Нидейла Нэльте №1

Lucernam

Автор:
Катерина Сорока
Lucernam
Работа №169. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Мягкий свет заката превращал маленькую палату в домашнюю комнату. Пусть в ней была только кровать и столик с лекарствами, приятные пастельные цвета уходящего солнца делали своё дело. Светловолосая девочка в застиранной белой сорочке лежала на кровати, бездумно смотря в потолок. На часах было шесть. Тело ныло, а голова предательски раскалывалась от шума за окном. Недалеко от ворот больницы расположился цирк, в который сошлись люди со всего города. Агни никогда не любила цирк, потому что ей было жалко артистов и гимнастов, а еще всяких уродцев, которых насильно держали хозяева цирков, но помочь им было невозможно.
За дверью слышался цокот каблуков. Изредка он прекращался, хлопали двери в коридоре и слышалось громкое четкое «Осмотр окончен. Отбой.»
-Снова…-прошептала девочка.
Цокот каблуков медленно, но верно приближался к двери в палату. Агни откинула одеяло и заранее встала. В комнату зашел сгорбленный врач в сером халате и начищенных до блеска туфлях, а Миссис-высокие-каблуки, как многие называли медсестру Эвелину, осталась стоять у порога. У неё был самый длинный, до пола, и большой халат из всего медперсонала, что выглядело просто уродски. Сильно накрашенное румянами лицо было покрыто рубцами и морщинами. Ходила Миссис-высокие-каблуки очень странно, движения были неловкими, порой казалось, что вот-вот она свалится со своих каблуков. Тем временем, Эвелина демонстративно перевернула страницу в блокноте, служащего для записи самочувствия больных, и улыбнувшись самой себе начала задавать вопросы маленькой пациентке:
-Агния Тою, делали ли вам капельницу сегодня утром?
-Да, - стоя на своих тонких ногах, отвечала светловолосая.
-Было ли выдано вам обезболивающие? – монотонно продолжала задавать вопросы Эвелина, - Если да, то отдайте врачу тару.
Врач протянул руку. Агни даже не посмотрела в его сторону.
-Мне не дают таблетки, - сказала она, глядя в глаза медсестре.
Мисс-высокие-каблуки закрыла блокнот, сделала несколько шагов к окну и быстро задернула шторы. На секунду Агни показалось, что Эвелина зажмурилась, когда задергивала шторы, и что-то прошептала. Врач кивнул пациентке, как бы пожелав спокойной ночи, и вышел из палаты.
-Осмотр окончен, отбой, - сказала медсестра и последовала за доктором.
Дверь захлопнулась. Чарующего света заката уже не было, все в палате сразу же стало унылым и мерзким. Даже любимая подушка, подаренная матерью перед отъездом, уже не радовала сердце. Девятилетняя девочка, измученная постоянным контролем со стороны врачей, упала на пружинистый матрас. Она находилась в больнице около двух недель, хотя ей казалось, что намного дольше. Агни закуталась в махровое одеяло и закрыла глаза.
Ветер слегка колыхал шторы. За стенкой, которую по прочности и толщине можно было сравнить с подаваемым в столовой, печеньем, кто-то кашлял. Под этот кашель девочка засыпала каждую ночь. Она уже начала засыпать, как часы упали со стены. Агни резко села. Около стены стоял силуэт.
Он походил на какого-то человека, страдающего гигантизмом. Слишком длинные руки и ноги будто плелись. Там, где должны были быть глаза, светилось два огонька. Маленькая пациентка не придумала ничего лучше, чтобы спрятаться под одеяло. Сквозь одеяло чувствовалась рука, глядящая спину.
-…lucernam, - пыталась говорить Тень, - помоги мне…lucernam...
Девочка зажмурилась. Она скинула одеяло на пол и повернула голову туда, где, по её мнению, должна была быть Тень, несколько секунд подождала и приоткрыла один глаз. Тень тут же стремительно кинулась на Агни, будто бы пряча её внутри себя.
Резкий яркий свет из кромешной тени заставил Тою зажмурится. Легкий прохладный ветер пошевелил белые волосы девочки. Светловолосая стояла посреди города с маленькими угрюмыми домишками. Из одного домика вышел высокий мужчина в пальто и фетровой шляпе. В руках у него была длинная резная трость и маленькая сумка, куда вряд ли поместилось бы что-то большое.
-ты...можешь...спасти, Свеча..., - говорил хриплый голос на ухо, - просто...помоги им...
Голос замолчал также быстро, как и начал говорить. Мужчина закрыл дверь и, насвистывая какую-то радостную мелодию, пошел по вымощенной камнем дороге. Агни не придумала ничего лучше, как пойти за ним.

