Нидейла Нэльте №2

Табия

Табия
Работа №184

Павильон золотых обезьян. Пекин. Китай.

Маленький мальчик в красной кепке, которая явно была ему велика, широко улыбался и барабанил пальцем по стеклу.

Бах... Бах... Бах, Бах.

"Сейчас его мать отвернется".

Высокая женщина со светлыми волосами, державшая мальчишку за руку, слишком увлеклась телефонным разговором и отпустила парня.

Теперь сопляка ничего не останавливало. Он вплотную прижался к стеклу, высунул язык и начал дразнить обитателя клетки, демонстрируя надкушенный шоколадный батончик.

Косматый пленник лишь улыбнулся в ответ и показал ему средний палец.

Парню это очень понравилось. Он залился звонким смехом и в награду за шоу бросил недоеденную шоколадку в контейнер для подачи еды.

Поднявшийся шум привлек внимание его матери.

Она быстро одернула ребенка и отругала, а после схватила его за руку и потащила к следующему павильону. Пока его красная кепка совсем не скрылась из виду, парень продолжал широко улыбаться и показывать всем средний палец.

«Пользуйся на здоровье», - подумал Мао и поднялся на ноги.

Из одежды на нем была только набедренная повязка. Свет ламп падал на него сверху, освещая его худую, угловатую фигуру и обвисшую бледную кожу. Он был уже не молод, все-таки он был простым человеком, но человеком настоящим, в отличие от этих "Белых".

Подойдя к кормушке, он взял из контейнера батончик, разломал его напополам и вытащил спрятанную там железную скрепку.

"Мелкий паршивец".

После этого Мао закинул шоколад в рот и направился обратно в угол клетки.

"Сегодня я снова попробую”, - подумал он, усаживаясь на землю и прислонившись к холодному камню стены. Через несколько минут он уже крепко спал.

Пятнадцатого июня 2018 года в акватории Южно-Китайского моря приводнился астероид, размерами более двух метров. В последующие несколько дней на берег Гонконга выбросились около сотни акул, скатов и множество обычной рыбы. Конспирологи и параноики, вдохновленные этими событиями, вновь активизировались, предупреждая человечество о грядущем «Армагеддоне». В этот раз, к сожалению, они действительно оказались правы.

Белые гуманоиды, очень напоминающие человека, но лишенные глазных яблок, начали появляться из воды по всему земному шару. Армии разных стран ничего не могли противопоставить этим пришельцам. Они были сильны, организованы и безжалостно подавляли любое сопротивление. Их возможность к репродукции была по истине феноменальна. «Белые» могли создавать автономные копии практически из воздуха. Для них не было преград, они с легкостью игнорировали любые законы физики. Многие думали, что они даже бессмертны и обладали коллективным разумом.

Пришельцам понадобилось меньше недели, чтобы захватить Китай. Когда они вошли в Пекин, Мао находился на работе. Он был охранником зоопарка, и когда гуманоеды проникли внутрь, тому пришлось спрятаться в одной из клеток, надеясь, что так он сможет сохранить себе жизнь. И ему это удалось, пусть немного и не так, как он рассчитывал.

«Белые» начали вести себя очень странно, как только захватили страну. Их не интересовали ресурсы, они не собирались порабощать человечество, они просто стали жить в брошенных квартирах, носить оставленную одежду, ходить на работу, а по выходным искать развлечения. Они начали жить, как люди, подражая нам во всем, и со стороны все это походило на ужасную артхаусную постановку или на какую-то игру.

Мао "Белые" в итоге приняли за одного из местных обитателей и так и оставили под замком. Сначала он надеялся, что его спасут, что в последней отчаянной атаке люди все же прогонят этих мерзкий пришельцев с нашей планеты, но чем больше проходило времени, тем меньше он начинал в это верить.В какой-то момент он решил, что хватит просто отсиживаться, надо было действовать самому.

Мао был просто обязан узнать, что стало с человечеством, с его родными и друзьями, а для этого необходимо было убежать, оставить это чертово место позади. Тогда-то он впервые и встретил "красную кепку".

С тех пор этот паршивец появлялся каждые выходные и всегда оставлял ему скрепки, запрятанные в чем-то съедобном. Это очень походило на ловушку, но Мао был готов рискнуть. Другого пути у него не было.

