Ольга Силаева №1

Энигма инженера Селиванова

Энигма инженера Селиванова
Работа №16

- Если чего-то быть не может, но оно есть – значит, оно есть! – упрямо повторил Дмитрий.

Борис Аркадьевич был не согласен.

- С точностью до наоборот, Димочка, - сказал он, - раз не может – значит, его нет, даже если оно есть.

Дмитрий скрипнул зубами.

- Борис Аркадьевич, давайте я ещё раз исходник озвучу? У нас задание директора нашего НИИ: установить, что за прибор изобрёл исчезнувший инженер Селиванов и работает ли этот прибор. Ровно два часа назад мы с вами выяснили, что прибор существует, а вот какая-либо документация на него отсутствует. Исходя из этого, есть только одна возможность выполнить распоряжение шефа: практическим путём проверить работоспособность прибора. Давно известно: метод тыка – самый прогрессивный научный метод. А вы всё сопротивляетесь и предлагаете ставить только мысленные эксперименты. Ну, и чем это нам поможет?

- Дима, ваше высказывание некорректно. Мы работаем над конкретным заданием, поэтому давайте отбросим абстракции. Вся проблема в том, что мы с вами ЗНАЕМ, какой это прибор. Именно поэтому должны быть сверхосторожны…

- Раз не может – значит, его нет, даже если оно есть, - насмешливо процитировал Дмитрий своего оппонента. – И чего тогда мы боимся? Ведь не может работать то, чего нет… Ладно-ладно, это я неудачно пошутил. Хорошо, давайте без абстракций.

Он поднялся из-за стола и подошёл к стенду, на котором стоял небольших размеров раскрытый чемоданчик, внутри которого на единой панели были смонтированы абсолютно непонятного назначения тумблеры, кнопки и переключатели. В верхней части крышки находился гофрированный раструб, который мог складываться, когда крышка закрывалась.

- Итак, хотя перед нами прямоугольной формы аппарат, на самом деле это волшебная палочка…

- Дима, мы с вами – не воспитанники детского сада. Придерживайтесь терминологии.

- Хорошо-хорошо. Перед нами – Материализатор Желаний, в краткой записке инженера Савельева обозначенный аббревиатурой МЖ… - он хмыкнул. – Прямо, как в туалете! Там ведь тоже желания материализуются!

- Дима, не отвлекайтесь и не пошлейте. Давайте серьёзнее.

- Так вот, исходя из всего вышесказанного, я предлагаю ма-а-люсенький сверхосторожный эксперимент: я подхожу к аппарату, благо, он уже включен, становлюсь в зону действия раструба и прошу у него пачку сигарет “Winston”, потому как курить хочется просто невыносимо. Он мне её даёт либо не даёт, на основании чего мы с вами пишем заключение и докладываем директору, что задание выполнено. Что же здесь опасного? Борис Аркадьевич, мы с этой дилеммой пробовать-не пробовать сидим бестолково уже третий час, а будем сидеть ещё неизвестно сколько, потому что подобный подход не может привести к результату по определению. А я вам изложил очень простое решение – чем оно вас не устраивает?

- Прежде всего, тем, что вы просто не представляете реальной опасности вашего предложения. И я вам объясню, почему вы её не представляете. Причина, Дима, в том, что вы читаете только научную литературу и никогда – художественную. Большая ошибка! Научная литература отвечает на вопрос «Как это сделать» и не отвечает на вопросы «Зачем это делать?» «Нужно ли это делать?» Потому и получается, что изобретёт кто-то страшное оружие, а потом волосы на себе рвёт… И до самоубийств, кстати, доходило. В вашем предложении вы основываетесь на детсадовском менталитете: махнул волшебной палочкой, сказал, чего надо и получил требуемое. А если всё не так? Вы читали Стругацких «Пикник на обочине»? Хотя, чего я спрашиваю, конечно же, нет! Так вот, Дима, у них там описана очень похожая вещь: Золотой Шар, исполняющий желания. Но исполняет он не те желания, о которых вслух кричишь, а те, которые твою внутреннюю суть составляют. То есть, говорите вы: «Дай пачку сигарет», а внутри, условно говоря, ещё с самого утра на соседа так разобижены, что хотите, чтобы его машина переехала… Вот это вы вместо сигарет и получите. Или, допустим, Америка вам не угодила. «Сигареты “Winston” хочу! – а сигарет-то и нет, потому что только что Америки не стало, а сигареты эти там производятся… И не забывайте главное: инженер Селиванов пропал, и его не могут найти уже неделю! В последний раз его видели именно в этой лаборатории. А прибор этот, кстати, был включен, как и сейчас. Понятно объясняю?

