Ольга Силаева №1

Когда наступит рай

Когда наступит рай
Работа №163

Наступил вечер. Солнце медленно скатывалось вниз, окрашиваясь в красный цвет. Среди поля, которое пестрело разными травами и дикими цветами, одиноко стояло раскидистое дерево. От него колея дороги шла дальше, опускаясь в низины и опять поднимаясь на холмы. Она вела, казалось, прямо в небо — там, где на горизонте в сизой дымке сгорали последние лучи. Под деревом виднелись два силуэта. Мужчина стоял, опираясь плечом о ствол, женщина покачивалась на качелях, подвешенных к суку. Они не помнили, как попали сюда, но это было уже не важно. Этот вечер и это место — на полпути к небу — были их миром, и здесь им суждено было решать, кому идти вперёд, а кому вернуться назад, на землю.

— С тех пор, как я тебя увидел, я не могу найти покоя. Я вконец истерзал себя самыми противоречивыми чувствами. Мне не нужно больше надежд и каких-то обещаний. Достаточно будет, если ты скажешь, кто я тебе и как близко к тебе мне позволено быть.

Он вздохнул и замолчал в ожидании своего приговора. Он мог бы сказать больше — он и хотел сказать больше. Он мог бы рассказать ей всё, вывернуть себя наизнанку — если бы она захотела.

Неказистый, говорили ему с детства. Не все, собственно, а если конкретно, то всего лишь два человека. Но их мнение служило ориентиром для многих, включая его родителей. Так со временем он привык верить тому, что говорили вокруг. Вошёл в роль, уделённую ему судьями общества: неказистого, нерешительного человечка, которому нечем выделиться и не на что рассчитывать. Серая тень, которая в угоду другим носила на лице фальшивую маску скромности.

Вот и теперь он был готов смириться со всем. Наверное. Или всё-таки нет?

Она молча покачивалась на качелях, улыбаясь так, словно не слышала сказанного им. Потом с кошачьей лёгкостью словно слетела и приблизилась к нему вплотную. Тело обдало жаром так, будто он прыгнул в костёр. Она ответила другим языком, более простым и понятным. Да и к чему слова там, где нужно прикосновение — рук, губ? Слова, они как тени — вырисовывают неверно формы или вовсе их искажают до неузнаваемости.

*****

Перед белой стеной, изогнутой полукругом, возникло мерцающее свечение. В следующее мгновение два проектора очертили два трёхмерных силуэта и раскрасили их в двух парней. Те тут же ожили и один из них, тот, что носил футболку с надписью «БОГ ЕСТЬ, ПРОСТО ОН УСНУЛ ОТ СКУКИ», заговорил первым:

— Привет, народ! Я Крос, это Рекс.

Рекс: — Привет!

Крос: — В сегодняшнем выпуске мы расскажем, чем в этот раз занимались.

Рекс посмеивается в кулак.

Крос, покосившись на него: — Не, ну вы знаете, мы пустой хернёй не занимаемся, и нам скучно не бывает. Так вот, в этот раз мы тестировали установку «RА-У II».

Рекс с серьёзным выражением лица: — Да, основательно тестировали.

Крос не выдерживает и тоже прыскает.

Рекс: — Нам понравилось, скажу сразу. Но давайте всё по порядку. Установка появилась на рынке недавно, но уже успела обрасти всякими слухами и сплетнями. И чтобы вы дальше не пудрили друг другу мозги, мы решили разобрать всё по шурупчикам.

Крос: — Да, начнём с предыстории. Однажды одному химику ударила в голову идея создать препарат счастья. Понятное дело, безвредный препарат, который не вызывал бы зависимости. Конечно, он был не первым, но у него эта идея засела так крепко в голове, что что-то у него там повернулось, и он решил посвятить всю свою жизнь этой цели. В общем, он много лет в своей домашней лаборатории безуспешно химичил и тестировал на себе, пока про него все не забыли.

Рекс: — Все, кроме одного.

Крос: — Да.

