Павел Коршунов №3

Седьмое небо

Седьмое небо
Работа № 597
Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Ребята, топливо почти закончилось, осталась совсем малая часть!- сказал пилот космолета.

- Что? Как же так? Мы сможем приземлиться? – запаниковал кто – то из экипажа.

- Вряд ли. Осталось несколько промиль.

- О, неужели конец? – послышался тот же голос.

- Спокойно – сказал капитан Василий Баранкин.

- Но разве ты не знал что топливо на нуле? Ты совсем страх потерял!

- Оно исчезло мгновенно, я даже не заметил. Проговорив, пилот посмотрел на капитана.

- То есть, как исчезло? Ладно…Попробуй приземлится.

- Будет сделано!

А количество топлива мгновенно уменьшалось; весь экипаж был ошеломлен. Вдруг стали раздаваться странные звуки, как – будто что – то давило корабль снаружи, и поэтому трещала обшивка. И… Бах! Корабль разнесло в клочья. Взрыв произошел в двух метров высотой над планетой.

Молчание. Казалось, что весь экипаж погиб. Все, больше нет лучших космонавтов. Но, через несколько минут…Кхе, кхе, кхе – послышалось откуда – то из глубины.

- Капитан, Паша, Зорик! Где же вы все? Можно было так сказать, я полуживой пополз, стал оглядываться, искать товарищей. Ничего не было видно, стоял шум в ушах, голова гудела. Встав на ноги, он поплелся. Надо было найти товарищей, а дальше как получится.

Едкий дым разъедал глаза. Повсюду валялись обломки, мелкий мусор, пыль оседала какими – то хлопьями и устилала все вокруг.

Послышалось чье – то шуршание. «Васька! Живой! Двигаться можешь?» - обрадовался я.

Где болит?

- Здесь – капитан показал на разодранную рану на левом боку под ребром.

- Сейчас, я что – нибудь придумаю. Подожди. Я со всех ног побежал искать доктора. Нашел, но, к сожалению, ему самому нужна была помощь. Бедняжка, не продержится долго. Он только успел сказать, что аптечка лежала в кабине, а ее практически первую разорвало, но бинт и пенициллин у него в кармане. И… конец. Взяв медикаменты, я побежал к Васе. Обработал рану и пошел искать других, не зная живы они или нет. Все оказались целы, за исключением раненого капитана и скончавшегося лекаря, который в космосе был впервые.

Никто не знал что делать дальше. Всех мучали одинаковые вопросы. Почему так быстро закончилось топливо? Почему они живы, если взрыв произошел, мягко говоря у них под носом? И почему именно лекаря так сильно задело, ведь он был в защитной кабине? Непробиваемой! И что делать дальше?

И вдруг капитан спросил:

- От корабля что – нибудь осталось?

- Не знаем- хором ответили все.

- А что, есть идеи?

- Да, еще какие! За кораблем, точнее за его остатками!

Недоумевающие ребята отправились вслед за ним. Они нашли те самые остатки. Но вдруг поднялся сильный ветер. Из прекрасной и радующей погода превратилась в разъяренного

зверя. Летчиков метало из стороны в сторону. Затем поднялся торнадо, бедняг подняло в воздух, словно пушинок вместе с обломками. Вдруг в дали небес они увидели яркий свет. Их стало притягивать к нему. Было фантастически, но страшно. Страшно было потому что они сгорят от этого света как беспомощные букашки. Но вдруг они оказались на цветущей поляне. На ней было много разнообразных цветов, трав, пели птицы, стрекотали стрекозы.

Очухавшись.

- Хорошо, красота! Как у нас в России! На нашей планете!- сказал с восхищением Федька.

- Как же домой хочется…

- Да. Сейчас бы в баньку и молочка бы попить с баранками и медом.

- И куда нас занесло?! Дрянь какая – то – проворчал Зорик.

-Отставить! Продолжаем движение! – скомандовал капитан.

- А разве вам не хочется в речке искупаться? – удивленно спросил Паша, - а я бы не отказался Я бы ис..

- Хватит сопли пускать! Ишь расслабились после войны. Гитлера взяли и все думаете?!? Это еще не все трудности. И медали, которые у вас на полочке лежат еще ничего не значит! Так что забудьте о прелести жизни. И баньку с молоком, детьми и баранками в сторону отложите. Сейчас надо думать как нам выбраться отсюда и домой попасть.

