Ольга Силаева №1

Мир

Мир
Работа №8

Шлёп. Шлёп. Босые ноги, свешивающиеся вниз, разбрызгивают воду, капли взмывают вверх и, становясь дождём, падают в океан, наполняя его новыми адептами. Юный взгляд скользит по плоскости воды, ограниченной серым, в тучах, небом. И внизу глубоко-о-о! Три ярких факела позволяют увидеть дно, но ведь это явный обман. Где же всё? Скрывающееся под толщей океана пространство напоминает сейчас гладкую пустыню... Обман зрения.

Зиусудра-то ошибался, какие там семь дней! Идёт уже сороковой... Эй! Есть ли у нас овцы и быки? Почему нет ответа?! Впрочем, ладно, не понимаете и не надо. Да и Ану не увидит ничего сквозь такую-то пелену из туч... Как там было? «Скот степи, зверей степи, всех мастеров я поднял...» Быки и овцы точно должны быть, если, конечно, Ормузду Рассам ничего не напутал и не взял по неосторожности не тот текст. Хотя он и относится к сказаниям жителей славного Кадингирры, сути то не меняет.

Помню, как огромное строение, тень от которого закрывала полгорода, покачнулось. Питер Брейгель, ну, который старший, ближе всего показал это нелепое сооружение. Я гордо стоял на его вершине в числе немногих, я был у самого неба, мог дотронутся рукой до пролетающих мимо белоснежных облаков. Но что-то мы не рассчитали: после первого толчка последовал второй, а потом громогласный низкий голос произнёс... Прямо как сейчас. Точно! Бас многократно отражается от небесного свода и заставляет дрожать, глядя на бушующий под ногами океан. Внезапно я падаю вниз. Тогда я не обрёл крыльев и рухнул на землю, сейчас же погружаюсь в воду.

Задыхаюсь! Вдруг вода, уже готовая проникнуть сквозь искажённый в крике рот, отступила, океан не захотел принимать новую жертву, ему достаточно тех, что навсегда остались там, в его глубинах, вместе с обломками нелепого строения, вместе с... Опять бас. Боже! Я силюсь понять, что мне говорят, но не могу. И хоть башне уже больше двух тысяч лет, отголоски тех событий до сих пор слышатся в нашей жизни.

Я упал вниз, сдёрнутый с нагретых солнечными лучами кирпичей, и полетел на землю. Я был готов разбиться в лепёшку, но поток ветра в последний момент подхватил меня и куда-то понёс... Некто снова что-то произносит своим низким голосом. Эхо ещё какое-то время повторяет его слова, а я уже лечу вниз, чтобы вновь очутиться в ненасытном океане. В этот раз я, наученный горьким опытом, уже не кричу, а, зажмурив глаза, смирно пережидаю погружение...

Несколько позже того знаменательного падения тоже была вода. В абсолютной темноте, как ни странно, не было страшно. Тёплые воды омывали моё тело, из-за стены доносился приятный убаюкивающий голос, такой спокойный и приятный... А сейчас холодная вода и бас, эхо от которого, наконец, исчезло вовсе. С меня стекают капли воды: я поднимаюсь вверх. Волосы вымокли и скатались, тело дрожит, я вопрошаю к нечто: «Когда же это всё кончится?» Вдруг вместо баса слышится тот самый убаюкивающий голос, бешено бьющееся сердце сразу замедляется, а на губах появляется улыбка.

Третий раз. Я уверен, он и последний. Толща воды снова приближается ко мне, такая угрожающе тёмная и неизведанная. Как та невероятно красивая ночь, когда город спал под светом полной луны. Именно в ту ночь толпа не узнала двух ангелов в образе мужей, люди стучали в дверь, кричали, ломились в окна. Я не мог успокоить беснующихся зверей, диких и необузданных. Но мои гости сами смогли за себя постоять. Вскоре небо над городом окрасилось десятками огней и... Я гляжу вверх и чувствую, как неуклонно приближаюсь к факелам.

