Нидейла Нэльте

Тренинг для писателей №5

Тренинг для писателей №5
Покажите, какой вы злодей.

Задание №5

Начинающие писатели часто допускают одну и ту же ошибку. Главного героя расписывают как всесильного, таинственного и прекрасного покорителя дамских сердец. При этом главный злодей выглядит непонятно как, непонятно за что сражается, и чаще всего плохой только потому что "Злой".

Мы не заявляем, что подобные ошибки допускают все без исключения, но чтобы увериться предлагаем интересное задание:

Представьте, вы Злодей. Властелин тьмы, космический пират или кто похлеще - полностью на ваш выбор. Что вы будете делать?

Главная задача тренинга, показать себя с интересной стороны, а не штампованное зло, которое злое по умолчанию. Тренинг будет считаться выполненным на 5+ если вы покажете читателю, почему именно стали злодеем.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+1
19:43
1283
00:54
+1
Попробую всё-таки изложить в качестве рассказа не от первого лица.)

— Ты хочешь знать, что такое зло, Джимми? А что значило бы твоё добро, если не было бы зла? Мы выбираем значения слов на контрастах. Знаешь, бывает наверно абсолютная глупость, но абсолютного зла… нет. Есть мелочность, порочность, низость… А зло? Что такое зло?
— Ты убиваешь людей, Эдел.
— Смерть иногда полезна. Я убиваю людей и создаю порядок. Ни одна глубокая социальная идея не обходится без жертв. Мои солдаты убивают повстанцев и насилуют их женщин. Но женщины моих солдат живут в безопасности, тепле и сытости. Это простой мир, Джимми. Он не любит добро, зло, правду, порядок или силу, нет, всё это он не любит. Он любит идею. Ты даёшь толпе идею, и толпа сама идёт за тобой.
Настало молчание. Джим, пытался понять хотя бы для себя, верно ли то, что они делают. Много лет он уговаривал своё критическое мышление закрыть глаза на творимое диктатором, правой рукой которого являлся. И сейчас, в опустевшем к ночи зале советов, что-то похожее на сомнение завладело его сознанием. Стена голограмм пестрила картинками из последних экспериментов по созданию химер, что проводил комитет науки над заключенными тюрем. Слегка сияли колонны неоновых ламп, используемых одновременно для освещения и опоры. Два почти жёстких стула расположили в этот раз возле стола Совета, настроив картинку ночного леса на его интерактивной столешнице. Кажется, Эдел хотел покоя и мира, по крайней мере, только этим Джим мог объяснить произошедшую тягу к природе. Джим закрыл глаза, стал вспоминать, как познакомился с Эделом Хессеном, ещё в академии, когда никто и знать не мог, что этот студент через тридцать лет устроит государственный переворот и превратит республику в ад для несогласных.
— Маленький мир требует крови, — рассмеялся в ответ создавшемуся молчанию Эдел. — Ты хочешь знать, Джим, кто я? Точнее, кем я себя считаю, кто я, ты всё равно решишь сам без моего участия. Во-первых, я не тот, кто делит мир на чёрное и белое, что уже вызывает у добра возмущение, не так ли? Ведь как можно идентифицироваться с добром, если не выбрать главного злодея. Придумать врага и танцевать от него, что может…
— Но есть какие-то ценности у людей! Все хотят счастливо жить и никто не хочет боли, — перебил Джим.
— То есть, за добро ты принимаешь общее счастье и комфорт, а зло — это то, что мешает счастью и комфорту? — Эдел рассмеялся ещё громче, — О Джим, по твоей мерке я даже немного добрый! Ведь женщины моих солдат живут в довольстве и тепле, прости, друг, я не могу столько смеяться.
Эдел не выдержал и рассмеялся грубым утробным смехом, от которого холодило бы пальцы случайному свидетелю происходящего разговора.
— Кто ты, Эдел? Что ты любишь? Что ты ценишь? Что вообще тебе нужно от этой земли? — вырвалось у Джима, советник развел руками.
— Я лишь игрок на этой арене, — усмехнулся Эдел. — Понимаешь ли, друг, политика — это как бои без правил. Но когда ты становишься сильнее, уже не важно, как бить противника: в лицо, ноги или ломать ему рёбра, а может выдернуть руку, с костями? Ты начинаешь развлекаться, ощупывать, как далеко можно зайти. Как далеко может зайти терпение народа, как далеко может зайти ожидание конкурентов, ведь всегда найдётся желающий свергнуть тебя. Но только ты знаешь, что убивший дракона должен занять его место, о как это забавно. Если бы я мог, я бы посмотрел, что станет с этим местом после моего убийства. Не сомневаюсь, что меня убьют. Вокруг столько заговорщиков, что непременно кто-нибудь отправит мне весточку смерти. Что ты так смотришь на меня, Джимми? Ты думаешь, я безумен? О нет, я в полном рассудке. Просто мне интересно, понимаешь? Ты хотел знать, кто я? Я гладиатор. Гладиатор этой государственной арены. Я фанатик игр с людьми, может быть в этом я безумен. Но мне хочется исследовать их крайнюю боль и крайнее счастье, может быть, мне даже хочется вывести идеального человека, не думал? Ты видел собранную мной галерею? Избранные офицеры Совета ходят в неё, когда сочтут нужным. Зачем уничтожать шедевры, если можно давать любоваться ими избранным? Ну что, зло я или добро? Нет ни одного памятника прошлой цивилизации, который бы разрушила моя рука.
— Ты мерзок.
— Я ценю тебя за это Джим. За твою смелость говорить свою точку зрения, действительно ценю. Ты полезен в деле уже за это. Что же ты так помрачнел?
— Мне было бы спокойней, если бы ты сейчас вызвал охрану и приказал придушить за дверью. Но нет, в тебе есть какое-то отвратительное в своей форме благородство, какое-то белое воплощение честности и чести, которое возвышает тебя над просто фанатиком или просто маньяком, — Джим опустил голову, отводя взгляд от глаз оппонента и почти шёпотом продолжил: — Какой-то страшный ум, способный на разрушение ровно столько же, сколько и на созидание, непостижимо.
— Это и есть Зло, — улыбнулся Эдел.
06:32
1.
он уговаривал своё критическое мышление(звучит кривовато) закрыть глаза на творимое диктатором, правой рукой которого являлся.
сложная фраза. Может быть без правой руки, а просто, своего господина?
2.
Два почти жёстких стула расположили в этот раз возле стола Совета
старайтесь избегать такие недоутверждения. Зачем говорить почти жестких? Почему не сказать просто, жестких? С жесткой обивкой или грубо обтянутые кожей?
3.
Джим мог объяснить произошедшую тягу к природе
может просто, тягу к природе?
4.
Точнее, кем я себя считаю, кто я, ты всё равно решишь сам без моего участия.
лучше убрать этот кусок
5.
Ведь как можно идентифицироваться с добром, если не выбрать главного злодея.
попахивает официозом выбивающим из атмосферы.
6.
Ведь женщины моих солдат живут в довольстве
а если не будет войны, они будут жить в бедности?
7.
Вокруг столько заговорщиков, что непременно кто-нибудь отправит мне весточку смерти.
— хороший оборот. Мне нравится

