Светлана Ледовская №1

Тень над деревней бабочек

Автор:
Березин Максим Юрьевич
Тень над деревней бабочек
Работа №165. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

С первыми рассветными лучами, пролетая над деревянными зданиями, бабочки начали свою ежедневную работу.

На пригорке, в отдалении от деревни, в тени трёх сосен стоял маленький бревенчатый дом с покосившейся от времени крышей. Сквозь разбитое окно внутрь проникали листья и травинки, покрывая пол и немногочисленную мебель. Ветер мотал дверью, заставляя скрипеть ржавые петли. Жалобный звук разносился над долиной, заросшей маленькими белыми цветками. Ночью скрипы превращались в неестественные и будоражащие стоны, отпугивая беспечных детей, решивших поиграть подальше от родного дома.

За последние несколько лет, пока строение пустовало, из ценных вещей нечего не осталось. Некоторые половицы в полу отсутствовали, а другие при нажатии на них натужно хрустели. Единственные стол и стул лежали на боку. Стены окончательно проиграли битву грязи и пыли. Весь дом был, в противоположность своей сути, местом слабым и беззащитным, словно яйцо, отложенное насекомым.

Хозяйка дома прошла внутрь. Спустя много лет она вновь вернулась.

Колдунья осмотрела всё строгим взглядом и нахмурилась. К такой ужасной обстановке она не привыкла. Впрочем прожить здесь следовало всего один день.

Она надеялась, что этот день – последний в её жизни - пройдёт как можно быстрее.

***

Люди проходили мимо и не замечали его. Ведь тени были для них так обычны и не требующие никакого внимания. Он мгновенно проскальзывал между посетителями рынка, словно невидимка.

Весеннее утро выдалось тёплым. В спину дул лёгкий ветер. Мальчик-тень мгновенно, словно мышь, проскользнул мимо прилавков с фруктами и коврами. Он направлялся в сторону леса.

Над высокой травой на опушке порхали бабочки самых разных цветов и размеров. Он подумал, что некогда они были самими близкими ему существами. Вынужденные покорно исполнять указания. Полностью лишённые свободы. Теперь же, получив её, мальчик надеялся разделить её со всеми.

Полуразрушенная башня пряталась за густой листвой дубов. По треснутому серому камню расползался плющ. Тропа, ведущая сюда от самой деревни совсем заросла травой.

Мальчик-тень тихо проник внутрь, минуя две осыпающиеся колонны, украшающие вход в виде низкой арки. Первый этаж оказался пуст.

Он окинул взглядом опутанный паучьей сетью зал. Все лесные звуки остались снаружи. «Плохо», - подумал он. – «Такая тишина никогда не бывает положительной».

Сверху послышалось слабое шуршание. Мальчик тут же встал под заливаемое светом окно и замер. По ведущей на второй этаж лестнице спускались два паука размером с собаку.

Их огромные лапы стучали по полу, поднимая облака пыли. Маленькие глаза исследовали сети в поисках пищи. В противоположном углу задёргались мелкие насекомые, привлекая пауков к себе. Не оглядываясь, мальчик поспешил вперёд. В этот момент в башню пробрался ветер, засвистев в трещинах и углублениях. Но пауки уже были слишком заняты, чтобы обернуться на звук.

- Беги. Будь быстрее ветра и тише мыслей. Найди место, где все бабочки живут один день. Там хранится та единственная вещь, что может убить душу Колдуньи.

Это были её последние слова, произнесённые сразу после освобождения. Когда связывающие его оковы пали. Когда он пробудился навсегда.

- Я без тебя не справлюсь.

Так сказала дочь Колдуньи - единственная, кто был способен помочь ему, подарив волю. Теперь же он должен помочь ей.

На втором этаже паутины было меньше, но в воздухе витал запах гнили. Мальчик заметил лежащую у стены груду костей. В основном они, конечно, принадлежали животным, но почему-то он был уверен, что среди них есть и человеческие.

