Светлана Ледовская №1

Джиперс-Крисперс

Джиперс-Крисперс
Работа №160

Jeepers Creepers, where'd ya get those peepers?

Jeepers Creepers, where'd ya get those eyes?

"Jeepers Creepers", Louis Armstrong

Наталия наблюдала, как её дочь сидит в углу и напевает одну и ту же песенку, рисуя в тетрадке. Это лицо, воспроизведённое до морщинки, Саша повторяла на каждой странице толстого альбома, пока он не закончился. Наталия едва сдерживалась, чтобы не закричать, когда она видела это лицо. Оно не было уродливым или пугающим. Проблема была в его создательнице. Мать могла бы отобрать тетрадь и карандаш у щуплой девочки, прогнать её в спальню или вытащить на улицу гулять, но лучше бы от этого не стало ни той, ни другой. Поэтому ей оставалось лишь смотреть невидящим взглядом сквозь собственную дочку и слушать, как она шепчет: "Джиперс... Кри... перс... вэа дид я... пиперс..."

***

В конце восьмидесятых годов XX века японские ученые обнаружили в генах бактерий странные цепочки, состоящие из сегментов одинаковой длины, разделенных повторяющимися комбинациями. Только через пятнадцать лет удалось установить роль этих цепочек, названных замысловатым именем "короткие палиндромные повторы, регулярно расположенные группами". С их помощью бактерии защищают себя от болезней. Между повторяющимися участками-спейсерами, как выяснили исследователи из Испании, находятся кусочки вирусного генома. Когда в бактерию вторгается какой-нибудь вредитель, она проверяет, есть ли у неё кусочек его генома, и, если находит, передаёт информацию о нём специальному белку. Белок прикрепляется к вирусу и вырезает этот кусочек, уничтожая угрозу.

Ещё через восемь лет этот механизм обрёл практическое применение для человечества. Использование лежало на поверхности - генная инженерия. Конечно, были и другие методы, и их не собирались сбрасывать со счетов, но новый оказался исключительно удобен, дёшев и универсален. Ему нашли сотни потенциальных применений - от селекции до медицины. Но, несмотря на успешную реализацию, метод имел определенные проблемы. В частности, он не мог изменить любой участок - только тот, рядом с которым была небольшая, но строго определенная комбинация генов. Из-за этого метод очень хорошо работал на существах с небольшими геномами, но на более сложных созданиях его эффективность резко падала.

Тем не менее, в конце десятых годов XXI века научная общественность смотрела в будущее с надеждой, что ещё чуть-чуть - и будут побеждены страшные враги человечества: рак, СПИД, сотни наследственных заболеваний, малярия, жёлтая лихорадка... Быть может, даже голод, до сих пор шедший за человеком зловещей тенью, отступил бы и забылся, как оспа или корь. Казалось, нужно лишь ещё немного времени, чтобы решить проблемы технологии CRISPR/Cas9.

***

Саша как раз закончила рисунок, когда им с матерью пришла пора идти к терапевту. Девочку не пришлось уговаривать - ей нравились занятия с доктором, хоть Наталии и приходилось порой выступать между ними посредником. Собственно, поэтому рисунок и был готов в срок - в негласном расписании было отведено место для терапии. Как говорил сам доктор, это была большая удача для всех троих, что ему удалось наладить контакт с Сашей и заинтересовать её в своих сеансах. Говорила Саша всё ещё редко, но зато делала успехи в самообслуживании - могла сама отнести свою тарелку в посудомойку. Если мама была рядом. Не так давно её даже кормить приходилось с ложечки.

***

В начале двадцатых годов в обществе поднялись радикальные зоозащитные настроения. PETA вновь демонстрировала старые фотографии с собаками и кроликами в дыхательных масках, на этот раз рассказывая об ужасах испытаний парфюмерии на животных. Политически активные вегетарианцы устраивали митинги и парады под лозунгом "Я никого не ем". Агрессивные подростки из трущоб, готовые устроить погромы по любому мало-мальски значимому поводу, грабили мясные лавки.

Но сильнее всего давили на лаборатории, проводящие испытания на животных. Они и раньше были бельмом на глазу радикалов, а сейчас превратились во всеобщий жупел. Кражи животных из вивариев стали обыденным делом. Но одна группа активистов особенно отличилась. Вынос лабораторных мышей сопровождался ведением прямой трансляции для обитателей тематического форума, а саму акцию организаторы позиционировали чуть ли не как поворотный момент в борьбе с садистами-учёными. Спасённых белых мышей участники вывезли в ближайшее поле и выпустили на волю.

