Нидейла Нэльте №1

Слияние

Слияние
Работа №202

Слияние двух тел, двух сердец, двух душ - рождение нового...

В большом круглом зале с золотыми колонами горели масляные лампады, и жаровни их свет растекался рваными лоскутами, и от части освещая зал. Но все же большая часть зала была во мраке.

Блики от играющего огня в жаровнях отбивались от золотых колон и плясали на одеянии присутствующих здесь людей. В центре зала располагался высокий трон, в нем восседал главный жрец, его лицо было скрыто за золотой маской, при каждом его повороте головы раздавался звон бубенцов, которыми был обрамлён его капюшон. В одной из рук он держал черный посох. На вершине посоха красовался большой, круглый, прозрачный кристалл в обрамлении золотых лучей, напоминающих лучи солнца, падающий свет тускло поблескивал от них.

Около трона по кругу стояли двенадцать членов совета. Их лица были не видимы, поскольку были надеты капюшоны. Их белые балахоны от отбиваемого колонами света, преображались в теплые желтые тона.

- Уважаемые, срок истекает через два дня, мы должны принять решение, - сказал главный священнослужитель сидящий на троне. – В течение года мы подбирали пары для обряда. Мне кажется, или у нас больше нет послушников при храмах и монастырях, которые должны по-настоящему искренне полюбить?

В зале повисло молчание, каждый из присутствующих жрецов, думал о сказанном.

- Великий, все наши послушники прошли через обряд и побывали на алтаре света, как вы видели, никто из них не смог открыть портал.

- Не открыли они портал потому, что искренней любви у них не было, - зло бросил стоящий по левую руку от трона жрец.

- Как же мы можем их заставить любить искренне?

- Никак…

- Как гласит древние пророчество: «Их любовь должна исходить из сердец, искренни, и литься, словно чистый и прозрачный свет! – сказал великий жрец.

- Великий, при моем монастыре осталась одна послушница. Которая сможет полюбить!

- Юрровин, она сможет или точно полюбит?! - великий жрец, сделал акцент на второй части фразы. – Поймите, наша цивилизация давно уже разучилась любить. Наши монастыри и храмы должны готовить дщерей и юношей, к великой миссии, во благо спасения наших жизней и цивилизации. Ваша дщерь, воспитывалась в традициях и законах древнего трактата «АиУр»?

- Да.

- Она росла в скромности, труде, и не видела мужчин, и не познала мужской ласки?

- Да, великий...

- Точно?

- Не могу сказать…

- Эх - великий жрец махнул рукой в сторону Юрровина.

- У кого еще есть предложения? Что у других нет мыслей на этот счет? Что, перевились все достойные девушки?

- Мой господин! Простите недостойного вашего слугу!

- Что? – Великий повернулся в ту сторону, откуда был слышен голос. В той стороне был мрак.

- Великий! При моем храме есть послушница, которая всем сердцем жаждет помочь, - из мрака вышла фигура в сером балахоне.

- Вам сан не позволяет пребывать на совете в круге света! Здесь не место быть низшим жрецам! Уйдите, не будьте святотатцем! - стал возмущаться Юрровин, в зале загалдели и все остальные священники. Их гомон все усиливался и усиливался.

- Стража! - закричал один из священнослужителей.

- Великий, её зовут Ираида, она еще юна, но готова к миссии, - мужчина в сером балахоне приклонил колено.

В зале послышались тяжёлые шаги обутых в сталь стражников. Из мрака, где находились двери, вышло четверо стражников с большими копьями и они направились в сторону жрецов.

- Стража, вот он! - заголосил один из жрецов, указывая на возмутителя древнего обычая. Стражники стали приближаться к человеку в сером балахоне и направили копья на него.

- Вы пройдете с нами! – послышался голос капитана стражи.

- Стража, отставить! - послышался властный голос, который заглушил роптание остальных священников. Великий жрец, сделал знак - чтобы все замолчали, после чего продолжил. – Говоришь, Ираидой её зовут?

- Да мой господин!

- Ну, что же подойди ближе сын мой! - жрец в сером подошел к трону. - Покажи своё лицо!

- Меня зовут Унаи, - сказал жрец, убирая капюшон.

- Хорошо Унаи. Ваша послушница воспитывалась в традициях «АиУр»?. Вот только это последняя попытка будет, у нас мало времени осталось. Ты в месте с ней успеешь прибыть до истечения срока?

