Ольга Силаева №1

​На грани небытия

​На грани небытия
Работа №20

«У циклоунисов сдали нервы и они решили ответить самым мощным оружием, каким обладала их цивилизация - энергетическим деструктором...»

Павел несколько раз пробежал глазами строку. С минуту задумчиво сидел перед экраном компа и затем отключил программу. Ступор. За целый месяц не написал ни одного предложения. А ведь казалось, что конец уже близок - несколько финальных сцен и роман готов. Но, нет. Муза словно взяла отпуск и уехала далеко-далеко. К сожалению, с этой капризной госпожой такое иногда случается.

Павел устало выбрался из-за консоли. Нет, он сегодня не работал много. Его доканывало безделье и абсолютная пустота в голове. То волшебное ощущение творческого подъёма, когда строчки будто сами ложатся на лист а душа поёт от радости, он не испытывал уже давно. И потому страдал.

-Всё к чёрту! - воскликнул Павел в сердцах и вырубил комп.

Спустя двадцать минут, укутавшись в стёганную куртку с капюшоном, он уныло брёл по ночной улице. Фонари горели как обычно, но из-за метели света едва хватало, чтобы разглядеть контуры зданий по сторонам проспекта. Настроение - хочется повеситься. Когда душа страдает, весь мир не мил.

Вот и набережная, сразу же пахнувшая резким ветром и ледяным дыханием реки. Павел надвинул шарф на лицо, стараясь укрыться от пронизывающего холода, и направился к перилам. «А может утопиться? - пронеслась крамольная мысль. – Зачем такое существование, если ничто не радует?»

А снег крепчал. Отворачиваясь от бивших в лицо колючек, Павел облокотился на перила и склонился над пропастью. Там внизу пленивший реку лёд призрачно белел в неярком свете далёких фонарей. Некий внутренний порыв толкал вперёд, но сознание всё же оценивало ситуацию. «Да, у тебя депрессия, вызванная творческим упадком. Но это же не повод для самоубийства».

-А кому какое дело?! - дрожа от холода, рявкнул Павел, желая заглушить внутренний голос.

-Ты не прав, - заявил кто-то. Но несчастный писатель, беседовавший с собственным эго, не обратил на него внимания.

«Я выдохся. Я уже сказал миру в своих книгах всё, что должен был. Или мог, - продолжал Павел разговор с собой. – Потому муза и покинула меня. А значит, мне больше нечего тут делать».

-Как же всё осточертело! – в сердцах воскликнул он.

-А ты говори-говори, - вновь раздался голос. – Всё легче станет.

-Не понял, - оглянулся Павел. Он впервые услышал незнакомца. – Кто здесь?

-А какая разница? – хмыкнул печальный мужской голос. – Ты пришёл сюда излить душу, так лучше с кем-то беседовать, чем внутри себя бегать по кругу. Всё равно никуда не прибежишь.

-А мне никуда и не надо. Я отбегал своё.

Ветер стих, будто кто закрыл дверь. Зато сильнее повалил снег и на лицо стали налипать противные холодные комочки. И без того мерзкое настроение Павла упало до нуля.

«Вот, уже голоса чудятся, - подумал он. – Значит, у меня галлюцинации. Я спятил. Всё. С этим пора кончать».

Как-то само получилось, что нога поднялась и легла на перила. Но здесь балюстрада достаточно высокая, по грудь стоявшему человеку, так что Павел не смог забраться на ограждение и застрял в неудобной позе.

-Вот гляжу и не пойму, - сказал незнакомец, - ты гимнастикой занимаешься или решил поупражняться в ночном плавании?

Возможно, из-за неудачи пришло отрезвление и мозг Павла лихорадочно заработал, пытаясь найти объяснение ситуации. «Наверно из-за снега я не вижу собеседника, - пронеслась мысль. – Но он хорошо меня видит».

-Ты где? – спросил Павел, выворачивая голову.

-Да здесь я. Куда мне деться-то?

-Не вижу.

-Ну, если тебе нужен зрительный образ, то вот он я, - из белого марева проступил тёмный контур и остановился на грани видимости.

-Ты кто? – спросил Павел, стараясь разглядеть незнакомца.

