Светлана Ледовская №2

Тренинг для писателей №2

Тренинг для писателей №2
Какова жизнь букашки?

Задание № 2.

Представьте, что в ходе научного эксперимента вас превратили в насекомое... и случайно уронили в саду. Ваши действия.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+1
15:46
1379
14:50
+3
«Ну и зачем я на это согласился?» — мысленно укорял я себя, бестолково шевеля в воздухе лапками. «Интересно, через сколько действие препарата закончится?..»
Шел второй час. Сорок минут этого времени я провалялся на спине, беспомощный, как… как таракан. Ведь я и был тараканом.
«Чертов Док», — вновь подумал я. «Ну зачем я на это согласился?!»
Доктор Мирр был одним из тех безумных ученых, которые ходят в мятых белых халатах, носят тапочки вместо обуви даже на улице и постоянно забывают обо всем, кроме собственных исследований. Он был лохматый, но всегда гладко выбритый, носил круглые очки в тонкой, словно проволочной оправе, а за ухом всегда торчал огрызок карандаша. Мирр был классным парнем, и сфера исследований у него была полезная. Он изучал тараканов.
Вы удивляетесь, как это может быть полезным? О, дело в том, что после Третьей мировой, которая продлилась пять минут, добрая половина Земли оказалась заражена радиацией. А кто невосприимчив к радиации? Верно, тараканы!
Вот Док и изучал их почти всю свою жизнь. А до этого их изучал его отец. Он был просто биологом и еще до Третьей. А Мирр пошел дальше. Он решил найти ген, который отвечал у тараканов за невосприимчивость к радиации, и вживить его человеку. А потом Мирр окунулся в безумие еще глубже, и лет семь назад представил свой новый проект. Он решил превращать людей в тараканов. И у него это получилось. Не спрашивайте, как. Я — солдат, а не ученый. Правительству эта идея ну очень понравилась. Крошечные исследователи могли бы свободно расхаживать по зараженным радиационным территориям и изучать их. А какой простор для шпионства!..
Я устало вздохнул. Предпринял сотую, юбилейную, попытку перевернуться и сдался. Как меня сюда занесло? Очень просто. Я был одним из офицеров, которые охраняли режимный объект – лабораторию Дока. Я довольно часто наблюдал за его работой, пытаясь определить: безумен он или гениален. И все время думал, нравится ли мне эта идея или нет. Честно говоря, так и не решил.
Превращения происходили безболезненно, испытуемые сохраняли человеческий разум, эксперимент был стабилен, и пора было переходить к полевым исследованиям.
И черт меня дернул сказать:
— Любопытно, как выглядит сад глазами жука.
Глаза Дока недобро загорелись, и в следующий миг меня уже потащили на предварительный медосмотр, который не отнял много времени. У солдат железное здоровье. Вот меня уже раздели до белья, запихнули в капсулу, я успел увидеть, как ухмыляются мои напарники, а потом сизый дым заполнил внутренность аппарата. Когда дым рассеялся, я был уже крошечным усатым насекомым.
— Пошли, красавчик, — сказал Док, подцепил меня пинцетом за блестящий панцирь и забросил в банку. Напарники продолжали хохотать, и их смех гулом отдавался в моих ушах. Точнее, ушей-то у меня уже больше и не было.
Лужайка перед лабораторией никогда не казалась мне такой пугающей. Док отвинтил крышку и вытряхнул меня в траву.
— Ну, погуляй, — сказал Док. А сам ушел. Я неуверенно пополз вперед. Тело каким-то образом знало, как управлять увеличившимся в разы количеством конечностей. Мир вокруг напоминал лес. Ну, таким его изображали на картинках, сейчас-то лесов не было. И в целом, все было хорошо, пока я не попытался взобраться на травинку и не свалился. На спину. Я теперь искренне сочувствовал всем тем букашкам, которые так и засыхали, к верху лапками. Мои размышления прервал грохот. Земля задрожала. Военные инстинкты сразу забили тревогу: бежать, прятаться, землетрясение, обстрел, что-то ужасное. Еще и солнце вдруг скрылось, на меня упала непроницаемая тень.
— Хей, дружок. Перевернулся что ли? — спросил Док. Его лицо нависло надо мной, круглые очки блестели, как фонари. А потом он пшикнул на меня из пульверизатора. В ту же секунду мир стал уютного человеческого размера. Только я продолжал лежать на спине, в трусах и носках, задрав к верху лапки, тьфу ты, руки и ноги. Напарники согнулись от хохота, когда я кряхтя и разминая затекшую спину, попытался сесть. С трудом встав на ноги, я посмотрел на дока.
— Я этой фигней больше заниматься не стану. И в отставку подам, как только твое изобретение станет применяться на практике.
Когда я пришел домой, в квартире было тихо и мрачно. Включив свет, я прошел на кухню. На полу у батареи сидел кот Василий. Перед ним на спине, безостановочно вертя лапками, лежал таракан. Я остановился. Василий вдруг перевернул таракана лапой, а когда тот, окрыленный свободой, попытался юркнуть под плиту, Васька перевернул его обратно. Я молча наблюдал. За пять минут картина повторилась трижды. В конце концов, я отпихнул заурчавшего от возмущения прохвоста, поднял таракана и вынес в подъезд.
— Иди, дружок. Прогуляйся.
00:47
Ух ты! И снова полноценный рассказ. Очень интересно вышло: понравилась предыстория, сам эксперимент и герои, на мой взгляд, вышли очень живыми. Думаю, что данное произведение вполне можно добавлять в публикации под тегом самородки!

