Анна Неделина №1

Сегмент памяти

Сегмент памяти
Работа №123

- Закройте свои учебники и тетради, достаньте листки бумаги и ручки. Лавриков, я непонятно сказала?

По классу прокатился дружный вздох. Книжки и изрядно потрепанные за учебный год тетради отправились в школьные сумки и портфели. На столах расположились извлеченные из тетрадей и блокнотов листки. Вырвать лист – это целая наука. Кто-то рвет не глядя, оставляя на скрепках бумажные лохмотья, а кто-то аккуратно, сначала отрывая верхнюю часть, а потом нижнюю. Есть и такие, кто разгибает краешком циркуля или линейки острую скрепку, а потом загибает снова. Проще тем, у кого тетрадь на пружине, а вот с клееными вообще беда – линия отрыва неровная. К таким листкам, по мнению многих в классе, Лариса Сергеевна придиралась и занижала оценки, видя рваный край. Впрочем, говорили это не самые способные ученики.

Лавриков помялся над раскрытой тетрадью. Она была исписана больше чем на половину, и вырвать лист из середины вообще не представлялась возможным. Придется клянчить у соседки Иры. Та уже подозревала грядущее унижение Жени и едва заметно улыбалась. У нее двойные листки были заготовлены на целую четверть.

- На случай, если мы не успеем записать домашнее задание, предлагаю сделать это прямо сейчас. Активируйте карты памяти и вставьте в порты.

Женя нащупал в кармане тяжелый тонкий прямоугольник и извлек его на стол. Ничего особенного, как коробок спичек, только вдвое тоньше и весит грамм сто. Сверху прочный металлический корпус с выбитыми буквами и номером - «Лавриков Е.М. 66/3321/6». Женя точно знал, что первая цифра означает год его рождения, а больше ничего не знал. Вставлялась карта памяти в специальный порт прямо на парте.

- Я передаю вам два документа: задание на следующий урок и отрывок из произведения Льва Толстого «Декабрь». Настоятельно рекомендую прочитать и…, - Лариса Сергеевна вдруг замерла, нагнулась над монохромным монитором и поправила очки. Ее лицо необратимо менялось, принимая то самое выражение, которое хорошо знакомо каждому опаздывающему на ее уроки по литературе.

- Лавриков!

Класс почуял неладное. Лариса Сергеевна обычно злобно брюзжала или сверлила взглядом, когда была не в духе, но привычки кричать за ней не водилось.

Женя встал, сутуля плечи. От этого казалось, что его костюм висел на нем как на вешалке.

- К директору, быстро! – прошипела учитель.

Женя побрел через класс под молчание ребят и под гневным взглядом учителя.

- Карту возьми!

Коридоры пустые и белые. На стенах фотографии спортсменов, которые покорят сердца болельщиков на олимпиаде в Москве в следующем году. Стенгазета, сделанная девочками из старшего класса. На ней станция «Мир», уже второй месяц делающая виток за витком на орбите Венеры. Когда-нибудь он отправится туда, решил про себя Женя, а может не он, а Егор Антонов, а он, Женя, станет олимпийским чемпионом.

Но реальность уткнулась ему в нос белой крашеной дверью директора. Табличка гласила, что там находится «Сергей Григорьевич», но закрытый замок намекал, что внутри его нет. Позабывшая про контрольную Лариса Сергеевна указала ему на стул в углу, а сама отправилась в класс наводить порядок и усложнять тему сочинения.

Егор прибежал через десять минут.

- Ты чего тут? – тихо спросил Женя.

- В туалет на минуту отпросился. Еле отпустила. Ты что, совсем с головой не дружишь?

Женя повертел в руках карту памяти. Она казалась тяжелее обычного.

- Ты бы еще карикатуры на училок туда сохранял. Скрытый раздел тебе на что, балда?

Женя махнул рукой.

- Ладно, расскажешь потом.

