Нидейла Нэльте №1

Сдвиг

Автор:
Сарвин Дмитрий Васильевич
Сдвиг
Работа №151. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Дунг почесал затылочную часть своей массивной головы и, всё-таки, нажал на раздражающе долго моргающую кнопку на пульте управления. "Гранверг" взвыл и, задрожав всем корпусом, зарылся в поток мелких частиц астероидного пояса Кассандры. В тот же миг, весь экипаж услышал дробный стук, казалось, будто стая голодных кур, забарабанила клювами по корпусу звездолета. Конечно, метеориты столь маленького размера не могли причинить кораблю вреда, но и ничего хорошего это не сулило. На пульте вспыхнуло и замигало сразу десяток различных кнопок и тумблеров.

"Внимание!Начинается недопустимый перегрев кормовой части!"

Взволнованно взвыл бортовой компьютер. Дунг издал странный горловой звук, скорее напоминающий вскрик переполошившейся за цыплят наседки, чем что-то членораздельное, и нажал на рычаг, пытаясь исправить ситуацию. "Гранверг" задрал нос и задняя его часть погрузилась в метеоритную пыль, тело корабля вздрогнуло, словно ему приснился плохой сон, а вибрация, будто давно поджидавшая этого момента, набросилась на корабль. Дунг ожесточенно крутил ручки управления, давил на рычаги и истерично визжал. Его вообще не должно быть на мостике, Кларк попросил его посидеть на вахте, НО НИЧЕО НЕ ТРОГАТЬ, пока он развлекается с Гризндой из созвездия малого карлика. Транспортный космолёт "Гранверг" мотало из стороны в сторону как маркитантскую лодку. Не прикрепленные предметы обрели самостоятельность и выплясывали танец безобразия, экипаж транспортника вцепился во все статичное, с ужасом наблюдая происходящее. Дунга охватила паника, которую только распалял блаженно голосящий бортовой компьютер:

- Мы все сдохнем, мы сдохнем!!!

В припадке истерического гнева, Дунг, что есть мочи ударил по пульту управления, и в тот же миг, двигатели корабля затихли, стало напряженно тихо и темно. Но передышка оказалась не долгой, сначала в рубку управления заскочил капитан Кларк, из одежды на нем был только женский полосатый чулок, одетый не по назначению. Кларк судорожно начал что-то нажимать на пульте управления. Зажглось аварийное освещение и, вместе с ним, в реакторном отсеке стал нарастать зловещий гул. В тусклом свете аварийного освещения Кларк увидел лежащего на полу Дунга, тот был бледно-серого цвета с возложенными на груди руками и заведенными к потолку глазами, картину дополнял высунутый алый язык с тонкой струйкой слюны. Раса каликалиронов в критических ситуациях прикидывалась мертвенькими. Кларк еще не успел полностью оценить масштаб катастрофы, как турбины протяжно завыли готовясь к выбросу, гул перешел в рев. Кларк, перекрывая все децибелы машинного рыка, заорал, адресуя всю ненависть Дунгу:

- Каликалиранская ты ...

Договорить ему не удалось, дюзы выплюнули такой заряд плазмы, что их разорвало. "Гранверг", срывая все бортовые антенны, сдирая защитное покрытие и выворачивая лонжероны огненным болидом, вошел в туманную паутину астероидной пыли Кассандры, словно раскаленной иглой прошив туманность на сквозь....

В это же самое время, тюремный транспортный крейсер "Карерос" шел параллельным курсом, перевозя в своём ячеистом брюхе беспокойный груз - галактических преступников и мелких хулиганов. "Кареросу" предстояло сделать две остановки высадив на Гуге 22 преступную шелупонь, а самых отъявленных отправить на Хорс 6. Но в планы вмешался случай. Из астероидной пыли Кассандры, словно кит из морской пучины, на запредельной скорости для грузовика, вылетел "Гранверг" и, со всего разгона, протаранил борт "Карероса". Тот охнул от нанесенного ему удара, зашипел утечкой кислорода, отрыгнул огненным взрывом в машиннореакторном отсеке и, потеряв курсовую устойчивость, стал падать на ближайшую луну, захваченный её притяжением. В последний момент, два сцепившихся космических корабля выпустили несколько спасательных капсул, вальсируя вошли в атмосферу девятой луны из астероидного пояса Кассандры, и, опоясанные огненным шлейфом, упали на поверхность. Луна содрогнулась от мощнейшего взрыва, взметнув в небо тонны песка и камня.