По части текста тоже каких-то грубых косяков не приметила :)
08:06
Спасибо большое, очень приятно)
11:44
+2
Вот те раз, выронили и даже не заметили.
Интересно, что я не потеряла способность думать, несмотря на отсутствие мозга. Ощущения в целом неплохие – легко. Может, полетать? Сначала высплюсь, раз такой случай. Сейчас зароюсь между корнями вот этого дерева и вздремну…
…Интересно, сколько я продрыхла? Теперь и полетать можно. Ммм…какой дивный аромат… Цветет сирень? Я проспала пол-года? Скорее в лабораторию.
Ура! Форточка открыта! Влетаю и плюхаюсь на лабораторный стол. Да уж, посадку мягкой не назовешь. Что делать, не бабочка же — божья коровка.
— Смотрите, божья коровка влетела, надо ее выпустить, — слышу я голос Тани.
— Стой, может это Елена Сергеевна? – это Валин голос.
Конечно, это я. Подползаю к краю стола, взлетаю, облетаю лабораторию по кругу и сажусь прямо на плечо Валечке.
— Полгода прошло, если это она, где ее носило? – различаю недовольные интонации Татьяны.
— Давайте поместим божью коровку в прибор, хуже от этого никому не будет, — подводит итог Саша.
Уф, какое все маленькое и как тяжело двигаться. Собираюсь с силами и встаю при помощи коллег.
Вижу обращенные ко мне тревожные лица.
— Все хорошо, — выдавливаю я с трудом.
Да, теперь уже не полетаешь. Хорошо хоть выспалась.
— Может, попьем чайку? – неуверенно предлагаю я.
00:53
О наболевшем практически :) О сне)
Интересно, что я не потеряла способность думать, несмотря на отсутствие мозга

Рекомендую чуток перестроить предложение. Воспринимается очень спорно.
Может, полетать? Сначала высплюсь, раз такой случай.

Резкий переход, на мой взгляд.
…Интересно, сколько я продрыхла? Теперь и полетать можно. Ммм…какой дивный аромат… Цветет сирень? Я проспала пол-года? Скорее в лабораторию.

Эмоции непонятны чуток)
— Смотрите, божья коровка влетела, надо ее выпустить, — слышу я голос Тани.
— Стой, может это Елена Сергеевна? – это Валин голос.

Повтор)

