Светлана Ледовская №2

​Без названия

Светлана Салахутдинова

Слева что-то зашуршало. Скосив глаза так, что перед взором начали проплывать фиолетовые круги, Алина увидела маму, собирающуюся в гости. В данный момент она искала шоколадки, чтобы преподнести их в дары детям, которые обязательно будут там, куда они идут. Папа сидел на кухне на диванчике возле стола, полностью собравшийся, и терпеливо наблюдал за ее действиями.

Кругов перед глазами стало так много, что в голове гулкими волнами начала нарастать боль. Поморщившись, Алина вновь с умным видом уткнулась в компьютер, делая вид, будто привносит в мир посредством Интернета что-то мудрое и прекрасное. Папа на диване тяжело вздохнул и щелкнул пультом, включая телевизор.

- Так, - наконец выпрямилась мама. Алина оторвалась от монитора и посмотрела на собравшихся родителей, уже стоявших у двери. С готовностью встав и обняв их по очереди, девушка стала ожидать продолжения маминой речи. – Мы уходим на пять-шесть часов. Чтобы к нашему возвращению нам было, куда возвращаться, ясно?

Мама внимательно посмотрела в зеленые глаза Алины. Девушка мигом сделала честный и наивный взгляд а'ля «не понимаю, о чем ты, но скажу «да», чтобы ты не волновалась». Мама покачала головой, отводя глаза. По ее лицу было видно, что она сильно сомневается в честности дочерниного взгляда. Папа едва заметно усмехнулся и, открыв дверь перед мамой и пропустив ее вперед, подмигнул дочери.

- Все же не слишком буяньте, - напоследок шепнул он, когда Алина уже закрывала за ними. Девушка улыбнулась и послушно покивала, сразу после этих слов защелкнув дверь и прислонившись к ней плечом. Алина выдохнула и сползла на пол, представляя, какую домашнюю вечеринку закатят они с друзьями. Выражение ее лица неуловимо изменилось и, будь родители рядом, они бы удивились неожиданной усмешке, появившейся на губах девушки.

Алина снова метнулась к компьютеру и быстро написала друзьям, что «горизонт чист». Получив вполне жизнерадостный отклик, девушка выглянула из окна шестого этажа. Родители как раз садились в такси. Алина задорно засмеялась, помахав им рукой и получив предупреждение в виде сжатого кулака, и прошлась по квартире в сумасшедшем танце, остановившись только перед зеркалом и принявшись внимательно разглядывать себя, прикидывая, изменить ей что-либо в своем образе к приходу друзей или и так сойдет.

Всклокоченные после шествия по квартире короткие черные волосы, назойливо вызывающие ассоциацию с встопорщенной шерстью, яркие зеленые, как любила выражаться их обладательница, «ведьмины» глаза, обрамленные длинными ресницами, порозовевшие щеки. Расставив руки в стороны, оглядела свой домашний наряд: белую майку и джинсовые шорты. На правой руке качался тяжелый посеребренный браслет с вкраплениями камней цвета свежей травы, захваченный в процессе танца с одной из полок. Алина обожала этот браслет, ей казалось, что он идеально подчеркивает цвет ее глаз, и буквально не расставалась с ним никогда.

Девушка пригладила волосы и еще раз обозрела себя, не понимая, что ей не нравится в своем отражении. Одежда для будущей домашней вечеринки была практически идеальная, волосы достаточно было немного причесать, а румянцу – дать сойти с лица. И все же, что-то было не так. Или чего-то не хватало, или что-то было лишним, или что-то было совершенно другим. Скользнув взглядом по рукам, она бессознательно выбрала третий вариант. И она вскоре поняла, что именно было другим.

Браслет. Точнее, камни, украшавшие его. В отражении цвет камней был не ярко-изумрудным, а… его не было вовсе. Камни были абсолютно прозрачны. Не белые, не туманные, какими обычно бывают такие камни, а именно прозрачные, создававшие ощущение сосущей пустоты.