- Ой, да бросьте вы, Борис Аркадьевич! Вы что, на самом деле считаете, что Селиванов мог сделать такое, что – раз! – и Америки нет? Да он утюг починить не мог! Был я у него дома. Жена: «Ты когда утюг починишь?» А он: «Отнеси в мастерскую!»

- Но всё равно мы должны отнестись к проблеме с полной серьёзностью, как будто бы это возможно. Хотя в одном с вами согласен: мысленный эксперимент нас и в самом деле пока никуда привести не может, потому что нет никаких исходных данных. Так что давайте, Дима, будем внимательно-внимательно смотреть все его бумаги. Должны что-то найти. Не может быть, чтобы человек задумал сделать такую вещь и нигде об этом не обмолвился. Словом, займитесь его столом, а я буду смотреть в шкафу.

- А у меня есть другое предложение. Абсолютно иное решение. Которое впишется в ту проблему, о которой вы мне поведали. Подождите меня пару минут, когда увидите, что я предлагаю, сами согласитесь, что здесь опасности никакой не будет.

Дмитрий быстро вышел из лаборатории инженера Селиванова, и Борис Аркадьевич услышал, как его торопливые шаги зазвучали вниз по лестнице.

Через пять минут он вернулся, держа на руках рыжего толстого кота.

- Как вам такой вариант, Борис Аркадьевич? Как, по-вашему, может Чубайс – это его кличка - желать уничтожения Америки или какой-то другой страны?

У Бориса Аркадьевича загорелись глаза.

- А что, Дима, это и в самом деле выход! Максимум, чего он может пожелать, это какой-нибудь “Kitekat”! В то же время кот – мыслящее существо. В любом случае, попробовать можно. Пожалуй, это действительно решение нашей дилеммы.

Дмитрий выпустил кота на стенд рядом с прибором и направил на него раструб, который мог быть улавливателем звука либо мысли. Затем он подошёл к Борису Аркадьевичу, и оба учёных стали наблюдать, что произойдёт дальше.

Чубайс отнёсся к заданию очень ответственно и стал добросовестно обнюхивать каждую деталь прибора.

- Советую вам, Дима, - назидательно сказал Борис Аркадьевич, - брать с него пример. Вот это истинно научный подход: внимательно всё исследовать. И никакого авантюризма.

Но дальше произошло совершенно неожиданное: кот улёгся на прибор и явно заснул.

- Ч-чёрт! – сказал раздосадованный Дмитрий. – Вот иди знай, что это: он сам заснул, или это прибор уловил его желание и усыпил? Скорее всё-таки второе. Что-то я слабо представляю, чтобы кот, которого принесли в незнакомую комнату, и где так много всего надо обнюхать, вдруг взял и вырубился.

- Может оно и так, - с сомнением сказал Борис Аркадьевич, - да только если мы с вами напишем заключение о работоспособности прибора и в обосновании укажем: «Потому что кот быстро заснул», нас засмеют. Нет, придётся подождать чего-нибудь более убедительного. Давайте всё же вернёмся к моему предложению и начнём просматривать бумаги. Всё равно больше делать нечего.

Дмитрий душераздирающе зевнул, но возражать не стал и подсел к столу, в то время, как его напарник подошёл к стоящему в углу шкафу, заполненному папками с бумагами. В полной тишине они принялись за работу.

Прошло не менее получаса, прежде чем Дмитрий и в самом деле отыскал нечто такое, что могло представлять интерес.

- Смотрите, Борис Аркадьевич, похоже, дело и действительно очень серьёзное! Это его дневник. Я прочитал только самую последнюю запись, и она всё объясняет, даже то, откуда у Селиванова этот прибор! Как я и думал, он сам тут не при чём!

