Ирис Ленская №1

Кагуя

Кагуя
Работа № 499

Вообще-то курить в технологическом отсеке запрещено, но у меня сегодня уважительная причина. В руке мелко дрожит листок, только что полученный от врача. Да что там листок! Меня, тридцатисемилетнюю тетку, штурмана и астрофизика в третьем поколении, трясет как первоклашку. Надо как-то это объяснить… Прежде всего самой себе.

Когда набирали команду на «Фёдор Конюхов», меня взяли, что называется, с руками и ногами, потому что я отлично играю в покер. А если без шуток, я являюсь одним из авторов теории пространственных узлов, над которой работала с бывшим мужем. Проверить ее на практике было крайне заманчиво. К сожалению, наш союз в последние годы держался только на общих рабочих интересах, и бесконечно это продолжаться не могло. Муж мечтал о наследнике, а я оказалась неполноценной партнершей. После развода и смерти отца больше ничего не держало меня на Земле, ни в России, ни в Японии, где мы с Акихиро прожили двенадцать лет. Внезапно стало так тошно, что все равно куда лететь. А сейчас, отмахав два парсека, невыносимо хочется домой, дышать свежим прохладным ветром, вонзить зубы в сочный шашлык и заснуть, покачиваясь в гамаке под теплым пледом…

Я проснулась оттого, что кто-то сильно тряс мой гамак.

- Вставай, сова. Эд пришёл. Как тебя угораздило-то?

Это был Эдвард, командир. И мой друг по совместительству.

- Дима доложился?

- Да, это ведь входит в его обязанности. А моя обязанность сообщить Земле. Что мы с тобой делать-то будем?

- Высадим на какой-нибудь необитаемой планете, - буркнула я, - У Димки реагенты протухли. Чудес не бывает.

- Маш, я уверен, ты выживешь даже на газовом гиганте, а вот в то, что Дмитрий накосячил, мне верится с трудом. Завтра с утра сделаешь контрольный тест и после с результатом сразу ко мне, а не коптить ящики с оборудованием. Он подмигнул и вышел.

Через семь с половиной месяцев у меня родилась дочь. Рассказывать об отсутствии мужчин в моей постели я, конечно, никому не стала. Не хватало ещё, чтобы надо мной хихикали. Коллеги устроили мне короткий декретный отпуск, освободили от дежурств. Земля расценила беспрецедентный случай как уникальный эксперимент, медкомиссия же, знакомая с моим диагнозом, недоумевала. А бывший дорогой Акихиро наверняка поперхнулся сакуровым вареньем, когда узнал.

Внешне девочка совершенно не походила на меня. Долговязая, белобрысая, с глазами цвета снежной мяты, обрамленными длиннющими каштановыми ресницами. Её кожа и волосы казались покрытыми тончайшей перламутровой пленкой, едва заметно сверкающей. Она чем-то напоминала лунную принцессу из древней японской сказки, поэтому я назвала ее Кагуя. Развивалась она невероятными темпами, в три месяца начала петь на каком-то странном языке, а в десять уже отлично говорила на русском и английском. Тембр ее голоса был необычайно приятным. В полтора года Кагуя проявила бурный интерес к компьютерам, быстро осваивала программирование и задавала вопросы об устройстве корабля. Но когда я начала объяснять ей элементарные физические законы движения, она мелодично расхохоталась и загадочно произнесла: «Движением управляет гармония». Рассуждала Кагуя примерно как семилетний земной ребенок. А может и старше. Я в этой теме не сильна. Наш врач Дима и космобиолог Даниэль буквально не отходили от неё, фиксировали каждый шаг, строчили отчеты на Землю. Они по очереди читали ей на ночь справочник по астронавигации и играли в догонялки с нашим роботом ENT-2180, которого для простоты обозвали Енотом.

Короче говоря, всё шло хорошо до определенного момента.

Около трех часов ночи я вернулась в свою каюту после дежурства. Енот слегка покачивался в режиме охраны, на лицевой панели мигал желтый светодиод датчика движения - в Багдаде типа всё спокойно. Постель Кагуи была пуста.

Я прошлась по внешнему контуру, повернула к каюте Даниэля. Резкий рывок отбросил меня к стене, я услышала, как взревел один из двигателей, и бросилась к рубке.

Кагуя стояла на цыпочках возле приборной панели и что-то тихо напевала на своем странном языке. Аварийный индикатор сходил с ума. По экрану стремительно мчались потоки незнакомых символов.

- Что ты тут делаешь? – я орала как никогда в жизни, - где вообще Сэм?

Я нажала на кнопку вызова командира.

- Мама, не волнуйся. Эд не придёт. Они все в гипносне, так нужно. Иди, пожалуйста, в постель, будет серьезная перегрузка. Сейчас я перенастрою остальные двигатели, и мы полетим гораздо быстрее. Через две недели будем на Т-Арамсе.

- Где?!

- На второй планете системы, называемой у вас HD 33793. Верховный Селекционер принял решение о сохранении вашей цивилизации. Хотя, многие были против, и даже ваш Куратор сомневался. Вы самое слабое звено в ближайших пяти галактиках. Эксперимент с Краканами начали на две тысячи лет позже, а они уже научились слушать Вселенную.

- Бред какой-то. Может у тебя температура?

Я положила ладонь на лоб Кагуи. Температуры не было.

Может это у меня галлюцинация? Почему, интересно, не идёт Эд? Я ещё раз с силой надавила кнопку. В любом случае надо ещё и Диму позвать. Добежав до каюты Эда, я остолбенела. Он действительно крепко спал, причем прямо на полу. Попытки его разбудить успехом не увенчались. Из соседней каюты раздавался храп Сэма, которому я лично десять минут назад сдала смену. Всех остальных тоже сразил богатырский сон.