Семен Громов открыл глаза и долго соображал где он и что с ним. Он висел на противоперегрузочных ремнях вниз головой, медленно покачиваясь. Капелька крови изредка скатывалась из его разбитого носа и падала вниз, где звонко ударялась об оторванный лист обшивки. Кап...кап...кап... слышалось в тишине аварийно-спасательной капсулы. Громов застонал, потянулся онемевшей рукой к замку, нащупал курок запирателя, нажал на него, раскрывая замок, и рухнул вниз. Чудом, не напоровшись на рваный край обшивочного листа, Семен упал на что-то мягкое и липкое. Он снова открыл глаза и с ужасом воззрился на окровавленную человеческую кисть неестественно торчащую у него в изголовье. Он заорал, уверенный в том что его так искорежило и сломало. Но, немного погодя, Семен понял, что лежит на ком-то и этот кто-то был искорежен и мертв. Семена вырвало...

Через час Громов сидел на бархане в тени разбитой при падении капсулы и уныло смотрел на сверток из тряпок и полиэтилена в котором покоилось тело. Головная боль мешала анализировать все произошедшее. Сначала был галактический суд. Который присудил Громову - за его, как выразился судья Белинкторн, бесчинства на Джангере 6, отбыть наказание сроком в полтора месяца в исправительной колонии на Гуге 22.

- Бесчинства, слово -то подобрал, -пробормотал Громов, поскрипывая песком на зубах. -А то что я планету от Сайлонов спас, это уже не считается?!!

И Громов смачно сплюнул прямо на мятый борт капсулы. Конечно, Семен попытался оправдаться перед судом и даже начал свою речь обстоятельно и сдержанно, но судья Белинкторн едко встревал в рассказ и всячески передергивал всю историю. Кончилось все тем что Семену Громову, звездному капитану путешественнику и первооткрывателю, припаяли еще три месяца, за неуважение к суду и нецензурные выражения. Уходя из зала суда, Громов, в качестве весомого аргумента, прибавил к сказанному скамейку, которую он швырнул в Белинкторна. Охрана применила транквилизаторные дубинки и Громов сразу успокоился.

Вообще - то глупая история, ведь она, спасенная им джагерианка, (с очень длинным и плохо выговариваемым именем) ждет его, а он теперь будет мотать срок в исправительной колонии. И это вместо медового месяца...

Громов встал, придерживая ушибленный бок и приложив руку ко лбу, на манер козырька, еще раз осмотрел окрестности.

-Ни хрена!- громко сказал Семен и прибавил, - Да и еще гравитация повышенная.

Осторожно сел на теплый песок, собираясь еще порефлексировать, но усилившаяся дрожь заставила его насторожиться. Горизонт потемнел, зеленоватое небо стало свинцовым, а из барханов, в хаотичном порядке, взметнулись фонтаны песка. Песок стал выстреливать вверх все выше и все чаще. Громов не дожидаясь особого приглашения прыгнул в капсулу, задраил люк, схватился за противоперегрузочные ремни и в этот миг капсулу подбросило песочным фонтаном перекувырнуло, подхватило другим выбросом, сильно ткнуло в бархан. Потом подбросило еще несколько раз покружило и долго хлестало и толкало, заставляя капсулу жалостливо поскрипывать. Потом все резко стихло. Громов освободил себя от ремней которыми обвязался в спешке и прислушался.

Тихо и темно как в гробу, подумал Семен и отогнал от себя эту мысль. Треснутый иллюминатор был темен и залеплен песком. Тусклая лампочка аварийного освещения пугающе моргала. С натугой повернув вентиль шлюзового люка, Громов открыл его, и в капсулу шурша посыпался песок.

-Так, сказал Громов в слух, засыпало...

