Светлана Ледовская

Колодец душ

Автор:
AntiQreator
Колодец душ
Работа №140. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Запах раннего апрельского утра наполнил легкие, и Рику снова показалось, что еще есть надежда. Надвинув шляпу на глаза и подняв воротник, он быстро зашагал в сторону порта. Прозрачный воздух верхней части города, ближе к морю плавно переходил в густой туман вперемешку с дымом. С тех пор, как на Сен-Барте обосновались пираты, большинство жителей покинуло город. Многие дома остались пустовать, а жизнь переместилась ближе к берегу.

Отыскав в дымке нужную дверь, Рик пнул ее сапогом, дверь не поддалась. Странно, этот дом никогда не запирался. Он заглянул в небольшое окошко у двери. Внутри темно. Проникнув через крышу на чердак, Рик почувствовал резкий и отвратительный запах горелого мяса, не удивительно, что Старый не пришел ночью, это был запах паленой человеческой плоти. Спрыгнув с чердака в комнату, Рик обшарил буфет в поисках свечи. Когда свечка была зажжена, нашелся и источник запаха. На стуле, которым заклинили дверной засов, сидел Старый. Его лицо, больше похожее на кровавую кашу, задрано к потолку. Рубаха расстегнута. Израненное тело покрывали какие-то буквы, из-за крови не разобрать. За исключением этого, в комнате царил абсолютный порядок. Койка аккуратно заправлена, на столе новая скатерть и кувшин с водой. Старый перед смертью решил прибраться? Вряд ли, он порой не удосуживался расстегнуть штаны, чтобы помочится, не говоря уже о покупке скатерти. Рик взял кувшин и плеснул Старому на грудь. На груди ножом вырезано – «где Рик», знаки вопросов, оставленные углом раскаленной кочерги, покрывали весь живот.

Последние несколько дней Старый по просьбе Рика усердно распространял слухи о том, что тот уплыл с острова. Если хоть одна живая душа узнает о его планах, проблем не избежать. Но местные моряки не могли сделать такое со стариком. Мало того, что Старый был двухметровым детиной, способным раздавить в ладони жестяную кружку, а иногда и чью-то голову. Так еще не преувеличением будет сказать, что боялись его как огня. Моряки, конечно, недолюбливали и Старого, и Рика, но отважиться на то, чтобы прийти сюда и устроить пытки, никто из них не смог бы. Значит, это приезжий. Рик много чего натворил в своей жизни, и желающих поквитаться хватало, но раньше никто не пытался его искать. Кроме, конечно, Королевского флота, но это и на них не похоже.

Рик отодвинул кровать и заглянул в тайник под полом, он был пуст. Если не считать аккуратно сложенного листка на самом дне. Сунув листок в карман, Рик покинул дом тем же путем, каким пришел. До порта оставалось пара кварталов. Если тот, кто его ищет, поверил, что Рик уплыл, возможно, его уже нет на острове. Старый никогда бы не проболтался, раскаленная кочерга для него – комариный укус, а по роже он получал больше раз, чем иной сморкается. Вот только на железный кол, которым его голову прибили к двери, у Старого явно аллергия. Рик улыбнулся одной из своих улыбок, от которых у впечатлительных прохожих ноги сами собой переходят на бег.

Было около четырех часов утра. В портовом кабаке в это время обычно наводят порядок. Угрюмый бармен, расставлял стулья, подметал с пола разбитую посуду и старался не смотреть на посетителя, сидящего за столом в дальнем углу. Рик отхлебнул из своей фляжки и расправил на столе листок.

«Дорогой мой Рикки, мне очень жаль, что я не застал тебя в этом славном городишке. Твой неопрятный друг был крайне нелюбезен со мной, хотя я старался ему понравиться. К сожалению, сейчас меня ждут дела, которые я не хочу больше откладывать. Похоже, шансов, что ты найдешь эту записку в ближайшее время, не много. Все же, если это случится, хочу чтобы ты знал: я нашел то, что мы с тобой так давно искали, и намерен воспользоваться этим».

Рик рассмеялся таким громким раскатистым смехом, что бармен выронил из рук метлу и замер, схватившись за стул. Заметив это, Рик крикнул: «Эй, Бил, дружище, плесни-ка пивка, в глотке пересохло!»