Я вернулась в рубку и устало рухнула в пилотское кресло.

- Теперь ещё раз и помедленнее. Что не так с нашей цивилизацией?

- Солнечная система скоро будет разрушена. Глобальная эвакуация дело долгое и затратное. Надо торопиться.

- Есть доказательства? Как ты собираешься убедить земное правительство в необходимости эвакуации?

- Убеждать будете вы. Я не могу покинуть пределы крайней узловой точки. А доказательства тут, в папке «Кранты». По нашим расчетам к Солнцу приближается одна из планет с нестабильной траекторией, условно называемых нами «нырок». Это редкие сохранившиеся после катаклизмов планеты, блуждающие в космосе до тех пор, пока на их пути не встретится первичная узловая точка. Пройдя через первичный узел, планета может перескочить в другую галактику и продолжить свой путь пока не столкнется с чем-либо достаточно крупным или будет захвачена звездой. В вашем случае вероятность столкновения с Солнцем 92 процента. На Т-Арамсу уже доставлено двенадцать эвакуаторов, вместимость каждого порядка миллиона человек. На первое время хватит. Обратно каждый член вашей команды поведет по кораблю. Я вернусь в свой мир.

- А я могу перейти в твой мир?

- Теоретически да. С моей помощью. Только незачем.

Кагуя снова запела что-то тихо и обволакивающе.

- На меня не действует гипноз.

- Тебе просто нужна другая тональность.

Я почувствовала, как приятное тепло окутало мои ноги, поднялось выше, выше… Голова стала горячей и ватной. Мне снилась каменистая пустыня, усыпанная окровавленными фрагментами человеческих тел. На плоских белых валунах в лучах незнакомой звезды грелась гигантская рептилия с набитым брюхом. Вид у неё был утомленный, глаза полуприкрыты. Затем зверюга поднялась на короткие лапы, переползла через терминатор и скрылась на темной стороне планеты. Тогда я увидела Кагую, лежащую чуть поодаль, на краю камня. Внутри у меня всё похолодело. Внезапно дочь повернулась ко мне, помахала рукой и показала на пять огромных темно-серых яиц этой гадины. Потом она встала и подала знак стоящему в отдалении кораблю. От него отделились два флаера и подлетели к Кагуе. Из аппаратов выскочили существа в белых комбинезонах. Они бережно перекатили яйца в контейнеры одного из флаеров и затянули их сверху светящимся куполом, а сами вместе с Кагуей прыгнули во второй и устремились к кораблю.

Спустя две недели «Фёдор Конюхов» действительно находился на орбите второй планеты системы Каптейна. Вся команда собралась в рубке. Эд задумчиво грыз карандаш.

- Дим, мы можем как-то противостоять ее воздействию?

- Не думаю.

- Мысли по поводу прочитаного?

Даниэль оторвался от экрана и предположил:

- А если там зараза какая-нибудь? В эвакуаторах. Большой риск.

- Думал об этом. Подождем ответа Земли. Но все равно у них нет математической модели для проверки вероятности столкновения с такими объектами. Уже есть данные зонда?

- Да, атмосфера пригодна для дыхания. Пятнадцать процентов кислорода. Хотя... диоксида углерода шесть. Есть жидкая вода.

- Температура?

- По Цельсию 10. На светлой стороне. В тени минус 35. Ветер более 30 метров в секунду.

- Готовьтесь к посадке. Женщины и дети выходят первыми.

Я улыбнулась и отправилась за скафандром.

При беглом взгляде на Т-Арамсу в голове всплывало «монохром». Всё выглядело как на старинной черно-белой фотографии. Темная вода скрывалась под широкими гладкими черными листьями растения, похожего на земную кувшинку. На берегу в девственном чистом белоснежном песке копошилась стайка мелких вислоухих зверьков. Из воды выскочило шестилапое существо вроде игуаны, схватило одного и утащило. Зверьки огорченно зафыркали, построились в шеренгу по двое и потопали прочь от берега.

Дышать было тяжеловато, но привыкнуть можно. Люди ко всему привыкнут, живучие, как тараканы. Густая высокая трава свинцового цвета ходила ходуном под порывами теплого и сильного ветра. Небо заволокло тучами, хлынул дождь, и мы вернулись на корабль.

Кагуя сидела рядом с Димой и что-то объясняла ему с виноватым видом.

- Нам тоже интересно узнать всё из первоисточника, - заявил Даниэль.

- Хорошо. Вы ведь уже знакомы с содержанием папки?

Мы дружно кивнули.

- Если в двух словах, с вашим миром может случиться то же, что случилось с системой Каптейна, а ещё столкновение может полностью уничтожить Солнце, зависит от точки приложения и силы удара. Этого мы предсказать не можем. Но в любом случае, последствия будут катастрофическими, Земля потеряет Звезду и жизнь прекратится.

- А что произошло с системой Каптейна?

- Миграция. Очень немногим удалось спастись. Хотя это была высокоразвитая цивилизация.

- Почему же они не вернулись обратно?

- Растительный и животный мир восстановились не так давно. К тому же, есть места и получше. Вроде вашей Земли.

Когда исполины-эвакуаторы скрылись из поля зрения, Кагуя спустилась на дно кратера, смахнула песок с какого-то древнего механизма и повернула ключ. Открылся вход в подземный тоннель. Стены подземелья тускло освещались колониями люминесцирующих грибов. Кагуя дошла до капсулы лифта и спустилась в пещеру с огромным геотермальным бассейном. В клубах пара нежился гигантский дракон, его крупная перламутровая чешуя мерцала в зеленоватом свете диковинных водорослей.

Кагуя опустилась на одно колено и громко произнесла: «Я всё сделала, моя Госпожа. Скоро здесь будет много еды».

0
268
Светлана Ледовская №1