Мужчина, или, уже как назвала у себя в голове девочка, Журналист, даже не заметил её. Он всё время оглядывался, будто что-то выискивал. Через несколько минут они оказались в совсем другом месте. Здешние дома были яркие, с цветами на подоконниках и милыми двориками с клумбами. В окнах некоторых домов горел свет, слышался громкий шум приемника и радостные возгласы детей. Мужчина остановился, открыл сумку и начал что-то списывать с таблички у одного из домов.

Во дворе был слышен скрип качелей. На них сидела высокая девушка с длинными черными косами в приглушенно синем платье. На ногах были аккуратные черные туфли с блестящим ремешком и белые капроновые носки. Она была одна, что сильно удивляло Агнию. Плечи темноволосой красавицы вздрагивали. Рядом с качелями лежал маленький узелок. Она не выглядела как путешественница, скорее, как брошенная кем-то. Девочка решилась подойти к ней. Медленно и осторожно, маленькими шажками, словно боясь спугнуть, она дошла до неё.

- Привет! – сказала Агни.

Девушка даже не повернула головы. Светловолосая немного подождала и продолжила:

-А что ты тут делаешь совсем одна?

Качели остановились. Девушка наклонилась за узелком, абсолютно не обращая внимания на стоящую перед ней девочку. «Как бы не было грустно, нельзя не отвечать на вопросы», - подумала Агни и легонько коснулась плеча девушки. Та лишь всхлипнула и начала уходить со двора. Девочке не понравилось это игнорирование, потому она решила идти за ней и вынудить поговорить с ней. Когда-то это срабатывало с её дядей, который не любил отвечать на вопросы о природе, а постоянно говорил о скачках и пабах.

-Ты потерялась? – едва успевая за объектом преследования, говорила Тою. – Может быть, тебе нужна помощь?

Девушка продолжала идти с опушенной головой. Она казалась еще выше, чем думала Тою. Тем временем, завидев вдалеке уже известного девочке Журналиста, темноволосая ускорилась настолько, что Агния не могла за ней угнаться. Девушка хотела было бросится к нему, как вдруг из-за клумбы выскочила группка детей десяти-двенадцати лет.

-Чудила-переросток! – крикнул один из ребят.

-Уродка! – подхватила единственная из компании девочка, в коротеньком розовом платьице и с короткими хвостиками.

Девушка отступила назад. Парнишка, скорее всего главарь этой банды, взял с земли камень и начал подкидывать его. Его штаны были испачканы землей, а лицо с веснушками – в чёрной краске.

-Говорят, твои циркачи приехали, - сказал главарь, - тебя ищут, звезду!

И вся компания громко засмеялась. Девушка тряслась от страха. Она продолжала отходить от них, пока не запнулась и упала. Это заставило детей ещё громче рассмеяться.

-Смотрите, какая неуклюжая! Ха, ей правда место только в цирке! - сказал один из группы.

-Чучело! Даже перечница Молли не такая растяпа! – подхватил другой.

-Иди обратно на сцену, - сказал звонкий голос, судя по всему самого младшего.

-Всё, хватит, - громко и строго скомандовал главарь, - не забывайте нашу общую цель.

Дети сию же секунду замолчали. Повинуясь своему предводителю, они, словно до этого долгое время репетировали, окружили то самое «чучело». Девушка была в растерянности. Единственное, что она успела прошептать было: «Только не снова».

Агни попыталась разорвать круг из детей, но почему-то она не могла их сдвинуть. На её крики они даже не повернули голову. Самые крепкие из банды взяли свою жертву за ноги и руки и потащили за дом. Им было весело, в то время как девушка плакала. Главарь же шёл позади, наверное, чтобы в случае чего быстрее убежать.

