Ольга Силаева №1

Улиточный пастух

Автор:
Силкина Мария Александровна
Улиточный пастух
Работа №144. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Кап… Кап… Медленно, лениво стекают дождевые слёзки по оконному стеклу. Тянутся неспешно по небу грузные тучи-плакальщицы. Медленные люди ползут по скользким улицам. Рыжий, как осенние листья, бульдог Дядя Боря медленно зевает во всю ширь необъятной пасти. Едва-едва покачивает колючими листьями разлапистый столетник на подоконнике.

Дотронуться бы, — да уколет!

Мама сегодня вернётся поздно. А тетя Вера задремала, прикрывшись газетой. Катя одна в большой, полутёмной квартире. Медленно, как усталый путник, ползёт по циферблату старинных часов секундная стрелка. Слишком медленно.

«Вот была бы она чуть-чуть пошустрее, — думает Катя, — Прямо как я».

Как-то раз Катя гуляла с тетей Верой на улице, а дворовые мальчишки закричали ей вслед:

— Эй, ты, улитка! Далеко уедешь на своих колёсах?

Тетя Вера их чуть авоськой не зашибла. А им хоть бы что!

— Вот я вас! Ух, голытьба! А ты, Катюша, на них не обижайся! Это плохие мальчики, подзаборные!

А Катя обижаться и не думала. Бросила тетю Веру, заехала на горку, да как понеслась вниз! Выкуси, догони! Вот тебе и улитка!

У «братвы» дворовой челюсть так и отъехала. С тех пор они Катю не обижали. Говорили, ну её, эту чокнутую.

«Чокнутая»... Мама так бабушку всегда называла.

А бабушка у Кати —что надо! Катя к ней каждое лето ездила, ещё давно, когда была медленной, как обычные люди.

Бабушка, большая и толстая, как медведица, поднимала внучку на руки, легко, как пушинку. А ещё у бабушки был сад. Не просто сад, а Сад.

«Уродище какое-то! Кусты да сорняки, не пройти, не проехать!», — всегда ругалась мама.

Это она зря. Сад, он на то и Сад, по нему машинам всяким ездить и не надо.

Когда мама сильно сердилась, Катя убегала в густые заросли, пряталась под огромные, словно уши африканских слонов лопухи. А потом ела странные, сине-жёлтые ягоды. Сладкие, как праздничный торт. И птицы в Саду пели громкими, переливчатыми голосами. А день был долог, и даже когда в небе бушевала гроза, ни одна дождевая капля ни падала на голову Кати.

«Это тебя пастушок бережет. Держит над головой лавровый лист», — объясняла потом бабушка.

Когда наступало время обеда, мама ходила в Сад Катю искать. Только с поисками у неё не очень-то ладилось. Уж и соседей звала, и ребят из милиции, а никто Катю найти не мог. Тогда Бабушка забиралась в самые колючие кусты и кричала:

— Катя, Катя, покажись, не боись!

И Катя с радостным криком выскакивала из зарослей.

Вечерами бабушка усаживала внучку на старое кресло-качалку и кормила вареньем. Оно переливалось на солнце всеми цветами радуги.

А потом сказку рассказывала:

«Слушай-ка меня! Есть такая страна, где, деревья убегают от осени, подобрав корни; где море густое и сладкое, как малиновый джем; где птицы не клюют сверчков; где кот чистого золота нежится на небе, грея землю. Там маленький пастух ведёт улиток, играя на свирели. Кто догонит этих улиток? Кто их поймает? Они быстрее ветра, эти ловкие улитки. Быстрее бурь, ураганов и штормов. Однажды они смогут обогнать само время».

Уж очень интересовали Катю эти улитки. Она часто просила бабушку их показать.

— Нельзя, Катя! Ты для них больно медленная, они сразу разбегутся и напугаются. А от страха они помчатся так быстро, что убегут за край света. Как потом малыш-пастух их отыщет? — грозила бабушка пальцем, и уводила Катю в Сад, смотреть кротов. Они всегда вылезали, когда бабушка стучала поварёшкой, и смешно шевелили носами.

«Вот бы мне стать такой же быстрой, как эти гончие улитки!», — думала Катя.

Тогда она бы убежала за край света, а мама бы испугалась и стала доброй.

А потом настал день, когда Катя познала Быстроту. Ощутила скорость, — ту самую, что быстрее штормового ветра. Это было очень, очень больно.

Катя с мамой ехали в гости, на большой, красивой машине. И струи ливня медленно, медленно стекали по стеклу. Мама говорила по телефону, и плакала, — сильнее, чем тучи над головой, сильнее, чем дождь.

«Наверное, это папа звонит», — решила Катя.

Когда это случалось, мама всегда становилась грустной, даже если на улице было солнечно.

Мгновение высшей скорости не пришло, — примчалось, накрыло. Завизжали тормоза. Страшно закричала мама. В лицо ударила холодная вода, и осколки, — жгучие, как январский снег.

«Так быстро, так быстро!» — билось в голове Кати. А что было дальше, она и не помнила.

И началась у Кати другая жизнь. Без детского сада, подружек и волейбола на заднем дворе.