***

Я. И это Я. Снова Я ... и там, да, там тоже Я. Вообще-то сейчас меня около девяти миллиардов. Я, конечно, знаю точную цифру, но называть не буду. Как-никак это человеческая особенность - все считать, измерять, анализировать, но при этом ничего не знать наверняка.

Интригующе.

Единственное, что Я не знаю наверняка, то это откуда Я появился. Меня создали, или Я сам себя создал, а может Я был всегда? Не знаю... не помню ...

Жестоко, не правда ли. У меня было столько способностей, но Я не знал, что с ними делать и куда мне идти. Я не знал ничего о жизни, поэтому и решил ей научиться.

Это был далеко не первый мир, в котором Я начал жить. Конечно же, Я знаю точное число, но сейчас не об этом.

Это была очень интересная планета. Любовь и ненависть, правда и ложь, надежда и отчаяние - все здесь существует одновременно, и при этом не противоречит друг другу.

Сейчас Я - охранник прохаживаюсь по периметру Пекинского зоопарка. Навстречу мне идут посетители, которые тоже Я. Я та маленькая девочка. У меня выпали передние зубы, и сейчас Я очень стесняюсь улыбаться. Я ее отец, алкоголик, недавно меня уволили с работы, и Я ещё не знаю, как сказать это семье.

Я везде, одновременно играю множество ролей... и мне это нравится. Мне нравится быть человечеством.

Я - охранник, по сути, доволен жизнью. У меня замечательная работа, и Я люблю свою семью, а она любит меня. Я - жена охранника, конечно, сплю с соседом, и мой сын не совсем мой сын, но Я - охранник об этом не знаю. Роль есть роль и ее надо придерживаться.

Сейчас же мое внимание привлекло что-то странное в павильоне с тиграми. Я - посетители столпились у клетки и на что-то озабоченно показывали.

Это странно.

Я - охранник быстро направился туда и попросил людей расступиться.

"Холм львов и тигров" был одним из самых больших павильонов в зоопарке. Скалистая местность с множеством пещер и впадин, где эти большие кошки находили укрытие от жары, граничила с холмистой поляной, застеленной зеленой травой. В небольшом водоеме неподалёку животные купались и играли, приводя в восторг посетителей всех возрастов.

Но сейчас радости не было. Была лишь озабоченность, даже страх. Все тигры попрятались по углам, и лишь несколько кружили вокруг бездыханно лежащей особи.

Это плохо.

- Какой сегодня прекрасный солнечный день, - беззаботно заявил Я - охранник, не обращая внимания на сгущающиеся тучи.

- И, правда, - согласились Я - посетители и быстро разошлись, продолжая отыгрывать свои привычные роли.

Когда рядом никого не было, Я перепрыгнул через трёхметровую ограду и быстро направился к животному.

Я - охранник в этот момент пропал. Возникшую проблему мог решить только Я. Я-Я.

Белый Бенгальский тигр умирал. Это было очевидно. Старость - проклятие этого молодого Мира. Я уже ничего не мог для него сделать.

Остальные животные отступили, позволив мне приблизиться. Я положил руку на его вздымающийся живот, чувствуя, как по крупице из него вытекает жизнь.

Я заплакал. Глаз у меня не было, поэтому слезы просто появлялись на моем белом лице и медленно стекали вниз.

Я не готов был прощаться. Попросту не хотел. Ведь он был последним, последним Бенгальским тигром в зоопарке и многие посетители его очень любили. Поэтому в этот момент родился новый Я.

Я – тигр был практически такой же, как и настоящий. У меня не было чёрных полосок и глаз, но в остальном - точная копия.

Здравствуй, новый друг, - сказал Я и поднялся на ноги.

Я – тигр подошёл к ещё полуживому оригиналу и начал отрывать от него куски.

Не знаю, как должна выглядеть реинкарнация, но почему бы и не так…

В этот момент снова вернулся Я - охранник и направился к выходу.

"Сегодня просто замечательный день", - подумал он и начал насвистывать незатейливую мелодию. Ее, правда, никто не услышал, сильный ливень заглушил все звуки вокруг.

***

Мао выпрямил скрепку, а потом согнул ее практически пополам, сделав толще, после чего несколько раз ударил камнем сверху, чтобы немного расплющить. Другой конец он загнул и свернул в петлю, так удобнее было держать.

