Светлана Ледовская

​Месть

Дарья Гальцова

Невозможно угадать, что таит в себе будущее. Каждая новая секунда может нести в себе как искусно закодированную формулу счастья, так и метку неизбежного рока. Взлеты, крушения, плавное течение. Осознай себя в пределах этих строк. Кто ты? Писатель, задающий ритм любым действиям жизни, или герой, застрявший в рамках безмолвных монологов и наивно полагающий, что он на самом деле писатель? Ответ внутри. Учись слышать.

***

Бешено колотится сердце, холодный воздух рывками царапает глотку, дрожащие ладони беспомощно хватают снег. Затуманенный разум бросает в сознание черно-белые полотна ближайшего будущего, но, измученный сном, наш герой теряет нить предостережения и с силой захлопывает окно.

Декабрьская ночь безуспешно бьется в стекло, бросая снежные проклятья в надежде задеть хоть кого-то.

Кирилл стаскивает с кровати одеяло и, накинув его на плечи, садится на пол. Откинувшись спиной на батарею, он медленно выдыхает остатки кошмара.

***

Раннее утро скользит по дому, касаясь холодными пальцами его обитателей. Молодые люди глубже прячутся в одеяла, пытаясь сохранить тепло. Среди всех спящих в этом деревенском полуразваленном доме лишь одно создание не ищет сна.

Лежа в объятьях Артура, Саша размышляет о правильности своих действий, о правильности всей своей жизни. Мелкий червяк сомнения гложет ее изнутри. Странное предчувствие тонкой веревкой сжимает горло.

Теплые губы на ее острой ключице вырывают из размышлений.

- Не спишь? – шепот Саши бархатной мелодией отозвался в молчании утра.

- Ты так громко хлопаешь ресницами, - улыбаясь, Артур одной рукой притягивает худое тело к себе. Объятая теплом, Саша снова засыпает.

***

- Кир, ты встал? – постучавшись, в комнату заглядывает мать Кирилла, Ольга Алексеевна.

Она бегло осматривает комнату и останавливает взгляд на сыне.

- Ты не спал? – ее обеспокоенный тон вызывает нежную улыбку на лице Кира.

- Рисовал, - Кир кивает на листы, разбросанные возле кровати.

Ольга Алексеевна присаживается на край кровати, озадаченно рассматривая рисунки.

- Опять страшилки, - она поднимает лист с изображением рогатого монстра.

- Неприятный сон, - отмахнулся сын.

- Они снятся тебе?

- Нет, - Кир собрал рисунки в плотную красную папку. – Они мои впечатления.

Каждый рисунок Кирилла отображает его эмоциональное состояние. Испуганный, он облачает свое вдохновение в нереалистичных чудовищ; счастливый – дарит крылья целым городам. Его талант выражает все то, что он таит внутри.

- Поспи, - мать прижимается к сыну и, коснувшись губами его темных волос, с улыбкой выходит из комнаты.

Усталость обволакивает Кира, и он засыпает.

***

Все герои с напряжением ощущают приближение вечера. Кирилл, стоящий перед машиной отца, вспоминает детали сна. Содрогаясь то ли от холода, то ли от воспоминаний, он садится на заднее сиденье. Словно сквозь толщу воды слышится диалог родителей.

- Подарок у тебя? – растерянно спрашивает мама.

- В пакете сзади, - отзывается отец.

- На дороге гололед, сколько будем ехать?

- Часа за полтора должны управиться.

В это же время на другом конце этой самой дороги в доме на окраине деревни Саша слушает голоса друзей, доносящиеся будто издалека.

- Купи еще пива, - просит Леший, лучший друг Артура и хозяин дома.

- Поесть прихвати! - кричит кто-то еще. – И покурить!

Голоса мешаются в голове. Из потока мыслей вырываются отдельные фразы. Это не то, чего я хотела. Пора завязывать. Все не так. Остановись. Останови его.

- Саш, ты тут? – Артур щелкает длинными пальцами перед лицом своей девушки.

- Да, поехали, - кивнув, девушка садится в машину. Наваждение растаяло. – Мы в город?

- Да, в этой дыре ничего нет, - Артур закуривает сигарету. Белая семерка трогается с места.

- Что с тобой? – отвлекаясь от дороги, он протягивает Саше сигарету, но девушка отрицательно качает головой.

- Следи за дорогой, - попросила девушка.

- Да она пустая, - безразлично отвечает Артур.

- И я пустая, - Саша переводит серый взгляд на парня.

Непонятная сила, толкающая ее на этот разговор, придает решимости и резкости. Маленькая слабая фигурка, наполненная серьезностью, напряженно замирает в ожидании реакции Артура.