Пока бармен неуклюже метался за стойкой, пытаясь трясущимися руками установить на разлив новую бочку, Рик, не переставая смеяться, перечитывал письмо.

«Мендель! Я должен был сразу понять, кто еще справился бы со Старым. Болван! Думает, нашел! Глупец! Если б он узнал, что нашел, сам бы себе голову отрезал, только бы позабыть об этом. Но ему повезло, я нашел это на десять лет раньше него!»

В пещере он, конечно, ничего не найдет, колодец погребен под тоннами камней. Путешествие отсюда до острова займет дня три. Надеяться на то, что одна из ловушек убьет его, особенно не приходится. Но чтобы пробраться через них и выйти, ему потребуется пара дней. Потом он может вернуться проверить записку. Итого в запасе 8 дней. Придется либо найти способ вывести золото без Старого, либо подготовиться к приезду Менделя. Похоже, этот мальчишка окончательно слетел с катушек.

Бармен с большой осторожностью поставил кружку свежего пива перед Риком и хотел быстренько ретироваться. Но Рик заговорил с ним.

– Скажи, Бил, видел вчера тут новых людей?

– Да, сэр, человек с большим шрамом на роже спрашивал о вас, я указал ему на мистера Бофарта. Я слышал, как тот говорил, что вы покинули остров.

– За что ты мне нравишься, Бил, так это за то, что, никогда не пытаешься меня надуть, – рассмеялся такой откровенности Рик. – Что было потом?

– Парень со шрамом подошел к мистеру Бофорту, что-то шепнул ему на ухо и через минуту они вместе ушли.

– Да, узнаю Менделя, всегда знал, что сказать, – снова засмеялся Рик.

Бармен удалился и принялся усердно, натирать стойку. Рик, допив пиво, подошел к бару, бросив на стойку пару монет.

– А знаешь, Бил, старика Бофорта ведь больше нет с нами.

Бармен, потянувшийся было за монетами, замер на месте и умоляюще взглянул Рику в лицо. В одно мгновенье Рик выхватил нож из рукава и вонзил его Билу в руку. Сжав своей ладонью, пригвождённую к стойке кисть, Рик шепнул бармену на ухо: «Помяни старика, его смерть и на твоей совести». Резким движением вынув нож, Рик вытер его о жилет все еще не смеющего шевельнуться Била, спокойно убрал в чехол под рукавом и покинул кабак. Только после этого бармен с криком повалился за стойку, прижимая к груди окровавленную руку.

– Чертова скотина! Надеюсь, этот Мендель убьет тебя еще до заката, – прохрипел под нос Бил и подумал: «Хорошо, я не сказал, что видел его ночью на берегу».

«Я стал таким мягкотелым, – думал Рик, направляясь к гавани. – Раньше я бы пришил этого слизняка не задумываясь, а теперь…»

Карту Рик нашел в кабинете отца в день его смерти. Отец был скупщиком краденого в маленьком портовом городке. Его убил кто-то из клиентов, видимо, не сошлись в цене. Рику тогда было всего десять. Много лет он гонялся за сокровищем, а нашел нечто совсем иное.

С Менделем Рик познакомился, когда был простым матросом на пиратском пинасе. Юнга Мендель показался смышленым мальчишкой и был очень полезен, пока не начал задавать вопросы. Мальчишка выведал у Рика его секрет – узнал про карту, и они, подговорив команду, захватили судно. Мендель сам убил капитана Джекрома, выстрелив ему в лицо, пока тот спал. На этом корабле Рик впервые стал капитаном. Они с Менделем пять лет безуспешно пытались найти ключ к зашифрованной карте.

За это время бывший юнга заработал славу и уважение, сравнимые с капитаном, благодаря хитрости и жестокости как к своим, так и к врагам. Рик же проводил все больше времени в каюте, штудируя новые и новые захваченные в набегах книги, пытаясь разгадать проклятый шифр. И однажды ему это удалось, однако делиться знанием с Менделем было слишком опасно. Парень стал совершенно неуправляем и, конечно, сам метил на место капитана.