Помню, как воды расступились перед нами, даруя спасение от преследователей. Мы шли по песчаному дну, оставляя сотни, тысячи следов, которые тут же были поглощены морем. Вместе с армией, мчащейся позади. Нас вёл белобородый старец (он бы точно смог понять, что хочет сказать обладатель баса). Старец уверенно шёл впереди великого множества людей, а море отводило многометровые волны, создавая дорогу...

Я снова оказываюсь на воздухе, зубы отбивают чечётку... «Ну, всё?» — спрашиваю дрожащим голосом. Опять нет ответа. Серое стальное небо между тем медленно скользит всё ниже и ниже, открывая моему взору новый мир. Я поражён. Океан остаётся далеко внизу... Да и океан ли это вовсе? Меня охватывает какое-то новое, светлое чувство, а замёрзшее тело окутывает белый виссон. Убаюкивающий голос что-то шепчет прямо на ухо, я успокаиваюсь. Рядом бас разговаривает с другим, тоже мужским, голосом, отдалённо знакомым мне. Тогда рядом с неспешными мутными водами великой реки нам явился белый голубь и закружил вокруг худой фигуры, выходившей из воды. С небес раздался голос, а мы стояли и благоговейно молчали, глядя на происходящее чудо. Была зима, но холода не достигают тех мест...

Мне тоже тепло, я смирно сижу и смотрю на мир, который был, конечно, гораздо больше того океана, что остался где-то там, внизу, но вместе с тем мир этот мнился гораздо более загадочным и удивительным, чем толща воды и серое стальное небо. Бас воодушевлённо произносил непонятные мне слова, я ничего не отвечал ему: и так понятно, что разговариваем мы на разных языках. Меня согревал белый виссон, а рядом слышалось дыхание, такое знакомое и родное.     

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+1
395
Комментарий удален
07:53
+3
Довольно интересно) С удовольствием буду ждать разгадку от автора.
smile
Моя интерпретация – это человечество до и после Крещения. Повествование проходит через основные библейские события:
1. «Идёт уже сороковой… Эй! Есть ли у нас овцы и быки?» – Всемирный потоп.
2. «Помню, как огромное строение, тень от которого закрывала полгорода, покачнулось». –Вавилонская башня. «отголоски слышатся» — это отсылка на притчу про разные языки.
3. «ночь толпа не узнала двух ангелов в образе мужей, люди стучали в дверь, кричали, ломились в окна» — Содом и Гоморра.
4. «воды расступились перед нами» — Моисей и переход через Черное море.
5. «явился белый голубь и закружил вокруг худой фигуры, выходившей из воды» — собственно, это про Крещение Иисуса.
Бас – это Бог

00:22
пункты с 1 по 5 — все правильно
суммарно 5
13:12
Рассказ, который трудно читать, но интересно.
А по-моему, это крещение ребенка. Бас — это священник, приятное и теплое, естественно, мама. Хотя при крещении ребенка носит не мама, а будущая крестная мать.
Aed
10:20
+2
Как загадка, рассказ заставляет задуматься. Но в целом, он больше похож на набор образов.

Во время прочтения стойко веяло библией. Увидел такие отсылки: Великий потоп, Вавилонскую башню, Содом и Гоморру, Моисея ведущего свой народ, Крещение. А повествование, видимо, идет от лица человечества в целом. Так мы неспешно и прошлись по библии.
00:23
Великий потоп, Вавилонскую башню, Содом и Гоморру, Моисея ведущего свой народ, Крещение

всё верно
+5
13:16
Мозаика, сложенная из кусочков библейских сюжетов.
1. Моисей, ведущий народ израильский. 2. Голубь — благая весть. 3. Вавилонская башня. 4. ГГ — падший ангел.
00:23
1 и 3 — правильно
суммарно 2
16:34
+1
Мы не воспринимаем божественные откровения ни раньше, ни сейчас.
15:14
+1
Зиусудра!!! Давно так на смех не пробивало! Беру тайм-аут.
15:22
+2
Мытарства души сорок дней.
Белый виссон — саван.
Ну, Мария Черская всё указала по библ.сюжетам.
17:24
+1
капли взмывают вверх и, становясь дождём, падают в океан, наполняя его новыми адептами

адептами чего? учения о странных метафорах?
Зиусудра-то ошибался, какие там семь дней! Идёт уже сороковой...