Эпизодом короткого, шумного, но не интересного кино прошла перемена. Никто его не трогал, не пытался заговорить, только сочувственно поглядывали издалека. А затем пришел Сергей Григорьевич. Он посмотрел на Женю поверх очков и вошел в кабинет, за ним в приоткрытую дверь юркнула Лариса Сергеевна. За дверью громко говорили, но разобрать, что именно было нельзя. Женя подбрасывал на руке ненавистную карту памяти. Он скрыл пальцами первые и последние буквы фамилии на ней, между пальцев проглядывало слово «ври».

- Зайди, - велела Лариса Сергеевна, приоткрыв дверь. Ее лицо было красным.

В кабинете директора было светло и прохладно. На окне пылился кактус, а за окном блестело зимнее солнце, отправляясь к краю неба. Над далекими пятиэтажками замерли белые облака, а крыши искрились от хрустящего снега.

- Вот, полюбуйтесь на него!

Женя стоял у края стола, а за другим его концом возвышался в своем кресле Сергей Григорьевич.

Лариса Сергеевна выхватила карту памяти из пальцев Жени и громко положила перед директором. Стук метала о полированный стол отозвался в его ушах глухим эхом.

- Вот это она и есть? – тихо спросил директор.

Лариса Сергеевна кивнула. Она не любила директора, считала его мягким к ученикам и несправедливым к учителям, а, точнее, к ней, но вынужденно уважала.

- И что же там? Ответишь мне, Женя?

- Певичка. Иностранная певичка! – выпалила учительница, не дожидаясь ответа.

Женя переступил с ноги на ногу.

- Вообще-то она актриса, - тихо сказал он, почти бесшумно.

- А вы спросите, где он взял эту фотографию. Не иначе как сохранил с закрытого канала. Не удивлюсь, если в их семье смотрят закрытые каналы, учитывая, что его отец работает в консульстве, - последнее она сказала, будто плюнула, - Допустим. Но хранить это на личной карте, это уж слишком. И я вам больше скажу – необходимо проверить личные карты памяти всего класса, а может быть и всей школы.

Сергей Григорьевич снял очки и потер пальцами глаза.

- Ну, это вы уже перегибаете, Лариса Сергеевна.

- Неужели? А вот этому парнишке через пять лет будет восемнадцать и карту он получит пообъемнее с закрытым разделом покрупнее. Что у него там окажется на ней, вы представляете. А если это будут гол…, - оны запнулась и мельком глянула на Женю. Тот молча стоял и перебирал пальцами.

- Нет, определенно нужно взглянуть на его скрытый раздел.

- Ну, вы же знаете без меня, что это возможно лишь с санкции народного суда.

Лариса Сергеевна открывала и закрывала рот, готовясь сказать что-то еще.

- Вот что, оставьте нас ненадолго. Я должен поговорить с учеником.

- А вы уж поговорите! Поговорите!

Когда закрылась дверь, стало тише. Сергей Григорьевич снова надел очки и принялся разглядывать карту памяти.

- Пять мегабайт. Ого! Заграничная?

- Папа привез.

- Понятно. А стандартная где?

- Отказались. Папа заявление писал.

Директор понимающе кивнул и вернулся к карте.

- Лучшее детям, значит.

Женя пожал плечами. За окном стремительно темнело.

- Ты хоть знаешь, как зовут эту актрису?

- Одри вроде. Сергей Григорьевич, я не специально! – начал было Женя, но директор остановил его жестом.

- Одри. Мне нравились фильмы с ней. Она хорошая актриса и фильмы хорошие. И многие девочки, думаю, хотели бы подражать ей, но закрытые каналы смотрят не во всех семьях, Женя. Скажи, тебя кто-то попросил достать снимок? Кто-то из девочек?

Женя промолчал.

- Ладно. Может, ты просто хотел похвастать, что на вашем телевизоре есть доступ к зарубежным фильмам. Я это осуждаю, но это не преступление. Просто мальчишество.

