Ольга Силаева №1

Завтрак туманом

Завтрак туманом
Работа №185

Эта таинственная история, на которую власти так и не смогли пролить свет, произошла на окраине города Эмберхэма, недалеко от церкви Всех Святых. Свидетелей толком не было, лишь слухи и догадки. Если вы вдруг будете проезжать мимо и заглянете в это тихое уютное местечко, вас встретит аромат свежескошенной травы и цветущих изгородей. Порадуют взор ухоженные дома с балкончиками и разноцветной черепицей. Тенистые улочки проводят на главную площадь, где красуется фонтан в виде павлина и старинная водонапорная башня. Но даже эти произведения архитектурного искусства блекнут на фоне солнечного янтаря, которым усыпаны все прилавки вокруг. Чего тут только нет: и часы с кукушкой, и браслеты, и статуэтки животных, и кинжалы, и картины, и тарелки – все из переливающегося полупрозрачного камня. Именно этим и славится Эмберхэм.

Когда вы вдоволь насладитесь всевозможными оттенками окаменевшей смолы и накупите сувениры друзьям и родственникам, поболтайте с продавцами, которые весьма словоохотливы. После рассказов о богатой истории здешнего края и советов, где лучше отобедать, они наверняка поведают вам о странном случае, произошедшем восьмого мая лет десять-пятнадцать назад и известном как «история густого тумана» или «дело серой шляпы». Каждый с удовольствием познакомит с тем, что знает, но это будет лишь полуправда, потому что, как я уже говорила, свидетелей как таковых не было.

На тот случай, если вам не посчастливится проезжать мимо и заглянуть в вышеописанный городок, я сама постараюсь изложит таинственную историю со всеми подробностями – «до последней янтарной песчинки», как говорят местные.

***

Раннее утро. Тишина обнимает улицы, выглядывает из-за каждого угла, витает серой дымкой над сонными крышами. Взрослые с неохотой выползают из-под одеял, стараясь угодить ногами сразу в тапки. Дети зевают и недовольно трут глаза: им опять предстоит поход в школу. Кое-где раздвигают занавески на окнах и бренчат посудой. В общем, обычное утро провинциального городка, где оживленно становится только в летний сезон.

Тротуары еще пустуют. Впрочем, не совсем. Высокий господин в сером пальто твердой поступью шагает по дороге. В руке зажат черный портфель, набитый до отказа бумагами, требующими подписей. Хотелось бы разглядеть лицо пешехода, но серая шляпа с безмерно широкими полями и толстые стекла очков скрывают глаза. Его прямая, как у оловянного солдатика, фигура тенью скользит от изгороди к изгороди. Случайно выглянув из окна, ее можно принять за призрак, спешащий укрыться от разгорающегося светила.

Каждый будний день Господин следует одной и той же дорогой к офису. Приятно идти в ранние часы, когда не слышно воплей детей и окриков суетливых мамаш, глупого смеха молодежи и хриплых песен уличных музыкантов. А главное, когда еще не открылись лавки с набившим оскомину янтарем.

Вот и внушительные двери ювелирного салона, самого большого и старого в городе. Щелчок в замке, и Господин оказывается внутри дремлющего янтарного царства. Высоченная колонна из солнечного камня слабо поблескивает в полутьме. Через час зажгутся люстры, колонна засияет точно второе солнце, озаряя центральный холл. Симпатичные девушки в белоснежных блузках и обтягивающих юбках застучат каблуками, обслуживая первых покупателей. Господин, не оглядываясь, проходит мимо витрин с бусами, серьгами и статуэтками. Только у последней витрины он задерживается. Под увеличительными стеклами проступают контуры древних насекомых, навсегда застывших в сгустках прозрачной смолы. Кого здесь только нет: и мухи, и комары, и муравьи. Гордость салона – большой паук, сохранивший каждую ножку, каждую щетинку. Удивительно, насколько известным можно стать после смерти.