Но он пришёл сюда за конкретной вещью, и не что не могло отвлечь его от цели.

Небольшая склянка с тускло-зелёной жидкостью, висящая на паутине под потолком, приковывала взгляд. На абсолютно сером фоне она казалась чем-то необыкновенным, манящим к себе.

Мальчик не заметил, как пересёк комнату и потянулся к склянке. Он сжал её и сильно потянул, но она не сдавалась, продолжая крепко держаться за паутину. Ещё четыре попытки не принесли никаких результатов.

Кроме крохотного отверстия, которое здесь заменяло окно, источником света являлась зияющая в потолке дыра. Когда падающий оттуда солнечный луч погас, мальчик краем глаза заметил сверху какое-то движение. Из дыры пролазил очень жирный паук. Он был гораздо больше двух других. Складывалось впечатление, что он сейчас переваривал свинью или овцу.

Как будто этого было недостаточно, снизу показались головы его собратьев.

Все пауки громко и противно зашипели.

Мальчик тянул и тянул, однако склянка с жидкостью всё никак не поддавалась. Твари начали приближаться, но двигались они крайне медленно.

Самый большой паук дополз первым. Он махнул лапой. Удар получился сильным, но нерасторопным, из-за чего увернуться не составило труда.

Ещё удар. Кроме медленности у пауков оказался ещё один недостаток - неимоверная глупость. Лапа разорвала паутину, освобождая «пленника».

Мальчик скользнул к полу. Он успел как раз вовремя, чтобы поймать склянку.

Теперь предстояло как можно скорее выбраться отсюда.

«Вперёд», - мысль, промелькнувшая в его голове и тут же умчавшаяся, словно от преследователя, когда он двинулся навстречу врагу.

Надеясь на свои способности - и в меньшей степени на удачу, - ему удалось пробраться между двумя пауками, увернувшись от укусов и ударов.

Позади послышался хруст: промахнувшись, пауки попали друг по другу.

Ещё две секунды и мальчик выбирался наружу через крохотное окно, затем быстрый спуск по стене башни, и вот он уже ощущает слабый ветер, чувствует свежий лесной воздух, слышит звонкое чириканье птиц.

Пауки пытались настигнуть его, но скрыться в многочисленных тенях деревьев даже со склянкой в руках было не слишком сложно.

Когда солнце уже было в зените, мальчик ещё ждал, замерев в тени сосны.

Он наблюдал, как ребёнок плачет над маленьким телом жёлтой бабочки. Всхлипывания сопровождались падающими на землю слезами. Будто бы это могло оживить насекомое.

Ребёнок не знал основную истину: бабочки в этом месте живут ровно один день.

***

В серых зернистых сумерках пещеры, расположенной на севере от деревни, угадывались очертания овального вытянутого предмета.

Колдунья сидела на земле, скрестив ноги и пристально наблюдала за этим предметом.

«Уже совсем скоро», - думала она.

Она была готова. Во всяком случае, ей хотелось в это верить.

Спустя много лет она расстанется со силой. Всё могущество уйдёт. А вместе с ним и жизнь.

Впрочем без силы Колдунья всё равно бы не смогла прожить, и, как она думала, никто из тех, кто испробовал её, не справился бы с этим.

Колдунья вспомнила себя в детстве, ещё до получения силы. Тогда она, также как и её дочь теперь, считала новоприобретённые способности злом.

Она думала, что такие умения порочны и не должны существовать.

Она росла и видела перед собой живой пример. Её мать жестоко использовала силу против всех, кого посчитает недостойным. Только получив эту возможность, она решила испробовать её на своей предшественнице. Мучительную смерть она посчитала достойным началом своего правления…

Конечно, нынешняя Колдунья никогда не могла представить себя на месте матери. Поэтому она решила избавиться от силы, как только представится шанс. Но что-то в тот момент остановило её.