«Ну, попробуем», - подумал он и вставил самодельную отмычку в самый низ замка. Выпирающий крючок он потянул в сторону, чтобы создать натяжение, а другую скрепку, которую еще до этого получил от «красной кепки», вставил сверху и попробовал нащупать штифты.

«Сегодня буду действовать аккуратнее».

В прошлый раз нижняя скрепка сломалась и застряла прямо в замке. Мао тогда сильно перепугался и содрал все мясо на пальцах, стараясь достать чертову железяку. Но его опасения были напрасны. Наутро замок заменили, а «красная кепка» снова вернулся с подарками, всем своим видом намекая: «Давай же, давай еще».

«Хочет увидеть новое шоу в исполнении своей ручной обезьянки».

- Черт, - на секунду Мао охватил гнев, и он слишком сильно дернул скрепку. Она согнулась, но пока еще не сломалась.

- Черт, черт!

Пленник с силой сжал кулаки и сделал несколько глубоких вдохов.

«Нельзя было терять контроль, только не сейчас».

Через пару минут тишины он пришел в себя и снова взялся за дело.

Замок, хоть и медленно, но все же поддавался. Штифт за штифтом, звено за звеном, каждое движение все приближало и приближало его к свободе, пока, наконец, не раздался долгожданный щелчок.

Дверь распахнулась. Помещение за ней походило на подсобку, только вытянутую, прилегающую ко всем клеткам одновременно.

Света нигде не было, фонари в вольерах и на улице всегда отключались с заходом солнца, чтобы не тревожить животных.

Только вступив за порог, Мао сразу отпрянул, прижав ладони к лицу.

«Ужасная вонь».

Воображение сразу нарисовало картинку: разлагающиеся трупы, лежащие в куче до самого потолка и страшные монстры, поджидающие во мраке.

Он попробовал найти выключатель или хоть что-нибудь, чтобы посветить себе дорогу, но ничего не обнаружил.

Стараясь дышать исключительно ртом, он вступил в темноту и, не отрывая пальцев от стены, начал свой путь к свободе.

Шаг за шагом он двигался вперёд, прислушиваясь к каждому шороху, которых было в избытке. Шелест, скрипы, вдохи, постукивания где-то вдалеке и ни крупицы света.

«Ночь пришла, темноту принесла...»

Это было лишь воспоминание. Далекое и почти забытое, но на секунду Мао действительно показалось, что он слышит тёплый и слегка хрипловатый голос своей матери.

«Звезды вдали подарят нам сны».

В голове всплыли образы друзей и родных, белых чудовищ без глаз и рисунок на скале, зачеркнутый красной краской.

«Спи спокойно, дитя. Отдыхай до утра».

Коридор повернул направо. Мао поступил так же, ни на секунду, не отрываясь от стены - его последней связи с реальностью.

«Страхи свои оставь позади».

В этот момент рука Мао на что-то наткнулась. Он сразу же отскочил и, не удержав равновесия, рухнул на пол.

Раздался глухой деревянный щелчок, который эхом отразился от стен коридора.

На монстра было совсем не похоже.

Поднявшись на ноги, он снова нащупал стену и на четвереньках пошёл вперёд, стараясь отыскать упавший предмет. Наконец, рука наткнулась на что-то мягкое, на ощупь напоминающее щупальца.

Мао отдёрнул руку.

«Боже, как же глупо я сейчас выгляжу», - подумал он. Беглец уже догадался, что испугался обычной швабры.

Борясь с воображением, он протянул ладонь и ухватился за деревянную рукоять.

Со шваброй дело пошло быстрее. Орудуя ей, словно тростью, он быстрее зашагал вперёд, уже не боясь налететь на что-то в темноте.

Спустя несколько минут коридор, наконец, закончился.

Через маленькое окно, под самым потолком, внутрь проникал лунный свет. Этого было достаточно, чтобы рассмотреть массивную железную дверь, преграждающую путь. Она была похожа на ту, что установили в его вольере. Выбить ее было невозможно.

Скрепки остались далеко позади, по ту сторону чёрного небытия. Возвращаться за ними, было пустой тратой времени. Нужен был новый план, и окно казалось единственным возможным выходом.

Вплотную к стене стояли металлические шкафчики.