Алина судорожно схватилась за украшение и подняла голову, посмотрев в глаза своему отражению. Точнее, она должна была наткнуться на глаза, но ни зеркала, ни шкафа, в которое оно было встроено, в округе не было. Не было зудящего, как переевший комар, компьютера в соседней комнате, не было кухни, на которой что-то тихо трещал забытый всеми телевизор. Вокруг была только непонятно откуда взявшаяся степь. Шелковые зеленые волны накатывали на босые ноги Алины и тут же отступали, точно давая ей дорогу.

Алина машинально взлохматила волосы, остановившись рукой на затылке, проверяя, нет ли там шишки от возможного удара головой. Нет, затылок был вполне обычным. Девушка повторно огляделась по сторонам, пытаясь найти хотя бы какой-нибудь ориентир. Но в поле ее зрения не было ничего, что бы могла за него сойти. Только зеленые волны, точно пушистый плед, расстилались по всем сторонам. Девушка опустила руку, не зная, что делать дальше.

- Прекрасно, - тоном, совершенно противоположным смыслу сказанного, произнесла она. – И что дальше?

Как ни странно, ее выручил тот же браслет. Соскользнув с руки, он каким-то образом встал на ребро и покатился, оставляя за собой узкий след примятой травы. Алина, радуясь возможности совершать хоть какое-то действие, бросилась вслед за ним, едва отслеживая его путь и, почему-то, не задумываясь, что браслет не может так катиться хотя бы из уважения к законам физики. Там, где катился браслет, трава чуть шевелилась, и только по этому движению травинок девушка могла за ним следить.

Трава будто стала жестче и уже не так ласково гладила девушка по щиколоткам. Алина автоматически остановилась и подняла глаза от земли к небу. Пронзительно синее, какое, как раньше думала девушка, бывает только в сказках, оно простиралось вдаль, как океан. Редкие белые, будто невесомые облака там, где стояла Алина, вдруг темнели и уходили дальше в большие скопления, постепенно переходя в тучи.

Послышался тихий хрустальный звон, как будто соприкоснулись два бокала. Алина опустила взгляд, спохватившись, что потеряла браслет из виду. Перед ней неизвестно откуда появилось два зеркала. У одного из них, находившегося правее девушки, и лежал потерявшийся браслет. Алина склонилась над ним и подняла, заботливо отряхнув его от остатков травы и водрузив обратно на руку. Поддавшись появившемуся желанию посмотреть на себя и оценить ущерб, который произвела гонка за украшением, девушка осторожно заглянула за раму правого зеркала. Перед глазами возникло настороженное лицо со вполне обычными своими чертами. Мягкая улыбка украшала губы, в глазах горел ровный зеленый огонь. Осмелев, Алина позволила себе покрутиться перед зеркалом, наблюдая, как отражение повторяет за ней все движения. Особое внимание она обратила на браслет, но с ним было все в порядке.

В левом углу зеркало внезапно затуманилось, и проявились какие-то слова. Алина присмотрелась. Слова гласили: «Это твоя истинная душа, то, что ты так редко показываешь на людях». Отпрянув от стекла, девушка настороженно обошла его, незаметно для себя самой приблизившись ко второму. Она кинула туда взгляд и… увидела еще одно свое отражение. Но оно было совсем другим. Жесткая усмешка, хитро прищуренные зеленые глаза, острые черты лица. Это отражение была куда неприятнее и отчужденнее на вид. И браслет казался такой же пустышкой, какой он отразился в домашнем зеркале. Угол стекла затуманился, и появилось другое предложение: «А это то, что видят люди, когда смотрят на тебя».

Алина вновь перевела взгляд на отраженное лицо и от всей души посочувствовала смотрящим на нее людям. А на затуманенной части тем временем появлялись новые слова.

- Что ты выберешь для внешнего характера? – прочитала она, пытаясь вникнуть в смысл. Покосилась на второе отражение, перевела взгляд на первое, прикидывая, какую Алину приятнее созерцать и идти с ней на контакт. И без колебаний коснулась первого зеркала. – Это твой выбор. А что будет внутри тебя, что ты можешь явить миру в трудный момент и помочь ему этим?