- Мой господин, да, она воспитывалась в традиции «АиУр» и я могу сказать с точностью, что она чиста. Послушница прибыла со мной в столицу. Завтра утром она сможет пройти обряд.

- Унаи, вы не будете сожалеть о сделанном выборе?

- Нет, господин. Она - наше будущие!

- Верно, Унаи! – великий жрец кивнул в знак согласия, и бубенцы звякнули в такт движения. Остальные жрецы стояли молча, ни кто не стал прекословить великому жрецу. - Ну, что же, сын мой, тогда до завтрашнего утра! И да прибудет с тобой Великий свет! Да прибудет со всеми нами Великий свет!

На горизонте забрезжили тусклые лучи солнца. Лучи едва разгоняли ночной мрак, светилу не хватало сил побороть ночь. Наступало утро. Около «Великого храма света», жрецы готовились к процессии. Все были празднично одеты, лицо каждого скрывала серебряная маска, в руках у них были жертвенные трубы, которыми они должны были возвещать, что настало время великого события и лампады.

К ним приблизились две фигуры. Одна мужская фигура в сером праздничном балахоне. И рядом шла тонкая женская фигура, закутанная в серый плащ, из-под которого был виден белый подол и такие же белые, длинные рукава. После чего они встали в конце строя. И процессия двинулась вокруг храма, впереди идущие жрецы лампадами разгоняли утренние сумерки, следующие трубили в трубы. Они обошли храм четыре раза, и ступили на ступени храма.

- Заходите дети мои, в великую обитель света! Да прибудет с вами свет! И да озарит вас ласковым лучом наше солнце! – с такими словами встречал процессию великий жрец.

- Да прибудет с тобой свет, великий! - отвечали участники процессии.

- Послушница готова принять свою судьбу?

- Да, готова! – ответила девушка.

- Тогда проходите! – сказал великий жрец и возглавил процессию. Он выбивал своим посохом определенный ритм, а священнослужители стали петь гимны, в которых восхвалялся свет и солнце. За последними входившими затворились врата, и храм погрузился в сумрак.

В залах храма горели лампады и масляные жаровни, из-под потолка через окна лился тусклый свет, процессия остановилась в одном из залов. Священнослужители протрубили в трубы и стали вокруг пьедестала. Великий жрец взошёл на пьедестал, к нему подошла девушка, скинув плащ. Она стояла в белом платье, из тонкой полупрозрачной ткани, воротник, рукава и подол были расшиты золотом. На груди висел кулон в форме солнца с лучами. В волосах была золотая диадема, из-под подола выглядывали изящные пальчики в сандалиях.

Великий жрец стукнул посохом об пол, и в другом конце зала отварилась дверь, из нее вышло пятеро. Двое священнослужителей, два стражника закованных в латы и пятый парень в белом камзоле с горжетом на груди, на котором так же было изображено солнце. Приблизившись к пьедесталу, они остановились, и только один из них взошел на пьедестал. То был парень в камзоле и с горжетом на груди.

В девичьем сердечке, что-то защемило, и появился некий трепет, когда девушка увидела жениха. Он был красивый и высокий. Его глаза горели, в них был огонек, от которого ей становилось тепло.

Жрецы пели гимны, пару раз протрубили, один из священников ранее скрытый во мраке вышел из темноты и зажег кадило с ароматными благовониями, обошел вокруг постамента, окуривая всех присутствующих. А после удалился во мрак, откуда пришел. Но большинство почувствовали – сладостное томление и веселость.

- Сын мой ты готов взять в жёны Ираиду? – спросил великий жрец парня, который взошёл на пьедестал.

- Да, - ответил парень. Он смотрел на нее и удивлялся, как такая юная и красивая девушка идет на такую огромную жертву. И не мог понять, что же с ним происходит, ему хотелось её обнять. И заключив её в свои объятия защитить от всего на свете. У него в груди билось огромное и пламенное сердце, а в висках пульсировало.

- Ираида, ты готова стать женой для Аргуса?

- Да.

- Вытяните руки перед собой и возьмите друг друга за руки, - сказал великий жрец, после чего связал их руки красной лентой. Один из жрецов передал свечу, великий жрец, наклонив её стал капать воском на руки молодых. – Пусть вас скрепят узы брака, как скрепляет эта лента, и вы пройдете всё, даже боль, как от горячего воска!

- Мы все преодолеем! – парень, и девушка одновременно сказали ответ. Аргус чувствовал теплоту ладони Ираиды и любовался её личиком. Он старался, не отводя глаз смотреть в её бездонные глаза, которые сияли счастьем.