Рекс: — И это был его племянник. Я представляю себе это так: одним днём он вдруг подумал: «Чёрт! А ведь у меня, вроде, есть дядя. И я его не видел уже лет десять». И решил он навестить своего родича. Взломал двери подвала, где тот обитал, ибо никто не открывал на стук, да и паутина уже висела чуть ли не до пола. Там, внутри, он и нашёл мумию дяди и все его записи о работе. И вдруг тоже вдохновился. Ну, химия у них всех в крови, сам племяш работал тогда в сфере программирования медицинского оборудования и был тоже в курсе. На деле он оказался ещё и талантливым предпринимателем. И вот, спустя восемь лет, благодаря его усилиям мы имеем на рынке продукт, который бросает открытый вызов усыпляющей капсуле.

Крос, прослушав рассказ друга с отрытым ртом: — Ха-ха-ха! Тебе бы сказки писать! Не, здорово! И так реалистично. И что самое смешное — племяш как-то открыто так и заявил — мол, наш первый конкурент это голубая капсула. Но в отличие от той, наша не убивает людей, которым жизнь больше не в радость, а возвращает им эту радость. И сон в нашей капсуле стопроцентно не вечный, а семи-восьмичасовой и здоровый.

Рекс: — При всём этом, не смотря на то, что у тебя во время симуляции есть полное ощущение реальности происходящего, потом, когда просыпаешься, ты без проблем принимаешь это как увиденный сон. И твоя виртуальная девка, или кого ты там себе выбрал, не будет закатывать тебе скандалов, что тебе твои друзья и работа важнее. Она сама попрощается, скажет: «Я вернусь вечером» и уйдёт незаметно из твоего сна. А утром ты будешь чувствовать себя просто отлично.

Крос: — Вот я тебя и не узнаю в последнее время. Какой-то ты слишком... спокойный. Я уже начинаю беспокоиться, всё ли с тобой в порядке.

Рекс: — Конечно. История в тему. Наш общий знакомый, Юрик, который частенько вступается за тех, кто неочень дружит с законами, но не скупится на хорошего адвоката, по секрету рассказал, что капсулу тестировали и на полосатиках. Безнадёжных, тех кого уже никогда не выпустят. И говорит, результаты потрясающие. Есть индивидуумы, которые в корне изменились так, что братва их чурается как зачумлённых. Ну, сам представь, ты приходишь ко мне и такой — пошли, на тачке новой порисуемся, или на верблюдах по горам поскачем, или, не знаю, на качелях покачаемся... А я тебе — не друг, извини, это не для меня, я теперь серьёзный человек, на меня подруга обижаться будет, и вообще, знаешь, на качелях опасно качаться, можно башкой вниз упасть, и всякое такое... Ты бы что подумал?

Крос, осмыслив сказанное: — Ты серьёзно? Ну, я бы реально от тебя шарахнулся.

Рекс: — Вот-вот. Но только не пугайтесь, всё на деле не так страшно. Установку-то создавали не как развлекаловку, а в терапевтических целях для тех, у кого какие-то проблемы с головой...

Крос: — Как у нас?

Рекс, усмехаясь: — Эээ... а у тебя есть проблемы?

Крос: — Ну, была одна маленькая. Но серьёзная.

Рекс: — Какая?

Крос: — Я боялся, что проснусь утром и у меня не будет никакого вертикального движения. Там...

Крос показывает большим пальцем вниз. Рекс смеётся.

— Не, без шуток. Знаешь, люди давно спорят о том, что движет человека сильнее — инстинкты или ум. Я скажу: нас движет вперёд один инстинкт, ведь только благодаря ему нас на планете расплодилось так много. И этим делом любят заниматься все — и умные и не особо. А те, кто предпочитает больше жрать, у того просто в этом плане какие-то проблемы. Кто знает, может о них в детстве плохо говорили.

Рекс: — Думаешь?

Крос: — Да. Пока у тебя в этом плане всё нормально, у тебя нет проблем. Конечно, мне тоже иногда бывает хреново, но для этого есть друзья. Когда есть с кем поговорить и выпить пива, всё разрешимо, с этим ты уж точно согласишься.