Прапорщик охранной службы Пушков посмотрел на свое отражение в зеркальном ящике туалетной комнаты, и подумал: завтра нужно будет обязательно повеситься! Грустно спустил воду и, выполнив определенный ритуал, вышел в коридор шлюза номер 21 F. Не то что б ему совсем не хотелось жить, просто обстоятельства которые загнали его словно мышь в угол, диктовали лишь один выход. В коридоре 21 F было, как обычно, серенько и чистенько. Пушков подошел к шлюзовой переборке, прижал лоб к её холодной поверхности. Ноги дрожали.

А чего там оттягивать, пойти и прямо сейчас повеситься и все. Но Пушков открыл дверь и двинулся между ячеистых рядов тюремных камер. Возле номера 326 он остановился, прижал ладонь к сканеру, неожиданно отметив про себя, что перестал волноваться. Дверь ушла в сторону, и Пушков командным голосом приказал:

- Громов на выход!

Громов сидел на полу камеры и рисовал пальцем на пыльном пластике. Услышав команду, он молча поднялся и шагнул в коридор.

- Руки за спину!- скомандовал Пушков, и Громов спокойно выполнил команду надзирателя третьего уровня. Далее, Пушков велел заключённому камеры 326 Семену Громову взять тележку уборщика, и они, без всяких подозрений со стороны дронов видеонаблюдения и межярусной охраны, проследовали до нижней палубы. Нижняя палуба представляла собой длинный коридор и ряд спасательных капсул третьего уровня. -Начинай мыть,- скомандовал Пушков. Громов вытащил телескопическую швабру, разложил её и, нажав на корпусе желтую кнопку с буквой "h", выдавил моющий раствор и стал елозить шваброй по полу. Дрон видеонаблюдения покружил вокруг уборщика и надзирателя и полетел в конец коридора, помаргивая красным огоньком. Пушков, липкой от пота рукой, вытащил из кобуры электрожектор, щелкнул предохранителем и голосом, ставшим неожиданно хриплым, скомандовал:

-Беги!..

Громов оторвался от работы, поднял голову и спросил удивленно нахмурившись:

-Чего?!

-Беги, прокашлявшись повторил Пушков, поднимая электрожектор. Громов не двинулся с места. Надзиратель нацелил дуло прямо в лицо Громова.

-Сайлоны...- процедил Семен и посмотрел за спину охранника, Пушков поймал направление взгляда и совершенно рефлекторно обернулся. Кулак Громова не заставил себя долго ждать, с хрустом , говорящим о дальнейшей челюстной проблеме Пушкова, зарылся в пухлую щеку охранника. Второй кулак, словно молот, нокаутирующим ударом отбросил Пушкова к стене. Дроны до этого момента скучно парившие в конце коридора, словно акулы почуявшие кровь развернулись и, на предельной скорости, рванули к месту событий! Громов подхватил руку с электрожектором, провалившегося в бессознательность Пушкова и, не дожидаясь парализующих дротиков, вдавил спусковой крючок.

Хжык...бряк! И дымящейся полусферы, некогда бывшие дронами, упали на пол. Взвыла сирена. Громов опустил электрожектор.

-Та-а-а-к, было несколько месяцев, а теперь ещё и несколько лет припаяют-. И Громов со всей силы ударил в серую переборку корабля. Жахнуло так, что Семена и горе убийцу подбросило и отшвырнуло к противоположной стене, затем, крутануло и палуба ушла так резко из под ног, что Громов ещё и ударился головой о потолок. Приложился Громов так хорошо, что искры брызнули у него из глаз. Все потемнело, и Семен даже успел подумать что он ослеп, но вспыхнувший аварийный свет и активизировавшиеся спасательные капсулы заставили Семена Громова, звёздного капитана, не раздумывая, подхватить лежащего на полу Пушкова и прыгнуть в ближайшую капсулу. Отработанный рефлекс в очередной раз спасал Семёну жизнь.