Ваш тренинг понравился. Довольно интересные рассуждения в стильном тексте)
12:45
Благодарю за разбор.
Вопрос только по четвёртому пункту, этот кусок лучше убрать, потому что он и так понятен или потому что он здесь плохо звучит? Я его использовала, как указание на лояльность Эдела, как раз, чтобы выделить его отличия от канонного злодея, который наоборот, никому не позволит своедумие.
16:45
скорее итак понятно. Да и звучит немного тяжело
08:33
+3
Каждое утро изо дня в день они заставляли меня есть кашу. Мерзкую и противную, с комочками. После приходилось взаимодействовать с этими ничего не умеющими кретинами, которые только и делали, что обсывали свои штаны, да звали на помощь глупую няньку, причитающую по поводу и без.
«Ах, ты ударил Васечку по голове! Это ужасно неправильно»: кричала она. Ну а что поделать, если «Васечка» обмазывает своими соплями установку по извлечению человеческой памяти, из-за чего та начинает барахлить. Я сам ее собрал, мое первое изобретение. Радиоуправляемая машинка, несколько матрешек и говорящая кукла… Вот и все: зато теперь я знаю, что вчера делала старшая воспитательница и почему у нее эти странные пятна на шее. Люди — животные.
На обед холодный суп и невкусные разваливающиеся тефтели. Васечка подумал, что использовать еду как снаряд — отличная идея. А извлечитель говорит, что вчера этот умник издевался над котом: таскал его за хвост по всему коридору. Люди жестоки.
Толстая нянька внимательно смотрит за тем, чтобы дети питались, причитая над каждой оставленной крошкой и вспоминая какого-то Геркулеса. Она буквально пропихивает мерзкие тефтели мне в глотку. И это все бы даже походило на заботу, если бы извлечитель не сообщил о том, что вкуснейшие пироженные-корзиночки и полезные фрукты она прячет от нас в огромную клетчатую сумку, но так, чтобы не знало начальство. Вечером, усаживаясь перед телевизором, она с аппетитом запихивает все в толстое брюхо и рыдает под какой-то тупой фильм. Люди — алчные обжоры, предающиеся печали.
Потом нас раскладывают по жестким кроватям и читают сказку. Сказка настолько глупая, что мне интереснее рассматривать потолок. Воспитательница недовольна, она начинает ругаться, зачем-то припоминая разобранную мной машинку. Люди любят ругань...
Зато директор этого сада для кретинов — напыщенный индюк, считающий, что тут занимаются лишь самые одаренные дети. Он растрезвонил об этом всем СМИ…
Люди — алчные, лгущие и жестокие кретины, не видящие никого и ничего кроме себя. Их беспросветная тупость пугает и ставит в ступор. Зачем им жить? Если открутить на извлечителе болтик справа и приделать туда калейдоском, то он станет уничтожителем…
07:03
зато теперь я знаю, что вчера делала старшая воспитательница и почему у нее эти странные пятна на шее.

Блин! что же делала воспитательница?))