ну тут явно Всемирный потоп

ближе всего показал это нелепое сооружение. Я гордо стоял на его вершине в числе немногих, я был у самого неба, мог дотронутся рукой до пролетающих мимо белоснежных облаков. Но что-то мы не рассчитали: после первого толчка последовал второй, а потом громогласный низкий голос произнёс...

на Вавилонскую башню намёк, явно

Бас многократно отражается от небесного свода и заставляет дрожать, глядя на бушующий под ногами океан

бас заставляет дрожать глядя. не просто дрожать, а только в том случае, когда герой глядит на океан
я хз, как это, но такой вывод следует из предложения
вода, уже готовая проникнуть сквозь искажённый в крике рот

нет уж, простите, сквозь «искажённый в крике рот» вода будет не «готова проникнуть», а хлынет потоком
силюсь понять, что мне говорят, но не могу

вот те же эмоции, когда читаю этот текст
возможно, намёк на то, что после падения Вавилонской башни люди перестали друг друга понимать, а заодно и бога

сейчас холодная вода и бас, эхо от которого, наконец, исчезло вовсе

эхо изчезло, а бас не исчез? вы с точки зрения физики это как себе представляете?
С меня стекают капли воды: я поднимаюсь вверх

человек опознает, что поднимается вверх, не потому, что по нему капли начнут стекать. он сперва отметит, что вынырнул из воды, поймёт, что поднимается вверх, а уже потом почувствует, как стекают капли. но никак не наоборот!
Волосы вымокли и скатались

чтобы волосы скатались, их должен был кто-то под водой скатывать
кто это делал и зачем?
Толща воды снова приближается ко мне, такая угрожающе тёмная и неизведанная

он там как на пружинке подвешенный, туда-сюда мотается, утомило уже, если честно
Помню, как воды расступились перед нами, даруя спасение от преследователей. Мы шли по песчаному дну, оставляя сотни, тысячи следов, которые тут же были поглощены морем. Вместе с армией, мчащейся позади

ну привет, Моисей

тело окутывает белый виссон

типа воскрешение


короче,
история о перерождении

но рассказанная скомкано, местами коряво. некоторые куски текста приходилось перечитывать, чтобы понять, что имел в виду автор. весь сюжет сводится к тому, что героя несколько раз окунули и вынули, каким-то загадочным образом скатав при этом волосы. а потом приодели и показали небеса.
загадка ради загадки, без сюжета
00:24
Вавилонская Башня, Моисей, Всемирный потоп — правильно
+3
07:36
+1
Будь я проклят, если понял, от чьего лица ведётся повествование (анахронизмы, будь они прокляты вместе со мной), но ситуация презабавнейшая.

Зиусудра — шумерский царь, аналог библейского Ноя: единственный, переживший великий потоп. Видимо, на его записи опирается герой, вот только у них потопы разные: у одного — вавилонский семидневный, у другого — библейский сорокадневный. Не везет, однако. Ну или Ормуз Рассам, ассириолог конца XIX-начала XX века попутал.
А как хорошо начиналось — башенку строили, Вавилонскую. Как у нидерландца XVI века Брейгеля-старшего. Интересно, какая из двух версий имелась в виду — большая или малая? Малая как-то поизвестней, большая подетальней. Тут должна быть подсказка, кем является рассказчик, но я её не понял. Момент, в котором он жалуется на нехватку крыльев, и эпизод с полётом в руках Господа (кто ещё может вещать низким басом с небесей?)
Вообще, интересная судьбинушка у героя — и за Моисеем по дну Красного моря успел побегать, и с Ноем в конце рассказа встретиться (кто ещё впереди себя голубку посылал?)
00:28
Вавилонская башня и Всемирный потоп, +2, правильно отмечены детали (Брейгель, Зиусудра, Ормуз Рассам — за это ещё +балл)
Моисей +1
Загрузка...
Мартин Эйле №1