Капсула схлопнула герметичные створки и, не дожидаясь команды человека, отстрелилась от корпуса корабля. Громов в иллюминатор успел увидеть два столкнувшихся корабля и, в следующий миг, капсулу так крутануло, подбросило и закувыркало, что даже Громов, с его подготовкой, ушёл в серый туман забытья. Бортовые системы спасательной капсулы пытались всеми электронными силами смягчить посадку. Обшивка горела в плотных слоях атмосферы, притяжение жадно тянуло к себе, дюзы выбрасывали пламя плазмы, стараясь сбить скорость. Немного погасив падение, электроника раскрыла красные купола трёх парашютов и капсулу тут же подбросило, два парашюта сразу превратились в тряпичные сопли развивающиеся на ветру. Капсула штопорно ввинчивалась в атмосферу недружелюбной луны. Перед самой землёй, капсула выдохнула всю плазму и пар, тем самым образовав воздушно-плазменный шит, который должен принять на себя первый удар и врезалась в пески девятой луны из пояса Кассандры под совершенно не поэтическим названием JM-9.

На песчаном бугорке появилась углубление, которое превратилось в воронку. Воронка разрослась до размеров хорошей ямы и из нее, словно желая кого-то схватить, выскочила человеческая рука. За рукой, взметнув фонтан песка и брани последовала голова Громова, а затем и остальная его часть. Громов лежал на песке, дышал свежим воздухом и думал, зачем же охранник хотел его убить.

Выбор у Пушкова был небольшой или он выполняет, то, что потребовал от него Zооk или он труп...

Перед несением вахты возле клетки Zookа охранники разыграли кому сторожить весь полет этого монстра, и эта почетная участь досталась Пушкову. Сначала, он был очень бдителен, но потом, решив что все это предрассудки и тюремные байки, расслабился. В тот день он сел спиной к клетке, в полной уверенности что Zоок крепко привязан ремнями. Да, он был привязан, пока методично не перегрыз несколько ремешков и не освободил одну руку. Этого было достаточно чтобы жилистая лапа Zооkа ухватила Пушкова за горло, и вкрадчивый голос попросил об одолжении, в обмен на его жизнь. Пушков согласился. Хотелось жить. Заключенный Zооk был сайлоном и это объясняло практически все, даже наличие у него мерзкого крысиного хвоста. Месть для сайлонов священна, а тут такой случай. Капитан Семен Громов собственной персоной. Весь тюремный крейсер цепенел от понимания, что на борту сайлон, который знает что его заклятый враг находится так близко...

Есть! Хочу есть! Убью и съем!!!! Нет, даже убивать не буду, пусть пищит, а я буду его жрать!..

Zook потянул воздух пустынно-песочной планеты, чихнул и сплюнул кровью. При посадке капсулы он разбил нос и теперь запах собственной крови мешал ему найти съедобную жертву.

Если через час не найду хоть что-то пригодное для еды - отгрызу свой хвост, и съем, твёрдо решил Zook.

Готовый схватить все что движется и съесть все что можно переварить, Zook взобрался на бархан. Ничего нового, песок, песок и ... хм, чей-то хвост?! Он рванул к торчащему из песка шевелящемуся отростку, раньше чем сообразил, что это может в быть! Вцепившись зубами и когтями в свою жертву Zook, не сразу понял, что поймали-то его самого...

Громов присыпался песком и затаился. Потом, осторожно посмотрел в электронный бинокль. Сайлон что-то искал. Хорошо что Семен увидел противника раньше. Благо, что планета была пустынная и песчаная и, соответственно, обзор был великолепный.

Сайлон был голоден и зол, он поднял голову и принюхался.

Так, все, сейчас унюхает, подумал Громов и сжал электрожектор. Но сайлон сплюнул кровью на песок и, по-звериному ссутулившись, двинулся дальше.

-Ага! Помяло тебя при посадке!- зло шептал Громов, разглядывая противника в максимальном увеличении бинокля. То что произошло дальше Громов сразу даже и не понял. Взметнулась песочная пыль и что-то большое стало жрать сайлона. Громов выскочил из своего укрытия и, пригибаясь, побежал к бархану. Подбежав, плюхнулся в песок и сразу припал к прицелу электрожектора. Тварь была хищная, но сайлон вёрток, зол и не менее коварен. Он метался, кусался, верещал и нападал. Силы были неравны, местная тварь скручивала его мерзко извивающимся щупальцами - ложноножками. Сайлон часто и очень загнано задышал теперь он уже не мог вырваться из опутавших его белых червеобразных конечностей местного хищника. В последний миг, он увидел Громова, закричал, что-то на сайлонском и стал затихать. Громов встал во весь рост и выстрелил, потом ещё и ещё раз.