Господин следует дальше. За дверью в мастерские под синими тканями спят шлифовальные и полировочные станки. Через полтора часа они оживут под руками мастеров, гул и жужжание проникнут в коридор. Но нашего героя это уже не коснется. Цель достигнута – невзрачная дверь с табличкой «Отдел документов». Он садится за небольшой стол в углу комнатушки и дает себе несколько минут отдыха. Вглядывается в наступающий день за окном. Любитель тишины удовлетворенно улыбается: он успел проникнуть в свой укромный кабинет раньше суеты и толкотни. Не пришлось кивать и притворно улыбаться сослуживцам и знакомым.

В детстве Господин тянулся к людям, но быстро в них разочаровался. Вслед сутулому стеснительному мальчику в очках постоянно неслись подзатыльники и насмешки. Однажды самый веселый и приятный парень в классе по собственной воле провел с ним весь день за одной партой. Наш герой чувствовал себя на вершине Олимпа, но вскоре был низвергнут к самому подножию. Оказалось, что к нему подсели на спор.

Где теперь этот повеса со своей глупой улыбкой? Говорят, стал известным актером. Туда ему и дорога – обманывать доверчивого зрителя со сцены.

Почти все одноклассники разъехались после окончания школы. Кто гнался за хорошим образованием, кто хотел посмотреть мир. Все отправились испытывать удачу, а наш герой остался среди спокойных улочек и тишины. Разве плохи курсы старших клерков в Эмберхэме?

Дни тянулись бесконечной вереницей одинаковых янтарных бусин, нанизанных на нить бытия. Рассвет сменялся закатом, закат – рассветом. Но в душе Господин всегда знал, что рожден для чего-то большего, возможно, даже великого. Уж точно не для того, чтобы продавать и покупать янтарь. Пусть этого не разглядели ни учителя, ни сверстники, ни работодатель. Судьба еще одарит подходящим случаем, и его имя впишут в историю родного города.

***

В тот пятничный вечер солнце пестрело ярким пламенем на западе, разнося по небу вместе с облаками снопы ярких искр. Уже несколько дней было по-летнему тепло, весенний ветерок приносил с полей запах молодых трав. Горожане не торопились домой, а с наслаждением расхаживали по улицам. Молодые парочки и компании оккупировали все скамейки в парке, дети с задорным смехом носились по аллеям. Только лес хмурой тучей растянулся на окраине города, безразличный к всеобщему веселью.

Сотрудники янтарного салона отправились после работы отметить конец недели в ближайшее кафе. Наш герой отказался от приглашения, он не любил праздные посиделки со скучным перемалыванием косточек начальству. К тому же сослуживцы начнут как обычно намекать, что ему давно пора жениться, и будут расхваливать тех или иных знакомых барышень. А назавтра, конечно же, пустят какие-нибудь нелепые сплетни про его холостяцкую жизнь.

Не задерживаясь ни на минуту, Господин в серой шляпе поднялся в свою квартирку на втором этаже старого кирпичного дома. Он снял пальто, обувь, поставил в угол портфель, не включая свет, отправился в чистую аккуратную спальню и лег отдохнуть на кровать поверх покрывала.

Сегодня он чувствовал себя особенно уставшим, хотя работы и было не слишком-то много. Вернее сказать, это он умудрился управиться с ней столь быстро. Пятнадцатилетний опыт купли-продажи янтаря не прошел даром. Когда же шеф отметит его заслуги?

На душе было неспокойно, сердце стучало быстрее обычного, точно готовясь к чему-то. Может быть, он заболевает? Закрыв глаза, Господин погрузился в дрему. Его благородный и острый профиль выделялся на фоне светлого проема окна. Промелькнуло воспоминание, как младшие клерки в обеденный перерыв спорили о погоде: то ли облака сулили резкое похолодание, то ли ждать обильной росы… Тут Господин окончательно окунулся в сон.

***

Он проснулся от холода, лежа в том же положении, в котором заснул. Комнату окутывал предрассветный сумрак. Громоздкий шкаф, тумбочка и стол словно просвечивали сквозь серую вуаль, сглаживавшую контуры и краски.