Женя кивнул.

- Хранение информации – большая ответственность, Женя. И к этому нужно подходить серьезно и со всей ответственностью. Одри чудесная актриса и, возможно, прекрасный человек, но фотографиям с ней не место на личной карте памяти, понимаешь? Даже в секретном отделе. Эта карта, - он поднял блестящий прямоугольник перед собой, - твой багаж знаний. Книги, личные данные, заметки. В перспективе – конспекты лекций, диплом и диссертация, научные труды. Это вещь, которая должна помочь тебе стать лучше, чем может быть человек.

Сергей Григорьевич запнулся и отвернулся к окну. Он выглядел старым.

- Что я несу? Ты же мальчишка.

Темнело. В кабинете автоматически зажегся свет, но черное окно и корешки пыльных книг в широких шкафах поглощали, казалось, добрую его половину.

- Это сотри и отдай отцу, - он пододвинул карту к ученику, - Скажешь всем, что потерял. Завтра отец твой напишет заявление, и получишь новую, стандартную. На этом все, иди.

- Сергей Григорьевич…

- Знаю. Пожалуйста.

Женя вышел в коридор. Двери в пустые классы были раскрыты, обнажая ряды обезлюдевших парт. Из кабинета химии пахло ацетоном, а в кабинете математики горел свет. Уборщица возилась там со шваброй, периодически звякая железным ведром.

Из дверей в его класс вышла Ира, как ни в чем не бывало, хотя уроки уже давно закончились. В темноте ее форма казалась черным платьем, а прическа… В самом деле, неужели никто не видит этого сходства, просто поразительного?

Она прошла мимо и протянула ему на ходу свой портфель.

Они шли, тихо цокая по кафелю коридора. Их шаги отзывались от стен пустой школы. А коридор такой длинный и темный впереди, только их тени протянулись на полу, отброшенные светом из кабинета математики.

- Ира…

+3
20:27
911
23:41
+1
«Кусок памяти»: будни сисадмина.
23:50
+1
Смешно.
07:50
Иронично, отсро остро
11:41
+1
Написано неплохо с т зр стилистики, но я не поняла, про что рассказ, и где фантастика. Ну, видимо, какая-то антиутопия, где нельзя смотреть иностранные фильмы, железный занавес, и у каждого ученика есть флешка, куда один записал фотку Одри, а потом оказалось, что девочка, которая ему нравится — ее копия. Скажем так, я не нашла ни завязки, ни развязки, ни кульминации.
11:50
Пока могу сказать только, что написано неплохо, особенно при сравнении с предыдущими прочитанными рассказами. Но довольно простенький сюжет и немного путанный. Это больше похоже на главу из романа или повести.
13:28
Ну что, буду признаваться: это мой рассказ.

Хотя, на самом деле, нет. Даже немножко жаль, что нет, потому что вещь-то неслабая. Вещь-то остросоциальная. В то время, как весь цивилизованный мир с радостью и ликованием скидывает оковы запретов и ограничений, а на нашей отсталой и замшелой Родине сплошь мракобесие и драконовские законы… Слухи же о том, что «после слушаний в Конгрессе Марк Цукерберг извинился за допущенные ошибки, пообещал усилить контроль за личными данными, развернуть борьбу с „фейковыми“ (читай, правдивыми, но неприятными для истеблишмента) новостями и согласился с необходимостью госрегулирования Facebook» — всего лишь слухи, правда?