- Прости? – переспрашивая, он вонзает холодный синий взгляд в само сердце девушки.

- Я хочу, чтобы ты отвез меня домой, - настойчивость Саши на миг поколебала его самоуверенность.

- Хочешь домой? – на кивок Саши Артур лишь оскаливается, - Ты остаешься со мной. Тема закрыта.

- Я устала от твоих приказов. Мне надоело, что ты постоянно тянешь меня вниз! – вскрикивает Саша.

Рука Артура с силой впивается в ее колено. Машину заносит в сторону.

Подъезжая к мосту, отец Кира сбавляет скорость, боясь задеть мелькающую впереди машину. Все в мельчайших подробностях напоминает кошмар, приснившийся Кириллу накануне.

- Остановись, - просит он, и, едва автомобиль успевает затормозить, Кир выскакивает и в панике наблюдает за приближающейся белой семеркой.

Сейчас он увидит лицо. Совсем как во сне. Там, во сне, он не сумел уловить черты, но сейчас все решится. Кирилл замирает.

Семерку неожиданно бросает в сторону и на огромной скорости она влетает в форд, стоящий у края моста. Кира отбрасывает на асфальт. Пару секунд, пока он все еще в сознании, Кирилл наблюдает за тем, как побитый автомобиль вместе с его родителями скрывается под ледяной водой. Треск льда, женский крик, что-то липкое у головы. Холод. Тьма.

***

На ватных ногах Саша поднимается на четвертый этаж, с третьего раза ей удается попасть ключом в замок. В квартире она падает на пол и позволяет истерике захватить ее разум.

Она никак не могла принять того, что они ничего не сделали, что Артур просто увез ее оттуда. Они сбежали. А жизни, которые они забрали с собой, уже не вернуть.

***

Слыша, как в замке поворачивается ключ, Саша смотрит на часы, показывающие девять утра, и принимает решение встать и встретить мать с ночной смены.

В коридоре пахнет зимой и сигаретами. Юлия Сергеевна устало смотрит на дочь.

- Опять курила?

- Это от свитера Артура, - Саша кивает на серый растянутый свитер, брошенный тут вчера.

- Он был здесь? – мать морщится.

- Мы расстались, – сухо отвечает Саша.

- Не скажу, что мне жаль, - Юлия Сергеевна обнимает дочь и проходит на кухню.

- Что случилось? – Саша проходит следом. Ей кажется, что в воздухе висит что-то, что мать хочет, но не может сказать.

Подбирая слова, женщина сжимает и разжимает ладони. Наконец, она переводит взгляд на дочь.

- Не знаю, помнишь ли ты бывших соседей снизу, - упоминание о соседях уносит Сашу в картинки прошлого. – Ты играла с их сынишкой.

- Что-то припоминаю.

- Кирюша в больнице, а Оля с Костей…, - по лицу матери бегут слезы.

Резкая слабость подкашивает ноги, Саша медленно садится на стул. В голове крутятся мысли о том, что смерть соседей являет собой наказание за вчерашний побег. Множество голосов, твердящих об ответственности, заполоняют разум, но на фоне этого хаоса одно остается непонятым – Саша и Артур убили родителей Кира. И до тех пор, пока этот факт остается лишь страхом, таящимся в глубинах подсознания, жизнь идет своим чередом.

***

Месяц проносится как один день. Из плена больничных кают Кирилл перебирается в уютную спальню, ранее принадлежавшую Саше. Девушка, все еще чувствующая боль за брошенных людей, принимает друга детства как возможность искупить совершенный грех.

- Как думаешь, он сможет освоиться? – Саша в ожидании смотрит на мать.

- Не знаю, врачи говорят, ему не долго осталось, - шепотом отвечает усталая женщина. Соленая слезинка падает в чашку чая.

В коридоре падает полка для обуви, следом раздается сдавленное ругательство. Саша вскакивает с места, чтобы помочь Киру подняться.

- Ты как? – усадив парня на кровать, она взволнованно его осматривает.

Голубые стекляшки глаз безразлично блуждают по лицу девушки.

- Не нужно со мной, как с инвалидом, - сухо бросает он.

- Я хочу помочь.

- Мне не нужна помощь, - Кир заваливается на кровать и закрывает глаза в знак того, что разговор окончен.

***

- Уверена, что справишься? – беспокоится Юлия Сергеевна, вынужденная выйти в ночную смену вместо коллеги.

- Да, - неуверенно отвечает дочь, помогая матери надеть куртку.

Дверь закрывается. Саша вздыхает, мысленно молясь о том, чтобы ночь прошла спокойно. Однако молитва помогает ей лишь до двух часов ночи.

