился в углу. Тогда он не мог объяснить, почему надвигающаяся стена тумана вызвала у него такой ужас. Хотя в глубине души он уже знал, что это был необычный туман. Он был живым и заглатывал дома и людей в бездонную тишину небытия.

Мэл начала плакать. Ральф ощетинился и зарычал. "Тише, Мэл, пожалуйста, тише", - прошептал Кевин ласково. Рычание Ральфа постепенно сменилось жалобным поскуливанием. Грозный пес прижался к детям, словно маленький беззащитный щенок. Чтобы как-то отвлечь сестру Кевин нагреб немного соломы с пола и оторвав с треском от штанины полоску ткани стал мастерить для нее куклу. Это нехитрое занятие и умиротворяющее шуршание соломы помогло и ему немного успокоится. Когда через несколько минут кукла была готова он вручил ее засиявшей от радости сестре, которая сразу позабыла все свои печали и страхи. Кевин с завистью посмотрел на сестренку, впервые досадуя, что он старше ее на семь лет и должен о ней заботиться. Сколько раз в мечтах он представлял как отважно спасает юных дев из лап ужасных ревущих чудовищ. Как мчится на лихом скакуне, поднимая пыль в гулком танце копыт. Как выхватывает меч из ножен, со свистом рассекая им воздух.

Но окруживший их со всех сторон туман не был похож на знакомых чудовищ из воображения Кевина. У него не было огромных клыков, смертоносных когтей и страшного рыка, он был безмолвным и непроглядным. Он тихо и непреклонно душил каждую искру жизни, подминая под себя ощущение времени и пространства.

Кевин осторожно отодвинул край рубашки от окна, но не увидел в щель ничего кроме белесой мглы, обступившей их со всех сторон. Туман был таким плотным, что мальчик еле удержался от искушения вытянуть руку, чтобы проверить его плотность.

Туманы не были редкостью в этой части Британии, но этот был особенный. Он обладал собственным разумом. "Колдовство!"- возникло в голове у Кевина и он в ужасе отпрянул от окна , - "Как же родители найдут дорогу домой?"

Только тогда Кевин заметил, что ребра Ральфа продолжали вибрировали под лоснящейся шкурой, так если бы он скулил, но из пасти перепуганной, прижавшейся к ним, собаки не исходило ни звука. "Мел", - позвал он сестру, но не услышал себя, все звуки исчезли, как и воздух из его легких.

Внезапный сноп искр от поленьев в очаге вернул мальчика в настоящее. Ни отца, ни мать Кевин с того момента больше уже не увидел.

Смертоносный туман полз, заглатывая поселения и оставляя после себя, оглушающую тишину и холод. Все, кого он пощадил, утратили не только своих близких, но и способность говорить и производить хоть какие-то звуки. Люди болели, любили, страдали и умирали безмолвно словно тени, так будто бы их никогда и не было.

Удостоверившись, что огонь не погаснет и не навредит дому, Кевин задул свечу и вернулся в комнату Мэл, скользнул к ней под одеяло, и крепко прижав к себе сестру, безмолвно плакал, спрятав лицо в ее длинные мягкие локоны. Мысленно он принес покойным родителям торжественную клятву защищать ее до тех пор, пока она не станет совсем взрослой и не полюбит достойного мужчину. А она, согретая теплом единственных в целом мире близких для нее существ, безмятежно спала, улыбаясь во сне. Ральф, уловив состояние хозяина, потянулся к нему и лизнул его руку. Отныне в их темном тихом мире осталось место только для прикосновений. 

-1
617
10:10
Странный туман съел весь мир, мальчик и девочка остались одни. Все. Это краткий пересказ. Написано грамотно, но сюжета, как такового, нет.
Гость
18:40
Читаешь на одном дыхании, потому что в напряжении ждёшь «ужаса». А он на один абзац и совершенно невнятный! Похоже, рассказ автору наскучил, и он его в кульминационный момент скомкал и кинул псу под хвост!
Это лишь набросок рассказа, а черновики не оценивают.
12:47
Миниатюрка. Сюжет мог быть очень интересным, если бы его развили, добавили динамику, борьбу героев с туманом, и концовку. Не понятно, как в нынешнем состоянии персонажей, они могут жить дальше. Вокруг их дома — адский туман, на улицу не выйти. Где брать еду, воду, и как, черт подери, его сестра найдет таки достойного мужчину, если их мир ограничен старым домом?
Рассказ не вычитан, много «был»ья для такого короткого текста. Складывается ощущение, что сюжет произведения перекочевал из «Мглы», «Исчезновений на 7 улице» и им подобных историй… В целом жаль, уважаемый автор, мог бы получиться интересный рассказ, ведь сама задумка вполне жизнеспособна…
Кевин внимательно вгляделся в сумеречные зоны комнаты.

Зоны в комнате?
Комната слишком мала для того чтобы ней образовались зоны.
Немного повозившись с отсыревшими поленьями он наконец развел огонь.

Камин я так понимаю горел, потом потух. Дрова были в доме, они могли просохнуть.
Крайне неудачное предложение. Сырые дрова надо обосновать. Потому что всегда дрова успевают просохнуть. В поленнице, в доме.
Пламя медленно поглощало поленья, разгораясь все сильнее, позволяя потоку мыслей унести Кевина далеко от холода комнаты и усиливающейся непогоды.

Как пламя связано с мыслями? Если пламя не разгорелось, значить поток мыслей бы прекратился? Метафора не очень.
Мысленно он принес покойным родителям торжественную клятву защищать ее до тех пор, пока она не станет совсем взрослой и не полюбит достойного мужчину.

Откуда мальчик знает, что такое мужчина, любовь, замужество?
Это рояль.
Сюжет:
Сюжет есть, вернее идея сюжета. Это катастрофа принесенная туманом.
Но откуда взялся сам туман?
Это источник беды и его надо знать — откуда; куда; когда; насколько?
В чем выражается конфликт?
Разве в тумане?
Нет.
Туман это причина.
И как следствие, а значить и предпосылки для конфликта, это — как выжить; где брать еду; как добывать ресурсы — одежду; оружие; и прочее; как общаться, если все вдруг онемели и оглохли; надо разработать новую систему; и так далее, и тому подобное.
То, что здесь представлено, это не рассказ. Это описание будущего рассказа. Этакий короткий план. Которому еще надо вырасти в полноценный рассказ.
Самое большее я бы оценил его на 3.
Комментарий удален
21:42
ветра распахнул неплотно закрытые ставни и задул свечу а стекол там не было?
от чего слитно
Плотно закрыл ставни ставни закрываются снаружи…
за занавеской из грубого льна выделить зпт
емного повозившись с отсыревшими поленьями зпт
слишком много «он» в тексте
Чтобы как-то отвлечь сестру зпт
с препинаками достаточно плохо
«непонятно нихрена» © что за туман, какое колдовство, что да как
вторично и скучно
С уважением
Придираст, хайпожор и теребонькатель ЧСВ
В. Костромин
Загрузка...
Валентина Савенко №1