- Эй! Ты! Прикажи им остановится! – кричала Агния, но, к сожалению, безуспешно.

Было очень странно, что возле людных домов, никто не слышал такой дикий хохот и крики. Даже мужчина в фетровой шляпе не повернул головы, до сих пор старательно записывая что-то в блокнот. Это тотальное безразличие к чужим страданиям выводило девочку из себя. Она пыталась хватать детей за руки, оттаскивала их от жертвы, но никак не могла хоть как-то сдвинуть их.

Дети дотащили девушку до забора. Там было подобие чемодана, куда они явно хотели запихнуть свою жертву, но та сопротивлялась. Она тихо плакала, пыталась оцарапать или хотя бы стряхнуть с себя ребятню. Агни тоже старалась освободить темноволосую, пусть они и не чувствовали её прикосновений и слабеньких ударов. Главарь всё так же стоял в сторонке, облокотившись на стену дома. Он встал так, что его не было видно с улицы, явно ждал кого-то. На улице остановилась паровая машина. Тою никогда не видела таких машин, только читала о них в книгах. Из машины вышли двое мужчин, широкоплечие, чем-то похожие на солдат королевской гвардии. Они подошли к забору, растолкали детей и один, перекинув девушку через плечо, унёс к машине. Второй амбал направился к мальчику. Главарь выпрямился и протянул руку. Амбал положил в его грязную руку несколько звонких монет. Тот сию секунду начал пересчитывать. Остальные ребята, только что державшие свой «товар», сразу же подбежали посмотреть, сколько им дали за такое гадкое дельце.

-Тут не хватает, - сказал главарь.

Амбал лишь посмотрел на детей, ухмыльнулся и ушел за своим напарником.

-Эй, тебе же сказали, что здесь не хватает! – крикнул один из ребят.

Агни больше не могла смотреть на этот беспредел с торговлей людьми. Она подошла к клумбе. У самого края лежала садовая тяпка. Девочка никогда не думала о насилии, тем более чтобы ранить кого-нибудь, но ярость брала вверх над здравым смыслом. Она взяла в руки тяпку и двинулась к предводителю банды. Короткий замах… На землю капнуло пара капель крови главарь. Ещё замах… Громкий крик девочки в розовом оглушал. Агния бросила тяпку и четко сказала:

- Ты отвратителен. Pereat.

Дети смотрели на неё со страхом. Многие сразу же убежали, оставив своего предводителя один на один с Тою. Мальчик стоял с расцарапанным тяпкой лицом, широко раскрыв глаза. Казалось, что он не даже не дышал. Кровь с царапин скатывалась ручьём по лицу, окрашивая одежду мальчика и землю в ярко-алый цвет. Агни ещё немного посмотрела на него, подняла тяпку, и вытерев краем больничной белой сорочки, отнесла обратно на клумбу. Пройдя мимо качелей, она заметила, что мужчина в шляпе смотрит прямо на неё. Он закрыл блокнот и подбежал к девочке, присел на корточки, чтобы смотреть ей в глаза

-Где ты так поранилась? Ты из этого дома, да? Тебя били родители? – штурмовал вопросами Журналист.

-Её увезли. Эта банда её продала за какие-то гроши! – громко говорила Агния. Ещё немного и она закричала, - Я кричала, но никто не слышал! Вы тоже не слышали, а писали что-то в свой чертов блокнот!

Журналист явно не был готов к таким ответам от маленькой девочки и лишь погладил её по плечу.

- Почему вы не помогли?! Вы же видели, видели! Эти глупые дети продали её! – продолжала девочка. – Поймайте их, напишите о них! Им нужно наказание! Наказание…

Она опустила голову и уже не смогла сдерживать слёзы, лившиеся ручьём по лицу девочки. Журналист не знал, что ответить на такое, потому лишь обнял её и прошептал: «Мы ещё сможем помочь». Это никак не успокаивало Агни, а лишь подбивало на ещё большие слёзы. Они могли бы так и стоять, если бы девочка не отстранилась.