-Да какая разница, - хмыкнул силуэт.

-Если ты решил побеседовать со мной, то должен же я как-то тебя называть.

-Не важно. Я здесь мимоходом. А тут гляжу, ещё кому-то не сидится дома, хотя там уютнее и теплее. Да и комп, наверное, уже заждался.

Павел тяжело вздохнул и шмыгнул носом, а из глаз выступили слезы то ли от холода, то ли из-за пыхнувших эмоций. Он уже был сегодня на свидании с пустым белым экраном. Опять пялиться на него как-то не вдохновляло. Прямо боязнь чистого листа – профессиональная болезнь писателя.

-Что, не пишется? – участливо спросил незнакомец.

-Ты?! – Павел уставился на тёмный контур. А в голове закрутилось: «Кто этот незнакомец и откуда меня знает?»

-Давай, поговори со мной, – участливо предложил силуэт. – Попробуй. Всё легче станет. А там, глядишь, и проблемы как-то разгладятся. Снова творческий ступор?

-Есть такое дело, - выдохнул Павел. Ему как-то удалось скинуть ногу с перил, и он тут же сунул дрожащие от холода руки в карманы. – А ты откуда знаешь о писателях и наших проблемах?

-Да я и сам почти прозаик, - задумчиво произнёс собеседник. – Но моя задача немного сложнее, чем у автора.

-Ты редактор? Издатель? Сценарист? – гадал Павел, невольно проникаясь к коллеге. Он редко беседовал с другими писателями, и ему стало даже интересно.

-Всё это вместе взятое, но немного больше, - ответил незнакомец.

-Ты бог? – не удержался Павел от банальности.

-Ну, ты загнул, - усмехнулся контур. – Давай лучше поговорим о другом. Вот представь картину – в галактике жизнь развивается по определённому плану. Там есть множество звёзд и планет, где живут бесчисленные жители, как-то взаимодействующие друг с другом - микробы, вирусы, мыши, слоны, коты, люди и прочие сущности. Внезапно всё это застывает и, как следствие, умирает. Ведь жизнь это движение. А знаешь, почему такой печальный финал? Оказывается, у творца иссякло желание создавать. Ты хотел бы оказаться в том мире?

-Нет, - покачал головой озадаченный Павел. – Не пойму, к чему ты клонишь?

-Сам подумай. Ты уже на целый месяц застопорил мир циклониусов.

-Ну, знаешь, - со злостью выдохнул несчастный писатель. – Не тебе судить меня.

-А я и не сужу. Вот смотри, ты живёшь в этом мире. Но, согласись, ведь он не движется сам по себе. Кто-то задумал его таким, и вот что получилось. Конечно, не один мозг создал целую вселенную, а множество разумных существ. Каждый вносил свою лепту. Кто-то рассказик, другой новеллу, третий многотомную эпопею. Авторы постепенно наполняли сценарный архив и получился мир.

-Скажешь тоже, - покачал головой Павел. – Этот мир создали не писатели, а скорее учёные и торговцы.

-В чём-то ты прав. Они строили планы, делали проекции будущего, заполняли накладные и гроссбухи. А ещё монахи переводили горы бумаги в своих кельях, пытаясь создать идеальный с их точки зрения мир. Весь этот творческий процесс и привёл к рождению целого мира. Без преувеличения можно сказать, что он создан на бумаге. Помнишь – сперва было слово. Значит, некий ум родил идею, которая потом обязательно где-то записалась. Ведь не записанное не сбывается.

Павел дрожал от холода и никак не мог запустить мыслительный процесс.

-А знаешь, - продолжил незнакомец, - тот, кто задумал этот мир, решил испробовать принцип наихудшего жизненного сценария. Как ты думаешь, это хороший подход, когда сюжет развивается не на идеалах, а на самых низменных проявлениях личности? Ведь куда ни посмотри, вокруг лишь отрицательные персонажи. И тому множество примеров. Кровожадный убийца, не задумывающийся о своих поступках. Ненасытный банкир, до бесконечности увеличивающий капиталы и не замечающий бедствующих сограждан. Ненавидящая детей мать, обрекающая их на тяжёлую жизнь в лишениях и неприкаянности. Лживый политик... Да мало ли кто ещё. И с каждым мигом они ухудшают ситуацию. Остаётся лишь удивляться, как этот мир не развалился сам по себе. А можно взять примеры и покрупнее. Система лжи против системы справедливости. Политики, управляющие народом с помощью ложных идеалов. Скажешь, нет такой страны на планете? Да каждое государство имеет какую-то доктрину, изложенную на бумаге. И так можно продолжать до бесконечности.