Заинтересовавшийся Борис Аркадьевич сел на стул и стал читать запись, датированную числом накануне исчезновения Селиванова.

« Я увидел его на углу 2-й Рабочей и 5-й Советской: мужик примерно моих лет стоял и равнодушно смотрел по сторонам. Он явно никуда не спешил. В руке у него был небольшой чемоданчик.

- Слушай, друг, - спросил я. – Не знаешь, где здесь налоговая?

Мужик расхохотался.

- Чего ржёшь? – обиделся я. – Я что-то не так сказал?

- Не обижайся, просто ситуация забавная! Сейчас объясню – сам хохотать будешь! Понимаешь, я – инопланетянин, прилетел на вашу планету полчаса назад, а ты, коренной житель, меня про налоговую спрашиваешь!

Почему-то я поверил ему сразу же.

- Как долетел?

- Спасибо, всё нормально. Ты сильно в свою налоговую торопишься?

Через двадцать минут мы с ним сидели в ближайшем кафе и пили водку.

- А я думал, инопланетяне не пьют, - сказал я, снова наливая ему и себе.

- Чего ж мы, хуже вас, что ли? – ответил он, закуривая.

Вот это последнее меня окончательно добило.

- А ты точно инопланетянин? – решил, наконец-то, усомниться я. – Что-то мне уже не верится. У нас даже поговорка есть такая: мол, чего не пьёшь, инопланетянин что ли? А ты ещё и куришь!

- Чтобы тебя успокоить, поясню, что пить и курить вы от нас научились. Это только я впервые сюда прибыл, а вообще мы здесь очень давно.

- Понаехали! – злобно процедил я, разобиженный, что нас лишили первенства в освоении табака и алкоголя.

- Это ещё смотря кто понаехал! – обиделся он. – Мы сюда прилетели пять миллионов лет назад, вдвое раньше, чем вы появились. Да и то с нашей помощью!

Такой наглости я, разумеется, стерпеть не мог.

- Слышь ты, рожа инопланетная, - сказал я, наливая по полному стакану, - давай пей, и сейчас мы выйдем и разберёмся, кто из нас на этой планете главный!

Подходящее место долго искать не пришлось: прямо в хозяйственном дворе кафе обнаружилось вполне достаточное пространство между ящиками и всяким другим хламом. Уже через пару минут я установил две вещи. Во-первых, он действительно инопланетянин: разве могло быть такое, чтобы наш мужик, будучи пьяным, получив всего два раза в челюсть, пустился наутёк и даже не хватался за арматуру, которой здесь валялось предостаточно? Во-вторых, по вопросу, кто от кого научился пить, он соврал: если они пьют уже пять миллионов лет, почему тогда драться не научились? Как они тогда вообще по пьянке развлекаются?

В кафе я вернулся с приятным чувством победителя, который защитил родную Землю от инопланетных захватчиков. Допил всё, что оставалось, расплатился по счёту за себя и за поверженного врага и уже собрался уходить, как вдруг заметил возле стола его чемоданчик. Ну, уж нет, чужого нам не надо! Схватив чемоданчик, я выскочил из кафе и стал бегать по улицам в поисках хозяина, но нигде не нашёл.

И тогда меня охватил вполне понятный интерес: вещь-то инопланетная! Я открыл крышку и увидел внутри какой-то прибор. Решение созрело сразу же: необходимо прямо сейчас ехать в лабораторию и установить, что это такое. Раз уж судьба решила дать мне в руки прибор инопланетного происхождения, грех этим не воспользоваться!

P.S. С ума сойти! Оказывается, этот прибор…»

На этом запись в дневнике обрывалась. Учёные в раздумье смотрели друг на друга, как вдруг тишину разорвало весьма аппетитное чавканье.

Они посмотрели на стенд: Чубайс жрал невесть откуда взявшуюся сосиску.

- Сработало! – завопил Дмитрий. – Вот мы всё и установили! Ведь первый закон жизни кота: «Если ты случайно проснулся, иди поешь». Он проснулся, захотел есть, а прибор уловил его желание и материализовал!