Вообще мне понравилась. Все очень просто, и в то же время с глубоким смыслом.
Про толстую воспитательницу вообще бомба.
И конечно последнее предложение гениально)
Я долго думал, а где же здесь злодей, пока не сообразил, что собственно, как требовал тренинг — злодей сам главный герой.
Вообще не чувствуется в нем злодейства, а только равномерная справедливость.
ИМХО — высший пилотаж.
11:05
+1
Иногда я думаю — для чего я родилась? Может быть, чтобы стать насекомым в духе Кафки?.. Или чтобы молча сидеть в комнате, смотреть на полоску света из-под занавески, и сжимать, сжимать зубы и кулаки?..
Или, может быть, для того, чтобы делать людям больно?
Я не старалась и не стремилась причинять им боль, но всё всегда ею заканчивается.
Я ничего не чувствую и ничего не хочу. Я не радуюсь солнцу, еде, красивым видам и новым туфлям. Я ни за кого не боюсь. Я не влюбляюсь.
Но чёрт побери, я знаю, что так нельзя.
За меня боятся. В меня влюбляются.
Так для чего я родилась?
Чтобы взять нож для бумаги и медленно вести им по коже, разглядывая получившиеся борозды? Больно.
Боль я чувствую.
И он может чувствовать боль.
Он хотел любви, но я не могу её дать. Он хотел заботы, но я не могу её дать.
Но он почти разбудил во мне что-то… По крайней мере, я хочу дать ему что-нибудь.
То, что мы оба понимаем одинаково.
— Тише, — говорю я ему, опускаясь рядом на колени.
Рот его перекошен, глаза вытаращены. Так обычно выглядят люди, которым страшно.
— Я не убью тебя, только покажу, — я стараюсь говорить успокоительным тоном.
Он пытается высвободить руки, но в школе я зачем-то училась вязать морские узлы, хотя и не знаю, зачем.
Первый надрез дается нелегко — он всё время дергается. Уговоры не помогают. Приходится пригрозить убийством, хотя это не входило в мои планы. Впрочем, раз пригрозила — придётся выполнять, если снова начнёт вырываться.
Он, кажется, понимает. Следующий надрез дается нам обоим гораздо легче.
Ну вот. Оказывается, с людьми можно найти общий язык, если очень постараться.
06:37
1.
По крайней мере, я хочу дать ему что-нибудь.
для усиления добавил бы слово «Взамен»
2.
Он пытается высвободить руки, но в школе я зачем-то училась вязать морские узлы, хотя и не знаю, зачем.
очень слабое место, сюжетно. Может лучше замениить веревку стяжкой? или скотчем? Кому сейчас нудны узлы, а ради этого допускать, что в школе обучают морским узлам?

Сам тренинг впечатляет. Небольшой объем, но картинка яркая. Есть и мотивация и сюжет. Все отлично!
10:54
Не поверишь, у меня есть знакомый, который в школе учился их вязать, так что оно само :) Но где-то ты прав, конечно, сейчас я это понимаю :)
За похвалу спасибо :)
13:02
Где же мои перчатки? Толи опять забыл в комнате пыток… Вот же они! Лежали прямо перед носом, около моего журнального столика. Раз они уже нашлись, то пора бы и вновь начинать пытать своих жертв.
Какая же это скучная временами работа. Особенно когда нужно сделать что-то по шаблону. Например, не убивать после пыток, а лишь раздобыть информацию и тому подобное… Вот сегодня опять привезли какого-то мужика. Лет сорока пяти на вид. Одет в костюм не дешевле пару сотен тысяч. Видимо мажор. И меня попросили узнать, где прячется его денежки. Которые он вроде бы захоронил в гущах банковских счетов. А это деньги и не его вовсе. Хотя мне особой от этой разницы нет. Мне нравиться причинять людям боль, очень сильную боль…
Открываю дверь к комнате пыток и там привязанным к столу лежит этот будущий мученик. Взяв в руки его досье узнаю его имя и другую информацию касающегося его.
— Здравствуйте, мистер Попкинс!
В ответ лишь какое-то мычание. Ах да, я же забыл снять платок, что воткнули глубоко ему в пасть. И так, надо ее снять. Но сначала надо одеть мои перчатки.
И так, платок я снял…
— Прошу не убивайте меня! Я ничего не знаю, у меня дочь. Отпустите меня пожалуйста!
— Тихо, — мягким голосом сказал я ему, перебив его на незаконченным им диалоге.
— Пожалуйста, я ничего не знаю, отпустите меня!, — все продолжал он. Явно зажравшийся пес. Не услышал то, что я ему сказал. Если быть точнее, то даже приказал. Что ж, он сам виноват за свои действия…
В моей комнате пыток есть различных мастей инструментов, предназначенных для того, чтобы подчинить горделивых, заставить просить о смерти даже людей схожих с прежними самураями. Так же имеются вещи и для таких работ, что сегодня предстоит мне сегодня сделать.
В комнате есть камин, он всегда зажжен и почти никогда не угасает. Потому что до того как он угаснет, придет еще пара мучеников. И вот в этот камин я сейчас собираюсь положить сталь в конце которого знак зодиака льва. Все мои гости получают этот знак себе на тело. Этот не исключение. Я всегда проделываю подобное со всеми ново прибывшими ко мне. И знаете, это очень эффективная вещь. Обычно люди думают, что их сейчас будут бить или угрожать и поэтому особо не разговорчивы. Даже упрямы, а тут сразу разрушаются всякие мысли подобного рода…
Что ж, сталь наколилась, пора и штамп поставить.
— Ты, чудак, видимо не понимаешь кто я и что я? Не говоря уже, куда ты попал… Но это ничего, я с радостью ознакомлю тебя с реальностью и выточу твой рассудок из пропасти заблуждений.
Ставлю свой штамп. И ставлю я его под лодыжкой. Это очень чувствительное место, да потом еще не видная после освобождения от пыток. Всем, от кого нужна лишь информация, штамп ставиться под лодыжки. Это как бы мои правила. От которых, иногда я и отказываюсь. Люди же бывают разные…
Удивительно, как кричат люди, когда я с ними делают подобные вещи, не говоря уже потом о покорности. Однако на этом вещь не заканчивается просвещение. На рану я сыплю соль, много соли. От этого крики становятся еще сильнее… Однако оппонент не хочет сдаваться и продолжает упорствовать. Но я же вижу, кто он из себя и поэтому ставлю еще один штамп в другую лодыжку и сыплю туда соли.
— Ну что, мистер Попкинс?! Вы готовы говорить правду? Или мы продолжим?!
В ответ лишь стоны и какое-то бормотание. Ну что ж, сделаю еще раз печать, а потом придумаю что нибудь еще. Я люблю придумывать по ходу дела. Хотя конечно есть и готовые шаблоны, однако импровизируя по делу, моя работа становиться интереснее. Вы бы видели выражение мучеников, когда они видят мое задумчивое лицо, после пару моих пыток. Это просто нечто.
Ах да, я отвлекся, пара приступать к Попкинсу… или нет?!
— Я все… все… скажу. Только отпустите меня и обещайте, что вы меня не убьете…
— Конечно же мы вас отпустим, мистер Попкинс! Только знаете, я могу заставить вас в обмен на смерть рассказать все, что вы знаете. Уверяю вас, это мне под силу! Но только не сегодня, сегодня я добрый и поэтому как только вы скажете правду. А это лучше следует сделать сразу, вас я отпущу. Об этом вы не волнуйтесь. Однако вашу правдивость будут должны проверить, если же окажется что вы соврали. Даже после сотен правды, которые вы мне скажете, я заставлю вас сказать еще столько же…
— Хорошо, хорошо… я вас понял…
Ну вот и все на сегодня. Как все конечно быстро закончилось, хотя оно к стати, мне как раз пора домой… к жене и детям. До новых встреч, а лучше для нет. В ваших же интересах… С вами был Джон, Джон Барнабед младший…
07:45
1.
Например, не убивать после пыток, а лишь раздобыть информацию и тому подобное… Вот сегодня опять привезли какого-то мужика. Лет сорока пяти на вид. Одет в костюм не дешевле пару сотен тысяч. Видимо мажор.

