Strangerbard №1

Найти человечность

Найти человечность
Работа №1
Автор: Екатерина Верхова (3 голоса)

«Я верю, что в будущем сон и реальность — эти два столь различных, по видимости, состояния — сольются в некую абсолютную реальность, в сюрреальность, если можно так выразиться. И я отправлюсь на ее завоевание, будучи уверен, что не достигну своей цели» (с) Андре Бретон

— И где ваша человечность? — пропитанный ужасом голосок эхом разлетается по стенкам черепа. И эти глаза… О, эти глаза. Такие чистые, искренние, светло-голубые. Как у настоящего ангела.

Человечность. Че-ло-веч-ность. Что это вообще такое? Вечность для человека? Чело для вечности? Бред. Я человек: у меня две руки, две ноги, нос, глаза, рот… даже уши. У меня есть уши, и это точно делает меня человеком. Не крысой же. Крысы первыми бегут с корабля, а я все еще тут. Покачиваюсь на волнах космического мироздания. Вверх… вниз… вверх… вниз.

— Это отвратительно!

— Как можно?!

— Но зачем?..

— Что сделало вас таким?

— Расскажите о своей матери.

Я в темной комнате, стенами которой становится полотно вселенной. Звезды задают мне вопросы, а я в самом центре. В центре мироздания. Мне легко, хорошо, я лечу. Я не хочу отвечать на вопросы, все на поверхности. На поверхности океана реальности. По глазам бьют вспышки. В моих руках кисть, я опускаю ее в палитру, набираю краску — больше, гуще, темнее. С безумным хохотом взмахиваю рукой, и холст окрапляется темными пятнами. Они растекаются, пожирают звезды, с оглушающим чавканьем уминают ткань бессмертия.

Я падаю. В животе поселяется “Ух”. Он тянет, выворачивает меня наизнанку, рвет на куски, но уже через мгновение, словно я из пластилина, сминает обратно. Из пластилина или пластита — какая к черту разница, когда итог один.

Дно. Я упал на дно. Ступни покалывает безысходностью. Бе-зы-схо-дно-стью. Безззз... Без исхода? Нет, я иду. Иду вперед, по дороге из желтого кирпича. Вокруг клубится тьма, она покрывает меня щупальцами, проникает в самое естество. Я — тьма. И у меня есть путь. Дорога вперед. Не назад же, не влево, не вправо. Даже если я сверну, пойду наискосок, все равно буду двигаться вперед.

Спотыкаюсь о выпирающий кирпич и падаю. Нет, не падаю. Лечу, вспарывая носом дорогу на две идеально ровные части. Теперь у меня два пути, но ни одним, ни вторым я не пользуюсь. С упорством носорога двигаюсь к цели, но достигаю лишь когда впереди виднеется идеально ровная бетонная стена. На ней белым мелом написано: “Не входить”. Но я вхожу. Насквозь. Зажмурившись. В голове разливается “Ах”. Он ахает, причитает, заставляет открыть глаза. Я слушаюсь.

Гравий. Мелкие камни впиваются в тело острыми гранями осознания. Осознания. О-со-зна-ни-е. Оса? Сознание? Знание? Оса знания? Она не заставляет себя ждать, уже через вечность впивается в левый глаз жалом, впрыскивает вежественный яд. И сдыхает. Я вижу, как трепещут ее крылья, отмечаю кривую усмешку на лице. Лице?..

— Встать! Суд идет! Прошу садиться!

Послушно встаю. Послушно сажусь.

Снова встаю. Снова сажусь.

Левый глаз видит иначе: все моргает, будто бы меня засунули в стробоскоп. Черный — сели. Белый — встали. Не знаю, сколько продолжается эта пытка, но следую голосу, следую свету, послушен к темноте.

Все заканчивается в одну секунду. За десять в сорок третьей степени мгновений. Именно сейчас. Передо мной указатель. Камень, измазанный в алом впечатлении.