-Для писателя это неплохой вариант, - кивнул Павел задумчиво. Чем-то зацепил его этот странный незнакомец и, погрузившись в размышления, он забыл о холоде. – Принцип наихудшего жизненного сценария позволяет создать конфликт. А тот в свою очередь помогает раскрыть героев и двигать сюжет. Действующие лица должны же как-то разрулить ситуацию и измениться. Эти банальности известны каждому писателю.

-Хм. Поверь, далеко не каждому, - выдохнул незнакомец. Ему как-то удавалось оставаться на грани видимости, хотя Павел уже сделал несколько шагов в его сторону.

-А ещё не забывай о морали, - сказал контур. - Она обязательно должна быть, иначе твой сюжет обречён. Душе нужен пример для подражания или предупреждение об опасности. Создай такой мир, в котором выпятятся жизненные проблемы, и тогда многим захочется прикоснуться к нему.

-А знаешь, я не хочу жить в таком мире, - сказал Павел, – где царят ложь, насилие, убийства.

-Тогда создай новый, в котором все будут счастливы. Ведь именно так и задумывался этот мир, только сами люди почему-то сделали его подобием ада. Но мы же способны и улучшить его. Поверь, в данном направлении можно написать массу сценариев. Например, учёные делают разные изобретения, которые преображают мир и делают его счастливее. Художники и композиторы создают образы, наполняющие сердца людей радостью. Космонавты открывают новые миры, куда может переселиться человеческая раса…

-Если развивать твою теорию, - задумчиво сказал Павел, - то кто-то же должен все разрозненные эпизоды, созданные разными авторами, собрать воедино, чтобы из них появилось цельное полотно с непрерывающимся сюжетом.

-Их потом компилирует главный редактор, анализирует и принимает к исполнению.

-А кто он? Бог? Гея? Или кто-то гораздо выше?

-Не знаю. Да это и неважно, - произнёс незнакомец. - Задумайся лучше вот о чём. Ты настолько велик, насколько можешь подняться над горизонтом событий, и с той высоты взглянуть на своё окружение. Ведь перспективы у муравья и голубя разные. Вот мы и подошли к главному. С какого уровня ты смотришь на мир?

-Я… - Павел растерялся. – С позиции обыкновенного человека.

-Нет. В этом и есть твоя главная ошибка. Во-первых, нет такой позиции. Все люди разные, и у каждого свой внутренний мир, в корне отличающийся от других. А, во-вторых, ты писатель, демиург. Ты почти бог, поскольку способен творить и создавать целые миры. Не каждому это дано. Но ответь, почему ты не хочешь подняться до подобающего тебе уровня?

Павел стоял молча. Голова отказывалась думать. Возможно, тому виной холод. Кровь стыла и в достаточном количестве не поставляла кислород голодным клеткам. Никто не способен заниматься творческой работой на морозе.

А может, незнакомец капнул настолько глубоко, куда сам Павел никогда не заглядывал? Легко судить других. А вот попробуй в себе разобраться. «А, в самом деле, почему я не смотрел на мир с такого ракурса? Наверное, потому, что страшно, поскольку тогда появляется ответственность, которой мы так боимся. А ещё мы стараемся упорядочить мир и упростить. Но ведь он очень сложен. Вот незнакомец упоминал о микробах и вирусах. В привычном видении окружающего, мы забываем о них. А они, тем не менее, сильно влияют на нас. Ведь наши тела, по сути, колонии микроорганизмов, живущих собственной жизнью. А сколько ещё по внешнем мире других факторов, ставящих нам различные ограничения – космос, звёзды, планеты, радиация, атмосфера».

-Я вижу, что у тебя нет ответа, - произнёс незнакомец. – А жаль. Советую поразмышлять на эту тему. А там, глядишь, и придумаешь что-нибудь. Ну, а мне пора.