-Ты нормальный?!! Нет, ты мне скажи, ты нормальный?!! Злобно рычал Zook, пожирая местную тварь, которая секунду назад практически заглотила его.

-Я же тебя убью и съем!

Семен с брезгливым отвращением посмотрел как Zook расправлялся с убитой им тварью.

-Что, ты молчишь?! Что мне теперь делать?!!

Zook сплюнул чем-то не съедобным, рыгнул и почесал живот.

-А ты что скажешь?- ответил Семен, держа электрожектор направленным на сайлона.

-Хе...можно разбежаться и потом играть в прятки, кто плохо спрячется я не виноват!- и сайлон захохотал над своей искромётной шуткой.

-Вот это юмор... вздохнул Семен.

-Ну, что поиграем?

-Поиграем!- сказал Громов и решительно встал.

Космолёт скрипнул посадочными опорами, гулко выдохнул ноздреватыми соплами продувочных пар, взметнув облако песка и пыли. Устойчиво замер на песчаной поверхности девятой луны из пояса Кассандры с непоэтическим названием JM9. Чмокнув прижимными присосками, открылся шлюзовой люк. В образовавшемся проеме показался астронавт в серебристом скафандре класса «star». Он спрыгнул в песок и взяв лучемёт на изготовку, побежал к ближайшему бархану, за которым с визгом и гиканьем боролись, валяясь в пыли два существа.

-А ну, сука, отойди от него! И плазменный заряд ударил в песок. Громов и Zook оторвались друг от друга и удивлённо воззрились на астронавта кричащего женским голосом.

-Солнышко?- неуверенно спросил Громов вытирая пыльной рукой струящийся пот.

-Да, милый, а теперь отойди от этой сайлонской твари...

-Погоди, погоди! Это не то что ты думаешь! Мы не дрались, мы играем... он мой друг!

-Что-о-о-о?!!

Астронавт откинул солнцезащитный фильтр, открыв прекрасное девичье лицо.

-Это твоя, что-ли прилетела?- спросил Zook у Громова.

-Да, но тебе сейчас лучше помолчать и не делать резких движений!

-Та самая которую ты спас на Джангере 6?- не унимался Zook.

-Да, та самая...

-И в неё ты влюбился и вот, ну и все дела...

-Да, да, только я бы тебя, попросил... У неё лучемёт!

-Так ты действительно с ним подружился?!!

-Да, мы решили не драться, поставили наши жизни на кон в игре. Сначала в шахматы, потом играли в сайлонский Гмых, потом, в шашки, затем, сайлонская Сифа, после, в карты, подкидной, преферанс в очко и..

-Короче!

- Я выиграл, выиграл во всех играх!

-Не во всех...

-Zook, в «сартифул» не считается, так как у меня нет хвоста!

-Продул, ещё как продул!

-Помолчи, иначе...

-Иначе, что? Ну что? -издевательски подначивал Zook.

-Вот я сейчас тебе хвост-то оторву!!!

И Громов проворно прыгнул на сайлона и они, сплетясь как пара змей, начали кататься визжа и похрюкивая. Джангерианка (с длинным и трудно выговариваемым именем) села на горячий песок, отложила лучемет и сняла шлем. Она посмотрела в зеленоватое с фиолетовыми переливами небо девятой луны, вздохнула и сказала:

-Я летела за тысячи парсеков, думала не найду в живых, а он при встрече набросился не на меня, а на своего ДРУГА сайлона!..

-Вы не переживайте...

Голос раздался позади девушки, она резко развернулась подхватив лучемет.

-О, не пугайтесь... нас не представили. Меня зовут Кларк. Я капитан транспортного корабля «Гранверг»...

Капитан был одет в простой комбинезон, его нога была перевязана, а сам он опирался на нечто подобие костыля.