“Прямо пойдешь, человечность найдешь”.

Глубоко вдыхаю, чувствую сладковатый металлический запах. Запах, любимый с детства.

“Налево пойдешь, девять кругов отыщешь”.

По рукам пробегаются крупные мурашки. Вгрызаются зубами в кожу, отрывают куски и выплевывают на землю. Смотрю вниз, а под ногами сотни опарышей. Они извиваются и хрустят под ступнями. Пролезают через пальцы и что-то нашептывают. Я не слышу.

“Направо пойдешь, ничего не поймешь”.

Из глотки вырывается смех. Но смеюсь не я, а мое нутро — само по себе.

— Ахахахахахха, — буквально захлебываюсь. Из горла что-то лезет, и я, не переставая смеяться, сплевываю. Черные опарыши. Они приземляются и начинают пожирать белых, перед моими глазами разворачивается целая война. Цветная революция? Шахматная партия? Умирают все, и я перестаю хохотать. Не потому что мне не смешно — смешно — просто нутро заткнулось.

Бросаю еще один взгляд на указатель и делаю шаг вперед. Погружаюсь в пучину выбора. Вязкое болото, хлюпающее при каждом моем неловком движении. Не могу дышать, не могу видеть, не могу слышать. Чувствую, как меня засасывает в бездну. В черную дыру. Она крутится так, что я выблевываю органы. Сердце, легкие, желудок, печень, даже почки… Ступнями нащупываю дно, отталкиваюсь, но… снова падаю. Снова вниз.

Чувствую ветерок, ласково касающийся кожи. Я — пустой. Я — оболочка. Открываю глаза и вижу легкие. Они дышат, и дыхание проникает внутрь меня живительной силой.

Иду вперед, прямо в арку под правым и левым. Передо мной улица, по обеим сторонам которой растекаются дома. Растекаются в невнятную кляксу, из которой через миг вырастает другой дом.

Детство.

Отрочество.

Юность.

Взросление...

Вместо номеров на строениях названия. Иду мимо, хорошо знаю — нет там ничего хорошего.

Гляжу направо и вздрагиваю. Сухонькая старушка с глазами, залитыми темнотой. Она мило улыбается и протягивает ко мне руки с кривыми длинными пальцами. В одной из них бьющееся сердце. Я знаю, что она сделает. Делала уже тысячи раз. Мне даже останавливать ее не хочется; уверен, что от воспоминаний об этом получу удовольствие.

Что там звезды спрашивали о матери? Смотрите же, смотрите! Смотрите, как она запускает в сердце свои пальцы, как оно покрывается гнилой слизью, как эта женщина выдавливает из него последние капли жизни.

Поэтому я ее убил.

Ее и многих других, у каждой смерти была своя причина.

При-чи-на.

А не потому, что я просрал чело вечности.

Иду вперед, уже не смотря по сторонам. Знаю, что могу там увидеть, но не хочу. Улица дрожит в конвульсиях, но я не обращаю внимания, просто вышагиваю. Теперь без цели. В жопу человечность.

Чувствую, как кто-то хватает за руки, за ноги. Закрываю глаза и продолжаю путь. По коже блуждают всполохи тока, проникая к суставам яркими узелками. Я их не вижу, только ощущаю.

— Суд приговорил признать обвиняемого виновным в совершении тяжких преступлений по статьям “убийство”, “изнасилование”, “насильственное действие сексуального характера”, “умышленное уничтожение чужого имущества”, “надругательство над телом умерших”, “покушение на убийство”.

Покушение на убийство. Ха.

Расплываюсь в улыбке.

Именно так меня и поймали. Именно так узнали о моих подвигах.

Открываю глаза, по ним яркой вспышкой бьет свет. Вижу пещеру с идеально гладкими стенами. Над входом неоновая табличка с надписью “Человечность тут” и стрелочка. Сраная стрелочка.