Стоит пожелать рассказу победы в конкурсе, а автору — всяческих творческих успехов. И более ничего не желать, потому что на карту в пять мегабайт остальное не влезет.
Комментарий удален
17:47
+1
Конечно, не хотели) Просто так сказали) Я понимаю)
Думаю, стоит напомнить. Комментировать надо текст работы, а не автора или другого комментатора. И стараться не переходить на личности. glass
14:19
Любопытная такая миниатюрка с альтернативной историей. Написано ловко, ошибок совсем мало, и главное — настроение создаёт, задумчиво-ностальгическое такое… Думаю, в этом и была основная задумка автора +.
16:06
Интересный рассказ, заслуживающий внимания. Также интересна тенденция, почему-то много произведений про детей, школу и т.п. Такое ощущение, что многие авторы единогласно выбрали для конкурса вариации на тему «как я провел лето». Ну да ладно, теперь про данное произведение.

.
Альтернативная реальность, в которой, как становится понятно, жив Советский Союз. Станция «Мир» почему-то летает над Венерой (вероятно это так и не запущенная«Мир-2»), а иностранные фильмы, актрисы, изображения голых женщин — запрещены и порицаются. Кстати говоря, атмосфера передана хорошо. Автору плюс.

Текст вычитан. Все грамотно, ни «был»ья, ни явных ляпов, аж обидно становится )
Концовка на мой взгляд размыта и не совсем понятна.

Итог. Данное произведение лишено экшена и ярко выраженных фантастических элементов, кроме фона, которым автор сделал это самое альтернативное будущее. Заставляет подумать о том, что могло быть, если бы, и все в таком духе.