Наш герой приподнялся на локтях и взглянул на часы. Пять утра. Слишком рано, чтобы вставать, но и спать совершенно не хотелось. Господин сел и потянулся было за одеждой, но заметил, что так и не снял ни рубашку, ни брюки. Еще вчера его бы это озадачило, но сегодня охватило иное чувство. Нечто возбуждающее и волнительное. Мир спал, наверняка не единой души на улицах. Возможно, во всем городе он один бодрствует. От этой мысли в солнечном сплетении что-то забурлило и закрутилось, требуя сейчас же начать действовать, наполняя тело небывалой легкостью.

Господин накинул пальто и шляпу, выскочил из квартиры, застегивая пуговицы на ходу.

Улицу заполнял густой туман.

Белое пышное облако словно опустилось на город, да так и забыло подняться. Форма и цвет существовали только в нескольких метрах вокруг, а дальше таяли в клубах водяного пара.

Еще ни разу в жизни он не видел такого тумана! Казалось, протяни руку и коснешься его: неуловимого, исчезающего, но совершенно реального! В груди что-то больно сжалось, потом отпустило и приятные мурашки побежали от плеч к пальцам и от лопаток к затылку. Туман обнимал со всех сторон, скрывал от любопытных взоров. Еще ни разу в жизни Господину не было так комфортно.

Он зажмурился, вновь открыл глаза и бросился вперед, не думая ни о чем. Наслаждаясь тишиной. Отдаваясь во власть Тумана.

Город спал, укрыв своих жителей теплыми одеялами. Только фигура в сером пальто мелькнула и пропала в плотной дымке.

Улица кончилась, и показались темно-зеленые силуэты елей. Здесь начинался лес. Господин замер в нерешительности, но через секунду снова окунулся в прохладное молочное море.

Туман. Господин в сером восторгался им. Этот Туман… Был не таким, как все предыдущие. Со стороны − однообразный белый пар, но внутри, в самом центре, наш герой чувствовал себя абсолютно защищенным и свободным.

***

Начинались выходные, которые так любят школьники и семейные люди, но терпеть не могут одиночки и трудоголики. Господин сидел дома, читая отрывки газет и листая книги. То и дело бросал взгляд за окно, внимательно наблюдал за Туманом и даже записывал в блокнот часы его последовательного отступления к окраинам. К полудню на улицах города не осталось и дымки. Но Туман не исчез, а притаился под лапами густых елей в лесной чаще. Как дикий зверь, он выжидал, чтобы опять выползти из убежища.

Прохожие, дикторы на радио, официанты в кафе – все говорили о необычайно густом тумане. Делали прогнозы, рассуждали о его природе. Но Господина не волновала их болтовня. Будоражащее ощущение в груди притихло, свернулось в клубок и тоже ждало.

Наконец-то воскресенье. Густой Туман опять владел землей. Ценитель рассвета выскочил из дома и, придерживая шляпу руками, устремился к лесу. Обочину дороги съедала белая пелена, зеленые изгороди и здания принимали расплывчатые сказочные формы. У Господина было одно желание: максимально слиться с новым другом, довериться ему! Предвкушение, что именно он познает суть Тумана до конца, заставляло сердце ликовать, а губы складываться в еле заметную улыбку.

В дремучем многовековом лесу на окраине города белая дымка пропитала все: каждый листик, каждую травинку, каждый сучок – застревая между стволов и веток, становясь еще плотнее.

Бродя между деревьями и вдыхая влажный воздух, Господин почувствовал, что должен совершить то, о чем никогда раньше не мог и помыслить. Внутри Тумана, этой надежной ограды, он мог позволить себе все. Пальцы наткнулись на смолянистую кору ели, чуть выше нащупали толстую шершавую ветку. Тогда-то и пришла безумная мысль. Он подпрыгнул, зацепился обеими руками, подтянулся и оказался на дереве. А ведь в детстве Господин не смог залезть даже на яблоню в школьном саду, оставалось стоять внизу под хохот одноклассников и стирать рукавом предательскую слезу.

Теперь все было по-другому. Туман окрылял и вдохновлял. Не зная усталости, наш герой взбирался все выше и выше, пока голова не выскочила из влажного облака.