Все выделенное жирным шрифтом — просторечные выражения. Они портят ваш текст. по моему мнению.
2.
И меня попросили узнать, где прячется его денежки. Которые он вроде бы захоронил в гущах банковских счетов.
Не согласованность окончаний. И зачем тогда пытать, если уже известно где деньги?
3.
Взяв в руки его досье узнаю его имя и другую информацию касающегося его.
очень много его
4.
Ах да, я же забыл снять платок, что воткнули глубоко ему в пасть.

Если воткнул в пасть, то тогда не снять, а вынуть.
5.
И так, надо ее снять
почему ЕЕ? И почему снова снять?
6.
— Тихо, — мягким голосом сказал я ему, перебив его на незаконченным им диалоге.
так нельзя писать. Слишком много уточнений. Напишите просто — мягко перебиваю я.
7.
В моей комнате пыток есть различных мастей инструментов, предназначенных для того, чтобы подчинить горделивых, заставить просить о смерти даже людей схожих с прежними самураями.
инверсия и неправильное окончание — различных мастей инструментов. почему не сказать — инструменты различных мастей. Про самураев хорошее сравнение, но звучит криво. Лучше просто написать — самых стойких.
8.
сталь в конце которого знак зодиака льва.
— очень плохо звучит. Можно просто сказать «с клеймом в форме зодиакального льва». Тоже криво, но лучше чем «сталь в конце которого»
9.
Это как бы мои правила. От которых, иногда я и отказываюсь. Люди же бывают разные…
первое — просторечное выражение. Второе, зачем тогда писать что это правила, если он от них все равно, бывает отказывается?
10.
До новых встреч, а лучше для нет
вы и правда так говорите?

Итак, суть задания вы не уловили. У вашего злодея нет мотивов. Как раз и получилось штампованное зло, которое злое по умолчанию. Ваш герой любит пытать. А почему? Просто так? Как любить мороженное? Суть тренинга — объяснить почему он злой, почему любит пытать? Может его избивали родители? Или еще что-то?
К сожалению, задание не выполнено.
Джон, Джон Барнабед младший…

Нам что-то должно сказать это имя? Даже после Гугла, не смог понять кто это. Я понял бы, есл он был из династии Сансонов, а так вообще потерял смысл.
Гость
13:24
В форме рассказа:

Произошедшее ночью прошлой пятницы навсегда изменило отношение Джимми к сокамернику и товарищу «по несчастию» Рику Келли. Джимми битый час пытался заснуть. Перед глазами роились по трещинкам в стенах мутные тени. Джимм кусал губу, хмурился, пытаясь отогнать настойчивое тихое шипение где-то под самой коркой черепа. В какой-то момент он устал сражаться с собственными мыслями, повернулся на бок и шепетом позвал:
— Рик..- он знал, что ирландец не спит. Мощного похожего на рык храпа, Джимми не слышал уже вторую ночь, а значит не его одного мучала бессонница.
— Чего тебе? — хрипло забурчал Рик.
— да, нет… Просто… — Джимми откинулся обратно на спину и уставился в потолок. Второй этаж позволял ему вскарабкаться на койку только, скрючившись в три погибели, оставляя расстояния в пару локтей до потолка. А сейчас, лёжа, он глядел в упор туда и мог различать даже в темноте, неровности и бугорки, точно это поверхность чужой планеты, опасной и непонятной. — я только хотел спросить. За последний месяц я столько чуши слышал. Болтают тут о тебе всякое. — он хмыкнул, — даже поверить страшно. Рик ты… — он замолчал, запнувшись.
— ну, не тяни.
— Правда это, что ты двоих заколол из-за собаки и…
— Правда, — нетерпеливо оборвал Рик, — если это все, я спать.
Джимм с минуту лежал с широко открытыми глазами, потом резко повернулся, едва не задев затылком потолка камеры.
— За собаку, Рик? Да ты поехавший…
— Да пошёл ты, — В темноте Рик уставился на него, так что Джимм хорошо мог разглядеть белки вытаращенных глаз, — Спятил я или нет, не тебе решать, а то, что я этих ублюдков, черт, да чтоб мне жалеть об этом!? Эти сукины дети проехались по нему и оставили издыхать, мать твою, Джимм, де еслиб можно было, я бы второй раз!.. Моего пса! — последние слова он сказал уже громко, от накатившей ярости позабыв об опасности быть услышанными.
Тут уж Джимми не выдержал. Он спрыгнул с койки и все телом навалился на Рика, зажав тому рот тяжелой ладонью.
-Тихо ты! — злобно зашипел он. Ирландец, поражённый дерзостью выпадки, несколько секунд не мог сдвинуться с места, а затем вдруг со всего размаху врезал Джимми по носу, так, что тот отлетел, повалившись на пол.
-Если в этом мире есть хоть капля рассудка, ни одна поганая тварь измывавшаяся над невинным животным, не уйдёт безнаказанной.
Джимм тяжело дышал ртом. Кровь булькала, вырывалась из ноздрей, липкими разводами оставаясь на майкеи и руках. Он не глядел на Рика. Где-то врубили свет и, они услышали в коридоре шаги надзирателя.
07:49
Очень хорошо. И задание выполнено — мы понимаем почему заключенный убил людей и кто-то даже разделяет его мнение.
Текст более менее чистый, лишь в конце пошли очепятки:
Кровь булькала, вырывалась из ноздрей, липкими разводами оставаясь намайкеи и руках.


В остальном, все замечательно)
13:27
Да, признаю, у меня проблема с местоимениями, да ещё и много с чем, но я старалась — честно.