Рекс: — Истину глаголешь. Так что у тебя там стало с твоей проблемой?

Крос отмахивается: — А... Установка в два счёта вычислила, что у меня за страхи и будто невзначай предложила подходящую симуляцию. В конце концов мы живём в веке, когда такси на улице лучше твоей родной матери знает по каким местам ты шатаешься.

Рекс: — В точку. А что у нас там было с таблетками?

Крос: — Да, немного о таблетках для капсулы. Наш химик на досуге процедил их через аналайзеры и поржал. Сказал, что там, конечно, есть хорошая порция мелатонина и некоего стимулятора, рецептуру которого строго засекретили, но, по сути, это безвредная смесь, далёкая от наркоты. Весь её секрет заключён в комплексе веществ и ступенчатом раскрытии влияния. Собственно, без установки это будет просто наподобие таблетки с витаминами. Можешь сожрать хоть горсть, кайфа от этого не прибавится.

Рекс: — Ты жрал?

Крос: — Кто, я?

Рекс: — Ну да.

Крос: — Не, я же не идиот.

Рекс: — Аргумент.

Крос: — Да, поэтому таблетки можно без проблем достать в любой аптеке по бросовой цене, что по корню портит серьёзный бизнес дилерам разных стимуляторов, наркоты и подделок.

Рекс: — А это их, как я слышал, очень не радует.

Крос: — Ещё бы. И не только их. В секторе порно-услуг тоже наступает кризис, и дедки потихоньку распускают особо неудачливых проституток, думая, куда лучше вложить свои нечестно заработанные денежки.

Рекс: — Слушай, похоже, племяш изобрёл лекарство стразу от нескольких древних бед. Но я вот думаю, как бы они вкупе со всякими пророками и свидетелями чего-то там не начали вскорости обивать пороги и предлагать из под полы карточки для установки со своей симуляцией для прозрения.

Крос: — Ну, думаю, тут есть реальный потенциал для большого бизнеса. Самые ушлые особи уже теперь дали своё согласие на снятие с себя подлинной копии для установки, чтобы каждый желающий мог «почти реально» потрогать своего кумира со всех сторон. И это только начало…

Рекс смеётся.

Крос: — Ты чего?

Рекс: — Да я вспомнил, как племяш осадил журналиста, который так открыто и спросил — а вы, мол, не думаете, что ваша установка превращается в бордель будущего?

Крос: — И что он ответил?

Рекс: — «А что, по-вашему, лучше ходить налево, соблазнять поддатых несовершеннолетних или нанимать нелегалов, готовых за копейки делать всё? Религия две тысячи лет всячески боролась против похоти и в конечном счёте сдулась и превратилась в закрытую секту, когда закон разрешил и проституцию, и гомосексуализм и прочее с этим связанное. Наша же первая цель это не борьба против естественных нужд человека. Чтобы сделать его счастливым нужно немного — всего лишь вернуть удовлетворение в этой жизни».

Крос: — Да. Может кто-то всю жизнь мечтал стать космонавтом. Хочешь в космос? Пожалуйста. На какую планету? Один или с подругой?

Рекс: — И к слову, симуляций на выбор много и будет ещё больше.

Крос: — А насчёт торговли из-под полы будьте спокойны — установка не принимает сторонних носителей и симуляции доступны только через лицензированных дилеров. А им некогда и не к чему ходить по загаженным подъездам. Так что, кто бы что вам не предлагал — шлите его туда, откуда пришёл.

Рекс: — Именно. Лучшие в мире взломщики уже почти год — а это уже уважительный срок — пытаются модифицировать совесть установки и пока ни у кого из них ни хера ничего не вышло.

Крос: — Не, в этом плане производитель шуток себе не позволяет. Установка оснащена всеми защитными механизмами, какими оснащён любой домашний ассистент, включая «МА.ИИ» — Моральный Алгоритм для Искусственного Интеллекта. Напомним, эту штуку разработали ещё тогда, когда компьютеры ставили на столы и за ними нужно было сидеть и нажимать на кнопки, чтобы что-то получить. В те времена много вопили о защите личной сферы и биометрических данных. А когда, наконец, серийно ввели «МА.ИИ», то все скоро перестали понимать оставшуюся в меньшинстве кучку унылых скептиков, и прогресс пошёл без запинок.