Дмитрий подскочил к стенду и стал ласково наглаживать кота, который доел сосиску и довольно облизывался, а теперь ещё и млел, выгибая спину, от приятных прикосновений.

- Киса хорошая! – ворковал Дмитрий, щекоча кота за ухом. – Киса нам помогла выполнить задание директора, и мы наверняка получим за это премию! И уж конечно, с этой премии купим кисе что-нибудь вкусненькое!

Внезапно кот выпрямился и замер, глядя на Дмитрия.

- Дима! – испуганно закричал Борис Аркадьевич, - уходите от него! Или нет: выключайте прибор! Немедленно! Дима!!!...

Но было уже поздно.

В кабинете директора НИИ Семипядева Арнольда Исааковича столпились все сотрудники института и висела мрачная напряжённая атмосфера. Сам директор с испуганным и несчастным видом сидел за столом, рядом на стуле – Борис Аркадьевич, поглаживая сидевшую у него на коленях красивую рыжую кошечку.

- Я не понимаю, Борис Аркадьевич, - бормотал директор, - знаю вас как серьёзного учёного, трезвого и вдумчивого человека… Тем не менее, вы утверждаете, что вот эта кошечка – Дмитрий Валерьевич?

- Всё так, Арнольд Исаакович, - кивнул тот с расстроенным видом, - я виноват, очень поздно сообразил! А ведь всё было логично: кот поспал, поел, а тут его гладить начали – конечно, теперь ему кошечку захотелось! Вот он и материализовал её из Дмитрия Валерьевича!

- И что же нам теперь делать? Это же какой шум сейчас поднимется! Это ж какие инстанции нас трясти начнут! Ну же, господа, вы ведь учёные! Предлагайте, что нам делать-то?

Но никто и представления не имел, что вообще можно сделать в данной ситуации.

_______________________________________________

Раздался просто шквал аплодисментов.

- Ну вот, - сказал вернувшийся к трибуне инженер Селиванов, - сейчас наши добровольцы, согласившиеся на эксперимент, проснутся и, конечно, подтвердят, что все их чувства и переживания были абсолютно натуральными и создавали ощущение полной реальности событий, в чём вы и сами могли убедиться, наблюдая за ними на экране телевизора.

Он указал на Бориса Аркадьевича и Дмитрия, которые, откинувшись в креслах, сидели на сцене перед раскрытым чемоданчиком с направленным на них раструбом. Они и в самом деле просыпались.

- В заключение хочу сказать, что изобретённый мною прибор по погружению объекта в Виртуальность, имеет огромное значение для всего нашего института. Арнольд Исаакович, - обратился Селиванов к директору, - вы как-то на совещании сетовали, что нам урезали финансирование на научные исследования? Вот он, способ восполнить необходимые средства! Нужно на базе моей лаборатории открыть игровой зал для всех жителей города, и тогда деньги потекут в нашу казну! За исключением, понятно, оговоренных процентов, которые буду получать лично я. А от желающих, я уверен, отбоя не будет! Ведь многим захочется окунуться в море приключений, абсолютно реальных и достоверных, заложенных в программу Игры. А уж мы для них постараемся: будем неустанно разрабатывать всё новые сюжеты! Это пока у нас сюжет только один, я его разработал просто для демонстрации возможностей прибора, но в дальнейшем…

- Так, значит, это ты специально придумал так, чтобы я в кошечку превратился? – зловеще произнёс Дмитрий, поднимаясь с кресла и сжимая кулаки. - Ну, я тебе не инопланетянин, я тебе и без водки морду набью!

Этот инцидент немного смазал общую торжественную и радостную атмосферу, царившую в зале после выступления инженера Селиванова.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+5
981
21:07
+1
Тут явно задуманы Аркадий и Борис Стругацкие
«Понедельник начинается в субботу» или же «Чародии»
Конец напомнил фильм Экзистенция
13:28
+1
Хорошо написано! Главное, со смехом, люблю юморную фантастику!
13:30
+1
У каждого свои секреты, разгадывая которые, посторонним, легко стать посмешищем! laugh
17:45
+1
Интересно, с юмором, и финал неожиданный
Вариация на тему «Мозг в колбе». Основная идея: «В реальности, где все возможно, человеку может не хватить идей, чтобы нафантазировать что-то стоящее». Также навеяло ассоциации с советским фильмом «Мудромер»
20:47
+2
Рассказ хорош сам по себе. Без всяких спрятанных в него загадок. Спасибо, автор!