В данном случае я придиралась как к полноценной миниатюре. Для тренинга задание выполнено хорошо! :) Да и в целом задумка интересная.
00:59
вполне логичные действия)) я тоже, если получу освобождение от всех обязанностей, пойду спать))
Задача тренинга выполнена полностью, и это главное. По тексты зацепок не нашел. Вроде бы гладенько. Хотелось бы чуть больше юмора, когда Татьяна возмущается, где героиня полгода пролетала. Ситуация забавная вышла, но вот еще небольшой шутки как будто не хватает.
Гость
17:49
+2
Всем привет, меня зовут Оля, студентка 3 курса биофака, в настоящий момент – таракан. Да ладно вам разбегаться, таракан из меня получился очень даже милый – шесть крошечных лап, длинные элегантные усы, черное блестящее туловище… да, дело – дрянь.
Но ничего, вот выберусь отсюда и отомщу!
Кого я пытаюсь обмануть. Дело – дрянь.
Кажется, кто-то идет в мою сторону. Мой научрук? Эй! Эййй! Я здесь!
Кажется, это не он. Кажется, это вообще не человек. Это…… ааааааа, это паук!!! Ненавижу пауков! Пора сматываться!
Фууух, вроде пронесло. Так, продолжим знакомство. Я Оля, студентка, заканчиваю третий курс. Осталось только сдать курсовую, но так как мой научный руководитель – мудак (о чем я ему и сказала при нашей последней встрече), меня скоро отчислят. Хотя о чем это я, я же теперь таракан. Это он меня превратил. За «мудака», ага. Сказал, что поставит мне «автоматом», если соглашусь принять участие в его научном эксперименте. Надо было насторожиться еще тогда – уж больно добрым был его взгляд и ласковым – голос, чего за ним раньше не наблюдалось. Но я была настолько окрылена закрытием сессии и предстоящими летними каникулами, что не замечала ничего вокруг. И вот результат.
Тааак-с, чем тут у нас так сладко пахнет? Варенье? Чай пьешь, значит, да? Ну, погоди, скоро я до тебя доберусь!
01:04
А в конце не хватает: Ну, погоди, скоро я до тебя доберусь! Мудак!

Замечательный юмор, отличная ситуация)) позабавили от души. Малый объем, и ошибок я не нашел. Тренинг выполнен на 100%
01:06
Забавная миниатюра) Есть простор для фантазии)

Косячки вот такого характера приметила:
Всем привет, меня зовут Оля, студентка 3 курса биофака, в настоящий момент – таракан.

Рекомендую разделить.
«Всем привет, меня зовут Оля! Я — студентка 3 курса биофака. В настоящий момент таракан».
Потом идет дубль «дело-дрянь». Также, как и задваивание «студентки 3 курса».
И еще несколько предложений бы разделить, а то чуток теряются, к примеру:
Осталось только сдать курсовую, но так как мой научный руководитель – мудак (о чем я ему и сказала при нашей последней встрече), меня скоро отчислят.


В целом эмоциональная зарисовка, для тренинга подходит хорошо.
Гость
02:01
В общем, мудака добавилось в третьем тренинге.
Чувствую себя злобным распространителем мудаков)
Гость
02:02
Будем исправлять) Спасибо)
20:35
+1
Конечно, я чувствовал какой-то подвох… Уж очень довольным сделалось лицо проректора, когда он заявил:
-Вы же понимаете, Видас, другого выхода нет: или вы принимаете участие в эксперименте, или мы вынуждены будем вас отчислить… Количество прогулов и несданных дисциплин…
Далее я не слушал, погрузившись в невеселые раздумья: выбора у меня, действительно, не было. Дома я успел сильно проштрафиться, и даже представить сложно, как обрадуется отец еще одной возможности пропесочить мой усталый двадцатилетний мозг. Идти к деду-основателю и главному попечителю института, это, как в космос без скафандра..'Позор семьи','Богемный неуч'… Осточертело!
И я согласился на этот дурацкий эксперимент, заранее не ожидая ничего путного… Но, чтоб настолько!..
Лабаратория мне не понравилась сразу-пустая, холодная, люди с хмуро-озабоченными лицами. Скукота. После вчерашней вечеринки жутко болела голова, уши жаждали тишины, а тело-покоя, потому ознакомительную лекцию я продремал, на автопилоте отвечая на вопросы и даже двигаясь куда-то. Очухался уже в установке излучателя, внешне весьма похожего на переходной портал. Спросонья решил, что родители снова посылают меня к деду, и возмущенно бросился в первую же открытую дверь.
Оказался я в саду. Голова закружилась. Мутило. Согнувшись в приступе жуткого спазма, я уже не сумел распрямиться. Мир стремительно менялся, увеличиваясь на глазах…
-Не тот ты пирожок съел, парень!-ехидничал внутренний голос.
Новоявленная Алиса осматривала гигантские заросли вокруг-зеленые мясистые листья и розовые шары с невероятным ароматом клубники. Усики приподнялись и задергались в предвкушении пира. Усики? Какие, к черту, усики?!
В панике я принялся исследовать свое новое 'я'. Шесть конечностей, брюшко, оснащенное жалом, крылья, хитиновая оболочка… Муравей. Самый обыкновенный.
Я разом вспомнил всю предысторию и выругался. Мысленно, конечно. Тело в это время резво перебирало лапками, влезая на пахучий шар. Полакомлюсь, хотя бы, свежей клубничкой… Ням… К ней бы сливок… Мм… И ту черненькую, что вчера отказалась со мной танцевать…
Усики первыми среагировали на движение сбоку, я развернулся, чтобы встретить своих шестиногих собратьев. И сразу понял, что идут они за моей ягодой. Кусал, кусал, вгрызался в сочную мякоть, что было сил…
Сверху проскользнула тень, и крылатая королева поманила самца во мне, увлекая в парный танец продолжения рода… О, зачем я мечтал о вчерашней гордячке?
Сильная рука встряхнула нас с королевой, прерывая неистовое танго, и зажала меня в кулак. Десяток шагов, и ладонь раскрылась, как цветок поутру. Насмешливый голос спросил:
-Что, Видас, несладко тебе пришлось? Любишь самочек, трутень?
Глаза фокусировались с трудом, но голос я узнал-надменная брюнетка с вечеринки. Пригласить ее на ужин, что ли?
Девушка перенесла меня в кабинет и сунула в установку излучателя.
3..4..5…
Потянулся всем телом. Наконец-то, человеческим! Посмотрел в бархатные темные глаза девушки, процедил сквозь зубы:
-Дурацкий эксперимент. И халат тебе не к лицу.
Вышел, хлопнув дверью, с мрачным удовлетворением заметив искры гнева в потемневших глазах.
Ха! Ты еще набегаешься за мной, гордячка.
И пошел отсыпаться.
01:16
Отличный мини-рассказ. Забавно, что большинство связали превращение в насекомое с научным экспериментом в институте))
Очухался уже в установке излучателя, внешне весьма похожего на переходной портал.