- Мы её спасем, правда?

-Правда, - ответил Журналист.

Светловолосая чуть-чуть успокоилась. На улице смеркалось. Они молча вышли на дорогу, возвращаясь к тому месту, откуда начали путь сегодня. Агни начала чувствовать, что её тело снова потяжелело, как и в больнице после долгой и утомительной капельницы. Мужчина в фетровой шляпе взял девочку за руку, чтобы та не отставала от него. Ставни домов закрывались, радостный смех и приёмники замолчали. Спустя несколько минут, они дошли до дома Журналиста. Он отпустил руку, вскочил на крыльцо и скрылся за дверью. Агни осталась снаружи одна. Квартал Журналиста ей не нравился, если днём он был тёмным и угрюмым, как обычные кварталы в городах, то вечером становился страшным и очень похожим на поселение при дворце какого-то Дракулы. Мужчина выбежал из дома с маленькой холщовой сумкой.

-Ты приходи завтра, хорошо? И мы сможем всех спасти. - сказал Журналист.

Девочка кивнула, взяла сумку и отступила на шаг назад. Стоять было необычайно тяжело, пусть этого и не было видно. Мужчина улыбнулся, вернулся в дом. У Агни закружилась голова. В глазах потемнело, и девочка упала на холодную каменную дорогу.

- Старайся, meus amicus, - сказал хриплой голос в темноте, - постарайся ещё в следующий раз.

***

Девочка почувствовала, как по ногам прошла судорога, как чья-то рука сильно прижимает их и пытается сделать укол. Тою никак не могла определить, что именно происходит. Глаза не открывались. Она будто бы слышала всё от третьего лица. Тело куда-то переносили, закрывали плёнкой, клали компрессы и что-то говорили. Когда всё это более-менее стихло, Агни начала чувствовать кончики пальцев. Так же постепенно к ней вернулся слух. В палате слышалось кряхтение врача и цокот каблуков Эвелины. На сердце уже стало легче, особенно после такого странного сна.

-Всё прошло успешно, - сказал врач, - оставить пациента.

-Да, Сэр, - сказала Мисс-высокие-каблуки, - кстати, что делать с тем буйным из психиатрии?

-Какой именно? – сказал врач, и, судя по звуку, клал хирургические инструменты в металлический чемоданчик. – Сумасшедших нынче много.

Агния никак не могла привыкнуть, что медсестра может говорить с эмоциями. Она вообще никогда не слышала, чтобы медперсонал обсуждал пациентов при других больных, потому решила максимально не вникать в их разговор.

-Который из 63, про голоса говорит, - сказала Эвелина, - может его это… в мир иной?

Врач лишь вздохнул.

-Ну, а что? Он всю мебель испортил, стены разрисовал, еду на него тратим ещё, - пыталась убедить Эвелина.

«Ничего себе причина», - подумала Тою.

-Тебе того со шрамами было мало?! – крикнул врач. – Вспомни, сколько было проблем после твоей выходки! Не неси чушь!

Он закрыл чемоданчик и вышел из комнаты, хлопнув дверью.

-Но ведь… тот заслужил… за всё, что он сделал с ней. – тихо сказала медсестра и тоже поспешила выйти.

Агни сразу же вспомнила своё ночное путешествие, но это было бы слишком странно. Она оставляла шанс на то, что это просто совпадение, хоть и чересчур сомнительное. Девочка приоткрыла глаза, но вокруг всё было тем же. Та же тумбочка, подушка, окно и пыльные занавески, но почему-то была еще одна кровать. На ней никого не было, хотя на ней точно кто-то спал. На стене около неё висела картина с каким-то лесом. «Таких лесов не бывает», - подумала девочка. Еще там висели часы, они показывали пять часов вечера.

Дверь в палату тихонько скрипнула, и кто-то меньше Агни заглянул под ту самую кровать. Этот ребёнок точно что-то искал и не мог найти.

-Эм…тебе помочь? – сказала девочка максимально громко для её состояния.

Ребёнок вылез из-под кровати и повернулся. У него не было глаз. Вместо них было две черные дыры, покрытые каким-то налетом.