После очередного грабежа английского торгового конвоя их сильно потрепали, и пришлось остановиться на маленьком островке, подлатать корабль. Там, воспользовавшись ситуацией, Рик подлил яд в вино Менделю и бросил его умирать в джунглях. Сказав команде, что Менделя убили индейцы, Рик оправился за сокровищем.

Конечно, в россказни об индейцах поверили далеко не все. Но когда Рик показал команде карту с местонахождением «Колодца душ», недовольных не осталось. Эту древнюю легенду знал каждый матрос, тот, кто найдет «Колодец душ», станет безмерно богат, все сокровища мира лягут к его ногам.

Индейцы явно не хотели, что бы колодец нашли, пещера, ведущая к нему, была напичкана древними ловушками. Шестеро моряков, отправившихся туда с Риком, умерли страшной смертью, до цели добрался лишь он один. Колодец, покрытый древними письменами, стоял в центре большого зала. Никаких сокровищ в пещере не оказалось. Заглянув в колодец, Рик потерял сознание.

Он сидит в школьном автобусе, Майк Саливан – одноклассник, пинает ногой его сиденье сзади, а Тим Клеймор шепчет на ухо: «Если завтра не принесешь долг, ты покойник», и омерзительно смеется. Рика переполняет гнев, он хочет подняться и выбить все дерьмо из этих двоих, но шевельнутся не может. Тело не слушается, он сидит и пытается не заплакать у них на глазах. Ему 15, мать зовут Сьюзен, отца Фрэнк, они живут во Флориде… Все воспоминания об этой жизни поселяются в памяти Рика мягко и незаметно, как его собственные. Итак, его зовут Том, он обычный прыщавый подросток, почему-то осознать это оказалось просто. Сложно было свыкнуться с новыми, чужими чувствами в собственной душе. Ощущать себя беспомощным, плывущим по течению, не способным сделать свою жизнь такой, какой хотел бы ее видеть…

Рик очнулся, когда потолок уже начал опускаться, мгновенно поднялся на ноги и, ни о чем не думая, выбежал из зала. Кое-как преодолел обратный путь через ловушки. Его корабль все еще стоял у острова. Рассказав команде все, что можно было рассказать, Рик отдал распоряжения и закрылся в каюте.

С тех пор видения о Томе посещали его постоянно, в основном во сне. Рик видел всю жизнь Тома, переживал с ним каждое мгновение и понимал, что и Том видит его. Том был откровенным неудачником, сначала пинки в школе, вечные придирки родителей. Потом выгнали из колледжа – связался не с той компанией. Унылая работа в автомастерской тоже явно не сулила ничего хорошего. Единственным лучом света во всей его жизни, не считая интересных снов, стала Кэрол. Непонятно, что эта девушка нашла в Томе, но, провстречавшись несколько месяцев, они поженились. Это произошло, когда Рику было уже 52 года, а Тому 20. Через девять месяцев после свадьбы у Тома и Кэрол родилась дочь Тиффани. Сколько детей было у Рика, он не знал и сам, и честно говоря, ему было плевать. Но к этой малышке он прикипел всей душой. Когда девочке исполнилось три годика, оказалось, что у нее доброкачественная опухоль в мозгу и, если не сделать операцию, Тиффани умрет. Операция стоила огромных денег, а у Тома не было ни гроша. Тогда Рик и задумал свой план.

За свою жизнь Рик спрятал немало золота по всему карибскому бассейну в мечтах о безбедной старости. Но жизнь бок о бок с Томом изменила его, чужие чувства вросли в собственные, как росток в камень. Сострадание, такое чуждое человеку, для которого жизнь других давно потеряла всякую ценность, теперь потрясало саму основу бытия Рика, открывало в его душе новые, неизвестные и волшебные грани. Сострадание и привело его к решению во что бы то ни стало спасти Тиффани. Для исполнения плана нужно было достать золото из тайников и перевезти туда, где Том сможет его найти в своем времени. Задача не из легких, пираты не будут спокойно смотреть, как ты перевозишь золото с место на место. Рику пришлось поменять несколько кораблей и команд и убить немало народу, что бы сохранить свою тайну. И вот, когда практически все было готово: золото собрано, найден корабль, команда и человек, которому можно доверять, – появляется Мендель и рушит все планы. На то, чтобы спасти Тиффани, остается совсем немного времени, врачи дают ей от одного до трех месяцев.