- Да, ладно вам, не нервничайте так. Поживем годик – два и вернемся. И покажем всем какие мы молодцы! Какой рай мы здесь нашли! – упав в траву сказал Зорик.

- Какой годик? Какой два? Что совсем рехнулся? Да если нас месяц не будет и мы потом вернемся, то нас предателями Родины почитают! – настаивал на своем Вася, схватив Зорика за воротник. Но потом отпустил, сильно тряхнув.

- В конце концов у меня там мама, жена и дети. Совесть надо иметь! Я же никак некоторые.

Все вдруг замолчали.

- Ну прости, капитан! Я ведь холостой, и не понимаю что такое семья – раскаялся Зорик.

- А отец и мать тебе что не семья значит?

- Ха! - усмехнулся Зорик, - да если бы я знал кто они и где они. Да если бы я жил с ними.

- Прости. Не знал что они того…

- Да все с ними нормально. Ну хотя я и сам не знаю. Да, детдомовец я,- скромно прошептал Зорик.

- Как? – встрял в разговор Паша,- и ты нам не говорил об этом ? Но почему ты молчал?

- А зачем об этом рассказывать?- изумился Зорик.

- А мы тут все обо всех знаем, тем более ты в нашей команде.

- Хм. А вы и не спрашивали.

- Ну ты, Зорик, даешь! – усмехнулся Василий.- Ладно, хватит о печальном, а то тут еще обидятся некоторые. – сказал начальник и пошел, медленно прихрамывая.

- А мне и не обидно! – возразил Зорик.- Вам помочь, товарищ капитан.

- Ну, если тебе не сложно.

Зорик и Федька подхватили капитана и, весело беседуя, пошли по поляне, потом их догнал Паша и я.

- И все – таки тоскливо по России.- признался Федя.

- Так петь охота! – с воодушевлением сказал Паша.

- Хм. Он у нас певец понимаете ли, - подкольнул его я. - Ну, пой!

- У моей России…

- Ну, что так грустно – то?- перебил я снова.

- Как – то летом, на рассвете заглянул в соседний сад. Там смуглянка – молдованка собирает виноград. Я краснею, я бледнею. Захотелось вдруг сказать, станем над рекою зорьки летние встречать!

- И все вместе! – скомандовал Паша.

- Раскудрявый! Клен зеленый, лист резной. Я влюбленный и смущенный пред тобой..

И мы шли так долго, припеваючи. И даже не заметили как смеркалось.

- Нус, пора спать – потянувшись, сказал уставший Федька. – А завтра новый день, как говорится новые приключения.

- Так не говорят.- возразил Зорик.

- А сейчас много чего не говорят!- настоял Федя, - и больше всего молчат. И ты молчи и спи, как говорится.

- И так не говорят!

- Спи уже, всезнайка.

И все мгновенно уснули. На следующий день Василий проснулся последним и рассказывает:

- А мне сегодня Пушкин приснился.

- И мне.- сказал Паша.

- А мне и сейчас снится! – указал пальцем я в сторону Феди, сидевшего возле него. У нас был шок.

- Не Пушкин, а Александр Сергеевич Пушкин! Относитесь ко мне с уважением.

- А-а-а-а ,- закричали мы. Посмотрели на лежащего перед ним Пушкина, самого настоящего.

- Ну, что вы орете? – с возмущением посмотрел на них поэт.- И вот так всегда. Почему когда моя смена мне попадают такие бешеные звери? А? В следующий раз с Брюлловым поменяюсь..Он как раз после меня идет.

Все были в шоке.

- Он же умер. Или я что – то пропустил?

- Нет. Вроде бы нет.

- Ну что у вас за лица? – продолжал возмущенный поэт.- Как будто Гагарина не видели ни разу?! Великий..

- Прошу прощения. Кого?- спросил с недоумением Федя.

- Ой, а вы из какого года? Какой у вас на земле год?

- 1959. А что? – с выпученными глазами спросил Зорик

- Ах, да. У вас недавно война закончилась. Слушай, как тебя зовут? – обратился поэт к Зорику.

- З – з – з – Зорик.

- Да успокойтесь! Вы поймите же, что вы умерли. И все! Вы, как говорится, на седьмом небеее – запел, развеселившийся Пушкин.

- То есть, мы мертвы? – все еще не понимая что происходит, спросил капитан.