-Ты хочешь помочь мне найти глаза? – сказал ребёнок, наклонив голову.

Светловолосая отвела взгляд от малыша. Он пугал её.

-Ты же поможешь, правда? – с восторгом говорил ребёнок.

Агни Тою начало трясти. По щекам потекли слёзы.

-Почему ты молчишь? У тебя забрали голос? – спрашивал ребёнок без глаз.

Девочка закрыла глаза и выдохнула. «Это неправда, это неправда», - говорила она про себя, -«Человек не может быть совсем без глаз».

-Нет, малыш, что ты? – выдавила из себя она, - все хорошо…

-Правда? – по ощущениям малыш залез на кровать девочки. – Ты ведь найдешь меня, правда, Свечка?

Ребёнок лег на Агни и засмеялся. Он был совсем крохотный.

-А я красивый? Красивых быстрее ищут. - сказал малыш и насильно открыл Тою веки.

В глазницах мальчика что-то копошилось. Девочка закричала и из последних сил перевернулась на бок, скинув мальчика на пол. Её тело тряслось как здание во время землетрясения.

Снова вокруг была лишь темнота. Кто-то дергал девочку за плечи.

-Эй! Эй! - кричал уже знакомый голос Журналиста.

Агния увидела мужчину в фетровой шляпе. На небе сверкали звезды, а круглая белая луна была настолько яркой, что всё было видно, как днём.

-Слава небесам, ты жива, - сказал Журналист.

Девочка села. Она снова была в том угрюмом квартале, что ей сильно не нравилось. Агни уже запуталась, что происходит, но версия со сном уже не подходила.

-Ты пришла из дома, да? Тебе обработали раны и отпустили на ночь глядя? – продолжал задавать вопросы мужчина.

И вправду, ноги и руки были перевязаны, а сорочка стала обычным желтым платьем, которое она часто носила дома. Это всё больше напоминало глупый сон.

-Ты обещал помочь спасть её, - напомнила Агни.

-Для начала давай уйдём с дороги, - сказал Журналист, помог девочке встать и отвёл к себе домой.

Внутри было намного уютнее, чем снаружи. Яркие шторы и цветущие бегонии напоминали дом какой-то милой старушки, чем молодого мужчины. Они вошли в маленькую кухню, где стоял маленький столик и один стул. Журналист куда-то сбегал, принёс табурет, куда сел сам, оставляя девочке стул.

-Мне нужно будет задать тебе несколько вопросов, надеюсь, ты не против, - сказал он, открывая маленький блокнотик и карандаш, - первый, кто такая «она»?

-Девушка с качелей, у неё длинные тёмные косички, и она очень высокая, - говорила Агни, болтая недостающими до пола ногами, но тут она вспомнила слова мальчика без глаз, и добавила – Она красивая.

Журналист улыбнулся и сказал:

-Что же с этой красавицей случилось?

-Из-за клумбы во дворе на неё выпрыгнули какие-то ребята чуть старше меня, обзывались и…они её утащили к забору и продали мужчинам, которые приехали на паровой машине! – ответила Агни и нахмурилась. – Я кричала, пыталась их оттолкнуть, но они меня будто не слышали. Я не могла их сдвинуть…

-Тогда скажи мне, девочка, почему я не слышал твоих криков и увидел тебя в крови около тротуара? – спросил Журналист, отложив карандаш.

Агни вжала плечи в голову и начала говорить тихонько-тихонько:

-Я взяла с клумбы тяпку и поцарапала главаря этих бандитов. Я честно не хотела бить его, но только тогда они меня заметили, и вы потом меня заметили…

-Потому ты была в крови, ясно, - сказал Журналист и выпрямил спину, - ты же знаешь, что это нарушение закона?

-Конечно знаю! Но он продал человека! Это разве не повод?! – кричала девочка. – Бедная девушка сейчас в каком-то точно жутком месте, а вы мне говорите, что я закон нарушила?

Светловолосая прекрасно понимала, что была права всего лишь отчасти, но она должна была защитить себя. Журналист посмотрел её в глаза.

-Как они её обзывали? – сказал он.