- Тогда я объявляю вас мужем и женой! – великий жрец церемониально трижды ударил посохом по полу.

Один из священнослужителей принес кувшин с вином и кубками, великий жрец взял кувшин, и налил из него в кубки вино, сделав жест взять их молодым. Они выпили вино. После чего жрецы запели гимн, и вся процессия пошла в соседний зал.

Стражники остановились около дверей. Жрецы прошли с молодоженами в зал. Зал был большой, но его пополам разделял большой красный занавес. Жрецы перестали петь и разошлись вдоль занавеса. Двое из них посередине сдвинули занавес. Во вторую часть зала прошел великий жрец, молодожены и мужчина в сером.

- Благословляю вас молодые! Ваше время пришло! Вы наше спасение! Любовь – это главное в нашей жизни! Пусть льются на вас теплые лучи света!

- Да прибудет свет солнца с вами! – произнесли одновременно молодые.

- Милая! Доченька, ты прости меня! – сквозь слезу произнес мужчина в серых одеяниях.

- Тятя, я тебя понимаю, все хорошо! Я не держу обиды на тебя. Я уже взрослая и готова стать женой солнца, - девушка подошла к отцу и обняла его. И прошептала на ухо. – Тятя, я вас с мамой люблю. Мне пора.

Оба жреца повернулись в сторону выхода и пошли. Когда они вышли за пределы занавеса, проход занавесили двое священников.

- Она принимает свою судьбу, - сказал великий жрец. - Унаи, гордись своей дочерью. Как я горжусь своим сыном. Это был трудный год. Мы искали по всем уголочкам нашей необъятной империи избранных. Кто, искренне полюбит и пожертвует собой во благо всего нашего народа. И вот они наш последний шанс.

- Я горжусь своей дочерью! - ответил Унаи.

За занавесом стояли парень и девушка, и смотрели друг на друга. Парень был высоким, статным, под его камзолом скрывались хорошо развитые мышцы. Его взгляд был цепким и пронзительным, как у орла. Он был очень симпатичным и в то же время суровым на лицо. Ираида была хрупкой и по-девичьи сложенной, под платьем угадывалась упругая, красивая, и манящая грудь. Её локоны солнечного цвета спадали на тонкие плечи, губки были нежными и манящими. А глаза такие голубые и глубокие, словно в них собралась вода всех океанов.

- Ираида, ты готова ко второй части обряда?

- Да, готова. А ты Аргус? - спросила девушка, смотря парню прямо в глаза.

- Да, - ответил парень. - Ты не боишься того, что должно произойти?

- Нет. Ни сколько.

- Тогда пойдем! - и парень взял девушку за руку. Он сразу ощутил, что её ладошка была влажной и холодной. - Ну же, не волнуйся и не бойся. Я с тобой.

И они пошли ко второй занавески, которую одернули и увидели большой каменный пьедестал, на нём располагалось ложе, покрытое алым балдахином. Над ложем было окно в виде призмы, составленное из миллионов алмазов. Через это окно пробивался тусклый свет солнца. Вся комната утопала в радужном свете. По углам около ложа стояли четыре столба с огромными кристаллами в навершии.

Парень отстегнул свою церемониальную шпагу капитана гвардии его величества императора, снял свой горжет. И подхватил девушку на руки. Она обвила его шею руками, и он её понес к ложе.

Он нежно опустил её на ложе. Сам опустился на колено. После чего произнес: «Мы сливаемся в единое целое, мы муж и жена». Девушка вторила ему: «Мы сливаемся в единое целое, мы муж и жена».

Парень поднялся с колен. Стянул камзол, оставаясь в легкой белой рубахе. Девушка встала около него, и он поцеловал её в губы. Они жадно целовались, его руки блуждали по её спине, а она гладила его. Губы Аргуса, заскользили от губ к шее девушки.

У Ираиды, участилось сердцебиение, и стало глубже дыхание. Аргус, потянул за поясок, который был завязан на талии у девушки, он упал к их ногам, платье разошлось в боках. И девушка потянула его вверх, а парень помогал ей снять платье, после чего их губы встретились снова. Одна его рука придерживала её за талию, а другая скользнула вверх к девичьей груди. На ощупь она была теплой, округлой и упругой, с бархатистой кожей. Он стал опускаться, вниз целуя, её шею. Девушка взяла инициативу на себя и потянула его вверх, парень поднялся. Она стала его жадно целовать, а её руки нашли его ремень, и он со звоном упал на пол. После чего туда же отправились брюки и через несколько минут, и рубаха. Она ласкала его грудь своими пальчиками, проводя по ней, целуя его. У парня бегали мурашки по коже, от её прикосновений.