У ног расстилалось белое море. Янтарной каплей покоилось на горизонте солнце, раскидав по пушистой перине свои золотистые волосы. Воздух благоговейно звенел тишиной.

Никогда не дышалось Господину так легко, не трепетало сердце так радостно. В каждую клеточку тела проник Туман. И в тот же миг пришло понимание сути невесомого друга. Не оставалось никаких сомнений.

Господин глубоко вдохнул и, отпустив колючие ветви, ступил на белые просторы.

Туман, как пушистый ковер, примялся под ногами.

Еще шаг. И еще один.

Придерживая шляпу, Господин побежал навстречу рассвету.

Белые пуховые холмы, бесконечное чистое небо и он между ними – все слилось в единое целое. Земли и человеческого мира с его несправедливостью, ложью и суетой больше не существовало, нить бытия разорвалась. Бусины рассыпались. Вся жизнь теперь витала только на поверхности золотистого Тумана.

***

Отныне Господин каждое утро просыпался как можно раньше и спешил к раскидистой ели. У ее мощных корней оставлял портфель, перекидывал через ветку пальто и начинал подъем к верхушке.

Сослуживцы удивлялись, что вечный сухарь и зануда стал несколько рассеянным, то и дело улыбался чему-то под нос и перестал раздавать замечания по любому поводу. Мужчины были уверены, что наш герой наконец-то нашел себе подходящее хобби вроде рыбалки или карточных игр, а женщины сплетничали, что здесь наверняка не обошлось без стрелы Амура.

Господину было все равно, что о нем говорят. Если бы он захотел, то мог бы поделиться с ними удивительным открытием. Но разве хоть кто-нибудь бы понял? Разве смог бы оторваться от своих мелочных забот и удовольствий, чтобы ощутить, каково это – парить над миром, растворяясь в туманной вышине? Конечно, нет. Только он один был достоин хранить тайну.

В конце рабочей недели нашего героя вызвали к шефу. Дело необычайное. Раньше ему доводилось посещать кабинет начальства только для предоставления квартального отчета. Но удивительнее всего то, что Господин там услышал. Оказалось, подыскивали надежного сотрудника, чтобы возглавить филиал янтарного магазина в соседнем крупном городе. А кто служил в салоне дольше всех? У кого не было ни одного взыскания? И, что самое важное, о ком за последнее время сослуживцы отзывались наилучшим образом?

Повышение. Переезд в другой город – вот что шеф уготовил нашему растерянному герою. Не этого ли поворота судьбы он ждал так долго? Не новая ли должность была призвана изменить его жизнь? Нет, нет! Это совершенно не то. Как может янтарь сравниться с Туманом? Господин замотал головой, уткнулся глазами в пол, пробормотал извинения и спешно покинул кабинет. Начальник пожал плечами и велел подобрать другую кандидатуру.

Еще много дней в уголках салона не смолкал шепот: слыханное ли дело, отказываться от подобных предложений? А наш любитель ранних прогулок выкинул разговор из головы уже на следующее утро.

Целую неделю Туман появлялся из своего укрытия и окутывал город, но постепенно начал слабеть, становиться прозрачнее. Его вылазки стали не такими дерзкими, хотя в лесной чаще белое облако все еще сохраняло позиции.

Синоптики обещали, что вот-вот придет новый циклон, и через пару дней необычно стойкая пелена растает бесследно.

Лишь Господин не замечал изменений и не вслушивался в прогноз погоды. Как одержимый, он продолжал просыпаться с рассветом, держать путь к подножию высокой ели, а уж там – по туманным островам.

***

В воскресенье восьмого мая Кристиан Тэвал, священник церкви Всех Святых, что расположена в лесу, отправился прогуляться под сенью сизых елей и освежить мысли перед службой. Он смотрел на бледную дымку и размышлял о предстоящей проповеди. Рядом весело шумел родник. Маленький, но сильный, он упорно пробивался из подземного царства, не желая течь во тьме, и устремлялся к лесному озеру. Священник прислонился спиной к стоящему рядом дереву и прикрыл глаза.