— … и назначить наказание в виде смертной казни через электрический стул…

Захожу внутрь, мне любопытно. Стены подрагивают, подгоняют, шепчут:

— Так ему и надо.

— Заслужил, мразь…

— Джейн это не вернет…

Еще одна неоновая вывеска. Еще одна яркая неоновая стрелка.

Под ней гусеница. Иссохшая, но живая. Она поднимает глаза и с укором вздыхает, меня накрывает запахом смрада.

— Я больше так не могу, — едва слышно шепчет она. — Убей…

Усмехаюсь. Ну уж нет. Я совершил достаточно — достиг красивого числа пятьдесят четыре — портить его не намерен.

— Убей! — истошно вопит она и заходится в кашле. Через секунду снова орет: — УБЕЙ! УБЕЙ! УБЕЙ!

Каждая буква врезается в сознание острым лезвием. Каждый вздох ржавым гвоздем проходится по стеклу моего терпения. Каждый взгляд проникает под ногти кривой иглой, кружащей в танце боли.

Я поднимаю ногу и опускаю на гусеницу. Еще и еще. Пятьдесят пять тоже неплохо. Нога увязает в ее мякоти, затягивает в новую бездну. Не сопротивляюсь.

Через целую вечность длинною в миг открываю глаза. Светло. В самом центре комнаты сидит человек. Заросший, с шрамами по всему телу. Он бьется в смехе. Так, что изо рта течет слюна. Его руки привязаны, ноги прицеплены к стулу зажимами, и провода, сотни проводов. Шлем на голове мигает лампочками. Они исполняют цветовую симфонию “Последнего мгновения”.

Оглушительный треск.

Секунда. Другая. Десятая.

Тишина.

Меня скручивает в жгут, человек на стуле дергается, но продолжает хохотать.

По его телу проводится новый разряд, и меня уносит наверх. Я перестаю чувствовать, просто лечу. Уже ничего не вижу и не слышу. Ощущаю лишь как после головокружительного взлета стремительно падаю вниз.

— И где ваша человечность? — пропитанный ужасом голосок эхом разлетается по стенкам черепа. И эти глаза… О, эти глаза. Такие чистые, искренние, светло-голубые. Как у настоящего ангела. 

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+6
354
10:01
+3
Ощущение, будто Хармс искусал Набокова, и тот под впечатлением от фильмов Линча написал этот рассказ.
А если серьезно, мне очень понравилось) Стало интересно, это о реально существующей личности? Помню, читал о каком-то маньяке, который хотел своими жертвами «заполнить» шахматную доску. Черное и белое тут есть, число 54 (хотя на шахматной доске 64 клетки, но тот маньяк вроде как не дошел до этого числа). Совпадения? Не думаю…
Не понравилось только имя «Джейн». Сразу же появилась привязка к определенной стране, вообще к реальности. Как мне кажется, лучше без имен обойтись. В остальном — хорошо)

Пожалуй, оставлю ГОЛОС здесь… Иногда мне казалось, что это я написал — это и подкупило в конечном счете)
18:12
+1
о да, тоже резануло имя :\ Оно будто силой притянуло какие-то рамки, якоря, а без них было лучше. В остальном согласна, текст хороший.
Благодарю)
10:34
+3
Тут про ангела. Плюс сразу.