Вот это смутило. Слишком резкий переход. Я конечно понимаю, студент вечно сонный и так далее, но момент когда тебя подводят к излучателю пропустить сложно. Это же небывалая штуковина. Тут и слепой прозреет, чтобы посмотреть. А тут пофигизм и сонность вышла наигранная.
Еще небольшой вопрос по муравьям. Насколько я знаю, крылья только а маток? То есть у фуражиров их не должно быть. Впрочем может какой-то особый вид.
Гость
07:32
Спасибо за комментарий! Постараюсь ответить на замечания: Мой герой-пресыщенный жизнью молодой сноб, потому его ничего не удивляет, особенно какая-то установка.
Крылатыми у муравьев бывают самцы и самка-королева.
23:53
+4
В этом, определенно, есть что-то кафкианское.
Я задумчиво вглядываюсь в густые темно-зеленые заросли, шевеля восхитительными усами.
Когда мой лучший друг, выдающийся ученый Григорий Шишневский, шутил, что мы все можем превратиться в букашек, если окажемся в радиусе распыления нового экспериментального инсектицида «Трой-Б», я и не думал, что «букашка» для него — это, в конечном итоге, хищный и ядовитый жук — жужелица. Честно говоря, если бы меня спросили, кем я хочу быть — разведенным научным сотрудником с парой вялых статей по энтомологии, или жужелицей с мощными челюстями и крыльями, я бы и сам выбрал второе.
У меня не спросили, но я не жалуюсь.
А вот Шишневский, кажется, не рад. Ну да, у него-то грант на оборудование и жена- красавица. Смотрите, как он забавно бегает вокруг своей оси… Куда, дурак, подкрылки порвешь! Спрячь их, коли взлетать не собираешься!
Бедный, бедный Шишневский. Не вовремя мы вышли во двор покурить.
01:20
Вот люблю я юмор))
Марго, сегодня не будет моих типичных докапываний. Я даже не знаю к чем придраться))
Вообще вышло отлично и кратко! Прочитал за мгновение и улыбнулся!
Выполнение на 100%, так держать!
12:22
Ты просто устал, острота вычитки затупилась, наверное :D Но спасибо!
20:51
С самого детства, было интересно, что же скрывает мир насекомых. Они такие милые… В учебниках пишут, что эти существа жили задолго до появления первого человека. В особенные моменты мечтал о том, как бы было классно, стань я на время им. Энтомо. И какие приключения меня ожидали бы! Фантастика!