Старый Бофарт был капитаном небольшого брига «Пчела». Команда любила и уважала его. Но теперь, когда не стало Старого, с ними сложно будет договориться. К тому же после возвращения из этого путешествия всю команду придётся убить. Иначе кто-то из них обязательно захочет посмотреть, что спрятал Рик. В ночь убийства Старого они договорились с ним встретиться в убежище Рика, погрузить золото и немедленно отплыть. Но Рик всю ночь проспал – смотрел, как Том сидит у кровати малышки, и плакал вместе с ним.

Бриг Старого, как и было условлено, стоял у причала готовый к отправлению. Боцман Волл издалека увидел Рика и теперь нетерпеливо ожидал его на палубе.

– Где Старый? – гневно пророкотал боцман. – Ребята всю ночь не спали, готовясь к отправке, а вы так и не явились! Что произошло?

Несколько членов команды вылезли из трюма и тоже злобно уставились на Рика. Он понимал, если сейчас сказать, что Старый мертв, это вызовет массу вопросов. Никто не поверит, что не Рик его убил, потому что кто ж еще это мог быть.

– Я не видел его со вчерашнего утра, – соврал Рик. – Хотел у вас, парни, спросить то же самое.

– Вчера вечером он пошел в город, приказав всем оставаться на корабле и готовиться к отплытию. Я, черт дери, не представляю где он! – боцман «Пчелы» был отличным парнем, если не считать того, что взрывался, как пороховая бочка, по любому поводу. Договориться с ним можно, но не сейчас и не при всей команде.

– Раз так, может, он напился и спит у себя в халупе, поищу его там, – пожал плечами Рик и собрался было уходить, но боцман окликнул его.

– Постой, я пойду с тобой. Шабаш, парни, отдыхайте пока, но в трактир не ногой!

Рик не знал, как отреагирует Волл на смерть капитана, а надпись на груди Старого точно не будет способствовать их дальнейшему сотрудничеству. Но он точно знал, что пират любит деньги, и потому решил рискнуть.

– Послушай, Волл, я хочу кое-что показать тебе, – шепнул Рик, когда они отошли от причала достаточно далеко. – А ты уж сам потом решай, что дальше делать.

– О чем это ты?

– Пойдем со мной, – резко свернув в районе доков, поманил его Рик.

Говорят, что катакомбы под городом возведены Мальтийским орденом. Так ли это на самом деле, не важно. Но узнав о них, Рик сразу решил, что это идеальное место для хранения его золота. В доках они зашли в какую-то дверь, ничем не отличавшуюся от остальных. За дверью лестница, ведущая в подвал. Рик зажег факел и пошел вниз. По пути он открывал еще какие-то двери, коридор, очевидно, был лабиринтом, и Волл успел запутаться в нем. Они шли уже минут пятнадцать, когда Рик открыл последнюю дверь в узенькую комнатку, где стоял сундук. В сундуке в разных мешочках, лежало богатство Рика, награбленное за всю его жизнь. У боцмана перехватило дыхание, он тупо уставился на сундук, открыв рот.

– Старый мертв, Волл. – сказал Рик, поняв, что лучшего момента не найти. Волл удивленно перевел на него взгляд. Боцман был совсем не глуп и понимал, что за этим последует.

– Я дам тебе двадцать процентов от этого, если ты поможешь мне перевезти золото туда, куда я укажу. Помолчав немного, Волл отер со лба пот и кивнул.

Внезапно, боцман, изменившись в лице, рухнул как подкошенный. В свете факела Рик разглядел дротик, воткнувшийся ему в шею.

– Вот мы и встретились, мой дорогой, – проговорил сладкий голос, по которому Рик сразу узнал Менделя. – Я вижу, ума ты так и не набрался, обмануть тебя было парой пустяков.

Рик не видел говорящего, потому спешно бросил факел в сундук и, закрыв его, пытался как можно быстрее привыкнуть к темноте.

– Как тебе удалось выжить, Мендель? – спросил Рик, медленно обнажая клинок.

– О-о-о, это было не про-о-сто, – мерзкая привычка Менделя растягивать слова с годами стала еще отвратительнее. – В джунглях меня подобрали индейцы, я неделю бредил после твоего чертова яда! Но они меня выходили. А еще научили смешивать яды, от которых уже никому не встать. – Рик не видел его, но Мендель явно улыбался во весь рот.