— Прекрати! Просто прекрати! — хриплым криком отзывалась Принцесса. — Мы сделаем что угодно, просто остановись! Хватит убивать людей!
Её голос потухал на каждом слове. Я продолжал, молча, изучать происходящее на мониторах. Она болезненно откашлянулась — осталось недолго. Десять? Пятнадцать минут? Не знаю, эти хрупкие человеческие тела так просто лишить жизни. Её бросило в жар после первого же прокола костей, но, тем не менее, она жива. До сих пор жива.
— Я не рассчитывал, что ты будешь жить так долго, — холодно отозвался я и обернулся к ней лицом. Её тело трясло то ли от лихорадки, то ли от ненависти ко мне, но взгляд был всё тот же — полон страха и отвращения.
— А я думала, это и был твой зловещий план — что бы я наблюдала, как ты уничтожаешь мою планету.
— Я ни в коем случае не уничтожаю твою планету, я уничтожаю людей — это абсолютно разные понятия.
— От этого ты героем не стал, — плюнула кровью Принцесса. Похоже, её легкие были повреждены: она больше не дышала ровно, она глотала воздух маленькими порциями. Очень занимательно — она умирает мучительной смертью, но самоотверженно молчит, не признавая боль.
— Я не герой, но и не злодей. Каждая смерть от моей руки имеет смысл. Каждая смерть обоснованная. Люди — вы не достойны жить, ваша планета заслуживает куда лучших поселенцев. — Я снова повернулся к мониторам. Люди на экранах кричали от боли, они проклинали небеса и всех богов, и в то же время молили у них о помощи и спасении. — Думаешь захват ваше планеты и порабощение её жителей — это зло? Я не считаю это проявлением зла. Просто я не считаю жизнь человека бесценной, а это, по-вашему, проявления зла. Люди… Слабаки… Границы добра и зла мы проводим сами. Я убиваю вас, что бы мой народ смог жить на вашей планете, планете, которую вы не достойны.
— Люди — зло, потому что мы не убиваем? Потому что мы признаём важность жизнь каждого человека?
— Признаёте важность? Вы не признаёте ничего! Вы убиваете забавы ради, что бы потешить своё эго, ради удовольствия, а потом просто признаёте человека в состоянии аффекта.
— Зачем ты говоришь ей всё это? — В комнату бодро зашла моя младшая сестра. Она была в хорошо расположении духа, в прекрасном я бы сказал.
— Он оправдывается, считает себя виноватым, — слабо отозвалась принцесса.
— Тебя такие разговоры утомляют и раздражают, меня это забавляет. Вот и всё. Не стоит искать во мне человечности.
— Я попросила привезти немного людей к нам сюда, — заулыбалась сестра и покосилась на Принцессу. — Меня очень позабавили эксперименты с тобой, хочу ещё кое-что проверить. На самом деле меня очень удивило, что на наше требование прислать землянина они прислали свою Принцессу.
— Они ожидали переговоров, а не пыток, — добавил я.
— Психопатка, — пыталась крикнуть Принцесса, но больше было похоже на вопль умирающего животного.
— Нет, что ты, — я снова повернулся к Принцессе. — С ней просто сложно — никаких моральных принципов и ценностей. Она просто живёт, как чувствует, никто не виноват, что она не считает свои поступки злыми.
— Зачем же ты так, я знаю что делаю зло, — снова заулыбалась сестра. Она подошла к столу с приборами и бегло просмотрела всех их. Её взгляд остановился на чём-то особенном, она быстро схватила его. — Просто я не вижу смысла останавливаться. Мне это нравиться.
— Это и есть значение слова «Психопатка», — уже прошептала Принцесса. Сестра быстро развернулась и мощным рывком кинула прибор точно в бедренную кость. Принцесса сжалась от боли, но не издала ни звука.
-Так ты будешь немного думать, что говоришь, — снова заулыбалась сестра. – Особенно кому ты это говоришь.
— Да, она немного эмоциональная, — добавил я и снова повернулся к мониторам.
Планета медленно сгорала: пылал каждый дом, каждый город, каждый человек с Земли. Получал ли я удовольствие от этого зрелища? Может немного — это был знак победы — нашей победы над этой расой людей. Сестре же это нравилось больше: каждый небольшой взрыв она сопровождала широкой улыбкой, взрывы побольше вызывали у неё лёгкий смешок. Её взгляд бегал от монитора к монитору, она хотела насладиться каждым видом уничтожения планеты, каждым её моментом, каждым воплем.
По определению, моя сестра воплощение зла: она причиняет боль и ей это нравиться. Я — нет. Позади нас умирает принцесса этой планеты, это я приказал привязать её к стене и проткнуть все кости — это злодейский поступок? Значит теперь я абсолютное зло? Не думаю. Эта глупая грань добра и зла. Есть ли она. Она существует, пока ты её видишь, стоит прекратить смотреть и искать её, и мир больше не делиться на чёрное и белое. Мы совершаем поступки и сами даём им определение. Или не даём.
07:58
Старания видны и идея заслуживает внимания.
Смутило лишь одно — если они не считают, что причиняют зло, что жизнь человека не ценнее собаки, то зачем выбирать такой мучительный способ смерти? Я понимаю, что эта группа людей исключения — хи специально доставили чтобы сестра развлекалась. Но остальные жители? Можно же устроить безболезненный геноцид. Пусть все уснут и не проснутся.
Впрочем это мое мнение.
Последние размышления очень интересны, но пример на которым показана мысль, не самый удачный. И случай, про убийство в состоянии аффекта слишком частный, на мой взгляд. Только по нему делать вывод, достойны Земляне своей планеты или нет, очень поспешно.
Комментарий удален
Комментарий удален
07:29
Зло?.. Что это? Говорят, что мир поделен на светлых и темных. Я — серый. Благородное зло или благородное добро. До этого мне нет дела. Я хочу лишь одного — свободы. Именно поэтому убиваю. Моя внешность самая непримечательная — если выйти на улицу в час пик, то можно увидеть тысячи таких как я.
Уничтожить мир? Возможно. Спасти его, чтобы затем затопить отчаянием? Нет интереса. Моя цель — свобода от оков жизни. Я убиваю все не нужное, все что мешает. Долгие годы позади и теперь у меня есть ключ. К истине. Осталось лишь повернуть его.

Сутки спустя некогда обитаемая планета рассыпалась под притяжением черной звезды, неожиданно появившейся из её недр.
08:31
1/
Сутки спустя некогда обитаемая планета рассыпалась под притяжением черной звезды, неожиданно появившейся из её недр.

Черная дыра появилась из недр планеты?
2.
Я хочу лишь одного — свободы.
возможно, здесь какой-то глубокий смысл, но не уловил связи, между:«Жажду свободы» и рассыпанием планеты. Если его цель смерть, модно и просто покончить с собой.