Мао навалился на них и опрокинул. С ужасным грохотом они рухнули, ударившись о соседнюю стену, и перегородили подход к двери, но зато дали ему возможность дотянуться до окна. Забравшись на них, он достал до ручки и потянул ее вверх. Створка распахнулась, впустив холодный свежий воздух.

Пару секунд он позволил себе насладиться им, после чего оторвал от швабры тряпку и выкинул деревянную рукоять на улицу. После этого он отпрыгнул от шкафчиков, ухватился за край косяка и перевалился на другую сторону. Содрав кожу на руках, Мао перекинул ноги и аккуратно спрыгнул на жёсткий асфальт.

Не теряя ни секунды, он схватил лежащую на земле палку и на корточках побежал вдоль пешеходных дорожек, стараясь скрыться в листве посаженных рядом кустов.

"Павильон Золотых обезьян" находился в западной части парка. Ближайший к нему выход был позади "Дома Большой панды" к востоку отсюда. Путь туда лежал через большую открытую местность, рядом с "Холмом львов и тигров", и ее постоянно патрулировали охранники.

К встрече с ними надо было подготовиться, поэтому он свернул и направился к своей бывшей клетке, а точнее к небольшому киоску с сувенирами, который находился напротив.

Каждый день он наблюдал за "Белыми", работавшими там, поэтому надеялся отыскать здесь все необходимое.

Зоопарк охранялся, поэтому не было нужды устанавливать в киоске дополнительную защиту.

Двигаясь короткими перебежками, Мао добежал до цели и перепрыгнул через прилавок, после чего немного осмотрелся.

Скромный магазинчик поражал обилием всевозможной ерунды: маски животных, детские игрушки, брелки, раскраски, сладости любых видов и прохладительные напитки. Взяв запотевшую бутылку "Колы" из холодильника, он осушил ее за три глотка и удовлетворенно рыгнул.

Сбоку от прилавка стоял небольшой угловатый стол, а под ним - невысокая тумбочка с двумя ящиками, которые очень заинтересовали Мао. Без особых церемоний, он вытащил их друг за другом и высыпал все содержимое на пол.

Под кучей листков, книг и канцелярских принадлежностей, он отыскал то, что так надеялся найти - клейкую ленту.

Взяв в руки пустую бутылку из-под колы, он с силой ударил ее об стол. С первого раза не получилось, со второго тоже, но, когда она, наконец, разбилась, в руке у него осталось горлышко с длинным острым концом.

Оторвав от своей набедренной повязки небольшой лоскут, он намотал его на палку, а сверху водрузил самодельный наконечник, после чего намертво примотал все клейкой лентой.

Любуясь на своё самодельное копьё, он не удержался и улыбнулся теске[1].

"На грозное оружие не похоже, но своё дело оно сделает", - подумал Мао и отправился на свою первую в жизни охоту.

***

Я - охранник, словно маленький мальчик, всматривался в звёздное небо и размышлял о таинствах смерти. Точнее пытался...

Зачем тигру надо было умирать? Зачем стареть? Это же так неудобно... так нечестно. Неужели та сторона настолько прекрасна, что ради неё они готовы идти на такие жертвы?

Опять эти вопросы, сплошные вопросы! Без ответа, без смысла! Почему они постоянно возникают во время игры и портят все настроение?

Ни один Я на этой планете никогда не умирал. Ведь смерть — это конец. Как что-то подобное может научить жизни?

Я - охранник устал наблюдать за этими призраками далеких светил и быстро зашагал вперёд, продолжив своё патрулирование.

Ночью зоопарк полностью преображался.

Шум, жара, мусор, громкий смех и крики, которые всегда переполняли это место, исчезали без следа, уступая место оглушающей тишине. Уродливые, страшные тени выбирались из своих убежишь и следили за мной: кто-то из-за дерева, кто-то из-за поворота, а кто-то подбирался сзади, надёжно спрятавшись в листве.

Конечно, Я знал, что никакая это не тень, а один из моих любимых питомцев - Мао, но вот Я – охранник … этот бедный работяга вообще мало что знал.

Погруженный в мрачные мысли, пришелец преодолел уже половину маршрута, приближаясь к месту, которое так хотел избежать. Вдали показалась каменная голова четырехметрового тигра - главная достопримечательность зоопарка, после очаровательных панд.

В этот момент Я - охранник лишь краем глаза успел уловить какое-то движение.