Инженер в «Энигме» таинственным образом поменял фамилию Селиванов на Савельев. Это отмазывает его от шифра, наверное. Уже легче.
В рассказе речь идёт о конкурсе «СПГС. Синие занавески»
В качестве устройства дешифратора — энигма выступают отгадыватели. Кот — с заставки к конкурсу. Он же ещё кот Шрёдингера. Поскольку рассказ начинается с двух взаимоисключающих посылов. Конкурс «Синие занавески» связан с НФ. Поэтому персонажи рассказа — известные писатели-фантасты.

Комментарий удален
23:47
кот Шрёдингера

действительно существует разгадка с котом Шрёдингера, но под другим углом. Потому 0.5 балла
05:37
+1
Согласна с Ангелом.
Да, рассказ читается легко. Но вызывает некоторые сомнения:
1. Профессор пошел пить, а потом драться… Не логично, хоть и с инопланетянином. Нет, тем более с инопланетянином.
2. Гуманоид утверждает, что они на Земле живут уже пять миллионов лет. Тогда его поведение нелогично. Подумаешь, землянина встретил. Привычное дело, раз так давно тут живут. А этот «фрукт» сразу же и признался. Вот миллионы лет скрывались, а тут время пришло признаться. И драка эта… надуманная.
а не навеял ли профессору встречу с инопланетянином тот же чемоданчик?! А?!
11:06
Рассказ, действительно, очень хорош! Такая добротная классическая фантастика! Замечательно написано!
Борис Аркадьевич сложился из Бориса и Аркадия Стругацких.
19:28
+1
1. Чем-то напомнило «Понедельник начинается в субботу». 2. Главная мысль — творческие люди не от мира сего, сначала изобретают, а потом думают, что с этим изобретением делать.
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
23:02
+2
Это я наваляла удаленные комменты, разбиралась в кнопках. Я учусь)))Рассказ читается до конца, что уже хорошо. Интересен сам по себе, что просто замечательно. ну, я попробую, не хохочите громко только.
Название напомнило «Гиперболоид инженера Гарина»
Из поверхностного: ассоциация с солипсизмом (то, чего не может быть) Стругацкие, представленные в тексте «Пикником», больше засветились «Понедельником».
Энигма — шифровальная машина, наверное, есть шифр, но моего ума не хватит.
Эпизод с инопланетянином напомнил Кин-дза-дза по образу и подобию. В голове мелькнула 3-я улица строителей, думаю, это все про Питер.
Основная идея — что считаешь реальностью, то и реально, или как-то так.
06:24
+1
Частенько на БС упоминаются Стругацкие) Вот она, народная любовь!
Хороший рассказ с юмористической концовкой) мне понравилось.
Борис Аркадьевич — отсылка на Бориса и Аркадия Стругацких.
Финал с виртуальной реальностью — напомнило книгу и недавно вышедший фильм «Первому игроку приготовиться». Или Матрица жеж.
Основная мысль — мысли(желания), которые люди озвучивают не совпадают с тем, что они хотят на самом деле. Также реальность, которую мы видим, бывает обманчива.
06:32
Поддержу Вику, Черскую и Ангела Солнца)))
08:10
Вспомнилась машина Луи Седлового из «Понедельника...», а по настроению — какой-то рассказ из сборника «Перпендикулярный мир» про, опять-таки, машину времени, которая то ли работала, то ли нет.