На следующий день лаборанты отправились на поиски своих модельных объектов. По горячим следам им удалось найти место, где мышей освободили. Большая часть мышей не ушла от зоны высадки и на пять метров. Остальных признали съеденными дикими животными. Странно было бы ожидать иного - мыши были чистой линией, уже несколько сотен поколений не покидавшей стены исследовательских центров, и не имели ни малейшего представления о выживании в дикой природе.

Ещё год назад этот инцидент не вызвал бы какого-то особого резонанса. Да и тогда далеко не каждый такой случай вызвал бы вообще хоть что-то. Но то, как его описали сами активисты, как они его провели и чем называли, всколыхнуло народные массы. Возвращение мышей обратно в виварий описывали, как преступление учёных против жизни и плевок в сторону общества. Мыши стали интернет-мемом, с ними сочиняли злобные шутки и рисовали карикатуры. Известный сетевой художник выложил комикс, в котором бесчеловечные исследователи ставят опыты на Микки Маусе, Спиди Гонзалесе и Джерри. В защиту мышей писали петиции и устраивали митинги.

Стремительно поднявшиеся и столь же стремительно начавшие терять доверие политики-популисты и стабилизационисты увидели в этом шанс ещё немного продержаться у власти. Во многих странах были приняты законы, запрещающие опыты на животных. Многие восприняли это как шаг к новому, более гуманному будущему.

...На бетонной стене в Бристоли появился рисунок. Безликая чёрная толпа окружила пару белых мышей, не обращая внимания на стоящего рядом грустного лысого ребёнка в больничном халате. Автора, как обычно, найти не удалось.

***

Сеанс терапии закончился, и Саша спешила домой - рисовать. Наталию же больше беспокоило, что приготовить на ужин. Сама она была убеждённой вегетарианкой и была согласна максимум на молоко с творогом, но дочь отказывалась есть то, в чём не было мяса или яиц. Сначала Наталии удавалось её обмануть и приготовить что-то вегетарианское, что Саша приняла бы за мясное, но ни одна такая уловка до сих пор не срабатывала дважды. Рыба из тофу, мясо из адыгейского сыра, бефстроганов из баклажанов... Даже более экзотические изыски, не вызвавшие бы подозрения у самого утончённого гурмана, раскусывались Сашей в прямом и переносном смысле с первой попытки. В часы отчаяния Наталия шла на сделку с совестью и везла Сашу в кафе, где та наслаждалась огромными бургерами или вёдрами жареной курицы. На следующий день она с удвоенными силами штурмовала вегетарианские сайты в поисках новых рецептов, которые могли бы обмануть её дочь.

***

Потеряв модельные объекты, генетики потеряли возможность совершенствовать метод CRISPR/Cas9. Да, они могли изменять его и проверять работоспособность на культурах тканей или растениях. Но выяснить, каков будет результат в человеческом организме, они не могли. И дело даже не в этичности опытов над людьми - заставь они его работать, на проверку, работает ли он правильно, уйдут многие годы. Официальная наука встала - вкладываться в практические исследования, которые принесут плоды лишь спустя десятилетия, не хотело ни одно государство.

Зато упавший флаг подхватили частные клиники. Их высший менеджмент тоже не был заинтересован в десятилетиях без окупаемости, но его не интересовали и тонкости работы метода. Главное, чтобы он давал тот результат, который просят клиенты, и не имел слишком явных недостатков.

Опыты по повышению точности модифицирования ДНК шли задолго до запрета, и многие исследователи приняли предложения частных генетических лабораторий присоединиться к ним. Через несколько лет было открыто обширное семейство белков, работавших также, как и ключевой белок механизма CRISPR/Cas9, но ориентирующихся по совершенно иным комбинациям генов. Их было сравнительно несложно получать и изменять, чтобы нацеливаться на любые места в геноме. Метод стали называть просто криспером, а с его помощью оказывать многочисленные медицинские услуги.

Несколько лет спустя начались массовые обращения в больницы со странными симптомами у детей. Точнее, сами симптомы были достаточно обычными и выглядели, как картины достаточно обычных болезней. Странность была в том, что их причину не удавалось установить. Стандартные процедуры не давали результатов, анализы не могли показать что-то, отличное от самих симптомов. Иногда помогало симптоматическое лечение, но так бывало далеко не всегда. Несмотря на то, что симптомы были характерны для множества болезней, от дерматитов до диабета и анемии, складывалось ощущение, что все они вызваны одной причиной - в какой-то момент организм пациента просто перестал вырабатывать какие-то вещества.

Проверка показала, что пациентов объединяет только одно: все они подвергались криспер-процедурам при зачатии через ЭКО. В народе болезни назвали криспериозами.