Далее все происходило как в тумане: Я развернулся, косматое существо в набедренной повязке стремительно приближалось ко мне … страх и любопытство переполнили меня тогда, а потом самодельное копье проткнуло мою шею.

Немыслимо!

Поначалу, Я очень растерялся. Меня и раньше пытались убить, но это было до того, как я стал человеком. Сейчас мне надо было подыграть, ведь Я - охранник точно не мог пережить этот удар.

Спас меня фильм, который сейчас втайне от всех смотрел Я - сын охранника. Там один из героев как раз получил ранение в шею, и Я решил повторить все в точности.

Красная кровь брызнула из раны и начала медленно стекать вниз. Я - охранник захрипел и схватился за край копья, пытаясь вытащить его, но нападавший мне этого не позволил. Он навалился на копьё всем телом, вогнав его ещё дальше в плоть, и повалил на землю. Только после этого "косматый" вытащил палку из моего горла и спокойно наблюдал, как из меня вытекает жизнь.

Руки потянусь к шее, стараясь зажать рану - жалкие потуги умирающего. Красную кровь было уже не остановить.

Лёжа на спине, Я - охранник всматривался в звёздное небо и размышлял о таинствах смерти. Точнее пытался...

Не хочу! Не хочу! Не хочу умирать!

Я нарушу правила, перестану следовать роли, сделаю все, что потребуется, лишь бы продолжить жить ...

Тем временем Я понимал, что не могу так поступить, и эта противоречивость разрывала меня на части.

Безумен ли тот, кто сам с собой играет в шахматы? Безумен ли тот, кто сам себе задаёт вопросы?

Возможно ... но разве есть другой способ? Как иначе разобраться в себе? Как иначе осознать, что ... Я боюсь смерти!

Это неожиданное озарение удивило и согрело меня.

Не хочу умирать, даже понарошку, страшусь того, что по ту сторону и отчаянно, отчаянно хочу продолжить своё существование.

Получается, я совсем, как человек! Совсем как живой! Но вот что это значит?

Черт, я все ещё что-то упускаю.

Раздумья не заняли и секунды, хотя я успел рассмотреть более миллиона вариантов.

Похоже, мне все-таки придётся умереть ... и, наверное, не один раз.

Я - охранник валялся в лужи крови и хватал ртом воздух, стараясь навсегда запомнить этот последний момент.

Странно, но в голову лезла только одна мысль: "Кажется, Я забыл закрыть вольер с тиграми".

***

Грудная клетка "Белого" перестала двигаться. Он затих, так и продолжая держаться за горло.

Забыв про осторожность, Мао радостно завопил.

Этот крик больше походил на вой, но беглецу было наплетать. Он праздновал! Свою победу ... триумф всего человечества!

Холодный ветер развивал ветви деревьев. Трава, словно танцовщица, подчинялась каждому дуновению, но не выдавала притаившегося в ней хищника.

Он медленно приближался. Задняя лапа вставала на место передней, и так шаг за шагом, ни на секунду, не отрывая взгляда от добычи.

Мао снял с охранника куртку и накинул на себя. Внутри не оказалось ничего полезного, только бумажник и пачка жевательной резинки, но вот на поясе висел белый электронный ключ - его билет на волю. С другой стороны, в маленькой кожаной кобуре лежал перцовый баллончик.

Беглец собрал все находки и распихал по карманам, после чего осмотрел потрепанное копье.

Наконечник надломился, маленький осколок стекла так и остался в горле у "Белого", кровь капала на серый асфальт, и Мао не мог оторвать от неё взгляд.

"Красная... почему она красная? Совсем как..."

В этот момент Мао переполнило странное чувство. Тело двигалось быстрее, чем он мог это осознать. Он развернулся, и только сейчас понял, что услышал громкий рык. Он выставил перед собой копьё и только в этот момент увидел пасть огромного зверя. Он думал, что ещё может что-то изменить, когда когти вошли в плоть и разодрали плечо... Он решил, что уже умер, когда яростно заорал и бросился бежать со всех ног.

Красная кровь капала на асфальт, создав едва различимую дорожку, которая уходила вперёд, к "Дому Большой панды".

Белый тигр, без глаз и полосок ухватился пастью за деревянную рукоять и потянул, но копьё глубоко засело в теле животного. Пробуя снова и снова, он, наконец, вытащил палку и разразился чудовищным рыком, после чего, прихрамывая, пустился в погоню.