Так же непонятно, от каких оков хочет избавиться герой? Как набросок для разогрева — неплохо.
Когда однажды мне сказали, что из меня ничего путного не выйдет… я этому поверила.
Сказала мне это Савская Елизавета Леопольдовна, которая была довольно известной художницей в нашем небольшом городе. Ее выставки проводились регулярно. О ней писали газеты. Ее приглашали на передачи. Каждая ученица Школы Искусств мечтала стать такой, как она. Эта художница пришла к нам показать мастер-класс, а после занятия собрала наши работы.
«Это какая-то мазня!» — проворчала она, вращая мой лист и так, и этак.
И обратилась прямо ко мне: «Девушка, откуда у вас руки растут?» Мой мир рухнул в одну минуту.
Домой я пришла расстроенная и весь оставшийся день сидела надутая в своей комнате. Временами у меня на глаза наворачивались слезы и я начинала всхлипывать.
Не то, что я считала себя какой-то очень талантливой, но у меня была надежда, что рано или поздно и я смогу чему-то научиться. Что я смогу организовать свою выставку, пригласить туда пару-тройку известных людей, которые, разумеется будут восхищаться моими работами. Это была моя главная мечта.
Конечно, я частенько слышала критику. В основном она касалась того, что у меня проблемы с пропорциями, что иногда мои картины бывают чересчур мрачными, что иногда в них не достает деталей или чего-то еще. Я спокойно относилась к словам, потому что во-первых: у каждого свои вкусы, а во-вторых: далеко не все из этих критиков разбирались в построении композиции, далеко не каждому по душе мои мысли и чувства. Ну а кому-то и вовсе просто охота сказать гадость.
Но когда твои работы оценивает самая известная художница в городе, да еще и отрицательно, да еще и при всех остальных ученицах — это совсем иное.
«Не обращай внимания, Ксень. — ухмыльнулся брат — Таких критиков будет тысячи. Просто работай»
И все? Я ожидала услышать нечто большее и продолжала канючить:
«Нет-нет, Андрей, я ужасно и отвратительно рисую. Это сказала сама художница»
«Это которая?»
«Савская Елизавета Леопольдовна»
Брат посмотрел на меня так, словно я произнесла какую-то тарабарщину. С Савской Е.Л он не был знаком. Он ведь уличный музыкант и играет на гитаре у метро. Откуда ему знать?
«Ты знаешь, — произнес брат — Однажды, когда я наигрывал известную композицию, собрав вокруг себя толпу народу, один из зрителей подошел и сказал, что я просто вымогатель и таких как я, надо сдавать полиции или отправлять в армию.»
«Это был обычный бродяга, а здесь...»- заныла я и продолжила всхлипывать. Брат пожал плечами, взял гитару и ушел в комнату.
Вскоре я услышала музыку. Андрей предался своему увлечению, оставив меня одну. Скорее всего и он теперь считает меня бездарностью, с которой не стоит и говорить.
Как-же так? Я-то ожидала, что он станет утешать меня. Что он назовет меня талантливой и все в этом духе. Но вместо этого Андрей сказал:
«Просто работай»
И ушел бренчать. Как-бы я не любила слушать эти наигрыши, сейчас его музыка была мне отвратительна. Мне даже показалось, что я возненавидела гитару в один миг. Демонстративно захлопнув дверь, я завалилась на кровать и проревела еще два часа.
Ночью мне снилась Елизавета Леопольдовна, которая тыкала в меня пальцем, визгливо смеялась и кричала: «Бездарность! Бездарность! Тебе не следует и мечтать о своей выставке! Вон из Школы искусств!»
Вокруг нее прыгали ученицы, персонажи моих картин, да даже брат с гитарой. И все они скандировали: «Вон! Вон! Вон!»
Я проснулась в холодном поту и приняла решение: Я ухожу из Школы, чтобы больше не позориться и не мелькать перед глазами у более талантливых художниц. Это им суждено блистать на выставках и давать интервью, а я… Ну не знаю. А что = я?
Я не знала, чем я буду заниматься дальше, но уходить из школы решила незамедлительно.
Уже собрала документы и написала заявление, текст которого давался мне крайне тяжело. Нужно было обязательно указать причину, из-за которой я решила покинуть Школу.
«Потому что Елизавета Леопольдовна назвала меня бездарностью?»
Звучала как жалоба в детском саду. Про таких еще говорили: Ябеда — корябеда. Как-то несолидно.
«Потому что я осознала, что не умею рисовать?»
Тоже не складно. Рисовала-рисовала и вдруг осознала! Ерунда какая-то.
Потому что я хочу посвятить себя чему-то другому!" — уже было написала я и опять задумалась. А почему я решила, что это что-то «другое» не подвергнется еще большей критике? У меня было немало шансов заняться музыкой, но ведь следовало начинать все с нуля, чего мне очень не хотелось. Да и вряд-ли Андрей захочет обучать сестру, у которой семь пятниц на неделе.
Таким образом я исписала целый блокнот, прежде чем смогла слепить более-менее толковый текст. Я положила листок в тетрадь, тетрадь — в сумку и уверенной походкой отправилась в Школу.