Ираида потянула парня на ложе. Он навис над ней, целуя её уста, и медленно начал двигаться вниз, лаская поцелуями её. Через пару мгновений парень стягивал с неё трусики. Когда его рука прикоснулась к её лону, у неё из груди вырвался стон, у неё там было жарко. Девушка уже вся пылала, и с каждым его прикосновением она распалялась все сильней.

Их тела пылали и жаждали друг друга. Смущение, робость и страх остались позади, где-то на задворках сознания. Их влекла жажда наслаждения и любви. И когда они слились воедино, эти мгновения были счастьем для них. Их разгоряченные тела двигались в определенном такте и ритме танца…

Камень в кулоне тот, что был надет на тоненькой шеи девушки внезапно ярко засветился. И тот свет заструился, залучился, по всему пространству. Его свечение пробудило другие кристаллы, и каждый из четырех кристаллов стали источать голубой и розовый свет, который потянулся ввысь. Призма, которая была в окне на потолке, стала поглощать этот свет. Спустя несколько мгновений от призмы потянулся луч в сторону солнца.

Девушка постанывала, её щеки горели пунцом, волосы все взмокли от их разгоряченных тел. Парень нежно целовал её, и держал ритм. Ираида прошептала: «Я люблю тебя милый! Я влюбилась в тебя с первого взгляда!». Пространство озарилось свечением и вдруг что-то изменилось. Сквозь сбитое дыхание парня было слышно ответ: «Я тоже в тебя влюбился с первого взгляда!». Их тела переплетались и сливались в единое целое, сердца бились в унисон. И каждое движение и каждая секунда их приближали к приятной и феерической кульминации.

В комнате стало жарко, со всех сторон лился белый свет, который постепенно становился золотым. Вокруг их ложа вспыхивали языки пламени, тут и там все горело. Уже не было кристаллов и в высоте не было окна из алмазов, в форме призмы. Было только ложе, вокруг него были силовые поля державшие пламя и жар в отдалении от молодожёнов.

Их тела сливались и следом за телами последовали души. Слияние душ произошло, когда девушка, особенно сильно застонала от сладостного удовольствия её тело начало подергиваться в экстазе. Парень так же, сделав несколько ритмичных движений, и застыл в сладкой неге. И в этот момент их души слились, рождая новое солнце! Более яркое и сильное – новое!!! Силовое поле лопнуло, высвободив огромную волну энергии, которая захлестнула всё вокруг.

В небесах над «Великим храмом света» и над всей планетой вспыхнуло ярким светом пространство, прогоняя дневные сумерки и ночной мрак.

- Ну, вот и новое солнце! – сказал один из прихожан храма

- Древние пророчество снова сбылось! Солнце – возродилось! – возвестил жрец, стоя около врат в храм. – Настоящая любовь победила тьму!

- Они познали счастье любви! – сказала одна из прихожанок, стирая слезы счастья.

- И так каждые две тысячи лет, - тихо произнес со слезами на глазах Унаи, и пошел вдоль улицы, уходя от храма, а мимо него пролетел, стальной авто-экипаж.

-1
386
10:17
Это вообще не рассказ, а пара сцен из романа. Просто подробное описание обряда.
15:56
Кхм… А вы знаете хотя бы один такой обряд? Хм… даже и не думал писать роман и тем более пару глав к нему. Данный рассказ от начала и до конца задумывался именно так как он есть. unknown
21:04
Ну вот и эротика. «Подробное описание обряда»? Известный такой обряд…
21:15
«Наука и жизнь» много потеряет))))
15:25
Мало ли. Оценок-то еще нет. А то нетрадиционно-ориентированные рассказы люди не хотят, «космические извращения» не приемлют…
15:58
Спасибо за коммент.
16:03
Вот сюрприз! Это тот случай, когда кажется, что рассказ скорее женщиной написан (это не в обиду). И я все чаще ошибаюсь…
16:52
Та ничего. Тем более это уже переработанная версия. Если бы я выложил бы оригинал, с чего началось. Боюсь — цензура не пропустила бы на конкурс ( консультировался с админом на тему того что в формате, или нет) laugh .
15:57
А почему бы и нет? wink Спасибо за коммент.
Загрузка...
Илона Левина №2