Самое главное, что бросается в глаза — Борис Аркадьевич. Фамилия, часом, не Натанов? Реверанс в сторону Бориса и Аркадия Натановичей Стругацких.
Материализатор Желаний, он же МЖ, рядом с упоминанием «Пикника...» Есть малоизвестный сценарий авторства Стругацких на основе «Пикника...», который называется «Машина Желаний». То ли радиоспектакль, то ли первая версия «Сталкера». Вряд ли это оно, но упоминания достойно.
Поучительно, что во сне Борис и Дмитрий приписывали Селиванову явно свои качества. «На зеркало неча пенять, коли рожа крива» или «В чужом глазу соринку видно»?
Как связан Селиванов и Профессор, фамилия которого на мгновение подменила изобретателя, честно говоря, не подскажу.
Aed
11:07
Рассказ понравился. Поначалу было скучно, но потом действо разогналось и стало интересно. За «Кису» отдельное спасибо автору, я посмеялся.
Глубокий смысл мне не дался. Наверно во всем важна осторожность, а то станешь кисой) И не все является тем, чем кажется на первый взгляд. Прямо не энигма, а машина Шредингера – одновременно работает и нет.
10:10
+1
Скрытые смыслы.
1. Притча о Буридановом осле. Решая дилемму «Включать или не включать прибор», учёные находятся в положении этого животного: голодного осла, находящегося на равном удалении от двух абсолютно идентичных охапок сена и не знающего, какую из них выбрать.
На первый взгляд может показаться, что аналогия не совсем чистая: невключение прибора никаких опасностей не несёт, а вот включение может грозить весьма серьёзными последствиями; т.е, «охапки сена» неравноценные.
Но это если только руководствоваться текстом самой притчи. Однако сам Буридан в дальнейшем указывал, что равноценными охапки могут показаться только животному, потому что у него нет воображения, и он основывается на инстинктах. У человека охапки равноценными быть не могут: всегда отыщется какой-то фактор, склоняющий к выбору той или другой.
В тексте есть подсказка, боюсь, правда, что спрятал её слишком глубоко: если в первом монологе Дмитрия читать только начальные буквы предложений, получится «Буридан».
2. Мысленный эксперимент с котом Шрёдингера. Первое указание на это в реплике Дмитрия «Вы… предлагаете ставить только мысленные эксперименты». На этой стадии ситуация закрытой стальной камеры; жизнь и смерть кота (применительно к ситуации рассказа – работает или не работает прибор) имеют вероятность 50х50%.
В дальнейшем именно кот помогает решить дилемму (то есть, происходит открытие камеры), и именно благодаря ему вероятность остаётся только одна и составляет 100%.
3. Главная идея – ответственность учёного за своё изобретение.

10:14
+1
Вот так вот!
Я ж говорила — шифр! Спасибо! Очень интересно, ничего не отгадала))))
10:23
+1
Я просил дать вам дополнительный балл за то, что вы предположили, что Энигма намекает на какой-то шифр, заложенный в рассказ. Это так и есть: при помощи такого названия я надеялся подсказать, что что-то зашифровано
10:24
+1
Для меня такое оче6ь трудно! Но здорово)
16:25
Я, оказывается, ничего не отгадала, но это не важно. Рассказ сам по себе очень хорош. На мой взгляд — лучший! Автору огромное спасибо!
18:10
И вам спасибо! Очень рад, что понравилось!
16:57
Знаете, Михаил, может, я Вам покажусь занудным старым брюзгой, но чем дальше читал — тем меньше нравилось. Тут ситуация с «замах на рубль — удар на копейку». Я, конечно, понимаю, времена рынка, всестороннего опошления и всё такое, но… Но постоянно снижается и градус повествования, и смысловое поле целого, и даже эмоциональный тон: вначале была загадка, вначале была проблема, детектив и исследование, вначале была тайна, а потом… Даже «любовно-эротическая» нитка, над которой так удобно и привычно уже изыздеваться и выкрутить куда угодно — просто никуда не «выстрелила» (памятуя Чехова с ружьём на стене), а в конце вообще скатились до тупого мордобития…

Это как после Эсхила, Софокла и Еврипида с Аристофаном читать позднюю римскую комедию-буфф, где четко и однозначно прописано кто куда и как бьёт, и как ударенный падает, а вместо диалогов «говорит о том-то или о том-то, главное, чтоб так-то»; только там это был ряд текстов, а у Вас всё уместилось «под крышей одного текста»...

наверное, я не прав, но минус…
Загрузка...
Наталья Маркова №1