Нидейла Нэльте №2

​Защитное стекло

​Защитное стекло
Работа №17

Вы никогда не задавались вопросом, почему старые рисунки в картинных галереях застеклены? Нет, ведь вы уверены, что это нужно для защиты бумаги. Никто не помнит уже истинных причин, никто, кроме меня...

Было это в давние времена, когда руки мужчин и женщин мозолились от тяжелого труда, а в сердцах полыхали болезненные страсти, которых мы, тепличное поколение, не ведаем.

Жил в ту пору в грязном и невежественном городе один юноша. Совсем мальчиком он устроился мыть палитры в ремесленном цеху живописцев, а с годами стал там законным подмастерьем. Он писал подмалевки к будущим картинам, набивал холсты на подрамники и постоянно марал свою доску для набросков портретами всех, кого видел. Учитель его многозначительно хмыкал, глядя на работы юнца, но в мастера не приглашал — не заслужил еще.

Но настала седьмая весна, как ноги мальчика впервые переступили порог цеха, и заметил наставник дурную перемену в набросках ученика. Все лица на его доске сменились одним — женским и непростительно похожим на дочку графа. И даже подмалевки к картинам стали грязными и неровными, и даже гвозди, которыми прибивался холст к подрамнику, ходили теперь ходуном.

Потерпел мастер месяц, потерпел другой, но на третий обратился наконец к влюбленному дураку:

— Послушай меня, сынок. Ежели ты продолжишь и впредь графиню свою везде малевать, так лучше уж сам подобру-поздорову уходи. Мне твои руки надобны да глаза, а не дурь юношеская и похоть.

Ученик залился краской и потупил взгляд.

— Не удается мне ее лик. Как не рисуй — все не то.

— Разве ж? Я прекрасно узнал.

— Нет, мастер, — вздохнул юноша. — Лишь тогда смогу я успокоиться, когда изображу ее в цвете и красках. А ежели нет у меня такого шанса — то видать, и правда мне лучше уйти.

— Ну, ты не горячись. Скажи-ка лучше — а пытался ты в цвете ее писать?

Пуще прежнего покраснел парень.

— Да, — признался он. — Портрет ее запрятан в каждом подмалевке. Очи ее глядят на меня из каждой вашей картины.

Замахнулся художник жилистым кулаком, чтоб ударить нерадивца, но сдержал руку и лишь погрозил.

— Что ж не любо тебе было в тех портретах? — спросил он.

— Не те цвета. В них нету жизни. Румянец ее щек, ее пурпурные губы и алые косы — разве можно их передать ржавой крошкой? А белилам — как им сравниться с мрамором кожи? Или саже — с чернотой ресниц и глаз?

— Ты ослеплен влюбленностью и видишь самоцветы вместо гальки.

— Я вижу суть. Но ваша правда в том, что я негодный подмастерье. Мой ум занят лишь мыслями о том, как раздобыть нужные цвета. Позвольте, мастер... я уйду на три дня и три ночи и возьму с собой лишь лоскут холста, доски и гвозди для подрамника и самую простую кисть, которая точно вам не понадобится. Я возвращусь с портретом и чистой головой, и ежели картина будет хороша, я расскажу, как мне удалось получить эти краски, а вы позволите мне вернуться к работе.

Наставник согласился на эти условия и дал ученику то, что тот просил.

В первую ночь юноша отправился за город и собрал белые цветки жасмина, растущие в садах знатных господ. Он растер нежные лепестки в пальцах, смешал с серебристым дождем, и, обмакнув кисть, написал лицо и шею. Они лучились в темноте, как полная луна.

На вторую ночь он остриг свои кудри и бороду, успевшую стать довольно густой, и долго рвал их волосок за волоском, обращая в вороную пыль. Он спустился в самые темные подворотни города, чтоб нанести линии ресниц и кружки глаз. Он мог писать этот портрет вслепую, так что тьма лишь помогала ему. И той же черной пудрой он покрыл фон картины.

Но что послужит алым рассветом, который пробудит красоту графини? Что наполнит цветом ее румянец, губы и локоны? Он знал, что лишь один нектар на это способен, и имя ему — кровь.

И третью ночь художник провел, разрезая себе руки старым гвоздем и раз за разом нанося животворящую краску. Она впитывалась в полотно, оставляя едва заметные следы, но портрет под этими мазками расцветал.

Утром последнего дня, едва держась на ногах от слабости, юноша любовался своей картиной. Молодая графиня взирала на него, точно из-за оконной рамы, надменная и слегка лукавая.

— Она должна это увидеть! — воскликнул он, но голос его звучал слабо.