На мой взгляд скучно, хоть и представляет интерес. 8 из 10, по-моему мнению.
16:19
+2
насчёт грамотности — ну в прямой речи пара блох проскакнула, запятушек ещё было, а такта ничо.
В сравнении — дак дифсвитильна отрадно.
Борзая какая училка, прям гадина настоящая. Походу, во все времена психопатки и стервы будут калечить детей… и когда только их уже станут изолировать от людей нежного возраста…
А если б ещё и дирик был бы такой же? мраки какие.
16:34
+1
Теперь можно в качестве сравнения можно приводить «Голактичезкие поседелки» rofl
16:37
+2
нидайбох! нафик-нафик! скажете тоже, эталон! devil
16:42
+1
Так теперь всё рассказы конкурса можно реабилитировать и выставить в выгодном свете только одной фразой «По сравнению с „Посиделками“, это ....» laugh
16:48
+3
17:22
+1
16:30
+1
Немного личных придирок laugh :
1. «Потрёпанные за учебный год тетради» — школьная тетрадь включает в себя от двенадцати до двадцати четырех листов. Их хватает на две-три недели диктантов, изложений, сочинений и домашних работ. Поэтому и потрепаться они не могут. К тому же, есть обложки для школьных тетрадей.
2.«Сверху прочный металлический корпус». А снизу?))) Лучше «в прочном металлическом корпусе».
3. Одри? Хепберн?! О, автор! Это уже не личная придирка, а личный плюс! thumbsup laugh
4. Запах ацетона из кабинета химии. Ну, вообще-то в школьных учреждениях запрещены практические опыты с ЛВЖ. Исключение — спирт для спиртовок.
А в целом… Дирик школы — нормальный мужик, училка — стерва, неудовлетворённости жизнью. А за кадром остались отношения и юношеская любовь. Хотя, может про любовь мне и показалось)
Просто, гармонично, грамотно.
Понравилось, автор)
amd
17:59
В целом, сюжет наивно-приятный и стиль хороший, хотя есть ошибки и откровенные смысловые ляпы (громко положила, бесшумно сказал и пр.). Одного не увидел — фантастику. Где она? В пяти мегабайтах карты памяти? Да уж, нынче флэшки терабайтами инфу поглощают! Да и не понятно, почему нужны были тетради, если существуют те карты памяти? Короче, понравилось, но рассказ явно выпал из темы конкурса.
22:21
-3
Дык, при коммунистах памяти не хватает! Приходится ужиматься. У меня в жизни было такое, что я был подростком-радиолюбителем и жил при Советском Союзе. Реально были микросхемы, аналогичные современным флешкам. И назывались они электрически-стираемые ПЗУ, и были они самое большое на 1Килобит! Очевидно, что не развались тогда комунизм, он бы удержал прогресс карт памяти в аккурат где-нибудь на отметке 5МБ. Ибо чем ломать голову над техпроцессом куда легче ограничить хотелки граждан!
01:59
Вы плохо ориентируетесь в истории, политологии и кибернетике, и при этом беретесь выносить суждения. «Люди читают ж.пой» — и думают ей же.
06:50
+1
Йож, ты чо терь грубиянничиишь на пустом месте? фсё Славик в дело сказал, и он вааще неслабо ориентируется не тока в перечисленном. А суждения выносить, в меру своих познаний и ошчушчений, а тагже в целом мировосприятия, вкулючяя сугубо личную мнению по поводу прочитаного — ну вроде как тут все этим и занимаются, не?
А! тибе побузить просто охота подикася, да веть? ты, наверна, этат, икстримист и ультрародикал, да? smile
08:22
+4
Так, аргументирую. EEPROM — технология, существовавшая и у «нас», и у «них». Сопсна, из нее и развилось то, что сейчас называется «флэш-памятью». Объемы хранимой инфы были невелики, это факт. Но, опять же, и у «них», и у «нас». А теперь следим за руками: коммунизм — это ГИПОТЕТИЧЕСКИЙ общественный строй. Советский Союз только двигался к его достижению. По факту же у нас в восьмидесятые годы был «развитой социализм», который оказался похерен извне и изнутри жадными корыстными барыгами — и коммунизм тут таки ни при чем. Больше скажу, на технологической «заначке», сделанной при этом самом «коммунизме», мы до сих пор умудряемся попугивать «западных партнеров» нашим военпромом, вынуждая загребущие ручонки, недовольные тем, что «СССР как-то крупновато развалился, надо помельче», заходить на цель окольными путями. И это хорошо. Но есть, есть еще у нас граждане, которым все горит сменять остров Манхаттас на джинсы-варенки и кассетный магнитофон. Таких не люблю.
11:50
-3
Если посмотреть правде в глаза, то надо признать, что все достижения 20го-21го века, в области электроники и компьютеров были сделаны буквально несколькими предприимчивыми американскими дядьками — буржуинами. Все потуги СССР в этой области по сути были запоздалыми (обычно на 3-10 лет) попытками повторить чужой уже достигнутый успех в этой области. Да, иногда удавалось скопировать хорошо, иногда может даже привнести своё. Но это неизменно были догонялки.
Ибо вялая, инертная машина политического управления в принципе не способна на решительные инициативы, смелые маневры, на генерацию технологического прогресса. Максимум — это украсть чужое уже готовое и повторить. Механизмы власти имеют в своей основе звериные инстинкты, а зверям не свойственно изобретать микрочипы и игровые приставки. Поэтому и промышленность, опирающаяся чисто на властные структуры и решения — всегда будет поражать своей убогостью. А у нас эта политика и убожество до сих пор на множестве предприятий, сосущих из госбюджета. Смелая инициатива, постоянный поиск гениального неожиданного решения ни к чему, когда ты можешь попросту выслужиться перед руководством, получить подачку за лояльность, за имитацию умственной деятельности.

Не знаю, что такое «настоящий комммунизм», но если бы каким-нибудь гипотетическим образом изолировать СССР от западного мира в 40х годах (разнести бомбами США, к примеру), то мы бы тут до сих пор перевыполняли план по производству самых офигенных в мире радиоламп.

12:04
+1
Началось… опять эхамасквы и танюшку фельгенгауэр кто-то переслушал rofl пора уже провозгласить рассказы в примитивных «гипотетических ссср» политизированными, чтоб избежать таких разговоров и волнующих пронзаний на тему нашей вечной отсталости от передовых стран
12:14
+3
Йож вдабавок — имперский ностальжун! эта харашо, не безыдейный дебошир значт. smile
12:15
14:03
+9
Если посмотреть правде в глаза…

За что я люблю ксенопатриотов и СССР-хейтеров, так это за неколебимость веры. Забудем, забудем про Лосева и кристадин. Забудем про Иоффе и Курчатова, про Басова и Прохорова. Про Горюнову и ее прорыв с AIIIBV-соединениями, про Алферова и гетероструктуры.