Конечно, в официальной литературе использовались совсем другие названия: гепатит Gen, синдром Пайна, симонсизм... Копилка заболеваний человечества не уменьшилась, а, напротив, пополнилась. Причиной оказались неочевидные побочные эффекты метода. Во-первых, наведение частиц, редактирующих ДНК, при некоторых условиях давало сбой, но "бракованные" яйцеклетки попросту отбрасывались. Во-вторых, механизм редактирования каким-то образом запускался повторно, спустя года после процедуры. В результате сочетания этих двух факторов синтез различных веществ в организме больного выходил из строя. Каких именно - не в последнюю очередь зависело от пациента и процедур, которым он подвергся.

Судебные тяжбы, разбирательства, заседания и слушания... Редактирование генома человека во многих странах стало запрещено, но это не помогло сотням тысяч уже больных детей.

***

Саша, напевая, рисовала за кухонным столом, а за её спиной мать старалась превратить фасоль и муку во что-то, что должно было обмануть девочку, изображая ветчину. Раздался хлопок входной двери. "И почему я до сих пор не поменяла замок", - со вздохом подумала Наталия.

- А вот и папа пришёл! - раздался радостный крик человека, которого она не хотела видеть даже больше, чем лицо в тетради дочери.

На стол грохнулся пакет сосисок. Ветчину придётся оставить на завтра. Саша всё ещё не обращала на отца внимания.

Николай, под неодобрительные взгляды Наталии, сам сварил Саше свой подарок, а когда девочка, наевшись, уснула, отнёс её в спальню. На кухне остались только они с бывшей женой, уткнувшиеся каждый в свою тарелку.

- Я, например, вообще веган, построже тебя буду, - взмахнув вилкой с помидоркой-черри на конце, поддержал вялотекущий то ли разговор, то ли скандал Николай. - Но я не донимаю свою жену только из-за того, что она картофельному салату предпочитает пельмени.

Наталия в очередной раз перемешала творог с огурцами.

- Тем более, ты же сама знаешь, что она растёт, ей это полезно.

Молчание. Шлёпание ложки по творогу. Николай наколол ещё одну помидорку и вздохнул.

- Скажи хоть, кому от этого лучше становится? Чем кончилось, когда ты в прошлый раз предложила ей овощное рагу?

Тишина.

- Она не ела три дня, пока ты совала ей одно и то же рагу. Что было после этого?

Скорее бы он ушёл.

- Ты повезла её в эту кафешку, как там её? Неважно. Тебя мучила совесть из-за того, что Саша сидела голодная, и из-за того, что ты везёшь её есть мясо. И что ты сделала после этого?

- Я хотя бы её не бросила, в отличие от сам знаешь кого! Как только с ребёнком появились проблемы, ты тут же от нас сбежал!

Помидор замер на полпути ко рту и вернулся в тарелку. Настал черёд Николая замолчать.

- Каждый день я видел, как две моих любимых женщины мучают друг друга. И я никак не мог их остановить, - раздражаясь, продолжил он, - ведь одна это делала, потому что фанатичка, а другая - потому что аутистка.

Глаза Наталии сверкнули.

- Не смей произносить это слово, - тихий голос прозвучал страшнее любого крика.

- Извини, - смутился Николай.

- Перед Сашей извинись.

Наконец-то он засобирался.

- До того, как это началось, ты была гораздо терпимей, - бросил он на прощание.

***

После очередной неудачной попытки завести ребёнка, Наталия и Николай решились на ЭКО. Анализы показали, что яйцеклетки будущей матери несут небольшую мутацию, усложняющую развитие эмбриона. Ещё разрешённые криспер-методы эффективно и дёшево справлялись с подобными проблемами, поэтому тогда ещё супруги согласились на редактирование своего отпрыска. Беременность и роды прошли без осложнений.

Саша росла обычной девочкой, без каких-то отклонений. Но к пяти годам она начала становиться отрешённой, всё меньше разговаривала и строже с каждым днём следовала одной ей ведомому распорядку дня. Её интересы сузились до одного рисования, а рисование - до одной темы. Несмотря на пробудившийся талант художницы, она в мельчайших подробностях повторяла один и тот же портрет своей матери. Казалось, девочка уходит в какой-то свой, закрытый от окружающих мир.

Врачи лишь разводили руками - происходившее было похоже на аутизм, но развитие болезни шло, мягко говоря, необычно. О связи криспера со странными детскими болезнями пока только начинали догадываться.

Через пару лет, когда "криспериозы" более-менее систематизировали и изучили, появились догадки, что именно произошло с Сашей. Для психологов и психиатров она стала настоящим кладезем знаний, способным пролить свет на тайны аутизма. Гены отца, матери и самой девочки, вместе с записями о том, что именно и как исправляли при ЭКО, давали шанс понять, что вызывает эту болезнь и какова в ней роль наследственности.