Она чувствовала, как её собственная душа умирает, и ей на смену приходит нечто большее, могущественнее. Она поняла, что способна сотворить великие вещи.

Тогда она приняла свою роль Колдуньи.

И вот на её глазах растёт преемник. Она должна будет поглотить всю мощь, смириться с ней. Стать такой же, как и остальные. Её силу так же будут подпитывать чужие души, принесённые сотнями бабочек. Она станет такой же великой.

Колдунья растила дочь, защищала её именно для этого момента.

Она вздрогнула, когда кокон треснул, и из темноты появилось её лицо.

Лицо новой Колдуньи.

***

День постепенно умирал. Закатная заря зажигала небо алым цветом. В кустах, обильно растущих в деревне, сверчки начали свою вечернюю песню.

Тень, похожая на мальчика лет десяти, подкралась к старому дому, стоявшему на пригорке у трёх сосен. Он замер у густого подлеска со склянкой с некой жидкостью в руках.

У входной двери стояла девочка небольшого роста в коротком жёлтом платье. В её жёстком, прямом взгляде читалось явное намерение. Движения её были резкими и отточенными, будто она уже повторяла это не раз.

Она воздела руки и едва заметно задвигала пальцами.

Что-то произошло. Некая неведомая сила пришла в действие. Все птицы, насекомые и звери, находящиеся неподалёку, замерли. Люди, живущие в деревне, ощутили неизвестный трепет. Самим воздухом стало тяжело дышать.

Мальчик заметил, как тени вокруг взбунтовались. Они задребезжали, забирались на холм, потянулись к девочке.

Она опустила одну руку, а другой указала на дом. Тени сомкнулись на нём, словно челюсти хищника на шее жертвы.

Деревянное сооружение вмиг было разрушено.

Мальчик понял: там внутри погибла Колдунья.

Завершив применять полученную силу, она, срываясь на бег, направилась в лес. Мальчик последовал за ней.

Угасающие солнечные лучи, проскальзывая сквозь древесную крону, падали ей на лицо. Лёгкий ветер играл волосами на её лбу. Она встретила его улыбкой, как всегда нежной и дружелюбной.

- Я знала, что ты справишься.

- Ты тоже справилась.

- Я думала, это будет тяжелее. Сила оказалась такой… лёгкой. Такой приятной.

Он подумал, что от новой Колдуньи это звучит зловеще. Как будто прочитав его мысли, она сказала:

- Вряд ли она как-то повлияла на меня. То есть, я, конечно же, что-то почувствовала. На какую-то секунду показалось, будто бы теперь мне подвластно всё. Нет ничего сильнее моей прихоти. - Она посмотрела на него ужасно печальными глазами. - Этой секунды почти хватило, чтобы я передумала.

Он легко коснулся её плеча, - насколько это возможно сделать тени.

- Когда моя мать умерла, я поняла, что не отступлюсь. Хватит силе властвовать.

Она крепко сжала кулаки. На лицо вернулась решимость.

- Покончим с этим. В этот, первый день, пока сила ещё не достаточно сильна, у нас есть шанс. Другого уже не будет. Пора прервать цикл.

Она вырвала у него из рук склянку и быстро открутила пробку, выпуская наружу едкий запах паучьего яда.

- Я не могу смириться с тем, что это убьёт тебя, - произнёс мальчик. Его голос дрогнул.

- Выбора нет. Так всегда и происходит. Абсолютное добро никогда не победит. Мы можем лишь как-то улучшить ситуацию. Но и на это всегда нужна своя жертва. Чтобы появилась бабочка, гусеница должна сделать свою грязную работу.

Колдунья одним глотком полностью выпила яд.

- Иди. Я не хочу, чтобы ты смотрел.

- Но…

- Иди. Так будет лучше.

Мальчик заставил себя пошевелиться. «Пора», - подумал он. – «Моя работа окончена».