А еще забудем, с какой жадностью в 90-е ринулись на развалины потерявших финансирование предприятий и НИИ «купцы» от предприимчивых американских дядек. Отсталый СССР с его «потугами» внезапно оказался лакомым куском для всего передового мирового сообщества. Интересно, почему.

А лампы — вещь) Радиации не боятся, в эксплуатации менее прихотливы, аудиофилы всего мира до сих пор стонут и оргазмируют от словосочетания «теплый ламповый звук»))) Но это уже так, в порядке бонуса: ясное дело, прогресс не должен стоять на месте.

К слову, я абсолютно согласен с тем, что СССР погубила в том числе лютая забюрократизированность. Ну так ведь коммунизм тут снова ни при чем; скорее, даже, наоборот. Но я больше не буду тут распинаться, вы меня все равно станете читать по диагонали, имея сформированный в голове катехизис и несокрушимую парадигму, в которой «если факты противоречат мнению — тем хуже для фактов».

Ой-вэй…
17:54
+1
17:57
+2
не забывайте и то, что американцы воровали технологии у Советских НИИ и потом вкладывали в разработки немалые деньги! Беда СССР была не в отсутствии великих умов, а в бюрократии, которая была неспособна вовремя вложить средства в развитие отличных идей
23:25
-6
Так, так… Эсэсэсэро-дрочерство окончательно вошло в моду. Хорошо, учту это когда буду создавать какое-нибудь коньюнктурное творение.
23:26
+1
А где у нас модератор, м?)
23:32
+1
А где у нас модератор, м?)

И в этой фразе мне послышалось столько девственно-невинной чистоты…
— Эй, человек! Модератора в сто двадцать третий!
23:37
+1
Когда слышится — креститься надо. Наверное. Не знаю, не религиозен)
23:38
+2
Эсэсэсэро-дрочерство окончательно вошло в моду. 