Сашу перетягивали из одного стационара в другой, от одного института к другому, то для одного доктора наук, то для другого. Девочка, тяжело воспринимавшая даже изменение меню, глубоко переживала такие резкие перемены. Но видела это только Наталия, рядом с которой дочь слегка приоткрывала дверку в свою жизнь. Предложения таскать туда-сюда не больную, а учёных мужей разбивались о простой довод: для частного медучреждения это всё равно, что открыть городские ворота перед вражеской армией.

Наталия не находила себе места. И в это время её муж подал на развод. Это стало последней каплей, и больше Сашу не исследовали.

***

Саша рисовала, лёжа в кровати, и пела. Наталия только сейчас расслышала, что поёт она не совсем то же, что Луи Армстронг в старом фильме:

–Jeepers CRISPRs, where did ya put your peepers...*

*Джиперс-Крисперс, куда ты пялился?

+3
547
13:55
Интересный рассказ, мне понравился
Гость
23:29
По сути автор берет материалы статей и, не особо утруждаясь, вставляет пласты информации в абзацы. Мимоходом так же не особо раскрытую историю девочки-аутиста примешивает. Ни проработки характеров, ни истории. Ни как такового рассказа.
09:09
+1
Джиперс-Триперс…
21:30
Не совсем ясно зачем автор рассказа использует название отличной американской хоррорюги в названии — по тексту виднеется лишь привязка генетических изменений в организме под названием «криспериозы». Ах ну, ну да, ещё и девочка, главная героиня, ребёнок с вялопротекающим аутизмом, всенепременно должен напевать песенку Луи Армстронга.

А что имеем по сути? Очередной образчик плохо сваренной каши, ингредиенты для которой взяты из плохо усвоенной информации рандомных науч-поп статеек про генетическое вмешательство в работу человеческого организма.

Автор, дорогой, ну если уж вы берётесь за такую сложную тему, то потрудитесь проштудировать хотя бы что-то более серьёзное, чем первые пять-семь ссылок на первой страницы поисковой выдачи Яндекса. А то ж маловразумительная ерунда получается — каким образом работает метод излечения болезней? Почему он таки приводит к изменениям в организме? ну хоть немножко бы приоткрыли научно-техническую завесу в придуманной вами идее…

Сам по себе текст читаемый, хотя, как и у любого начписа, есть стилистические косяки, мелкие ошибки и логические провисы.

К примеру, мне не совсем понятна зацикленность на еде — почему маме важно было втюхивать своему ребёнку веганскую пищу, а этой девочке — есть исключительно мясные продукты? Как это вообще влияет на сюжет, — ну немало же место уделяете подобного рода нюансам. Сцена семейного ужина со ссорой — она вообще зачем, к чему, на что влияет в рассказе? Хотели показать, что в семье нездоровая обстановка? Ну ок, допустим, показали — ииии, собственно, что? Куда тянется эта нить сюжета?

Более глобально хромает логика в развитии исследований этого самого метода исправления человеческих болезней — CRISP. Видите ли в чём дело, автор, ни одна частная клиника на Западе и пальцем не шелохнет в случае обнаружения мельчайшей побочки. И тем более не будет испробовать этот метод ни на ком, поскольку это грозит валом судебных исков, которые в нарисованной вами картине погребут под финансовыми и репутационными завалами даже всемогущий «Майкрософт» или там «Теслу-Моторс».

В общем, рекомендую перед раскрытием подобного рода тем хотя бы минимально знакомиться с матчастью. Иначе логика и композиция рассказа будет разваливаться с полщелчка мизинца. Что и происходит в случае вашего рассказа.
18:29
А конец-то автор зажал pitchup
Мне понравилось, только хочется завершённости какой-то увидеть. Точки, вопроса, восклицания, многоточия. А то сейчас ощущение, что автор писал-писал и на середине слова оборвал.

А вообще, спасибо. За многое. После деанона маякните в личку, я вам карму отплюсую за всё хорошее.
17:58
PETA что такое?
Сюжет, разбитый вставками из наупопа, что совершенно не способствует усвоению, банальный и пошлый. Тема больных детей уже навязла в зубах, тема аутизма – нисколько не менее навязла. Концовка бессмысленная и беспощадная.
16:35
PETA расшифровывается как People for the Ethical Treatment of Animals, Люди за этичное обращение с животными. Взято из гугла.
а как расшифровывается «Пепа»? (в гугле его нет...)
18:43
А где в рассказе Пепа? Без контекста так не расшифруешь) В рассказе только Пета)
т.е. вы признаете, что гугл бессилен перед Васей Пепой?
20:35
Я лишь признаю, что гугл не всеведущ. Пока)
пока, пока я не разместил «наследники Мишки Квакина. Том II» где есть три рассказа про Васю Пепу macho
Загрузка...
Константин Кузнецов