-Погоди! - воскликнул Павел. – Ты это серьёзно насчёт своей теории? Ну, что писатели создают мир.

-Сам подумай - без сценарного плана нет движения.

-Но ведь авторы работают в разных жанрах: лирика, фантастика, хорор. Да мало ли ещё в каких. Неужели все эти миры укладываются в один сценарий жизни?

-По-разному бывает. Эта ведь реальность не единственная. Кто-то пишет сюжеты для этого мира. Другой создаёт панораму для параллельного измерения. Многие сочиняют главы далёкого будущего. А поэты и композиторы своим творчеством вдыхают жизнь в рукописи, дают строкам необходимую энергию, и тогда мир оживает.

-Фантастика, - невольно вырвалось у Павла.

-Ты живёшь в этой фантастике, но предпочитаешь не замечать окружающего тебя чуда. Кстати, думаю, ты слышал, что рукописи не горят. А знаешь, почему? Даже если уничтожен материальный носитель, труд всё равно остаётся в коллективном бессознательном, и им заполняются возникающие пробелы в сценарии жизни.

-А недописанные книги? – не удержался Павел.

-С ними, конечно, беда. Ведь из-за безответственности творца может погибнуть целый мир. Вот ты, например, проявив малодушие, едва не обрёк на смерть цивилизацию циклониусов. Поэтому душа той вселенной забила тревогу. Она взывает к тебе – не бросай, не убивай меня. Дай ещё пожить. А муза, возможно, спряталась от тебя, потому что испугалась энергетического деструктора. Нельзя уничтожать мир, ведь потом образуется пустота. А жизнь должна продолжаться. Так задумано творцом. И так правильно. Ты просто шагни в другом направлении, и тогда у тебя обязательно всё получится. Истекая из родника на юг, река потом может ведь свернуть в любую сторону.

-А если творец не допишет книгу и умрёт? – робко спросил Павел.

-Вон ты куда, - печально вздохнул силуэт. - Поверь, на этом для автора работа не кончается. Писателю дана великая сила - творить, и он должен завершить сценарий, чтобы созданные им персонажи не застыли во времени и пространстве. Оставив телесную оболочку, душа всё равно продолжает трудиться и доводит начатое до конца. Но уже в другом мире.

Вот твои циклониусы застряли и будут в подвешенном состоянии, пока ты не закончишь книгу. Ты не имеешь права их бросать. Так будь же милосердным создателем и позволь своим героям прийти к какому-нибудь финалу. Попробуй использовать принцип наихудшего сценария. Плыви по другой протоке, и тогда, может, попадёшь на глубину. А там и до устья недалеко.

-Я подумаю, - выдохнул Павел. А незнакомец сделал шаг назад и растворился в снежном мареве.

+3
417
01:45
«Покой нам только снится»: дневник зомби.
анального зомби?
на фоне двух побед сатанизма вполне реально
а вы разговаривать только в полнолуние умеете?
18:42
0_0

Я просто даже и не знаю, что ответить на весь этот нехудожественный гон…
вот, оказывается, умеете разговаривать. очень приятно
19:09
Subitum est.
«ес, ес, ОБХСС» ©
18:37
+2
занудное философствование шизофреника
где фантастика?
достали уже внутренними голосами и силуэтами
это не фантастика, дети мои!!!
Перешли на личности. А ведь автор не может вам ответить.
стоп, стоп, стоп
я вообще-то пишу про ГГ, а не про автора
14:48
А мне понравилось! Фантастическая реальность или реалистичная фантастика. По -любому, здОрово! Идея, философская составляющая, изложение, стиль, язык — всё замечательно. Прочитала первые предложения — интересно, дальше — увлекательно, диалог понравился — оригинальная теория, причём просто и понятно изложенная. И концовка хороша! Мысли ГГ явно изменились. Весь рассказ — призыв изменить жизнь к лучшему, и начать с себя. Автору спасибо! Рассказ thumbsup
16:14
Взгляд начинающего автора на суть писательского мастерства. Неплохо, хотя и не оригинально.
18:24
Замечательно. +
Загрузка...
Константин Кузнецов №2