Прошло много лет. Теперь я младший научный сотрудник в НИИ, посвящённому изучению членистоногих. Детские мечты давно забылись. Единственная вещь, над которой я ломаю голову последние два года – социальное устройство у пауков. А что. У муравьёв уже было обнаружено сложное социальное устройство общества. Так почему этого не может быть у других?

Мой выбор пал на пауков. Одной из причин выбора – моя давняя любовь к этим мохнатым охотникам. Чего стоят одни только их глазки! А танцы? Вы думали они не умеют? Как же! Они многое могут, вот только мало кто интересовался ими настолько, чтобы показать миру какие они классные.

Около года назад в нашем НИИ появилось новое экспериментальное оборудование. За пределами лаборатории, где проводились опыты, никакую информацию относительно этого устройства достать невозможно. Очевидно, разработки засекречены самым строжайшим грифом секретности. Правда, ходят слухи, что с помощью аппарата можно проникнуть в невиданный доселе мир. В такой манящий для меня мир — насекомых.

Почему именно их? Наш НИИ почти целиком посвящён исследованию членистоногих. Разумеется, цель всех исследований – найти возможности улучшения людей. Природа мудра и умеет создавать удивительное. Если мы, люди, сможем понять удивительность её созданий и использовать эти знания на себе, то недолог миг, когда человечество сможет подняться выше в развитии и отправится покорять другие планеты.

Я достиг тупика в исследовании арахнидов. Мне не хватает опыта. Личного опыта бытия пауком. В тот момент и приставить не мог, к чему приведут последующие действия. Отчаяние толкнуло меня на столь безрассудный шаг – пробраться в лабораторию и воспользоваться прибором, о чьём действии не знал ничего.

Пришлось долго ждать, но я был терпелив, ментально представляя себя пауком, терпеливо ожидающим момента. Одним из участников опытов был мой друг, чем я и воспользовался. Он – отличный учёный, но у него лишь один недостаток – любит пить. Поэтому в субботу пригласил его в бар, где мы пили, пока он не потерял сознание. Украв у него карточку-ключ, тем же вечером проник в лабораторию.

Успокаивая себя тем, что нескольких часов будет достаточно и завтра никто ничего не заподозрит, включил свет и поставил на стол коробку с объектом моего исследования. Паук рода Салтикус Сценикус, мужская особь. Он любит танцевать, что следует из самого названия. Сам прибор больше всего походит на прибор для МРТ сканирования, вот только тут их два – один большой, в рост человека, второй – около пятидесяти сантиметров. Ближайшие стенки перевиты трубами, по которым текут разные жидкости. Значит, паука пускаем в маленькую, а сам я должен быть в большой? Попробуем.

Аккуратно зацепив пинцетом арахнида, я даже дал ему имя, Арни, пустил в прямоугольную коробку, походящую на инкубатор для младенцев с окошком сверху. Нажал кнопочку сверху и внутри засияло зелёным светом. У большой коробки остановился и глубоко вздохнув, набираясь смелости, нажал на кнопку, включая аппарат. Затем шагнул внутрь.

Зелёный свет заполнил все пространство вокруг меня. Все ощущения начали притупляться. Сперва потерял слух, лёгкое гудение куда-то пропало, затем перестал чувствовать тело и под конец перестал видеть.

Состояние пустоты длилось долго. Мне показалось, что пробыл в невесомом состоянии много лет. Вдруг ощутил, что бегу. Затем замер. Начал слегка покачиваться. Прыжок. Почувствовал обтекающие тело воздушные струи. Неожиданно увидел. Жирную муху, попавшую в сеть. И мой диапазон зрения стал в 360 градусов. Вижу даже то, что происходит за моей спиной! Много зелёного, голубое небо надо мной.