– Ты действительно нашел колодец? – Рик, пытался тянуть время.

– Коне-е-чно, нашел, ты же знаешь, у меня феноменальная память, я запомнил твою дурацкую карту и потом и расшифровал, хоть это было нелегко. Вот только побывал я в той пещере месяц назад и нашел там одни руины! А тут ты, значит, хранишь сокровище, м-и-ило.

Рик рассмеялся, он не собирался ничего рассказывать Менделю, но его наивность не могла не смешить.

– Над чем ты смеёшься?

– Неважно, ты же пришел убить меня? Так давай начнем.

Заметив клинок, летящий ему в лицо, Рик отбил его, и завязалась драка. Через минуту все было кончено, Мендель воткнул кинжал в грудь врага.

Последней мыслью Рика была мысль о Тиффани.

Мендель склонился над телом, чтобы вынуть кинжал, и в этот момент упал, потеряв сознание. Обе жизни Тома и Рика пронеслись у него перед глазами, чуждые ему чувства боли и отчаянья переполнили сердце. Он сидит у кроватки дочери и тихо напевает колыбельную.

Очнувшись, Мендель спешно отыскал в карманах Рика ключи, закрыл все двери и, покинув катакомбы, направился прямиком в кабак. Он пытался залить ромом свои воспоминания, и это ему почти удалось, но боль вернулась с похмельем. Две недели Мендель беспробудно пил, пытаясь отделаться от видений. Но это привело лишь к тому, что он все больше времени проводил в голове Тома. За это время Тиффани стало хуже, и к началу третьей недели она умерла. С ее смертью Менделю стало совсем плохо, все отчаянье Тома и Рика навалилось на него.

Мендель спустился в катакомбы, открыл сундук и долго сидел, уставившись на золото. Пытаясь как-то заглушить боль, он достал нож и резал свое лицо, пока на нем не осталось живого места. Это не помогло. Тогда он перерезал себе горло. Зажав порез руками, в предсмертных конвульсиях Мендель прохрипел что-то, но его уже никто не слышал.

+1
09:10
380
19:23
+1
Идея видений о будущем довольно любопытна, но ей явно тесновато в рассказе небольшого формата — тут нужен роман.

Ну и исполнение, конечно, в данном случае неважное — текст нужно вычитывать, работать со стилистикой и языком. Концовка вот только странная, если честно, — зачем было настолько усложнять, приплетая в сюжет навалившиеся видения уже и Менделю? От которых он, старый циничный пират, вдруг, распереживавшись, берёт и перерезает себе горло…

В общем, при довольно интересной идее, увы, очень слабое исполнение, читать в таком виде рассказ лично мне было сложновато.
20:15
Прозрачный воздух верхней части города оба-на — вертикальный город…
этизмы
лишние местоимения
Бил все время думал, что Билл пишется… Билли, например
Сжав своей ладонью мог сжать чужой?
Ему 15 числительные в тексте
у меня феноменальная память выбивается из контекста
терпимый рассказ, хотя и натянутый
непонятно, почему колодец так действовал
3 с +
13:29
+1
Интересный рассказ, но концовка, как часто бывает — подкачала. Девочка умерла, все главные герои тоже. И все? Зачем тогда было писать, а мне, как читателю, читать?
Можно было ведь сделать так, что именно Мендель спас Тифани, и это изменило его как личность. Вот тогда была бы яркая дуга характера и причин перемен также ясна.

Текст не вычитан. Много повторений слов. Одних «был»ок насчитал 35 штук. Многие предложения выглядят незаконченными. Некоторые разделены, стоят рядом и логически подходят для одного полноценного предложения, но автор делит их. Яркий пример:

Конечно, в россказни об индейцах поверили далеко не все. Но когда Рик показал команде карту с местонахождением «Колодца душ», недовольных не осталось.


На месте точки пред «но», явно напрашивается запятая.

В целом интересно, ставлю плюс. По моим критериям у рассказа оценка 6 из 10. Удачи!
Гость
15:44
Ошибки портят текст. Их не должно быть.
Гость
15:58
Та ты шо? И правда портят!
Илона Левина

Достойные внимания