Импотенция либерды тоже модная. Свобода мнений pardon
23:46
Фантастика осталась где-то за кадром главного действия. История о любви и все. Написано просто, без заявки на что-то особенное.
Автору удачи!
02:59
Фантастика есть и в достатке. Ее не может не быть, весь рассказ завязан на обществе будущего и/либо альтернативном.
Но… Мало. Слишком мало, я б сказал, что это завязка, максимум. Но завязка шикарная)
03:04
Ищще, странно, но я прочитал все комментарии и вдруг понял, что на автомате пропускаю все что пишет обормотень. eyes
13:23
Фантастика, наверное, в не восприятии ситуации. 66 — год рождения ГГ. А какой век? С одной стороны — карты памяти, с другой стороны — полный возврат в советскую реальность. Кафель пола, уборщица со шваброй и ведром.
Текст прописан хорошо, мне понравилось. Просто не совсем понятно — о чем рассказ. Явно должно быть продолжение. Или автор специально так обрывает повествование, чтобы читатель остался в недоумении. Ведь пока читала — недоумевала — какое это время? Как можно так детально воспроизвести то, что все мы уже проходили, но ввести карту памяти.
13:35
Сейчас есть и кафель со швабрами и карты памяти. Вопрос их внедрения в таком ключе чисто организационный. А вот вопрос о чем вообще рассказ, это да.
13:42
+1
Про любовь
13:49
+1
К Одри или к Ире? Чья фотка в сегменте памяти? Если Иры, а герой зассал признаться и получил пилюль, как за фотку Одри, то надо было как-то на это намекнуть. И лучше бы герой не знал, кто такая Одри. А если Ира ему нравится из-за сходства с Одри, что напрямую следует из текста, то тогда у меня с Индианой Джонсом любовь уже 25 лет, и не только с ним, это не очень интересно
14:38
Лучше синица в небе, чем журавль в руке))
14:45
И вот было бы круто, чтобы в этот момент герой воспользовался картой памяти, которая отличается от обычных. Ведь это несколько раз для чего-то в тексте подчеркивалось и переместился вместе с Ирой в то время, когда была Одри. И сфотографировал бы девушек вместе. И сделал бы эту фотку своей заставкой. Ну, в общем, что-то такое закрутить
15:23
+3
Ага, сфотографировал бы девушек вместе, а потом они втроем отправились бы в отель. И назвать рассказ «Первая любовь».
В общем я фиг знает, я даже не поняла, в кого этот парень влюблен, чья там фотка, и почему он действительно не записал фотку туда, где ее не увидит училка. Видимо за тем, чтобы мы увидели все ужасы тоталитаризма хд
14:43
Это понятно, что про любовь…
17:07
+2
Замечательная миниатюрка, но на добротный рассказ совсем не тянет. Фантастики не вижу и, судя по комментариям, у всех такая же проблема. Образ учителки очень уж надуман, хотя мне приходилось встречать подобные характеры.
И еще, чисто психологический момент. В рассказе два хорошо раскрытых «положительных» образа. Директор и ГГ. Образ женщин, в данном случае, учителки, преподносится в виде тиранок и откровенных психопаток. В литературе это называется «дискриминацией образов» и считается негативной чертой писателя. Я бы посоветовала, подробнее прописать образ той, которую Женя любит. Я имею ввиду образ Иры, которая у автора вышла тоже как отрицательный персонаж: «Придется клянчить у соседки Иры. Та уже подозревала грядущее унижение Жени и едва заметно улыбалась.» Что здесь имелось ввиду, приходится догадываться читателю. Лучше написать, что она заготавливала листки для него, для Жени…
17:14
+1
Точно! А я как-то проскочила мимо момента, что вредная соседка по парте, любительница чужих унижений и та самая Ира, которая протянула портфель — одна и та же девочка. Действительно, получается, нет хорошего женского образа…
17:51
+1
18:03
+4
Обидели автора нехорошие женщины, видимо) Отобрали флэшку с проном… простите, с высокой западной культуркой)

Уронили флэшку на пол,
Растоптали флэшку лапой.
Все равно ее не брошу:
Сложно прон достать хороший!
22:14
+1
Хороший рассказ. СССР опередил свое время лет на 300 ИМХО. При нем был рост, имелось альтернативное видение будущего, какой-то позитив. А теперь вокруг капитализм, сплошной киберпанк. Пенсионный возраст вот скоро вообще отменят. Это первый шаг…
14:51
Данное творение лучше всего характеризует изречение военкома из «ДМБ». «Движение есть — прогресса нет». Иначе говоря, стиль приятный, и читается легко, а смысла — ноль.

Фантастика в тексте тоже не обнаружена. Для того, чтобы она была, стоило придать более существенное значение карте памяти и не делать из нее обычную флэшку с запароленной папочкой, а то это нынче смотрится так же волнующе, как битва капитана Кирка с человеком-ящером из оригинального Стартрека.