Он оправился к знатному дому, где жил граф с семьей, и постучал в дверь. К его счастью служанка согласилась позвать дочку графа, и вот застучали каблучки по паркету.

Но черные глаза презрительно сузились при виде грязного и бедного художника, и девушка отвернулась, не бросив и взгляда на картину. Как ни умолял ее художник, она не снизошла до его просьб. И с каждой каплей безразличия, что она источала, подрамник в его руках становился все холоднее и тяжелее.

Прижимая его к груди и едва не сгибаясь под весом, юноша побрел восвояси, к мастерской, но добраться туда ему было не суждено.

На следующее утро наставник вышел искать его и нашел безжизненное тело в квартале от цеха. Окоченевшие пальцы сжимали холст с восхитительным портретом, а крупные серые крысы осторожно покусывали эти пальцы.

Старый художник приблизился и протянул руку, чтоб дотронуться до шедевра, но одна из крыс успела сделать это раньше него. И с пронзительным писком ее трупик повалился набок.

Вот как началась эта история. А дальше — всякое рассказывают. Одни говорят, что наставник все же не выдержал и коснулся полотна, до того притягательна была девушка на портрете. Если так — он скончался на месте.

Другие рассказывают, что старый художник был осмотрительным и прагматичным, и он выставил картину на продажу, добавив предупреждающую надпись: «Не касаться». Граф купил этот портрет и подарил дочери, и она любовалась собой, как в зеркало, а затем дотронулась до холста.

Третьи добавляют, что картина много путешествовала и погубила немало жизней, пока один предусмотрительный джентльмен не застеклил ее полотно. Вскоре он стал закрывать от пальцев и другие произведения — просто на всякий случай. И вот, родилась традиция.

Так что в следующий раз, когда увидите, что между вами и полотном преграда — будь то стекло или натянутая лента — знайте: это не картину защищают от вас, а вас от нее.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+7
373
Отлично! Это сказка, очень хорошо написаная сказка. Есть мотивация, есть логичный сюжет, есть закольцованность. Хороша последняя фраза.
12:04
+1
Замечательная сказка. Так жалко художника! Описано очень ярко, образно. Молодец, автор.
Отдаю свой ГОЛОС этой сказке.
12:55
+1
Хорошо написано, но что-то меня царапает в тексте. Наверно переход от красивой мистической истории к бытовой, утилитарной функции закрытия картин стеклом. Ну не верится в эту условность, что ВСЕ картины теперь закрываются стеклом по традиции, пошедшей от той единственной картины, написанной красками из лепестков жасмина, обрезанной бороды и крови художника.

Замечательная история, художника жалко, есть хорошие детали, но…
13:08
+1
Хорошая идея! И воплощение отличное!
Оригинально и со вкусом подан текст!
Не могу решить, сказка ли это, или поверье больше.
Но интересно, местами жутковато.
Атмосфера есть, картина задействована.
13:19
+1
Никто не помнит уже истинных причин, никто, кроме меня...

Пафос рассказчика предполагает объяснений, включения рассказчика в череду событий. И вдруг
мы, тепличное поколение,

Вот такие вещи вызывают читательское недоверие.
Много деталей, которые либо не работают, либо работают не так, как нужно.
Пример,
в грязном и невежественном городе

В сказке — сказали А, говорите Б. А так, в невежественном городе цех художников процветает, ГГ жизнь за мастерство отдает… Неувязочка.
написал лицо и шею. Они лучились в темноте, как полная луна.

лицо и шея, как полная луна! Изящного в этом мало.
Юноша с густой бородой. Не могу представить.
И много вот этих деталей, прилагательных, наречий, которые торчат во все стороны.
Язык героев меня не убедил, не стильно.
Хороша задумка с проклятием картины, но композиционный перевес идет на становление подмастерья. Ну зачем так? Зачем, тут мастер? Вот начали бы с влюбленного художника, написавшего портрет, пусть кровью, и развернуто бы показали, как картина губит все вокруг, не скатились бы в пересказ. И оригинал портрета хочется увидеть, как раскрытый образ.
Идея очень хороша.