Тело неторопливо ступило на паутину и направилось к мухе. Как бы ты ни старалась освободиться – лишь сильнее увязнешь шёлке сети. Тут пришло осознание, что это тело – паучье. Попытался завладеть управлением, но арахнид, не чувствуя моих мысленных телодвижений, продолжает идти к мухе. Мне захотелось сдаться. Ну как же, если от меня ничего не зависит, что ещё остаётся?! Вдруг мой разум пронзило видение из детства. Моя мечта. Желание стать пауком. Ну нет, не сдамся! Обязательно отберу управление и начну жить в этом мире. Теперь меня зовут Анри, и я паук!
16:14
1.
Так почему этого не может быть у других насекомых? У ос и пчёл это так же было обнаружено.
Не понятно зачем автор снова возвращается к тем насекомым, у которых уже было обнаружено социальное устройство.
2. Автор! Жирный косяк! Пауки не насекомые. Тип: Членистоногие, Класс: Паукообразные. Все же необходимо изучать информацию, прежде чем браться за работу.
3.
Я достиг тупика в исследовании пауков. Мне не хватает опыта. Личного опыта бытия пауком. В тот момент я и приставить не мог, к чему приведут мои последующие действия. Отчаяние толкнуло меня на столь безрассудный шаг – пробраться в лабораторию и воспользоваться прибором, о чьём действии не знал ничего.
обратите внимания на выделенные слова. Дубли и ошибки.
4.
Это – паук рода Салтикус Сценикус, мужская особь. Этот род любит танцевать, что следует из самого названия рода.
дубли
5.
Вдруг мой разум пронзило видение из детства. Моя мечта. Ну нет, паук, я не сдамся! Обязательно отберу у тебя управление и начну жить в этом мире. Теперь меня зовут Анри, и я паук!
Очень сумбурно. Слишком резкоее воодушевление. Вроде только сдался, но тут же передумал, увидев видение из детства.