Он стремительно мчался подальше от леса, подальше от деревни, так и оставаясь никем не замеченный.

Он впервые ощутил, что значит свобода.

Солнце окончательно скрылось из виду. Небо заволокло тёмной пеленой.

С приходом ночи из деревни улетела последняя бабочка.

+1
311
21:06
В этой группе, похоже, все обязаны сразиться с пауками (кстати, мне вообще кажется, что во многих группах есть повторяющиеся явления).

Несколько замечаний:
Это были её последние слова, произнесённые сразу после освобождения. Когда связывающие его оковы пали. Когда он пробудился навсегда. — Я без тебя не справлюсь. Так сказала дочь Колдуньи — единственная, кто был способен помочь ему, подарив волю. Теперь же он должен помочь ей.

этот кусок непонятен. Кто там заговорил? дочь колдуньи? Откуда она там вылезла и кто все же проснулся?

Из дыры пролазил очень жирный паук.

Тут лучше вылазил. А то как будто вы порадовались, «какой жирный, хорошо не застрял».

Складывалось впечатление, что он сейчас переваривал свинью или овцу.

Ой, откуда ж они у него торчали? Просвечивали?

Лапа разорвала паутину, освобождая «пленника».

Хм, пленная склянка… Мальчик-то вроде не попадался.

В её жёстком, прямом взгляде читалось явное намерение.

Намерение чего? Может, решимость?

Мальчик понял: там внутри погибла Колдунья.

Из текста не понятно, что он вообще про нее в курсе.

Завершив применять полученную силу

Как-то коряво… Может, закончив ворожбу?

«Пора», — подумал он. – «Моя работа окончена».
Ну вот, траванул маленькую девочку и радостный умчался.

Он впервые ощутил, что значит свобода.

Не очень-то понятно, что он был не свободен (откуда-то девочка его ранее освободила, но откуда?).

Больше похоже на черновик, сюжет просматривается, но слабо. Идея с бабочками и куколками сама по себе интересна, но ее нужно развивать. Например, указать, в чем природа силы колдуньи? Бабочки приносят души — это не очень ясно (откуда, как, зачем самой ведьме сидеть в коконе?).
Далее:
— тот первый кусок, который не понятен, — оформить как мысли мальчика, — например, он прокручивает в голове, как он «стал несвободен», как и почему она заставила это делать?
— Кто такие пауки? Тут же конфликт пауки/бабочки, скучно если они просто препятствие.
Ну и вообще, все сцены нужно прописать получше, могло бы получиться не плохо.

Впрочем, это все на ваше усмотрение. Надеюсь, чем-то поможет.
09:07
Не очень-то понятно, что он был не свободен (откуда-то девочка его ранее освободила, но откуда?)


С поляны, на которой порхали бабочки
21:09
а другие при нажатиина них натужно хрустели
Ведь тени были для них так обычны и не требующие никакого внимания. корявая фраза
лишние местоимения
В основном они, конечно, словесный мусор, замедляющий динамику произведения
со силой со или все-таки с?
Впрочем без силы зпт пропущена
«оназмы»
Завершив применять полученную силу какой вопиющий канцеляризм!
Фэнтези, кочергу ему в печенку!
09:09
+1
«оназмы» — какая прелесть! Скоро надо составлять «Словарик кото-критика» wink
09:50
+1
Вполне пользительно, кстати, может быть для начписов laugh
blush составляйте, кто мешает?
18:11
А себяшки и тотизмы — входят в оназмы?
оназмы: он, она, оно
онизмы — они
07:00
Очень красиво и образно. Есть в тексте магия.
Автор — вам подарок от меня после деанона.

09:10
+2
Описания — это круто. Вам это скажут почти все. А я, зараза такая, ещё и историю за описаниями хочу видеть. Историю мира, героев, развитие… А нетути его. Увы.
Загрузка...
Константин Кузнецов