-Уродкой, говорили, что её место в цирке, - перечисляла девочка, - а разве это важно?

-Ты ведь хочешь ей помочь, правда?

-Да, - уверенно ответила Агния.

-Тогда смотри, что нужно сделать, - сказал мужчина и протянул блокнот.

Его подчерк был безобразен. Тою читала несколько раз, чтобы понять, что написано, либо догадывалась сама. Там было написано про дом, где тогда и украли девушку, а еще страшные вещи про его владельцев. Особенно впечатлило количество детей в дома – девятнадцать, но выходили на улицу или как-то взаимодействовали с людьми лишь трое самых старших. На следующей странице, был написан план действий. Он был очень необычный и рисковый, но, если это был сон, а это точно был сон, можно было попробовать. Агни дочитала, кивнула Журналисту и слезла со стула.

Взяв ту самую холщовую сумку, но уже с другими вещами, девочка вышла из дома. Мужчина шёл сзади, чтобы владельцы дома не заподозрили неладное.

Агния дошла до того самого яркого квартала, который ей казался теперь самым жутким. Все эти яркие дома были пустые, кроме одного, куда и шла девочка. Она вошла на крыльцо и робко постучала. Дверь тут же открылась.

-Здравствуй, девочка! – приветливо сказала очевидно хозяйка дома, грузная женщина лет пятидесяти. – Что тебя привело к нам?

-Я… потерялась и теперь не могу вернуться домой. Я стучала во все двери, но мне никто не открывал. До вашего дома. - светловолосая вдохнула, сделала очень жалостливое лицо и продолжила, - Я очень сильно проголодалась и тоскую по родителям… Можно попросить вас приютить меня на ночь?

Хозяйка лишь широко улыбнулась. Она отошла от двери, как бы приглашая девочку войти в дом. Пахло отбивными и яблоками. В доме громко играл приёмник. Женщина засмеялась и обняла девочку со спины, сказав:

-Какое чудо, какое чудо! Пойдём же к столу.

Агния послушно пошла за хозяйкой. Девочка начала подозревать Журналиста в обмане, хотя тот обещал вызволить девушку из цирка, пока она разбирается с хозяевами дома. Ей нужно проверить подвал и второй этаж.Женщина закрыла дверь на ключ и щеколду.

Хозяйка дома напевала милую мелодию, очень похожую на одну народную песню, которую Агнии часто пела мама перед сном. Женщина достала тарелку, положила немного овощей и ту самую отбивную, чей запах был слышен ещё в коридоре.

-Кушай, солнце, - сказала хозяйка дома, поставив тарелку перед девочкой.

Она села напротив, и всё с той же широко улыбкой смотрела на Агнию. Девочка аккуратно отрезала кусочек от мяса. Оно было нормально прожарено, но почему-то было слабо похоже говядину или свинину. На вкус же как утка. Женщина тихонько хихикнула.

-Вкусно, деточка? – спросила она.

-Угу, а почему вы не едите? – спросила Агни.

Хозяйка захохотала во весь голос.

-Джереми, ты слышал? Она спросила, почему я не ем, разве не мило? – крикнула она, наверное, своему мужу.

Женщина встала и закрыла дверь с кухни на ключ.

-Где это видано, милая, чтобы мать ела своё дитя? – сказала он и хищно улыбнулась. – Он слишком плохо себя вел вчера, потому я решила извлечь хотя бы немного пользы из его существования. Тебе же вкусно, правда?

Агни тут же выплюнула кусок мяса. Пусть Журналист и предупреждал об этом, ей это показалось шуткой. Тем более хозяйка слишком быстро раскололась. С безумными глаза женщина приближалась к светловолосой. Тою вскочила со стула, опрокинув его.

-Джереми, она тоже непослушная. – крикнула хозяйка.