Так же немного непонятна логика устройства. Получается прибор переносит сознание человека в разум паука. А как паук выбрался из контейнера? Что случилось с телом человека? Зачем вообще нужен подобный прибор, если человек не может управлять разумом тем, в кого вселяется.
По тексту довольно много огрехов. Рекомендую прочесть еще раз.
В целом тема тренинг раскрыта.
21:21
Ща выправим. Однако, моя вина, что не вычитал как следует перед публикацией. Писалось, как замечено, на одном дыхании.
00:03
+2
Едва дождавшись, когда эти олухи потеряют бдительность, взмыл вверх и вылетел из окна лабортатории.
Наконец-то! Эта миссия слишком затянулась. Потратил три года жизни и к сожалению никто не поймет, как это много.
Я устроился на работу в лабораторию, несколько месяцев буквально лизал задницу научному руководителю Тому Джеферсу, чтобы он взял меня в команду. Еще полгода бегал за кофе, прежде чем допустили к расчетам. Три месяца работал сверхурочно и буквально ночевал в лаборатории. Но все это были цветочки!
Когда я вызвался подопытным для эксперимента, поспели ягодки. Нас было четверо. Четверо добровольцев, а нужен лишь один. Марка я не брал в расчет. Так и случилось — сосунок слился на третий день специальных тренировок. Дорс был выносливее, но я хитрее. Он продержался на беговой дорожке целых пятнадцать минут, прежде чем сдался под напором пургена, что я подмешал в его бутылку с водой. Оставался Вилли. Вилли, мать его, Хэндрикс. Сукин сын, каких поискать. Такого не сломить ни пургеном, ни снотворным. Нет, серьезно, я пытался. Вбухал лошадиную дозу дорогущего сновторного в утренний кофе здоровяка. Так этот сукин сын выжрал и не поморщился, а мне следующий месяц пришлось палец сосать. Не знаю на чем сидит этот парень, но успокоить его смог только бейсбольной битой. Бита, кстати, тоже не выдержала, и теперь я торчу десять баксов соседу в общежитии.
Но черт с ними. Черт с ними всеми. Я остался один, прошел отбор и попал в эксперимент. И теперь, наконец, я комар. Я маленький комарик, лечу и счастливо попискиваю… наконец-то дома.
Мы условились, что меня будут ждать у куста под окном лаборатории, но никого не вижу. Едва подлетев к сочной листве слышу писк.
— Звун, это ты?
Резко оборачиваюсь.
— Кто ты такой? Где Пискун? — спрашиваю я увидев незнакомца.
— Пискуна прихлопнули, — отвечает он. — Теперь я командую миссией.
На миг замирают крылья.
— Пискун… старый хрыч. Зачем он высовывался. Ему оставался всего месяц до пенсии…
— Утрись, Звун. Он знал на что шел, — успокаивает незнакомец. — Мы все знаем.
Я отворачиваюсь и смотрю на окна лаборатории. Чертовы люди. За что вы так с нами.
— Ты выполнил миссию? — раздается вопросительный писк.
Киваю хоботком.
— Тогда его смерть не была напрасной. Благодаря тебе, мы сможем обходить ловушки людей, сможем снова нормально питаться не боясь быть прихлопнутыми. Мы справимся с фумигаторами и спреями. Превратить тебя в человека и отправить на разведку было отличной идеей! Звун, все было не зря, ты слышишь?
— Как тебя зовут? — неожиданно спрашиваю я.
— Что?
— Как твое имя?
— Носик.
— Носик, — повторяю я, словно пробую имя на вкус. — Я не помню тебя. Ты недавно вошел в фазу имаго?
— Месяц назад.
— Месяц назад… а знаешь, сколько лет прожил я по камариным меркам? Я вылупился из куколки, когда твоей мамки даже в планах не было! Три года, Носик, три года! Это слишком много для комара. Пискун был последним, кого я знал. А теперь это уже не моя стая. Не моя королева.
Носик возмущенно молчит. По напряженным глазам вижу, что силится что-то сказать, но не может подобрать слов.
— Еще одно слово, — наконец выпаливает он. — И я буду считать тебя изменником!
— Расслабься, — отмахиваюсь я. — Лучше зови остальных. У меня есть отличный подарок для стаи.
— Подарок?
Мы полетели к заброшенному сараю. Не смотря на потерю последнего друга, не унываю. Эксперимент действительно прошел успешно. Я добыл чертежи и схемы людских ловушек, достал противоядие против яда фумигатора и распылительных спреев и запас стаю едой на несколько месяцев. Ну что же Вилли Хэндрикс, наконец-то от твоей туши будет хот какой-то прок.
13:24
«Я мыслю, значит существую», — да, это успокаивает меня. Было бы легче, если бы я не знал, что у насекомых полтора нервных узла, вместо мозга. Какая же тяжёлая голова… Чем я вообще думаю, если у меня полтора нервных узла?! «Мыслю, значит существую, мыслю, значит существую», — надо себя успокоить. И осмотреться. И лишить Джерома премии, сколько можно портить нам эксперименты?! Уронить меня здесь! Бездарность в белом халате, а не лаборант. Так, что мы имеем. Институтский сад не более трёхсот футов в длину и двухсот шестидесяти в ширину. В саду есть птицы, насекомоядные растения. И этот бездарь в ботинках девятого размера, я даже не знаю, кто здесь опаснее, они или он! Джером, Джером, твою мать! Слышишь ты, огрызок научного знания, выгоню, выгоню с завтрашнего же дня, бездарность! А? А?! Что тут происходит, что это ещё та… А, точно, это же наши щипцы. Дже-е-е-ром, так ты нашёл меня, ах, славный мальчик, ну неси теперь в лабораторию.
— Мистер Райт, я же всё равно не понимаю, что вы там жужжите. Вот вернём тело обратно, дадите подробный отсчёт. Ах, да, мистер Райт, должен вас поблагодарить, что вы никуда не полетели, иначе бы я искал вас по всему саду. Простите меня, директор Оуген попросил провести дополнительно этот эксперимент, но не предупреждать, что мы оставим вас в саду. Простите, простите.
«Ах ты псевдонаучный гад! Джеееееееером, бездарность!»
— ЖЖЖЖжжжжжжжжжжжжж!
— Ай! Мой нос, мой нос!
«Так тебе и надо, жалом, жалом тебя, жалом!!!»
09:33
Я отомщу этому человеку, ну, а пока нужно осмотреться и привыкнуть. Спустя день.
— Прочь насекомое!
— Нет!
-Так тебе и надо!- сказала я и улетела.
10:02
+1
Что же это происходит? Как я здесь очутился? Они что, связали меня? Неужели эти твари разумны? Если да, то всем вокруг угрожает опасность.
Почему-то я оказался где-то в неизвестном месте, обездвиженный и привязанный к чему-то вроде стола. Разглядеть не удаётся, паника в голове стала нарастать, но для этого есть причина. Шумы издалека доносятся всё чётче, словно приближается множество существ. Но пока они еще не видны и можно постараться выбраться.
Полумрак не даёт возможности как следует оглядеться. Какая-то комната? Да, возможно. Или это такая землянка? Действительно, похоже. Бугристая поверхность пола упирается в дверь в дальнем конце комнаты. Да и не дверь это вовсе, а какой-то плед, или занавес. Отсюда не разглядишь.
Кое-как удаётся развернуться, чуть было не падаю со своего лежбища. Что же случилось?
Всё как в тумане. Вроде бы было в порядке, отмечали праздник с друзьями, а потом как отрезало. Помню снившийся кошмар, что меня кто-то похитил, и даже как будто ставили надо мной опыты. Страшно было, но кроме этого — ничего. А теперь только начал вспоминать, что после того облучения стал кем-то другим. Выросло еще несколько конечностей, тело деформировалось, и прямо на лбу появились длинные усы. В кого меня превратили, даже не берусь судить. В муху? Их я тоже не люблю.
Стоп! Что это? Шум приближается, дверной полог колыхнулся, за ним точно кто-то есть! Что он делает? Наблюдает? Неужели тот опыт еще продолжается?
Пока никто не появился. Неужели мерещится? Да нет, очень похоже на правду. Вот только если я действительно уменьшился, то это может быть не землянка, а просто ямка в земле. Маленькая, намного меньше человеческого пальца. И связывает меня не верёвка. Такого материала я не встречал никогда. Это не обычная пеньковая веревка, нет. Паутина?
Вот здесь я запаниковал. Если паутина, то где-то должны быть пауки. А я всегда их боялся. Еще с самого детства, когда жил в деревне и ходил гулять с ребятами. Так они знали, что я их не люблю, и иногда начинали пугать меня, поймав какую-нибудь мелкую букашку, и пихали её мне прямо в лицо. Тогда я был маленьким, сейчас уже вырос. А неприязнь к насекомым осталась.
Вновь раздался какой-то шорох за импровизированной дверью. Нет, всё-таки там кто-то есть. Они наблюдают?
Нужно побыстрее отсюда спасаться. Я дернулся раз, другой, но сковавшая меня паутина (я теперь я не сомневался, что это она) не поддавалась. Еще один рывок, на запястье выступила сукровица. Нет, это бесполезно. Найти бы, чем разрезать…
Но до этого дело не дошло. Полог откинулся, и в ставшую вдруг такой маленькой землянку проникли они. Ужасающий стрёкот, шелест лапок друг о дружку, множество конечностей. Они всё входили и входили, обступали меня со всех сторон, вылупив множество своих глаз. У некоторых в два ряда, у других в четыре. Чернота их завораживала, я застыл, подсознательно надеясь, что они реагируют на движение, и мечтая, что они меня не заметят. Но мыслей у них в глазах не было. Они смотрели безучастно, как на попавшую к ним в сети муху. Челюсти их зашевелились, мерзкие маленькие волоски на них стали издавать пробирающий до желудка трест, и маленькая комнатушка наполнилась ужасающими звуками. Я даже не понял головой, а просто осознал, что мне конец… В глазах потемнело и я отключился.