Рекс: — Может, хватит болтать?

Крос: — Думаешь?

Рекс: — Да. А то народ подумает, что нам заплатили за пиар.

Крос: — Ха! Ребята из нашего клуба такой работой не занимаются. Мы честные люди и у каждого из нас есть работа, в которой он абсолютный спец. К примеру, наш председатель профессор лингвистики. Ты только рот отроешь, а он уже скажет, где ты вырос. И матюгается он так изощрённо, будто лекцию читает. Мы вообще как большая семья, не дерёмся между собой и уважаем друг друга.

Рекс: — Слабых не обижаем, над животными не издеваемся.

Крос: — Точно. Я знаю, что о нас ходят разные басни. Но это не наши проблемы, если кто-то несёт пустую пургу. И заверяю — мы придурков к себе не берём. Каждый новичок должен сдать экзамен — как в школе. Не сдашь — извини, не дорос.

Рекс: — К слову сказано, самому молодому из нас как раз исполнилось семь лет.

Крос удивлённо: — Это кому?

Рекс: — Ну, этой, которая приезжает в пиратке с папаней на трайке, который ездит не как всё остальное на улицах на батарейках, а жрёт настоящий бензин.

Крос: — Что, правда?

Рекс: — Клянусь. Папаня пытался ей задвинуть, мол, тебе-то это зачем, ты бы лучше во дворе поиграла, мы ж всё-таки в приличном районе живём. А на собрания я тебя и так с собой беру. А она ему в лоб — пап, ты что, хочешь, чтобы я деградировала на уровень розового моллюска? И чтобы всё было по-честному! Тот и сдался.

Крос смеётся от души: — Ха-ха-ха! Клёвая девка! За это надо выпить.

Рекс: — Запросто.

Оба стукаются кулаками.

Крос: — К чему эта болтовня — перед этим выпуском мы на собрании вышли и сказали всем: «Ребят, эта установка годная штука. Мы проверили». А уж своим людям мне совесть не позволила бы пропихнуть гуано. За это меня закидали бы пивными банками … ...

Экран погас.

*****

Сегодня он шёл уверенно вперёд. Там, впереди, в этом бескрайнем поле виднелся его островок, и он шёл туда с улыбкой. А где-то с другой стороны шла она, чтобы встретиться с ним под ветвями и заставить забыть его на ночь о том, что есть ещё один мир, в котором они никому не нужны. Где не будет других дорог, чем той, на которую тебе покажут и где слова важнее поступка. В жизни человека немного отличительных поступков — либо хороших, либо плохих. Как одинокие острова, на которые тебя случайно забрасывает жизнь, они легко теряются в море банального многословия. Конечно, слова недолговечны и изменчивы — как игра теней от листьев под ветерком — но они привлекают к себе куда больше внимания, чем сами листья. Он точно знал, когда на земле наступит рай — когда люди перестанут верить теням.

-2
260
23:46
Сумбур без какой-либо четкой идеи, про сюжет молчу.
Ошибки текста описывать не буду, нет в этом никакого смысла…
14:47
это пьеса? если да, то ей не место на конкурсе рассказов
Среди поля, которое пестрело разными травами и дикими цветами, одиноко стояло раскидистое дерево. От него колея дороги так поле или дорога? колея дороги — тавтология
этизмы
лишние местоимения
Ну, химия у них всех в крови, сам племяш работал тогда в сфере программирования медицинского оборудования и был тоже в курсе. программирование и химия разные вещи. медицинское оборудование и химия, чаще всего, тоже разные вещи
Путанный и громоздкий бессюжетный рассказ, да еще и сделанный зачем-то в форме пошлой пьесы. Сюжет банален, затерт до дыр, как ковер, скучен и вторичен.

Загрузка...
Мартин Эйле №1