-Да, да! Сколько можно повторять! И почему вы в мою смену попали? А? Стоп, а вы что ли не знали что мертвы?

- Нет.- хором ответили ребята.

- Так что же вы молчали? А я тут перед вами стою распинаюсь.

- Простите. Но по – моему Вы сидите.

- Не имеет значения. Идемте. Сейчас разберемся. У нас понимаете, когда человек умирает, то идет по белому коридору. Затем он встречает ангелов, которые отправляют его к всевышнему; тот ему все объясняет и отправляет на работу. Вот и все. Мы меняемся по сменам: один сегодня принимает, другой завтра. А остальные другую работу делают. Так вот я хочу выяснить вы умершие или вас нечаянно сюда привели. Поняли?

- Ну, да..

Они шли долго, без остановки. Поэт читал стихи, сказки. Ребята шли, все еще не понимая, но с удовольствием слушали его.

- Фух, жарко. Можно привал?

- Что уже устали? Хм.. Ах, простите, вы же живые. А я то нет, поэтому ни боли, ни усталости не чувствую. Вот как одарил меня Боженька! За что ему низкий поклон.

- Ну, да. А как на счет привала?

- Хорошо. Я вам расскажу про наш мир. Только вы не перебивайте.

Так вот, поэт еще раз рассказал про коридор и Бога…А через несколько лет война страшная будет. «Армагеддон» называется. И станет море кровавым, и ангелы спустятся, и будет Бог делить праведных на не праведных. Праведные в рай отправятся, где обретут вечную жизнь и свободу. Вот так вот.

- А неправедные куда? – спросил Павел.

- А это даже Ною не известно. Кто это не знает, тому Библию читать надо. Я потом каждому дам. Нус, идемте. Тут для вас идти чуть – чуть осталось. Так, Василий, подойдите, я вас вылечу. Пушкин приложил руку к ране капитана, и та исчезла.

- Ну, как? – спросил я.

- Ха, это еще не все прелести нашей жизни. Вы готовы, сейчас мы полетаем. Возьмитесь за руки.

- Вы еще не знаете как мы в космосе летаем – заявил Федя.

- Ну, я предупредил.

- Рычаг, пожалуйста – прокричал поэт.

- Вы кто? – спросил неизвестный голос.

- Александр Сергеевич. Мне в совет нужно. Тут одно недоразумение вышло.

- А эти кто?

- Они со мной.

И вдруг из неоткуда выдвинулся рычаг.

- И так, готовы?

- Всегда готовы! – парировал смельчак Федя.

Вдруг что – то под ногами заскрипело, показался люк, который мгновенно исчез. И все пулей полетели вниз. Конечно, можно подумать что мы все себе переломали, и некоторые не выжили когда приземлились. Но мы оказались на батуте.

- Прошу прощения за внезапный визит. Тут в мою смену вот эти люди появились и говорят, что про смерть им ничего не известно. Можете ли Вы их проверить.

- Благодарю за предупреждение. Александр, Вы свободны. – раздался голос, но человека не было, стоял лишь один пустой трон.

- Уважаемый поэт, а с кем Вы разговариваете и где он?

- Со Всевышним. Сейчас он появится.

И точно, на троне появился сам Бог. От него, как от солнца лил свет. И исходило необыкновенное тепло.

- Здравствуйте! Меня зовут Иегова. Я, как называют меня люди – Создатель. Заранее прошу прощения за это недоразумение. А кто в вашей группе главный?

- Я – прошептал Василий Баранкин.

- Присаживайтесь.

Невесть откуда подлетело кресло к капитану.

- Благодарю! – еще с большим удивлением сказал Вася и как можно аккуратнее сел.

- Расскажите как и при каких обстоятельствах вы очутились на седьмом небе?

У нас чуть глаза не выпали.

- Как на седьмом небе? – переспросили мы Иегову. Бог с изумлением посмотрел на нас и говорит:

- А разве… Пушкина быстро ко мне!.=

Через пару минут тот уже был подле трона.

- А что Вам помешало сказать о седьмом небе?

- Ой, простите..

- Но, наверное про белый коридор и про работу Вы им рассказали? Пожалуйста, в следующий раз будьте внимательнее. Теперь Вы точно свободны. Проводите гостей во временную комнату. Главное, чтобы она по времени подходила.

- Конечно. Спасибо. Это был первый и последний раз. Идемте, ребята, я вам обо всем расскажу.