Мао потерял равновесие, когда практически добрался до выхода. Голова кружилась, а разодранная правая рука повисла безжизненной плетью.

Он дополз до небольшого киоска, который стоял у входа в зоопарк, и спрятался за ним.

Глупо было думать, что "Белые", так легко его отпустят. Он утратил бдительность, и весь его план полетел к чертям. Тигр-пришелец стал для него неожиданностью, хотя он мог и догадаться. Эти твари умели играть свои роли.

Он оторвал рукав от куртки и перевязал рану. Толку от этого не было, кровь не останавливалась, и он начал понимать, что это конец.

"НЕТ! НЕТ!"

Он достал из кармана карту-ключ и зажал ее в руках.

Пока он дышит, пока он может двигаться ничего не будет кончено. Надо только отдохнуть... совсем немного ... отдохнуть.

Вдруг раздался странный хруст.

Он повернул голову и увидел в вольере большую панду. Она уселась прямо у самого стекла и не отрывала своих глаз-пуговок от Мао, при этом, не забывая жевать бамбук.

- Наслаждаешься шоу, - тихо спросил беглец.

Ну, а как иначе. Ведь мы не такие разные. Китайцы, американцы, русские... панды или тигры - все одно. Все мы жестокие, все мы безразличные, все мы глупые, поэтому и проиграли. Земляне проиграли! Все, без исключения.

В детстве мать часто рассказывала ему истории на ночь. Одну он любил больше других.

Это была сказка о былых временах, когда все создания на земле были счастливы, потому что могли отчётливо слышать голос Создателя. Но время шло... людей и животных становилось все больше, и в какой-то момент вокруг стало так громко, что все перестали Его слышать. Пожелав вернуть этот Голос, они начали отдаляться друг от друга, делиться на виды, племена и страны. Отгораживались стенами, надеясь остаться в тишине, и, наконец, отыскать Голос в глубине себя. Но это была ошибка. Они по-прежнему ничего не слышали... только биение собственного сердца.

"Но почему?", - всегда интересовался маленький мальчик, выглядывая из-под одеяла, а его мать ласково улыбалась и целовала его в лоб.

"Потому что Создатель заповедовал нам жить вместе. Его Голос звучит в сердцах наших родных, наших друзей, всех других созданий в этом Мире, и прислушавшись к ним, мы вновь сможем обрести Создателя. Обязательно".

"Хорошая история. После неё, я всегда сладко засыпал. Так же, как и сейчас", - подумал он, закрывая глаза.

Тьма уже практически поглотила его, когда он вновь услышал громкий хруст.

Мао очнулся. Панда все ещё смотрела на него, смакуя своё лакомство.

- Верно, дружище. На сон времени нет.

Мао попытался подняться, но мгновение спустя вновь опустился на землю и затих.

Белый тигр появился из-за поворота, обнаружив его скромное убежище, и медленно направился к нему.

Его левая лапа была вся в крови. Не опираясь на неё, он осторожно подбирался к полуживой добыче.

Это была его ошибка.

Мао нащупал в кармане перцовый баллончик, и когда тигр подошел практически вплотную, выпрыснул все его содержимое прямо монстру в пасть.

Тигр завопил от боли, забился в конвульсиях и рухнул на землю. Он крутился и расцарапывал себе морду, пытаясь стереть спрей со своего лица. Слезы брызнули оттуда, где должны были быть глаза, и через несколько минут он затих, так и не сумев вдохнуть.

Панда за стеклом доела бамбук и в развалку удалилась вглубь вольера.

Мао с трудом встал, облокотившись на стену киоска, и медленно переставляя ноги, направился в сторону выхода. Почти дойдя до ворот, он остановился, развернулся и пошёл совсем в другую сторону.

Ключ-карта подходила ко всем дверям, даже к вольеру с пандами. Он открыл железную дверь и улыбнулся.

"Безразличию пора положить конец, - после чего он навсегда покинул территорию зоопарка.

Солнце уже практически показалось из-за горизонта. Рассвет окрасил все вокруг в ярко багровый цвет, и вся эта красота принадлежала только ему.

Он стоял, как вкопанный, и не мог отвести взгляд.

***

Он стоял как вкопанный и не мог отвести взгляд. Точнее так можно было сказать, если бы у меня были глаза.