Ну а если вдруг автор хотел написать про любовь, то тоже забыл. И в итоге рассказ ни о чем. А жаль, стиль такой хороший, да и рейтинг тоже. Начинала читать с надеждами на прекрасное sad
23:28
Приятный рассказ. Герои узнаваемые, хотя и типичные. Пацан, мечтающий о космосе, — где теперь такие? Училка — вредная. Директор — добрый. Хотя там папа — важная персона, может, поэтому пацана директор не стал наказывать. Одри — да, мило. Время действия остается загадкой.
16:57
Закройте свои учебники и тетради
На столах расположились извлеченные из тетрадей и блокнотов листки что за блокноты в школе?
Вырвать лист – это целая наука. Кто-то рвет не глядя, оставляя на скрепках бумажные лохмотья, а кто-то аккуратно, сначала отрывая верхнюю часть, а потом нижнюю. Есть и такие, кто разгибает краешком циркуля или линейки острую скрепку, а потом загибает снова. где-то я это про лист уже читал…
Придется клянчить у соседки Иры а кто у нас соседка Иры?
и…, гол…, зпт не нужна
Ее лицо необратимо менялось, принимая то самое выражение, которое хорошо знакомо каждому опаздывающему на ее уроки по литературе. ее / ее
что его костюм висел на нем как на вешалке.
почему учительницу неоднократно автор называет учителем?
На стенах фотографии спортсменов, которые покорят сердца болельщиков на олимпиаде в Москве в следующем году. эта олимпиада СССР и развалила sick
Табличка гласила, что там находится «Сергей Григорьевич»
Лариса Сергеевна выхватила карту памяти из пальцев Жени и громко положила перед директором. Стук метала о полированный стол отозвался в его ушах глухим эхом. в ушах директора?
ошибки в оформлении прямой речи
Эта карта, — он поднял блестящий прямоугольник перед собой,
Это сотри и отдай отцу, — он пододвинул карту к ученику
эт зарисовка и реклама импортозамещения в области карт памяти (наши «духовноскрепные» карты надежнее тлетворных западных с гол… и ничего, что объем памяти их в 5 раз меньше, а габариты и масса в 5 раз больше. зато с нашими картами памяти можно играть в карты!!!)
dance наши карты!!!


3 -
18:26
Что с соседкой Ирой не так? Придется просить у соседки по парте Иры (другой падеж здесь не будешь использовать). Мы же говорим — попросить у друга Леши, у соседки Марины. С грамматикой здесь все нормально. Да, фраза звучит двояко, но из контекста всё понятно. Только без контекста можно понять по-разному. ;)
двусмысленная фраза
19:05
Если вырвать из контекста. В тексте она воспринимается нормально.
а ведь так легко слегка поменять одним маленьким словом (это совет для автора)
21:00
О, напишите свой вариант изменения, пожалуйста. Мне очень интересно, как великий и ужасный Костромин рекомендует изменить эту фразу.
как давно я стал «великим и ужасным»?
напишите свой вариант изменения, пожалуйста.

если женщина просит…
Придется клянчить у СВОЕЙсоседки Иры
21:18
Спасибо. К такому варианту вы не стали бы придираться, то есть фразы — а чья ещё соседка тут могла быть? — вы бы не написали в комментариях? ))) Признайтесь, титул «Великого и Ужасного» вам льстит? Шучу. Впрочем, самый активный критик — он и есть великий и ужасный. На всякий случай — рассказ не мой.
ну, придрался бы. положение придираста, понимаете ли, обязывает blush
а чей рассказ — мне не важно macho
Признайтесь, титул «Великого и Ужасного» вам льстит?
crazy разумеется
22:57
:))
можете называть меня Костромило Мудрный macho
22:44
Ну а мне понравилось. Ностальгическая альтернативная фантастика. Но что в любом мире есть — любовь. Какие мотивы были у Жени? Да какие мотивы у ребенка, вспомним себя. Хотел показать Ире, что она похожа и такая же красивая как иностранка на фото, ну заодно немного похвастаться своими возможностями. Не туда сохранил? Ну с кем не бывает. Дома, наверное тоже тайком, второпях проделывал операцию.
Жаль, но наверное далеко не пройдет рассказ. А хорош. (+).
19:08
Мне понравилось, даже очень. На фоне предыдущих — так вообще «цветок душистых прерий».

*рыдая в платочек в крупную клетку
— Спасибо, неведомый автор!!! laugh
Илона Левина