Мы ушли, капитан остался. Поэт нам рассказал много интересного, но у ангелов он спрашивал о чем говорить можно, а о чем молчать. Так мы попили чай. Вдруг стук в дверь. Привели капитана, который присоединился к нашей беседе. Но наш Паша – весельчак почему – то весь вечер молчал. Я спросил у него.

- Что случилось?

- Да, брось – сказал Зорик,- отстань от человека, видишь у него нет настроения

Вдруг Павел встал и вышел. Я хотел было за ним, но Федя меня остановил.

Потом мы легли спать. Вася два часа не спал, рассчитывал завтрашний маршрут домой.

Всю ночь по стенам ползали красочные жучки, которые привлекли мое внимание. Ночь, как будто длилась вечность. А на следующий день, собрав вещи, мы пошли на корабль, который нам построили архангелы всего за одну ночь. И я решил у них поинтересоваться:

- Прошу прощения, меня мучает один вопрос. А как вам удалось смастерить такое чудо? А главное копию нашего корабля.

- Тут не обошлось и без сверхестественного. Мы просто сделали копию.

- Фантастика! – сказал я – ущипните меня.

- Пожалуйста.- ущипнув – сказал главный архангел.

- Ай! - вскрикнул я – За что?

- Вы же сами попросили, ну я и исполнил вашу просьбу.

- Ах, да. Он Ваши мысли прочитал. Наказать его уже надо. – вмешался их командир.

- Ааааа – улыбнувшись, протянул я.

- Срочно, лекаря, скорей!

Мы бросились на крики и увидели как Паша корчится на земле.

- Что случилось?

- Не знаю. Зашел вот за ту черту и начало кривлять.

- Почему вы умершего за черту перевели?

- Как? Вы же сказали что живые. – в ужасе проговорил Создатель.

- Так и есть…

Через пару часов, когда Паша пришел в себя, меня пустили поговорить с ним. Зайдя в палату, я увидел лежащего на кушетке бледного человека.

- Паша, как ты?

- Плохо мне.

Мне стало еще хуже, когда я услышал этот скрипучий голос.

- Мы чего – то не знаем? – с болью в сердце спросил я.

- Я боялся говорить о своей смерти, думал вы испугаетесь или наоборот, обрадуетесь моему…

- Да ты что, брат, извини, что перебил. Конечно. Ты не думай, что будем рады. Давай выздоравливай!

- Бывай – с болью сказал он.

Выйдя из палаты, я пулей побежал к врачу, но на пути мне попался архангел. Я рассказал ему о том, что Паша правда умер, но он боялся нашей реакции. А тот без удивления ответил, что все знает и даже знает что моего товарища отправляют в рай. Потому что ангел обнял его, а если бы просто показал путь, то это означало – Ад! Но так как Паша был уже умершим, то решался вопрос, отправить его работать туда, где Пушкин или же в рай?

- Не Пушкин, а Александр Сергеевич! – опять поправил из неоткуда появившийся поэт . – Извините что перебил, но его товарищи уже заждались.

- Да, идите. – подтвердил мой собеседник.

- Хорошо. – и мы ушли.

После недолгого разговора мы попрощались с товарищем. Паша не проводил нас, ему стало еще хуже.

Перед посадкой нам сказали чтобы мы всем рассказали о полете.

Но на Земле нас посчитали за сумасшедших и решили этот полет не брать в изучение, даже если до этого неудачного приземления мы сделали много открытий.

- Но это же не справедливо! Ведь наш товарищ погиб…- воскликнул Петя.

- Не просто товарищ, а настоящий друг! Вот такая, внучок, несправедливость. Но Юрий тоже молодец. Он ведь не знал о нас и у него хватило смелости полететь черт знает куда.

- Но ведь кому – то похвала, а кому пальцем у виска крутят.- огорченно произнес мальчишка.

- Да ладно, у них своя правда, у нас своя. Ну, а теперь спи. Завтра в школу.

Петя повернулся к стенке и прошептал:

- А все после смерти на седьмое небо полетят?

- Все.

- И ты?

- И я. Ну, все, спи.

И мальчик заснул мгновенно как и его дедушка.

-7
425
01:52
Очередное творение школьника. Для первого раза ничего, но надо больше читать.
Загрузка...
Ася Оболенская №1

Запишитесь на дуэль!