Настоящий Мао умер годы назад. Я, конечно, знаю точную цифру, но кому она сейчас интересна.

Сколько мы были знакомы, он всегда хотел убежать. Понимая, как для него это важно, Я - красная кепка даже начал постоянно снабжать его скрепками, но он так и не смог справиться с замком.

Под конец своей жизни Мао начал терять рассудок. Ему хотелось компании, поэтому он был согласен даже на мою.

Сначала Мао рассказывал истории: о своём детстве, о матери, о надеждах и мечтах. Потом он просил меня это делать: петь колыбельные, рассказывать сказки на ночь, целовать его в лоб.

Когда он умер, Я решил занять его место, продолжить его путь.

Не знаю, почему сегодня Я зашёл дальше, чем обычно... наверное, из-за годовщины его смерти. Но Я рад, что попробовал. Это многое мне открыло.

Кто же знал, что смерть действительно учит жизни. Что она делает ее ярче, а каждый момент - весомее.

Я уже дважды был убит, но чувствую, что этого мало. Может и люди думали так же? Что если в их войнах тоже был смысл? Разве это не ещё один способ уменьшить шум, чтобы услышать Создателя?

Не знаю. Жизнь покажет...

В этот момент Я - Мао понял, что буду делать дальше.

Я отыщу остатки человечества и помогу им победить меня. Больше смертей - больше знаний. И возможно проиграв, Я пойму, что значит быть живым. Возможно, я даже смогу услышать Его голос. А если нет, то отправлюсь в новый Мир и начну все заново.

Его фигура, облачённая в чёрную куртку, возвышалась над ещё спящим городом.

- Какой сегодня замечательный день, - произнёс Я - Мао и направился навстречу солнечным лучам.

Игра продолжалась...

PS: Табия (шахматный термин) – хорошо изученная дебютная позиция, с достижения которой игрок начинает делать собственные, не «книжные» ходы.



[1] Копье (矛) – одно из значений имени Мао.

+6
449
11:45
люблю неожиданные повороты. У автора, на мой взгляд, это получилось
12:20
Отличный рассказ. Начинался, как посредственная история, а концовка все преобразила.

Текст однако не вычитан.

6 из 10
19:22
+1
Теска — это «тёзка» что ли? jokingly
17:21
+2
аха, типо да laugh
Если б я вела Блошшарий (пункт один — «серб луны» jokingly ), туда пошли бы отсудова кроме тёски ещё «была по истине феноменальна», «выбирались из своих убежишь», и конечно же «ветер развивал ветви». Ну ишо лицо тигра канешна доставило. Зопетухи, лан, нещитовы.
А кстате, с какого тигрячий вольер оставил незапертым, тож штоле спецом — штоп нескушно было?
17:24
+1
ветер развивал ветви
Было дело. Но увы. Они совершенно необучаемы!
17:29
+1
Ну ничего — теска пошла во второй тур.
21:57
ну тада можно завивать их обратно laugh
22:38
+1
По сербу луны вообще можно НФ писать. Вроде Марсианина. И сразу Кустурицу звать экранизировать crazy
13:58
а он штоле серб? писано — босниец.
Ну или -«туда тоже можно» smile
15:07
+1
Он родился на территории современной Боснии. Но гражданство-то сербское.
21:58
+1
которая явно была ему велика
его матери.

Она быстро одернула ребенка и отругала, а после схватила его за руку и потащила к следующему павильону. Пока его красная
его/его/его
егозмы
После этого Мао закинул
он, усаживаясь на землю и прислонившись к холодному камню стены. Через несколько минут он уже крепко спал. он/он
приводнился астероид, размерами более двух метров в каком измерении 2 м? высотой, длиной, шириной? куб?
этизмы
Многие думали, что они даже бессмертны и обладали коллективным разумом. времена скачут
Он был охранником зоопарка, и когда гуманоеды проникли внутрь, тому пришлось не Тому, а ему
и кстати, гуманоИды, а не Еды
пришельцев с нашей планеты
тем меньше он начинал в это веритьЛ
Я — охранник быстро направился туда и попросил людей расступиться. там такие же Я — зачем туда идти?
eyes автор сам себя запутал
сюжет не нов: и с играми инопланетян и с завоеванием
рассказ раздут неимоверно и неимоверно скучен
3 +
Загрузка...
Маргарита Чижова №1