Поздоровалась с девушкой у стойки ресепшен и объяснила, почему я хочу попасть к директору.
«Придется подождать — ответила девушка-секретарь. У Светланы Алексеевны важное совещание.
»Сколько примерно оно продлится?" — спросила я, прямо-таки сгорая от безудержного желания начать новую жизнь. Я так это сформулировала
Девушка посмотрела на часы и ошарашила меня:
«Три часа как минимум!»
Ох.
Но я присела на диван и приготовилась ждать. Делать мне было нечего. Сначала я достала книгу, которая случайно оказалась у меня в сумке, потом попила кофе из автомата, потом вышла на улицу, а когда вернулась, девушка — секретарь вежливо спросила:
«У вас что-то срочное? Может быть я смогу передать информацию, когда начнется перерыв?»<br
«Нет-нет, — сказала я и села на место — Я подожду.
Я хотела переговорить с директором лично, а эта секретарь могла неправильно понять меня. Играть в сломанный телефон мне не хотелось.
У меня было еще полтора часа в запасе. Я стала продумывать все фразы и слова, которые скажу Светлане Алексеевне, отдавая заявление об уходе.
Наверное, следует сначала поблагодарить ее за то, что мне предоставилась возможность обучаться? Наверное, мне следует сказать, что очень жаль, что… В общем, я окончательно запуталась и решила разбираться уже на месте.
Последние полчаса ожидания давались крайне тяжело. Я беспрестанно смотрела на часы и уже была вообще не уверена в том, что хочу уходить из школы. Я будто-бы осознала, что никаких веских причин для ухода не было.
Я хотела было встать, но тут из кабинета вышла Светлана Алексеевна.
»Какой кошмар, — всплеснула она руками — «Зина, я что, сказала, что у меня приемный день?»
«Нет, Светлана Алексеевна» — испуганно пробормотала девушка за стойкой ресепшн.
«Ну тогда отправляй посетительницу домой» — крикнула директриса и, обращаясь уже к нам двоим, заявила — «Мой рабочий день окончен!»
Секретарь бесцеремонно вытолкала меня из кабинета.
Только сейчас я заметила на двери вывеску «Сегодня приема нет!». Значит = не судьба.
Домой я пришла еще более уставшая, чем в прошлый раз. Меня встретил брат и я ужаснулась. Под его глазом красовался синяк.
Я ахнула: «Андрей, кто так тебя оприходовал?»
«Какие-то „поклонники“ сказали, что моя гитара напоминает им рожающую кошку — усмехнулся Андрей — и вышли со мной поговорить. А я, между прочим, играл новую композицию. Свою собственную!»
Как выяснилось — ее не оценили. Андрей подрался со своими противниками прямо около местного отделения полиции
В общем-то, все обошлось, но теперь брат продолжал оттачивать свое мастерство, изредка поправляя бинты на пальце правой руки.
«Так ты говоришь, тебя известная личность откритиковала? Прости, я не понял, а как это произошло?»
Отчего-то мне было стыдно рассказывать. Я допила чай, поблагодарила Андрея за компанию и ушла в свою комнату. Рисовать.
Его не оценила толпа народа, он был избит и он продолжал играть. А я сдалась из-за какой-то критики. Казалось, что я была сама себе злодейкой, которая рушит свою судьбу. И виной тому-мимолетная обида на одну известную художницу
Я потратила целый день, чтоб написать и отнести заявление и не смогла посвятить пары минут своим рисункам. Как-то так
22:21
-Детская травма? Нет? А что же? Прошу, помогите мне помочь Вам,- молил уже отчаявшийся психотерапевт.
-Детская? Отнюдь. Да и не травма вовсе, что вы несёте?! Скорее прозрение, что ли. Хотите ли вы знать, почему я вот такой, какой есть, да? Ну что ж… Давайте завязывать диалог, сэр. Но не ответите ли вы мне на мои вопросы?
-Постараюсь,- сказал взволнованный и, казалось, напуганный психотерапевт, вытирая со лба капельки пота.
-Скажите пожалуйста, сэр, каждый ли день вы встречаете… ну… плохих людей? Как я, например.
-По работе — да.
-А много ли добрых людей вы знаете?
-Много.
-Вы уверены?
Доктор запнулся, но спохватился и сказал:
-Д… да.
-А вы уверены, что знаете их достаточно хорошо? Насколько они добры? Задумайтесь, сколько подводных камней может содержаться в одном единственном человеке? Наверняка в вашей жизни было много моментов, когда человек, которого вы знали, которому доверяли показывал себя с другой стороны, так?
Доктор замолчал. Пациент расплылся в недоброй улыбке.
-Вот и первая причина — честность, пожалуй. Мне нечего скрывать от мира, в отличие от многих лицедеев, которые скрывают свою истинную натуру за разноцветной маской. Ну, продолжим. Доктор, скажите мне ещё кое-что. Вы смотрите новости? Смотрите, смотрите. Люди в пиджаках всегда смотрят новости. Как часто вы слышите в новостях что-то доброе, радостное и светлое? Неееет… Повсюду на новостных каналах кровь, смерти, деньги и смерти ради кровавых денег. Новостникам выгоднее показывать что-то ужасное, а людям интереснее это смотреть. Вторая причина, признаюсь, — это жажда быть услышанным и увиденным. Куда же без этого, верно? Это обычная черта современного человека. И последнее. представьте себе двух человек: святошу-добродетеля и маньяка-психопата. Что в приоритете у добряка? Сеять мир, радость, свет и прочую тошнотворную чушь. Чего хочет убийца? Хаоса? Доказать, что он может лишить человека жизни просто потому, что он сильный? Вы читали Достоевского? Не важно, не будем отходить от темы. У психопата на уме нет ничего, что могло бы его остановить. Полная свобода действий, понимаете? Единственное, чего он хочет в данный момент — оборвать жизнь того до тошноты доброго ******. А знаете, что будет потом? Святошу с нимбом над башкой закопают в землю, а маньяк отсидит в камере с решётками и будет жить. Или ещё лучше — его признают невменяемым и отправят отдыхать на курорт с мягкими стенами. Добро погибло, зло осталось. Или ты, или тебя. Это последняя и самая главная причина, доктор. Мне просто страшно.
10:06
Зло лучше чем добро. Я уничтожу этот мир. Он полон зла, ненависти и вражды. Однажды он падёт и всё исчезнет, но это можно остановить. Они примкнут ко мне! Этот мир обречен без меня!
06:53
Противоречие.
Я уничтожу этот мир.
, а затем, через два предложения,
но это можно остановить
и
Этот мир обречен без меня!
, что указывает, что злой персонаж является спасителем этого мира.

Или он обречён на выживание? Тогда да, без противоречий :)
Мясной цех