Зато появился у Кати большой агрегат с колесами. Нажмёшь кнопочку, — и быстро-быстро едешь, прямо как гончая улитка. Мама стала добрая-предобрая, и Катю больше не ругала. А ещё папа приехал и стал жить с Катей в одной квартире. Разве не хорошо?

Подумала Катя, и решила, что все-таки побывала за краем света.

Два года прошло с тех пор. Катя в школу ходить начала. Дети там не такие быстрые. На Катю смотрят с опаской, как на зверушку дикую. Учителя все строгие и недовольные. А Катя счастливая, — улыбается, смеётся. Прямо на уроке может громко захохотать. Или песенку запеть. А всё почему? Про улиток вспоминает! Они теперь ей стали часто сниться. Шевелят себе усиками, смешные такие! Вот только маленького пастуха никак не найти. Вроде бы, виднеется чья-то фигурка на аквамариновом панцире самой большой, толстой улитки, — но лица не разглядеть. Вот какой хитрый пастушок! Дразнится, приплясывает.

— Мама, а когда мы к бабушке поедем? Ну когда? Ведь папа купил машину особую, мне теперь можно! И доктор разрешил! — спрашивает Катя у мамы.

Кате не терпится увидеть Сад. Теперь, когда она стала быстрой, может, и улитки ей покажутся? Не во сне, а наяву.

А мама только головой качает. Мол, не время пока ещё, потом, потом…

Как-то раз Катя ночью проснулась и разговор мамы с папой подслушала:

— Ты когда Кате рассказать собираешься? Вопросами уже замучала.

— Сказать? А ты вспомни, как она бабушку любила? А если нервный срыв?

А на следующий день тетя Вера проболталась, что бабушка Катина уже полгода как пропала. Ушла в сад и домой не вернулась. И никто её не видел.

«Ага! — обрадовалась Катя, — А бабушка-то не промах! Прячется в Саду, и показываться не хочет!»

Это правильно. Там всегда тепло, а в августе ягоды растут большие, как спелые яблоки.

***

Как-кап-кап…Медленные реки дождевых струй рисуют своё русло на оконном стекле. Бульдог Дядя Боря уснул, — сопит, похрапывает.

А мама с папой всё никак не возвращаются. Видно, в больничке до сих пор. Мама теперь стала как большая улитка, — обычная, не гончая. Едва ходит, охает. Живот вырос большой-пребольшой. Тетя Вера сказала, там братик сидит.

В прошлое воскресение папа возил Катю в гости к одному дяде. У него огромный дом, в нём доктора живут и дети, такие же быстрые, как Катя.

— Смотри, сколько вокруг ребят! Хочешь жить вместе с ними? — улыбается папа, — Мы с мамой будем тебя навещать. И учиться тебе здесь легче будет!

Про учёбу Катя не особенно волнуется. Школьную программу она на год вперед знает. Главное, чтобы учителя разрешили улиточек на уроках рисовать.

На подоконнике стоит большой горшок. В нём царствует колючий красавец-алоэ. Тот ещё недотрога!

Катя подъезжает к окну и касается рукой длинной зеленой «лапы». Столетник приветственно покачивается. Раньше его Катя боялась, а теперь перестала. У него просто друзей совсем нет, вот он и кусается. Сидит один в своей кадке. Вот его бы в Сад бабушкин!

И вдруг… Кажется Кате, будто что-то мелькнуло в рыхлой земле. Проскочило – и исчезло. Неужто маленький кротик?!

Нет, не кротик. Маленькая улитка, с панцирем цвета радуги. А рядом с ней — бабушка. Сидит на стареньком кресле-качалке и рукой машет!

— Как же так! — кричит Катя, — Как же ты стала такой маленькой?

— А это совсем просто, — отвечает бабушка, — Маленький пастух поиграл на своей дудочке, вот я и уменьшилась. Чтоб тебя повидать.

Голос бабушки странно звучит, как будто бы в голове у Кати.

— Бабушка, бабушка, а можно мне теперь его увидеть? Пастуха улиточного, и всех улиточек? Я теперь быстрая!

Бабушка улыбается одними глазами:

— Можно. Теперь можно.

***

— Катя, Катя, просыпайся, кушать пора! — кричит тетя Вера так громко, словно это не она, а Катя только что проснулась.

А Катя не отвечает.

— Сейчас я тебя усажу, накормлю, а потом гулять поедем…

Заглянула тетя Вера в Катину комнату, а там только пустое инвалидное кресло, брошенный плед и колючий столетник с зелёными лапами.

0
279
11:54
Рассказ мне понравился! Правда. Трогательный и хорошо написанный, читается в одно дыхание.
Не уверена, что он фантастический… ну да и ладно.

21:45
—что пробел пропущен
Тогда Бабушка познала Быстроту почему с большой буквы?
где кот чистого золота нежится на небе опять в меня камешек?
В лицо ударила холодная вода, и осколки, — жгучие, как январский снег. так же и мне в детстве в аварии лицо порубило (См. рассказ «Странная и непонятная история»)
В прошлое воскресение может воскресенье?
хороший рассказ, автору спасибо, но это не фантастика
даже жаль
правда жаль
3+
13:30
Рассказ вычитанный и хороший. Вот только фантастики здесь нет вообще (фэнтези тоже нет)…

Загрузка...
Елена Белильщикова №1