21:34
+1
Прямо Данила-мастер.
Моя душа требует подробностей, от чего такое воздействие на касающихся? Самое качественное в сказке — описание, как он рисовал. Прямо такое каноническое описание. В лучшем смысле слова.
23:06
+2
Парфюмер? Краскотер? Мастером, уже ведь, стал.
А вот в другой сказке, стекло не защитило бы детей от света, в оконце домика на холме.
00:03
+1
Идея придумать легенду обыденной вещи — идея шикарная. Да и сама сказка удалась. Не для детей точно. Вспомнился «Соловей и роза» и Пабло Пикассо, тоже использующий подручные wonder (В прямом смысле) биологические материалы для написания картин.
Начало с кичливой авторской речью никуда не вылилось. Кто он этот автор? Откуда эту историю знает? Непонятно.
07:01
+1
Отличный замысел и прекрасное исполнение! Прочитала с большим удовольствием. Даже не смогла найти к чему придраться. Вот просто понравилось и все тут.
07:23
ГОЛОС
12:53
Да, соглашусь, идея хороша, но начало мало того, что отталкивает, еще и не вписывается в общем стиль рассказа. Это не сказка, скорее притча, если бы не вывод, можно было бы сказать, что мимо жанра, но последняя фраза все выровнила, по крайней мере, для меня smile А так, читается легко, интрига есть, было не скучно :)
16:33
И эта тоже понравилась!
Непонятно, отчего картина стала ядовитой.
Но в целом стильно, логично, читать интересно. Картина есть, но добро не победило.
«Вы никогда не задавались вопросом, почему старые рисунки в картинных галереях» — лучше сказать «полотна». Рисунок звучит простецки для галереи.
В общем, всё бы ничего, но когда я дошла до бороды и волос, которые он срезал… Ну, не знаю, мне было эстетически неприятно (сразу сработал пошлый ассоциативный ряд blush ). У него борода и волосы были чернее сажи? Жуть так-то.
16:21
Шикардос! Очень понравился рассказ. И этот сказочный мотив никуда не девался во время чтения. Достойное произведение.
16:44
Оставлю голос этому рассказу.
08:29
+1
Отличное начало.
В целом, хорошая крепко сбитая сказка.
Ждала, что все картины, где на подмалевках был портрет девицы, станут ядовитыми.
Жалко мальчика (
20:44
Почему в картинных галереях хранят рисунки, нарисованные на бумаге? Как-то я себе это всё иначе представляла. (Есть тут у нас искусствоведы?)
знайте: это не картину защищают от вас, а вас от нее

Ноги моей больше в картинных галереях не будет. Я ж не знала раньше, что это так опасно
20:43
+1
Есть тут у нас искусствоведы?

Есть. Да я вообще сижу, помалкиваю, потому что вся эта история со стеклом — ))))))))))))) в реалиях))))))
Живопись не застекляют (если так можно выразиться))), расстояние между картиной и защитным стеклом (как правило, от вандализма) на хорошем таком расстоянии, можно руку засунуть, если очень надо. Офорты, рисунки и т.д. в стеклянных столах-коробах. Если речь о чем-то ценном, конечно. Музейной ценности.
01:47
Как-то что-то не пошло. Но идея очень хорошая. Для чего надо было художнику уходить на три дня, чтобы отыскать материал для красок, когда он использовал свою бороду и кровь?
Что наполнит цветом ее румянец, губы и локоны? Он знал, что лишь один нектар на это способен, и имя ему — кровь. Какого же цвета локоны?
крупные серые крысы осторожно покусывали эти пальцы. Крысы и осторожно покусывали?
18:50
А и хорошо )
История вполне сказочная, и про застекление — тоже толково. И концовка как надо — не затянуто и не обрублено.
Спасибо )

UPD: ГОЛОС сюда. На мой взгляд, самая стройная и ровная работа, которая не вызвала диссонанса и желания придираться. Да и не нашёл косяков, так то )
20:23
Затянула сказочка. Начало очень интригующее — хочется прочитать и дочитать. Автор пошел до конца: если рисовать — то кровью, если умирать — то с проклятьем. Мне понравилась одержимость художника и яркие цвета всего рассказа. Такую интерпретацию защитного стекла у картины нигде не встречала.
все-таки отдам голос сюда.
00:43
+2
Меня разочаровала концовка. Не может в одной глупой девочке таиться столько зла, это жутко нелогично, что портрет начинает убивать. Если только смысл в том, что убивает людей горе юноши?
Понравился кусок, где парень пишет портрет — поэтично и красиво, особенно про подворотню.
Но рыжие волосы и черные глаза — это очень слабо представляемая внешность.
История драматичная, и чем-то зацепила, но «жестокая красавица» уже несколько поднадоевший стереотип, пустой и «картонный» образ девушки как-то сводит на нет градус напряженности. Сказка бы была, если бы юноша не погиб, а история получила бы развитие.
И да, вопрос на засыпку — почему целый город называется «невежественным», если там есть целый художественный цех?
Загрузка...
АСТ №1

Запишитесь на дуэль!