Отец Тэвал находился уже в летах и часто размышлял о прожитом. В детстве, будучи резвым и бойким мальчуганом, он мечтал стать пилотом или спасателем редких животных в Африке. В юности, как и большинство молодых людей, отправился на поиски приключений и своего места в жизни. Поразительно, что в скитаниях Кристиан Тэвал успел обратиться к вере и вернулся в Эмберхэм уже в новой роли.

Не редко приходила мысль: было ли так задумано Всевышним? Действительно ли необходимы метания в юности, чтобы найти свое призвание? Если бы он остался дома, то стал бы священником?

Раздумья прервал странный крик. Он донесся откуда-то сверху, и в тот же миг к ногам отца Тэвала упала серая шляпа с широкими полями.

***

Через месяц дело о погибшем работнике янтарного салона или, как любили шептаться, «дело серой шляпы», было закрыто за неимением улик. Тело одинокого Господина нашли на пустынном берегу недалеко от лесного озера. По всем признакам мужчина умер при падении с огромной высоты. Но рядом не росло ни одного достаточно высокого дерева. А его вещи – пальто и портфель – вообще оказались в полукилометре от места происшествия.

Горожане выдвигали разные версии. Даже удивительно, каким живым может быть воображение у жителей маленьких городков. Зажиточные отцы семейств считали, что погибший обнаружил уникальный, особенно большой янтарный камень и хранил его в тайне от всех, пока до несчастного не добралась иностранная мафия. Наверняка, Господина столкнули далеко отсюда, а потом, воспользовавшись туманом, перенесли, чтобы замести следы. Их жены воротили нос от такой банальной истории и судачили, что мужчина в сером покончил с собой, сбросившись с колокольни церкви Всех Святых из-за несчастной любви, а служитель церкви перетащил тело, чтобы не омрачать святое место столь греховным, хоть и благородным, поступком.

Происшествия в округе случались крайне редко, а тут подряд сразу два удивительных события – таинственная смерть и аномальный туман. Потому разговоры еще долго ходили среди местных. Еще долго молодежь пыталась отыскать якобы пропавший уникальный камень, ныряя в холодные воды лесного озера и обшаривая окрестности. До сих пор, какой-нибудь старичок на рынке будет показывать туристам товар и уверять, что именно из-за этого куска янтаря человек в сером поплатился жизнью. Как бы там ни было, а Господин стал настоящей легендой.

***

Если после моего подробного рассказа вы все-таки посетите Эмберхэм, пройдетесь по главной площади, окунетесь в извилистые зеленые улочки, а потом посетите церковь Всех Святых и лесное озеро, то сможете составить собственное мнение о «деле серой шляпы». Не знаю, что вам покажется более достоверным: многочисленные версии жителей или история вашей скромной слуги. Но смею надеяться, что жизнь Господина, познавшего суть Тумана, оставит след в вашей душе посущественнее, чем отблеск прозрачной янтарной слезы.

Другие работы:
0
339
11:48
где-то уже читала похожее. Особенно прием, использованный в конце текста. Не знаю, что вам покажется более достоверным: многочисленные версии жителей или история вашей скромной слуги.
09:41
«этизмы»
текст перегружен натужным пафосом, проще надо писать
Хотелось бы разглядеть лицо пешехода, но серая шляпа с безмерно широкими полями и толстые стекла очков скрывают глаза. а что, лицо это только глаза?
За дверью в мастерскиеУЮ
Пятнадцатилетний опыт купли-продажи янтаря не прошел даром. так отдел документов или купля-продажа? это разные вещи
наш герой к середине текста уже вязнет в зубах
Город спал, укрыв своих жителей
Отец Тэвал находился уже в летах находился тут не подходит, замените на был
Не редко приходила мысль нередко тут слитно
текст раздут, надо бы ужать
получился крепкий такой магический реализм, добротный, в лучших традициях
я не любитель подобного безобъяснимого действия, но поставлю твердую 4 за стиль (только уберите к черту «наш герой» и ужмите текст)
Загрузка...
Илона Левина №1