Сон и реальность. Ангел и дьявол. Безысходность и надежда. Человечность и звериная жестокость.
Фобии, которые нас преследуют по жизни.
Личность разодрана на куски, противоречива. Каждый фрагмент тебя самого готов уничтожить все остальные. Что победит в душе: добро или зло? Выбор не за тобой. Это просто рулетка. (Бред и одновременно первые впечатления от текста). Мне понравилось.
ГОЛОС
Спасибо)
Кажется, вы одна из немногих, кто понял про ангела wink
18:04
+4
Мне понравились некоторые образы, но в целом — восприняла это как поток сознания, а не как рассказ. Сюрреальность — да, круто, но… и что? Для меня это был просто набор картинок. Поэтому как-то не увидела ни конфликта, ни идеи, ни смысла, но в сюре это вроде бы и не обязательно. Я поняла наверное процентов 10 рассказа, а может и того меньше.
Для сюра — это самый сюрреалистичный рассказ, автор постарался и ему это удалось. Вот уж точно сюр. Минус — не увидела темы, к сожалению.
Спасибо за коммент)
14:21
+1
Если меня попросят рассказ пересказать то, скорее всего, не смогу. Но, когда читала, понимала, что нравится. Хотя жанр ну совсем не мой. Очень понравился своеобразный разбор слов. Автор вообще, как мне показалось, словом владеет хорошо
Если меня попросят рассказ пересказать то, скорее всего, не смогу

Я тоже laugh Но мне тоже нравится)

За «словом владеет хорошо» отдельное благодарю. Бла-го-да-рю. Благо дарю?..
17:22
Я падаю. В животе поселяется “Ух”.
Блин))) Автор))) Вот вроде пишете трагизм какой-то, а я сижу и ржу. «Ух» поселяется…



Честно говоря, не хочу это дочитывать. Не воспринимаю такие тексты. И не понимаю.
Какой трагизм? Нет никакого трагизма smile Диванная философия в чистом сюрре)

«не воспринимаю такие тексты. И не понимаю»
Таки счастливчик smile
Спасибо за коммент)
19:08
+1
Текст прекрасно визуализируется. Я не читала — я смотрела фильм. Причем яркий, рисованный и весьма психоделический. Одно превращается в другое — то плавными переходами, то внезапными взрывами. Смыслы пугают и завораживают. Очень необычно и стильно. Короче, мне понравилось)
Спасибо! Приятный комментарий)
07:05
В животе поселяется “Ух”© в моём живёт «Чу», который считает обильное в тексте «Я» — “умышленным уничтожением чужого имущества” и поэтому не хочет оставить Вам, автор, голос. Извините, текст хорошо написан, но не «зашёл» мне.
Ох, бедное имущество, которое «я» уничтожило smile

В остальном спасибо)
Повторюсь; текст хорошо написан, и вероятно, Вы хороший психолог smile воспринимайте мой комментарий как вкусовщину, спасибо.
Любой комментарий, кмк, вкусовщина smile
За хорошую оценку спасибо)
21:54
Ну не знаю. Я прошел по этой улице, точнее по этой желтой миле. Миля, выложенная желтым кирпичом.
Название, может, не очень удачное. А работа хороша, образы, ассоциации…
Вместо номеров на строениях названия. Иду мимо, хорошо знаю — нет там ничего хорошего. — Из сюра вытекает сюр. Уже говорили? Ну и ладно. (+).
Голос.
Большое спасибо) и за голос, и за комментарий smile
Новый гет взят: написать «чистый» сюрреализм smile Ждите меня в новых необычных//непривычных жанрах)
Ещё раз всем спасибо за комментарии и голоса)
16:33
«С безумным хохотом взмахиваю рукой, и холст окрапляется темными пятнами.» Всёжки «окропляется».
«Через целую вечность длинною в миг открываю глаза.» «Длиною».
«Ощущаю лишь,_ как после головокружительного взлета стремительно падаю вниз.» Нужна запятая.

Сюр… Сюрр-р…
Не-а. Без сюра как с сюром. Нетуш-нетуш.
У вас глаз — алмаз smile
Большое спасибо smile
12:45
Хорошо слова покромсала, поизменяла, поимела, кароч.
Игра со словами — зачет.
Игра с метафорическим ситуациями, описаниями — зачет.
ГГ — для меня — все же немного отрешенный. Мне нравятся деятели. А деятельные герои опаснее и тем самым интереснее и в сюре и в реале.
Загрузка...
Book24

Запишитесь на дуэль!