Грохот, раздавшийся в спальной, заставляет Сашу проснуться. Накинув халат, она врывается в спальню и застает Кира сидящим на полу у кровати в окружении разбросанных листов.

- Ты меня напугал, - она облегченно выдыхает и присаживается рядом. – Я присяду?

- Ты уже присела, - ухмылка на губах Кира кажется Саше удивительно милой.

- Благодарю, - язвительно улыбаясь, она бесцеремонно вторгается в пространство нарисованного мира . – Хорошо рисуешь, - она рассматривает множество различных лиц, каждое из которых лишено глаз.

- Я ищу его, - беспомощность в голосе Кира удивляет Сашу.

- Его?

- Я видел лицо того, кто убил моих родителей. Но я не могу вспомнить самое важное, - Кир сжимает в ладонях один из рисунков и с неприязнью швыряет его в сторону.

- Глаза, - догадывается Саша, с удивлением замечая, что лицо на некоторых рисунках кажется знакомым.

- Я вспомню и найду его, - Кир открывает пузырек с таблетками и закидывает несколько штук в рот.

- Зачем? – Саша отвлекается от рисунка и переводит взгляд на Кира.

- Он уничтожил мой мир. Я хочу уничтожить его, - спокойно произносит Кир, - остался последний нюанс. Глаза.

- Месть не выход. Нужно жить дальше, - не веря своим же словам, Саша морщит нос.

- У меня опухоль мозга. Долго я не проживу, - Кир встречается с ней глазами, и на секунду на его губах появляется искренняя, но от этого не менее печальная улыбка.

- Ты должен верить, - Саша робко касается рукой его руки и, заметив положительную реакцию, уже веселее добавляет: Хочешь, я тебя поцелую?

Из побитой груди Кира вырывается хриплый смех, но уже в следующую секунду он задыхается и, судорожно вцепившись в пластиковое ведро, выворачивает из себя ужин и таблетки. Саша отсаживается, ощущая, как в глазах назревают слезы.

- Все еще хочешь меня поцеловать? – иронично протягивает Кир, вытирая губы полотенцем.

- Прости меня, - слабым голоском звучит Саша.

- За что?

- Не знаю, - она поднимается и, не оборачиваясь, покидает комнату.

Кир отталкивает ведро и забирается на кровать. Бессилие накрывает волной, и он засыпает.

Глубоко внутри его разума вновь проигрывается картинка недавнего прошлого. Сквозь туман он видит лицо. Тонкие губы, высокие скулы, острый подбородок, длинный нос с горбинкой. Глаза. Будто само сознание не дает Кириллу увидеть эти проклятые глаза.

***

Саша просыпается от запаха кофе. Будильник показывает одиннадцатый час дня. Потягиваясь, девушка плетется на кухню, где мама варит ароматный напиток.

- Доброе утро, - радостно щебечет Юлия Сергеевна.

- Доброе. Радует твой настрой, - улыбаясь, Саша наливает стакан воды.

- Да, даже твой Артур мне его не испортил.

-Артур? – взгляд Саши становится напряженным.

- Он заходил около пятнадцати минут назад, - без особого интереса произносит мать, - говорил что-то о том, что у вас произошло, но я так расстроилась, когда услышала про шоссе, на котором погибли родители Кира, что прогнала его.

- Какое шоссе? – недоумевая, спрашивает Саша.

- Дорога в деревню, куда ты ездила с ним. У Кира там бабушка, - помешивая кофе, отвечает Юлия Сергеевна.

Дыхание Саши становится более поверхностным и частым.

- Семнадцатое декабря, верно? – громко сглотнув слюну, Саша задает последний вопрос.

- Да, - помрачнев, выдыхает мать.

Саша хватается за голову и вскакивает со стула. Наконец два события сошлись воедино. Она рывком открывает дверь Кира, но парня в комнате нет.

- Мам, где Кирилл? – кричит она, опасаясь того, что может случиться, если …

- Он увидел Артура и увязался следом за ним подышать воздухом.

Саша падает на колени, комната начинает вращаться в ее голове, не давая подняться. Кирилл нашел то, что искал. Ту важную деталь портрета. Он нашел глаза убийцы.

Накинув пуховик и сапоги, девушка выбегает из дома, надеясь успеть вовремя. Ноги сами несут ее к дому Артура.

***

Ворвавшись в тьму промозглого подъезда, Саша останавливается. Звуки борьбы раздаются в паре метров от нее. Нечто необъяснимое толкает ее вперед.

- Артур! – с криком она отталкивает парня от Кирилла, но в ту же секунду ее крик обрывается. Низ живота наполняется теплом. Звук ножа, ударяющегося о пол – последнее, что слышит Саша.

Месть исполнена.

0
23:45
596
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Анастасия Шадрина

Достойные внимания