-Нас спаслось очень мало, капитан Семен Громов, нашёл всех по сигналу маяка, которые установлены в спасательных капсулах. Потом, мы отправили сигнал бедствия. Собственно, по которому вы нас и нашли. А то что он не соскучился, это ерунда, ещё как соскучился, только про вас и говорил! Вы его не ругайте, ведь он сделал самый большой дипломатический шаг, до этого момента ни кто с сайлонами, в течении сотни лет, не мог договориться!..

-Спасибо вам, а то я уже и не знала что подумать...

-Да что вы, если бы не травма при столкновении, я бы тоже с ними поиграл... азартный у вас муж, он как ребёнок и всех заражает своим оптимизмом.

В этот момент Семен и Zook угомонились, отряхнувшись от пыли, они подошли к сидящим на песке и тоже уселись рядом. Стало тихо, далекий и пустынный мир притих, словно не желал отпускать незваных, но уже привычных ему гостей. Местная тварь призывно высунула щупальце - приманкуиз песка, подождала, игриво покрутила им и, не дождавшись, песок уползла прочь.

На верхушке бархана горстка космических путешественниковзавороженно смотрели в зеленоватое с переливами небо и жмурились, а над ними, там, в чёрной бесконечности, удивительным образом зажигались и гасли звезды.

-1
352
14:43
Эммм… автор, извините, но это какая-то гиковая литература. Наверное, 80% текста — это специфичная терминология, за которой очень сложно уследить за сюжетным развитием. Такого плана истории лучше раскрыватся в комиксах или фильмах, где есть визуализация написанного, но воспринимать это посредством чтения — крайне сложно, я не смогла.
16:41
Хм. Пробежалась глазами по тексту. Вроде, обычная космоопера с выдуманными инопланетянами. Какую терминологию вы имели ввиду?
13:37
История несколько путанная. Здесь не одна, а сразу три линии, которые никак не разделены визуально. И непонятно, что за луны такие в поясе астероидов. Луны — это спутники планет (ни одна планета не упоминается в этом плане, если не ошибаюсь). А всё остальное — это планеты, планетоиды, карликовые планеты, астероиды. При этом атмосфера возможна на планетах, начиная от планет земного типа (и на спутниках планет определённого размера) в остальных случаях атмосфера просто улетучивается.
Под конец рассказа, подумала, что будет что-то а-ля «враг мой», но вышла какая-то возня в песочнице.
В целом рассказ похож на космооперу 20 века. Немного наивно, немного шутливо. Как-то так. Рекомендовала бы автору почитать современную НФ. Питер Уоттс, Нил Стивенсон (для начала «Семиевие», как самое простое). Если хочется жести, то Грега Игана с его альтернативной физкой. Так же лучше читать современную космооперу. Многое изменилось со времён классики фантастики 20 века)
15:50
Дунг почесал затылочную часть своей массивной головы канцеляризмы сходу. нормальные авторы называют это затылком…
В тот же миг, весь экипаж услышал дробный стук зачем тут зпт?
будто стая голодных кур, забарабанила клювами по корпусу звездолета тут зпт зачем?
На пульте вспыхнуло и замигало сразу десяток различных кнопок и тумблеров. технологии м-да: мигающие кнопки и тумблеры…
вскрик переполошившейся за цыплят наседки будто стая голодных кур, забарабанила клювами странный пунктик насчет кур
задняя часть, затылочная часть…
НИЧЕО ???
выплясывали танец безобразия что за танец такой?
экипаж транспортника вцепился во все статичное, все статичное?
заскочил капитан Кларк, из одежды на нем был только женский полосатый чулок, одетый не по назначению. заинтриговали. куда же (на что) был надет женский полосатый чулок? и просветите замшелого натурала: бывают мужские чулки?
Кларк судорожно начал что-то нажимать может, что-ТО?
куча ошибок и косяков, текст трудночитаем
в слух слитно
ошибки в оформление прямой речи
сюжет вторичный, весь рассказ не блещет оригинальностью (если не считать чулка-контрацептива) crazy


Загрузка...
Илона Левина №1