Девочка подбежала к окну, в надежде его разбить чем-нибудь, но оно было слишком высоко. Женщина схватила девочку, открыла дверь и понесла её по коридору. На стенах висели пиктограммы, перевёрнутые кресты, украшенные цветными ленточками, фотографии расчлененных животных. В конце коридора красовался козий череп. Агни отчаянно вырывалась, но хватка хозяйки дома была просто железной. Под лестницей была маленькая дверца, за которую сумасшедшая женщина кинула светловолосую. Девочка пролетела короткую деревянную лесенку и упала на холодный пол. На стенах были свечи, а в центре стоял алтарь с зажимами для рук и ног. В углу сидело несколько малышей, их ноги и руки были в шрамах, всех их закрывал самый старший мальчик. Среди детей сидел тот самый мальчик, который просил у Агни найти его глаза. В другом углу было куча разнообразных топоров, дубинок и бочек. Девочка попятилась назад. Женщина подходила всё ближе и ближе, что-то шепча и выделяя одно и то же слово «Pater meus».

-Куда же ты, дитя? Давай поиграем! – кричала сатанистка.

Бежать было некуда. Агни встала и забежала за алтарь. Под ногами что-то чавкало, но девочка не рискнула даже взглянуть. Женщина медленно обходила стол с другой стороны от детей, водя рукой по оружию для пыток. Агни пнула мальчика и крикнула:

- Беги отсюда!

И побежала к женщине, на скорости врезавшись к ней в живот. Та точно ожидала что-то подобного, но немного не рассчитала и вместо того, чтобы схватится за край алтаря случайно задела топоры. Агни зажмурилась побежала вслед за другими, захлопнув за собой дверь. Тот, что был старше, забежал на второй этаж, пока малыши открывали входную дверь. В конце коридора появился высокий мужчина, кричащий «Lucernam». С лестницы скатилось что-то очень тяжелое и завернутое в одеяло. За этим вниз сбежал мальчик. К тому времени, мужчина делал маленькие шаги к детям. В его руке блестел кривой нож.

Агни не помнила, как открылась дверь. Дети выбежали на улицу, истошно крича. Старший взвалил на плечи тот самый сверток и еле-еле вышел из этого проклятого дома. По дороге ехала повозка с лошадьми. В ней сидело несколько полицейских. Пока дети бежали, Агни закрыла дверь прямо перед носом сатаниста.

Тот пырнул девочку и отбросил в сторону. Желтое платье медленно краснело от крови. Она не могла кричать. Послышались выстрелы, мужчина упал. Со второго этажа сбежал еще один ребёнок. Это была высокая девушка, похожая на ту, что продала банда, но та лишь перешагнула через тело девочки и выбежала.

Спустя какое-то время, Агни встала. На удивление, боли не было. Она не смотрела на пол и случайно наступила на руку трупа. В дом забежало несколько полицейских, но все прошли буквально сквозь девочку. На улице рядом с детьми стоял Журналист, который тоже оказался связан с полицией.

Агни подошла к нему, обняла и тихо прошептала:

- Lucernam – это свеча…

Дом загорелся, как только она сказала это. Журналист лишь посмотрел на неё и отошёл в сторону. Агния начала тихонько исчезать, как исчезает туман по утрам. Она чувствовала, что кто-то гладит её по руке, но рядом никто не трогал её. Она была невидима для них.

***

Агния Тою открыла глаза. Ей было трудно дышать. Она повернула голову и увидела плачущую маму, рядом сидели Эвелина с абсолютно такой же по внешности девушкой и пожилой мужчина в фетровой шляпе в инвалидной коляске. У ворот больницы стоял народ со всего города. Медленно подходили другие люди, которых Агни не знала. Все держали в руках горящие свечи и тихо напевали:

- Lucernam!...