— Вот, пожалуйста, полюбуйтесь.
Профессор начал неспешно, мягким баритоном, излагать историю болезни для студентов. Те смотрели во все глаза, некоторые хихикали, другие хмурили брови, стараясь запомнить увиденное.
— Перед вами характерный пример Делириум Тременс. Это состояние развивается чаще всего после длительных,… хм…, возлияний. Сегодня у нас какое?
Он спросил сам себя, но кто-то из близко стоящих студентов не замедлил ответить.
— Пятнадцатое января.
— Нда, спасибо. Так вот, пациент ушел в многодневный запой, и закончил три дня назад. Развилась белая горячка, и скоро должна уже закончиться. Но у него есть интересная сопутствующая психопатология. Как называется боязнь насекомых?
Секундное молчание, а потом тихий голос одной из отличниц.
— Инсектофобия.
— Правильно, девушка. Здесь мы имеем частный случай такого заболевания, боязнь пауков. Арахнофобия. Запомните, а лучше запишите. Всё понятно?
Все молча закивали, не отводя глаз от привязанного к кровати пациента. Профессор окинул студентов взглядом.
— Ну что же, продолжаем обход? Прошу в следующую палату…
обходы в психбольнице, ммм атмосферненько, напоминает обитель проклятых(кино)
16:02
Фильм я, кажется, смотрел, но уже не помню содержание. А обход такой бывает ещё и в наркологии иногда )
Мясной цех

Достойные внимания