Алина покосилась на второе отражение, прикидывая, что оба раза показать на одно зеркало, наверно, нельзя. Взглянув на первое, она в этом убедилась: отражение исчезло. Ну и зачем делать иллюзию выбора? Она вгляделась в жесткое лицо отражения, в упрямо поджатые губы и горящие твердой решительностью глаза. И поняла, что именно внутренняя твердость и даже некоторая циничность вполне может помочь миру. Она протянула руку к стеклу, наблюдая, как отражение так же потянулось к ней. В миг, когда Алина коснулась зеркала, вдруг все исчезло. Вокруг стояла тьма, в которой прямо перед лицом девушки зажглись слова: «Это твой выбор».

Над головой что-то надоедливо жужжало. Алина подняла неожиданно тяжелую голову от сложенных рук и невидяще посмотрела на источник звука. Перед глазами замелькали строчки сообщений, и девушка вдруг поняла, что минут через пять придут друзья. А глядела она прямо в компьютер. Заснула? Это все было сном?

В дверь позвонили и забарабанили, не удовлетворившись громкостью звонка. Алина на автопилоте поднялась со стула и, подойдя к двери, выглянула в глазок. За дверью стояли друзья, насколько могла видеть девушка, человека четыре. Не задумываясь, Алина открыла.

- Привет, - произнесла она, прислонившись к косяку и оглядывая компанию. Стоявший ближе остальных Мишка удивленно переглянулся с остальными. Видимо, он рассчитывал, что дверь девушка откроет как минимум с пинка, а, увидев их, с порога закричит, что они шли очень долго. Полчаса назад Алина так бы и сделала, а сейчас… Что-то не давало ей поступить именно так.

Мишка все-таки поприветствовал Алину и замялся. Девушка оглядела остальных и поняла, что они тоже удивлены чем-то не меньше его. Не понимая, в чем дело, Алина посторонилась и произнесла:

- Проходите. Чай будете?

- Ты нас на чай звала? – вырвалось у Мишки. Остальные отмалчивались. Алина пожала плечами и произнесла:

- В любом случае, о его отсутствии на нашем столе я не говорила. Так вы зайдете?

Миша вновь переглянулся с остальными и несмело шагнул в квартиру. Алина вдруг увидела, какой он на самом деле нерешительный и мягкий, скрывающий эту свою сущность за колючим темпераментом. И неожиданно улыбнулась, провожая гостей на кухню. Девушка выключила бесполезный в данный момент телевизор и поставила чай. Друзья нерешительно расселись на диванчике.

Процесс чаепития прошел тихо и спокойно, они вполголоса говорили между собой и… Алина не могла сказать это точно, но ощущение у нее было, будто встретились они все в первый раз. В первый раз они узнали друг друга. Алина вспомнила, какими обычно видела друзей и только незаметно качала головой: казалось, будто сейчас перед ней совсем другие люди. Они говорили и говорили по душам, рассказывали то, что раньше утаивали друг от друга, недостаточно доверяя даже самим себе. Они говорили, и становилось легко на душе, легко, ведь теперь они все вместе несли общий груз и были действительно одной компанией.

После того, как друзья ушли, Алина прошла в свою комнату, где так же мерно гудел компьютер. Не подходя к нему, девушка приблизилась к окну и выглянула в собирающийся сумрак. Она смотрела не на пронзительно синее, как в сказке, небо, не на апельсиновое закатывающееся за горизонт солнце. Она смотрела на людей. Как они идут, как встречают знакомых, как прощаются с ними, как суетливо хлопают по карманам в поисках телефона. Как смотрят, как улыбаются, как общаются с разными людьми. Смотрела и, кажется, понимала смысл своего сна. Или не сна?

Алина тихо рассмеялась своим мыслям и с удовольствием подставила лицо легкому порыву ветра.

- Кажется, жизнь только начинается, - тихо проговорила она, провожая свежий вечер глазами цвета самой жизни.

0
23:47
582
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Анастасия Шадрина

Достойные внимания