0
457
11:07
Очередной сумбур из тяжелого детства, галлюцинаций, цирка и не вычитанного текста. До конца так и не добрался…
21:38
Да, вычитка очень нужна
Пока дети бежали, Агни закрыла дверь прямо перед носом сатаниста. Тот пырнул девочку и отбросил в сторону.
22:16
+1
Недалеко от ворот больницы расположился цирк, в который сошлись люди со всего города. и как они все там поместились?
а еще всяких уродцев, которых насильно держали хозяева цирков почему насильно? можно подумать, самостоятельно уродцы имеют больше шансов прокормиться? тогда же не было российской эстрады, так что сомневаюсь
Цокот каблуков медленно, но верно зпт
стоя на своих тонких ногах, отвечала светловолосая. могла стоять на чужих?
ошибки в оформлении прямой речи
Около стены стоял силуэт.
Он походил на какого-то человека, страдающего гигантизмом. Слишком длинные руки и ноги будто плелись
куда они плелись, если он стоял?
Дети дотащили девушку до забора. Там было подобие чемодана eyes
Агни больше не могла смотреть на этот беспредел с торговлей людьми беспредел выбивается из контекста
Сюжет мутный, как «хвост» при самогоноварении, идея непонятная и путанная, но неоригинальная – про странных детей и каннибализм уже тома исписаны. Сюжетный поворота скачут, как взбесившиеся кенгуру, смысл произведения давно убежал от самого автора, как волшебный клубочек.
Затрудняюсь с определением жанра, хреномантия какая-то

10:20
Запутанно и туманно.
14:57
Блин, шикарный стиль повествования. Я такой люблю.
А концовки такие — туманные — не очень.
Но хорошо…
15:16
Опять же — все решает вкусовщина, одним нравится, другим нет. У меня вот данная работа вызывает стойкий рвотный рефлекс и стилем и сюжетом и ошибками…
15:17
а я как не посмотрю, у нас отзывы не стыкуются. вот и славно.
15:19
На вкус и цвет…
15:19
обоснованный вкус и цвет
15:20
мой вкус — зефирный, а мой цвет — розовый! у меня всё!
15:23
чисто женский подход smile

спасибо, за то, что вы есть rose
15:26
спасибо за спасибо.

моё мнение в развёрнутом виде будет доступно в виде отзыва в соответствующее время. но это — всего лишь мнение. и вряд ли кто-то сочтёт его обоснованным, окромя разбора повторов. это — единственная объективность, которую можно от меня ждать на конкурсе.
18:41
+1
мой вкус — зефирный, а мой цвет — розовый! у меня всё!


Вот такие вот горе комментаторы и убивают все голосование. Собственных мыслей и вкуса нет, одни эмоции, а потом убогие сопли в сахаре проходят в следующий круг.

К сожалению вкусовщину запретить нереально, считаю и предлагаю администрации идею — проведение отдельных конкурсов женской и мужской прозы. Так будет справедливо. В спорте, например они поделены, также надо и в литературе. ИМХО
18:56
+1
Простите, не знала, что своей откровенной вкусовщиной перебиваю абсолютно объективные критические отзывы.
А идея с разделением на женскую и мужскую прозу мне нравится. Ещё можно по возрасту разделять. Не хочу читать авторов моложе 25 или старше 35. Отлично чо. И можно ещё по образованию разделять, не хочу гуманитариев, хочу читать выпускников физмата!
19:04
Ой, не уверен я чет:)
19:07
Что тебя смущает?))) Хочу читать произведения дам с физмата, и чтоб возраст от 25 до 35))) още норм
19:08
Ты же понимаешь, что встретить лазурного единорога — реальнее? smile
19:10
Я по себе сужу прост)))
Встретить пишущую стихи панду тож знаешь не каждому суждено увидеть. Мы все счастливцы
19:14
Один я в зеркало смотрю и пугаюсь sad а они, иш-ты, счастливцы!
19:05
Ага, совершенно аргументированный комментарий (ой, нет… вот досада). Такая же вкусовщина, как и розовые зефирки…
21:03
По весу забыли. Тоже, как в спорте. Представьте, как чудесно будет звучать — чемпион литературного конкурса в тяжелом весе. Можно награду в виде чемпионского пояса.

21:05
Я — 103 кг… это — какой вес?:)
21:20
Тяжелый конечно. Федор Емельяненко весит 104 кг crazy

Я вешу всего 100 кг, так, что еще немного, и будем с вами спаринговать, уважаемый Хагок ) devil
21:23
Да-да, я открыт для предложений smile Но, увы, работаю только в столбик :)
Гость
07:30
Всем большое спасибо за комментарии и критику. Надеюсь, что вы все получили хорошие баллы и советы.
Спасибо вам, ну а я с моей работой идем в бан.
Загрузка...
Валентина Савенко №1